"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Дрожит серебряная лира в твоей протянутой руке...


Дрожит серебряная лира в твоей протянутой руке...

Сообщений 51 страница 100 из 212

1

Время года: Зима
Дата: 2 декабря
Время действия: за несколько часов до ужина и далее
Место действия: поместье Корфов, театральный павильон
Участники: Анна Платонова, Сергей Воронов
Краткое описание  действия: Тайное свидание - а как иначе это назвать? Анна назначила Сергею встречу в театре, надеясь обрести возможность поговорить с ним без помех.
Дополнительно:

примерно так выглядел главный зал театра

http://sh.uploads.ru/t/KfUNQ.jpg

Отредактировано Анна Платонова (28-04-2015 00:55:07)

0

51

Легкая дрожь прошла по ее телу от его прикосновения. Приятная дрожь, но нельзя ей поддаваться. Анна машинально сжала пальцы на рукояти деревянной сабли и послушно развернулась к зеркалу. В свете свечей их отражение в зеркале было похожим на какой-то старинный портрет. Только дама была немного смешной, но зато ее кавалер был выше всяких похвал. В своей белой рубашке он был похож... ну да, на принца из сказки. Даже шрамы не портили впечатления. Еще немного, и Анна начнет считать всех мужчин, у кого нет шрамов, чуть ли не уродами.
- Так Вы дарите мне свой костюм, граф? - спросила она, глядя на его отражение. - То есть Вы все-таки будете вампиром?
Она вспомнила про вставную челюсть, и ей стало весело, а ненужные грустные мысли и стыд куда-то пропали, как будто их и не было.
- Вот только не представляю, из чего можно сделать клыки... А хотите, будете вампиром без клыков? Добрым таким вампиром...

0

52

- Не дарю а делюсь. К тому же вам потребуется и подходящее платье,  это ведь только мужчине достаточно шляпы и шарфа.  - поправил ее Воронов с неохотой снимая руки с ее плеч все еще глядя на их отражение. И вдруг неожиданно сам для себя добавил без тени улыбки - Не знаю какой образ вы в конце концов выберете,  но я был бы рад составить вам соответствующую пару.  Если вы конечно позволите.

Отредактировано Сергей Воронов (28-04-2015 18:35:37)

0

53

- Конечно, я буду не против... - наоборот, буду очень рада.
- Вы мне очень нравитесь в обоих образах. В Вас есть что-то и от пирата, и от вампира... - призналась Анна. - И мне было бы проще подобрать свой костюм к Вашему образу, а не наоборот. Если выберете вампира, то я могу нарядиться Ночью или Летучей Мышью... А если пирата, то...
Она задумалась и не заметила, как начала рассуждать вслух.
- Какая же может быть пара у пирата? Бочонок с ромом? Штурвал? Попугай? Корабль?..

+1

54

Перечисленные "пары" для пирата заставили Воронова расхохотаться так, что он вынужден был опереться на шкаф за своей спиной.
- Браво! Нет, Анна Ивановна, у меня довольно богатое воображение, но представить вас в образе бочонка с ромом или корабля оно решительно отказывается! Разбойница - куда ни шло. Но все же позвольте подстроиться именно мне. Как вы могли заметить в отличие от того же Корфа я люблю подобные интермедии, поэтому думаю смогу найти для себя комфортное воплощение под вашу задумку.

0

55

Анне очень нравился его смех. Искренний и заразительный. Когда Сергей смеялся, то не было ощущения, что он делает это из вежливости или чтобы заполнить паузу - как часто делал Мишель. Но она не смеялась вместе с ним. Она им любовалась...
- Ну, хорошо, раз выбор Вы предоставляете мне, то я честно признаюсь Вам - мне бы очень хотелось быть на маскараде Клеопатрой.
"Антоний и Клеопатра"... Она когда-то мечтала поставить эту пьесу, но все время что-то не складывалось... И если хорошенько поискать, то на верхних полках, скорее всего, найдутся те костюмы...
- Кем же тогда будете Вы?

0

56

- Аспидом! - прыснул ротмистр, не удержавшись. - Жаль комплекция не позволяет, была бы такая гениальная пара! А так - выбор очевиден - Цезарь. Любопытно и довольно лестно... Он помолчал, все еще с улыбкой прячущейся в уголках губ и осторожно коснулся кончиками пальцев ее волос - Жаль только что вам придется надеть парик. У вас чудесные волосы

+1

57

Анна никогда не умела принимать комплименты, поэтому тут же покраснела. Его прикосновение было невесомым, она и не почувствовала бы его, если бы не увидела в зеркале... но оно было тем не менее таким приятным... Внезапно почему-то захотелось, чтобы он погладил ее по голове...
Анна вздохнула и начала прятаться.
- Спасибо... в парике еще и жарко к тому же, но Клеопатра светловолосой быть не может. Так что придется его надевать... Поможете мне найти их костюмы? Они будут далеко, скорее всего, на самом верху, да еще и за другими коробками...

0

58

- Помогу, если скажете где искать - Воронов тряхнул головой словно прогоняя какое-то наваждение и отступил от зеркала. Только вот почему-то холод прошел по спине. А ведь когда он смотрел на их общее отражение в золотистом свете свечей мир вокруг казался теплым и мерцающим, мягким как пуховое одеяло, и все в нем было правильно.. в этом отражении.... Он машинально поднял переброшенный через спинку кресла вампирский плащ и неторопливо сложив его сунул в коробку.

0

59

- Вон на тех верхних полках, - Анна показала, на каких. - Давайте, я буду искать с этой стороны, а Вы - с той? На коробке будет написано "Антоний и Клеопатра". Думаю, мы быстро ее найдем.
Но чтобы залезть на верхнюю полку, ей придется встать на стул, и Сергею, несмотря на то, что он значительно выше ее, тоже. Благо, стульев в комнате хватало...

0

60

Воронов оценил на глаз высоту полок, подставил стул с выбранной ею стороны, и поволок второй к противоположному краю. Добросовестно взобрался на него и стал рассматривать коробки, не удержавшись однако от комментария
- Интересно сколько найдем второстепенных персонажей прежде чем доберемся до нужных? Неужто здесь где-то и Агриппа, и Октавий, и Хармиана с Ирой, и Эрос и Антоний и Бог весть кто еще... ваше хранилище должно быть бесконечно... Немудрено что этот театр был предметом такой гордости и обошелся так дорого...

0

61

Анна взобралась на свой стул, пока Сергей тащил второй - для себя, и начала перебирать коробки. Несколько штук удобства ради она осторожно сбросила на пол. Нужная коробка все не находилась. А, быть может, она была со стороны Сергея.
Его замечание отвлекло ее от разглядывания надписей на коробках, и девушка озадаченно повернулась к собеседнику.
- Дорого? - непонимающе спросила она. - Почему дорого?
О том, сколько что стоит, Анна имела весьма приблизительное представление. Она никогда особенно не озадачивалась своими расходами, проявляя в этом вопросе какую-то детскую небрежность и рассеянность. То, что постройка театра должна была стоить Ивану Ивановичу больших трат, она, конечно понимала. Но была уверена почему-то, что деньги у него на это были.

Отредактировано Анна Платонова (28-04-2015 23:32:23)

0

62

- Сон в  летнюю ночь....   Мария Стюарт...  Ричард III.... Однако этот театр готовили к весьма богатому репертуару - комментировал вслух Воронов перебирая коробки и извлекая то одну то другую чтобы поглядеть на те что находились в заднем ряду. И только лишь в ответ на ее рассеянный вопрос он вздрогнул и поглядел на нее. Она не знала? Вот черт же дернул за язык в таком случае.... Разумеется он знал про историю с театром. Вопрос "как ты сюда попал" был первым который задавали друг другу на Кавказе если уж сближались настолько что можно было позволить себе разговоры по душам. - Простите... кажется я сказал бестактность. Прошу простить.

0

63

- Сергей Петрович... Вы ведь понимаете, что я теперь не отстану от Вас, пока Вы не скажете мне все? - вкрадчиво спросила Анна, уже забыв о том, что должна была усердно перебирать коробки в поисках нужной им. - Что значит - дорого обошелся? У Ивана Ивановича, что -денег не было на его постройку? А каким же тогда образом он его построил? Что-то продал?
Неясная тревога закралась в ее душу. А что, если у опекуна были неприятности из-за этого театра, а она о них даже не знала?

Отредактировано Анна Платонова (28-04-2015 23:45:36)

0

64

- Антоний и Клеопатра, вот она - Воронов вытянул коробку и спрыгнул со стула вместе с ней. Положил коробку на стол, и в задумчивости повернулся к девушке опершись о столешницу заведенными назад руками. В конце концов - разве не ей он говорил что ответит на любой вопрос стоит только спросить? Вот то-то и оно  - Я думал вы знаете. Покойный барон заложил имение какому-то вашему соседу... Владимир не говорил какому именно... чтобы получить сразу необходимую сумму наличными. Под расписку конечно же. И его сыну разумеется это не понравилось.

0

65

Анна соскочила со своего стула вовремя. Если бы она услышала то, что сказал Сергей, когда стояла там - то могла бы свалиться, настолько неожиданным для нее это оказалось.
- Как это - заложил?.. О, простите, я понимаю, что значит "заложил", я просто не понимаю, зачем... почему он не сказал мне ничего? Я думала... неважно уже, что я думала... А Владимир... Конечно же, ему было неприятно... наверное, он был в ярости.
Анна сжала руками виски. Ей казалось, если она этого не сделает, то голова просто взорвется от бурливших в ней мыслей...
- И ему пришлось уехать... с такой тяжестью на душе... Поэтому он так редко писал...
И в его письмах кроме обычных вежливостей не было никогда ни одного слова мне... да и я не очень-то о нем вспоминала...
- О Боже... - страшная и неправдоподобная мысль так испугала ее, что Анна поспешила скорей высказаться, чтобы Сергей разуверил ее.
- Неужели поэтому Владимир и уехал на Кавказ?!

+1

66

- Ну как и почему заложил - могу лишь догадываться, с большей или меньшей степенью вероятности - задумчиво пожал плечами Воронов - Право я думал вы знаете. На Кавказ ведь не направляли в то время. Туда либо ссылали либо отправлялись добровольцами. Погодите, как это он говорил.... - он задумчиво нахмурился припоминая - За точность формулировки не поручусь - он был изрядно пьян в тот вечер... Но он сказал что был в бешенстве от того что ради прихоти заложено родовое гнездо, когда он высказал отцу свое недовольство тот ответил что-то вроде "если тебе не нравится мое решение и то что происходит в моем доме - советую тебе пореже приезжать". Ну вот он и поехал туда, откуда приехать домой было мало шансов.

0

67

- Господи, какой ужас... - прошептала Анна, глядя с испугом на Сергея. Но видела она в этот момент не его, а барона Корфа, прогоняющего Владимира из его же дома... Что же должен был чувствовать в тот момент сам Владимир? Он уехал на Кавказ, чтобы не возвращаться. И все из-за того, что Анне пришла в голову блажь, будто она - великая актриса... Теперь многое становилось понятным. А ее вина перед Владимиром была, оказывается, намного больше, чем она представляла. Как ему удалось не возненавидеть ее?..
Анна опустилась на стул и закрыла руками лицо. Старая детская привычка - так прятаться. Будто бы если ты никого и ничего не видишь, то и тебя не видят тоже...
Как же она сможет играть или что-то ставить в этом театре, после всего, что сейчас узнала? Как вообще сможет смотреть Владимиру в глаза?
Иван Иванович, что же Вы наделали?

Отредактировано Анна Платонова (29-04-2015 15:57:03)

0

68

Ее тихое восклицание, этот полудедский полный отчаяния жест, а также все предыдущие слова и неприкрытое удивление в них сказало ему многое. Воронов шагнул к ней,  опустился на колено возле стула и тихо спросил
- Анна,  сколько вам лет? Знаю,  не подобает задавать такой вопрос даме,  но все же?

Отредактировано Сергей Воронов (29-04-2015 19:13:12)

0

69

- Двадцать один, - глухо ответила Анна, не убирая рук от своего лица. Ей уже двадцать один, а она все никак не повзрослеет. Живет, не думая ни о ком, кроме себя и своих обид... Владимира могли убить на Кавказе, а она бы так и не узнала, что это она виновата в его отъезде... получается, она могла стать причиной его смерти.

0

70

- Как моей сестричке- улыбнулся Воронов и тихонько отвел ее руки от лица - А значит в то время вам было всего шестнадцать. Понимаете?

Отредактировано Сергей Воронов (29-04-2015 19:12:43)

0

71

- Не очень... - вздохнула Анна. Ну и что, что всего шестнадцать? Уже достаточно взрослая была, чтобы задуматься о том, какой ценой достанется ей театр... Она радовалась тогда очередной любимой игрушке, а Владимир подверг свою жизнь такому риску... А чего он натерпелся там, на Кавказе, она никогда не узнает, потому что он вряд ли все станет ей рассказывать...
Но волшебство прикосновения Сергея подействовало на нее успокаивающе. С Владимиром она обязательно поговорит. Как только вернется домой... или нет, после ужина... Или... потом. Найдет слова, чтобы выпросить его прощение...
- У вас есть сестра? Моя ровесница? А где она? В вашем имении? - ей казалось, она так хорошо знает Сергея, а оказалось, что она почти ничего о нем толком не знает.

0

72

- Не очень... - вздохнул он повторяя ее слова, а потом взял ее руки в свои и подался вперед, опираясь локтем о колено - Послушайте, Анна, я с удовольствием расскажу вам и о своей сестре, и вообще обо всем что вы захотите узнать - поговорить как вы думаю заметили я люблю. Но вначале позвольте кое-что вам сказать. -он помолчал, понимая всю неуместность того что пытается комментировать то о чем его не спрашивали и вообще влезает в дела его не касающиеся, но... он помнил ее голос, тогда, ночью когда все тонуло в лихорадочном мареве и только ее голос и ее слезы удерживали его сознание на поверхности сильнейшим ощущением сопереживания, и желанием как-то защитить эту хрупкую девушку от ее собственных мыслей -Я знал что у Корфа были сложные отношения с отцом. А из ваших слов заключил что виною этому вы считаете себя. Не надо. Вы были слишком юны, были ребенком. Да и это не так важно. Любящий отец не станет проводить грань между своими детьми и отталкивать одного ради другого, как бы этот "другой" ни был дорог. И уж тем более грань между своим и не своим ребенком в пользу последнего. Что бы между ними ни было - неспособность любить или просто перегиб в воспитании - это дело лишь покойного барона, и лишь его выбор. Сознательный выбор взрослого человека, на который юная девочка априори не могла повлиять.

0

73

Рукам было так уютно в его руках. И его голос - без насмешки или ехидства, серьезный и убедительный, проникал в самую ее душу, снимая часть огромного груза, который так неожиданно навалился на нее... Ей так хотелось верить во все, что он говорит, но чувство вины, хоть и стало меньше, все-таки осталось. Она не может винить одного только Ивана Ивановича.
- Я была злым ребенком, - что-то случилось с голосом, и она не могла говорить, только шептать. - Эгоистичным, думающем лишь о собственных развлечениях и удовольствиях. Провоцировала Владимира при каждом удобном случае. Спасибо Вам, Сергей Петрович, что так хорошо думаете обо мне, но я столько натворила, что не достойна Вашего сочувствия... И я в самом деле виновата... Теперь еще и театр...
Она умолкла, потому что если бы стала продолжать, то не удержалась бы от слез. Больше не будет никакого театра в ее жизни. Все здесь станет напоминать ей о том, что она сегодня узнала. Ссора Владимира с бароном... его отъезд на Кавказ... он рассказал обо всем своему другу... а кстати, почему Сергей так хорошо отнесся к ней? Он должен бы презирать ее заочно... она бы на его месте уж точно презирала бы ту, из-за которой другу пришлось уехать из родного дома...

0

74

- Послушайте, Анна вы несете чушь - Спокойно ответил Воронов, не выпуская ее рук, и надеясь лишь что мягкость голоса смягчит жесткость фразы - Вы ведь знаете что у князя Репнина тоже есть младшая сестра, и насколько я понял - тоже не с самым лучшим нравом. Про свою сестричку, какой она была в детстве я вообще молчу. У князя Долгорукого слышал тоже есть младшие сестры. У Дарьи Михайловны их вообще четверо. Но слышали ли вы чтобы хоть кто-нибудь из родителей выбирал из своих детей и проводил границу - кому-то все а кому-то ничего? Что касается поддразниваний и эгоизма - это обычное дело, если разница между старшим и младшим ребенком достаточно велика. Слышали бы вы что Настюша говорила мне в детстве, что из того? Но с каких пор болтовня ребенка - какой бы она не была - является определяющей поведение родителя? Что касается театра - не хотите ли вы сказать что это вы надоумили старого барона заложить поместье ради него? И вы же подбили его сказать такое сыну? Или может вы вникали в его финансовые дела? Или ластились к своему опекуну и намеренно исподволь настраивали его против собственного сына? Что бы вы не говорили Корфу в детстве - могло повлиять лишь на отношение между вами двоими а отнюдь не на отношение родителя к вам обоим. Пять лет - небольшая разница для взрослых людей, но в детстве и юности она имеет колоссальное значение. В то время вы были еще несмышленной девчушкой, которая принимала как должное то что получала, и не вникала в подробности - укажите мне ребенка который действует иначе? Театр... скажете вы виноваты в том что у вас обнаружился талант и ваш опекун хотел сделать для вас как можно больше? Скажите - если у Александры завтра обнаружится талант к живописи - как вы думаете - Корф влезет в долги и отправит с глаз долой остальных троих детей лишь бы без помех устроить для юной художницы вторую Далическую галерею в доме или второй Лувр?

0

75

- Еще немного - и я Вам поверю, - улыбнулась Анна, изо всех сил мечтая, чтобы он подольше не отпускал ее руки. Сейчас, когда он говорил с ней так доверительно и находился так близко, она была готова верить всему, что он скажет. Тем более что его слова были такими успокаивающими... освобождающими ее от чувства вины...
- То, что Вы говорите, правильно и логично... Но мне нужно будет время, наверное, чтобы это осознать. А пока я все равно чувствую какую-то вину... Иван Иванович всегда казался мне человеком безупречным и мудрым... и допустить сейчас мысль, что он поступил несправедливо, кажется мне кощунством.
Как жаль, что нельзя повернуть время назад и отказаться от этого театра... Тогда бы Владимир не поссорился с отцом, никуда бы не уехал... и не познакомился бы с Сергеем... А вот эта мысль ей не понравилась. Она чуть сжала его руки своими - будто бы убедиться, что он на самом деле существует и сейчас рядом с ней.
Как сложно все-таки жить на свете... Она уже запуталась в том, что хорошо, и что плохо. То, что казалось правильным, в любой момент могло оказаться обманом...
Мир внезапно сузился до пределов этой комнаты. Там где-то остались все непонятности и странности - за его границами. Она попробует разобраться с ними потом... Сейчас же самым главным было - чтобы он не отпускал ее руки...

0

76

- Так я и хочу чтобы вы мне поверили.  - мягко улыбнулся Воронов и склонив голову коснулся губами ее руки и почти тут же взглянул на нее - Я старше Корфа, хоть и не намного, и знали бы вы что мне приходилось выносить от своей сестрички в детстве, особенно когда я был уже в Корпусе и приезжал домой лишь между семестрами! Вспомнить страшно, и ледяные пирожки с брусничным вареньем - самая большая демонстрация сестринской любви которую я тогда мог получить, честное слово! А что касается Ивана Ивановича и его отношений с сыном - это было дело лишь их двоих. Помните я кажется процитировал вам высказывание своего отца? Одному ребенку не под силу выпить океан и оставить второму лишь жалкие капли. Это уже выбор родителя - предоставить кому-то океан а кому-то жалкую лужу. Не мне его судить, и о покойниках не говорят плохо, но в том что произошло виновен лишь покойный барон, которому просто не хватило любви на двоих.

0

77

Как хорошо ей было сейчас рядом с ним, даже печальные мысли о Владимире и Иване Ивановиче уже казались не такими печальными. Его голос можно было слушать бесконечно... а прикосновение его губ к ее руке было таким нежным... Анна смотрела в его глаза, и видела там только сочувствие, искреннее, без намека на обвинение...
- Мне кажется, Иван Иванович любил Владимира... Всегда так казалось, он просто не умел выражать ее... Стыдился своих чувств к нему и не стыдился - ко мне...
Анну очень заинтересовали ледяные пирожки, которые Сергей назвал самой большой демонстрацией сестринской любви.
- А что это были за ледяные пирожки? Вам пришлось их есть?

0

78

- Любил или нет - сейчас это уже совершенно неважно. - негромко отозвался Воронов - Он причинял боль своему сыну, с благими ли намерениями или без оных, исковеркал ему юность и едва не погубил - и лишь по собственной вине. И вы тут совершенно не при чем. Прошлого не воротишь, и жить надо с тем что мы имеем в настоящий момент. Не бывает жизни без подводных камней - а раз корабль сумел проплыть дальше - пусть и с исцарапанным днищем, но остался на плаву - что же больше того? Оставьте прошлое прошлому и прекратите терзать себя чувством вины. Это самое бесполезное и разъедающее душу чувство на свете.
Его передернуло и он с радостью уцепился за возможность отойти от тягостной темы
- А пирожки самые обыкновенные - я как раз вернулся на рождественские каникулы а сестричка напекла пирожков из снега с начинкой из брусничного варенья. Долго пекла, старалась, кнопка совсем еще была - девять лет. Полировала пальчиками пока из снежных не превратились в ледяные, очень кстати красиво получилось. И едва приехал - еще и в дом войти не успел - подбегает вся в снегу, растрепанная, щечки красные - тащит эти пирожки на заслонке для ведра - угощайся братец, для тебя старалась. И повисла на мне, шагу не ступить. Пришлось съесть угощение - не огорчать же ребенка. Я же тогда уже почти взрослым себя считал, да и был пожалуй - пятнадцать было. Зато потом... - по мере того как он рассказывал о забавной выходке сестры его глаза все больше разгорались веселыми искорками, а дойдя до этого "потом" - картинно сжал рукой горло, сглотнул и поморщился - Можете себе представить?

0

79

Она улыбалась, представляя себе пятнадцатилетнего Сергея, который не смог отказать сестре и съел ледяное угощение. Как сильно он любит свою сестру... даже выражение его лица поменялось, когда он говорил о ней. Черты стали мягче, улыбка - теплее. Таким он показался ей еще красивее.
- Вы потом заболели, - она не спросила, а подытожила. - И могу поспорить на что угодно, никому не признались, что было причиной Вашей болезни...
Так не хотелось отрываться от него, вставать и что-то делать... Но она почувствовала, как снова ее начинает закручивать сумасшедший водоворот, противиться которому, как она уже знала, у нее нет сил. Он был слишком близко. И слишком навязчивым стало желание прикоснуться к нему.
- Ну что же, Сергей Петрович, давайте примерим Вам золотой венок и алый плащ? В той коробке, - она махнула рукой в сторону стола, - только костюмы Цезаря, Антония и Клеопатры. Остальных нет, потому что мы передумали ставить эту пьесу. Слишком много там было сюжетных поворотов, актеры не справились с ними...

0

80

- Разумеется не признался! - со смехом отозвался он, глядя на нее с явным удовольствием. Ну наконец-то она улыбнулась - хоть и чуточку вымученного - после тяжелой беседы, но улыбнулась! И от ее улыбки в холодном нетопленном помещении стало как будто теплее. - Не выдавать же было маленькую злючку за первый же ее жест заботы! - На ее вопрос о примерке он прикусил губы чтобы улыбка не расползлась еще шире только вот в глазах замерцали уже иные огоньки, которых он как ни старался - не смог бы сдержать. Но напроситься на то чтобы посмотреть вот сейчас костюм Клеопатры на ней - было бы верхом неприличия. Поэтому он все же кое-как удержался, хотя мысль полетела в таком направлении что ему пришлось бы отвести глаза чтобы не выдать себя. - Что ж, давайте примерим госпожа Платонова, только вот венец носить не обещаю! Боюсь что я попросту очень постараюсь его где-нибудь побыстрее потерять!

0

81

- Какой же Цезарь, да без венца? - Анна окончательно развеселилась. - Вот увидите, Вам очень подойдет!
Ну зачем она встала?.. Ей же не хотелось, ей было так уютно сидеть, когда он - рядом... Но разговор снова вернулся к костюму, и нужно было доставать его из коробки.
Анна подошла к столу и заглянула в коробку. Алая мантия чуть-чуть измялась, но не выцвела и не запылилась - и это уже было хорошо. Даже большая "золотая" пряжка не потускнела. И венок из таких же "золотых" листьев был здесь. Анна взяла его в руки и подошла к Сергею.
- Надеюсь, великий император позволит простой смертной поднести ему венец, и даже будет настолько милостив, что даст его на себя надеть?

0

82

Воронов успевший уже подняться на ноги лишь улыбнулся и склонил голову, и отчего-то замерло что-то в душе, вновь предвкушая прикосновение ее пальцев к своим волосам. Невольно вспомнился тот момент когда он изображал вампира и ее пальцы зарылись в его волосы и он медленно выдохнул, сдерживая невольную дрожь. Стараясь вжиться в роль он все же проговорил Homo sum, humani nihil a me alienum puto но вот приличествующей императору властно-снисходительной интонации не было и в помине, и голос предательски дрогнул на втором слове

0

83

Можно давать себе хоть сто обещаний, что будешь держать себя в руках, но когда он снова близко, все обещания как-то быстро забываются... Она надела Сергею на голову венец и не смогла отказать себе в удовольствии немного поправить его... а потом еще немного... сохраняя на лице сосредоточенное выражение... наконец, отступила назад, любуясь своей работой.
- Удивительно, как Вам все идет... А этот венец вообще как будто для Вас был сделан. Нет, Вы обязательно должны быть на маскараде именно Цезарем!
И уже чувствуя себя гораздо увереннее, она снова вернулась к коробке, откуда извлекла алую ткань.
- Вы ведь позволите мне еще немного поиспытывать Ваше терпение? - Она собралась замотать Сергея в эту ткань, чтобы сделать его окончательно похожим на Цезаря.

0

84

- Подлецу все к лицу, неужто не слыхали пословицы? Пословицы иной раз удивительно верны! - с веселым ехидством отозвался Воронов разглядывая широкую и бесконечно длинную полосу алой материи с закругленными в длинный овал краями - Вам придется поневоле - я не имею ни малейшего понятия о том как надлежит драпироваться в тогу, так что извольте - он выпрямился и слегка развел руки словно подчеркивая что отдается полностью в ее распоряжение

0

85

- Эту пословицу выдумал злой и завистливый человек, - возразила Анна и, подойдя почти вплотную к Сергею, перебросила один край ткани через его левое плечо. Ей что-то не понравилось, и она стянула ее обратно, потом перебросила снова, уже побольше.
- Чтобы она ненароком не свалилась во время выступления, мы хотели приколоть ее вот здесь, - Анна слегка провела рукой по его груди, задрапированной алой тканью, почувствовав при этом приятное покалывание в кончиках пальцев, - Это, конечно, неправильно, зато мы не волновались бы, что в самый ответственный момент с Цезаря слетит его одеяние... Если хотите, то и Вам потом заколем, перед маскарадом.
Анна зашла ему за спину, поднырнула вместе с тканью под его правую руку, остаток ткани набросила на левое плечо, а ее краешек перебросила через его левую руку. Прикасаясь к нему, она испытывала непонятное волнение, которого раньше никогда не ощущала - а ведь ей не раз приходилось помогать актерам примерять свои костюмы...
- Ну вот, теперь Вы - совсем как настоящий Цезарь! - с довольным видом заявила Анна и отошла на несколько шагов, чтобы оценить костюм в полной мере. - Только нужна еще маска. Думаю, здесь будет уместна золотистая полумаска... но за ней придется ехать в Петербург, у нас тут ничего похожего не будет. Или отправить кого-нибудь... посмышленее.
Пока она так размышляла вслух, в комнате появился некто третий. Он был маленький, серый, и вначале Анна его попросту не заметила, поскольку гость этот был мышью не самых больших размеров. Привыкнув, что в эту комнату давно никто не заходит, мышь решила устроить себе среди костюмов гнездышко. Со вкусом у зверюшки было все в порядке, и она выбрала коробку с костюмами для постановки спектакля по Пушкинской поэме "Руслан и Людмила". Видимо, мышь питала привязанность к отечественным авторам. А, скорее всего, борода Черномора показалась ей наиболее подходящим местом для обустройства гнездышка. И она сидела бы в нем спокойно, но Анна, сваливая вниз коробки, сбросила и эту, с мышью. От удара мышь слегка контузило, и какое-то время она тихо лежала в гнезде, соображая, на каком же находится свете, а когда очухалась, то, преисполненная отваги, выбралась наружу через заботливо прогрызенную в свое время аккуратную дырочку. Зверек был готов дать отпор неведомому врагу, поскольку место это считал своим законным домом и делиться им с кем-либо не собирался.
Эффект от его появления был потрясающий.
Анна, любуясь Цезарем, заметила краем глаза какое-то шевеление у коробок, перевела взгляд туда...
Мышей она боялась с самого детства, панически, еще хуже, чем темноты и призраков. Увидев серый комочек, она взвизгнула и бросилась искать защиты у Сергея. За его спиной ей показалось безопаснее всего...
- А вдруг они в каждой коробке?.. -  прошептала она, дрожа всем телом.

+2

86

Воронов едва подавил желание накрыть ее ладонь своей и прижать к груди, от прикосновения ее пальцев по телу прошла дрожь и он почти не слушал что она говорила дальше про какую -то заколку, какую -то маску,  полностью поглощенный удивительным волнением вызванным ее прикосновениями. И лишь с улыбкой следил за ее перемещениями. А вот неожиданный визг заставил его вздрогнуть от неожиданности.  Еще не поняв толком что случилось он начал было поворачиваться к ней когда мышь видимо решившись перейти в наступление стрелой шмыгнула между коробкой и ножкой стула, и только теперь, увидев серый комок и поняв причину визга он рассмеялся, и развернувшись со смехом подхватил девушку на руки. Его шатнуло назад,  в груди словно повернули застрявший там штырь,  но далеко не так сильно как можно было бы ожидать,  и резко выдохнув он вновь рассмеялся.
- Они -то?  Очень может быть! Не бойтесь на съедение им я вас не отдам,  слово Цезаря

Отредактировано Сергей Воронов (30-04-2015 19:23:13)

+1

87

На его руках она очень быстро позабыла о несчастной мыши, которая уже, вероятно, давным-давно жаловалась своим сородичам где-то в подвале на то, как ужасно ее изгнали из собственного гнезда. Она вообще позабыла обо всем на свете, даже о том, что он недавно был ранен...
Ее руки скользнули по его плечам, путаясь в накидке, которую она только что так тщательно расправляла. Ее дыхание начало по непонятной причине сбиваться...
- Я очень... боюсь... мышей... - слова давались с трудом, и были вовсе не те, которые она хотела бы сказать.
- Вы... спасли меня... спасибо... - глаза смотрят в его глаза, не отрываясь. И она чувствует, что тонет в этом смеющемся взгляде, но ей не хочется выбираться на поверхность, в скучную реальность. Ей хочется навсегда в нем утонуть...

Отредактировано Анна Платонова (30-04-2015 18:19:21)

+1

88

- Какое несовпадение... - медленно отозвался Воронов, смотревший в ее глаза как завороженный - А я похоже... очень люблю мышей...
Он как-то забыл о том что мышь давно сбежала. О том что стоит посреди костюмерной смешной и нелепый в неуместном тут наряде. О том что вообще-то они тут уже довольно долго... Обо всем - кроме девушки на своих руках. С ней было хорошо. Просто хорошо, как уже давно ни с кем рядом не было. Ни напряжения, ни попыток казаться лучше или веселее или наоборот серьезнее чем ты есть, ни опасений за то что будешь неверно понят, ни необходимости изобретать какие-то изыски. Просто быть самим собой - что было скрывать от нее, которая видела его душу вывернутую бредом наизнанку. И не испугалась, не отшатнулась, не выказывала лицемерной жалости. В ней не было ни капли показушничества или фальши. Живая, непосредственная, искренняя и... красивая. Красива не застывшей красотой мраморного изваяния а теплой, словно бы слепленной из яркого, светящегося кусочка солнца. Душу окутывало теплом, словно мягким одеялом рядом с ней. Не тороплюсь ли я, не ошибусь ли... сколько было красоток до нее... много.. но ни с кем не было так тепло...

+1

89

- Наверное... я теперь тоже полюблю мышей, - шепнула Анна, не отводя взгляда от его глаз. Так ясно стало для нее вдруг то, что с ней происходило в последние дни.
Мне никто не нужен, кроме него...
Рядом с ним она ощущала себя по-настоящему живой. Раньше она просто существовала, не подозревая о том. насколько сильные эмоции способна испытывать. Чувство к Михаилу теперь казалось тем, чем и было на самом деле - мимолетным детским увлечением. Оно и отдаленно не напоминало то глубокое чувство, которое Анна испытывала к Сергею.
- Вот бы их выбежало еще... несколько десятков... подряд... - она уже не понимала, что говорила. Ее руки, обнимавшие его плечи, казалось, зажили самостоятельной жизнью, и потянулись к его волосам... зарылись в них, запутались... венец императора полетел на пол...

0

90

Снова это прикосновение, снова пальцы зарывшиеся в волосы... рука от которой веяло теплом, таким что он поневоле прикрыл глаза, и чуть отклонил голову назад, подставляясь под ласку словно огромный кот. Раз или два он он пытался заговорить, но ничего не получалось, голос глох в горле и теплая волна от этого невинного но такого всеобъемлющего наслаждения окутывала его целиком, лишала мыслей, расслабляла так что он боялся не устоять на ногах. Не открывая глаз он шагнул в сторону, где стоял стул, ткнулся в него сослепу ногой и медленно опустился на колено усаживая Анну на него. А когда наконец заговорил- не соображая что именно говорит - то тихий, с хрипотцой голос показался ему словно бы услышанным со стороны
- Что же вы со мной делаете... Анна.... я ведь не каменный...

0

91

Волшебство еще продолжалось, по инерции, даже когда она перестала видеть его глаза... Но когда Сергей усадил ее на стул, она словно очнулась от сна. Возвращение с небес на землю оказалось менее болезненным, чем в первый раз, но краска стыда отчетливо проступила на ее щеках. Второй раз за один вечер она нахально пристает к нему. Что он подумает о ней? Вряд ли что-то хорошее...
Ей нельзя приближаться к нему ближе, чем на несколько шагов. И больше лучше не оставаться с ним наедине, как бы ни хотелось, раз она не умеет контролировать свои действия. Сердце болезненно заныло, отказываясь смиряться с таким решением, но оно было просто необходимо.
- Простите меня... - Анна прижала руки к щекам. - Я не понимаю, что на меня нашло... со мной такого никогда не было. Но это больше не повторится, я обещаю!
Как стыдно...

0

92

- Если бы вы еще объяснили мне что происходит со мной самим... - как-то странно усмехнулся он, и поднял на нее глаза, глядя снизу вверх. Темные, словно вода в стоялом озеро в безлунную ночь, мрачные, тревожные, но скрывающие что-то в глубине, откуда изредка словно искорки пробивалось что-то другое . Не смех, не ирония, не ехидство... - Потому что я этого не понимаю...

0

93

- Мне нельзя к Вам приближаться, - севшим голосом призналась Анна. - Я странная становлюсь и перестаю себя контролировать. И поэтому мне страшно... а еще мне нельзя долго смотреть в Ваши глаза, когда они такие, как сейчас...
Она снова спрятала лицо в ладони. Теперь он будет считать ее развратницей или вообще какой-нибудь непристойной женщиной... И, наверное, она сейчас услышит, как он уходит...

0

94

- В таком случае и меня к вам подпускать не следует? - Он внезапно улыбнулся и поднес ее руку к своей щеке - Только вот хотел бы я посмотреть на смельчака который бы это попробовал сделать. Вы боитесь что я могу вас обидеть? Не стоит... - Воронов помедлил и опустился на пол, усаживаясь у ее ног - Но я действительно... не понимаю.. нет, понимаю конечно но опасаюсь того что чувствую к вам. Такого не было уже очень, очень давно...

0

95

-Нет, Вы не обидите, я в Вас уверена, правда, - Анна немного ожила от его прикосновения и даже осмелилась посмотреть на него. - Я в себе не уверена...
Не было очень давно... А у нее вообще не было никогда. Бешеное, неудержимое желание быть как можно ближе к нему, прикасаться к его волосам, к лицу, к рукам... чувствовать его прикосновения... что это за наваждение?
И вот опять... Ее рука у его щеки... и ей так хорошо становится... Анна нежно провела по его щеке ладонью, но вовремя замерла, иначе ее снова поглотило бы недавнее сладкое безумие. Вопрос сорвался с ее губ раньше, чем она успела решить, можно его задавать или нет.
- А что Вы ко мне чувствуете?

0

96

- Поостерегусь громких слов... - медленно заговорил Воронов, опуская взгляд на ее руку которую теперь держал на ладони, чуть придерживая пальцами словно она могла раствориться - Но... чувствую тепло. Странное понимание.. с вами не хочется играть какую-то роль или что-то изобретать... С вами хочется молчать... быть рядом... смеяться.. говорить.. обо всем. Даже о том, о чем я не говорил ни с одним человеком на земле кроме Корфа... Любого другого кто услышал бы то что слышали вы я бы не подпустил к себе на пушечный выстрел. А то и пристрелил бы если бы это был мужчина. От стыда, от злости, мало ли от чего. А вот вы... у меня ощущение что вы....вот черт, не знаю как сказать... слышали то что дОлжно было вам услышать... и мне это совершенно не в тягость.. нет этого чувства стыда и ярости за то что кто-то увидел мою душу наизнанку. Не знаю почему так... не хочу торопиться с громкими словами Анна...  Но мне удивительно хорошо с вами.. и это пугает. Я никого не пускал себе в душу а для вас этой границы которая была всегда - словно бы и нет вовсе... Глупо получается формулировать, верно?

0

97

- Нет, не глупо... - Анна прерывисто вздохнула. - Вы так открыто и смело говорите, что придали мне смелости. Я тоже чувствую странное понимание, такого не было ни с кем и никогда. Как будто я уже знала Вас раньше... А потом мы потерялись, а потом снова нашлись. А еще... Вы как-то незаметно стали для меня важнее и нужнее всех других. И меня очень тянет к Вам. Любое расстояние между нами, будь оно в несколько комнат или в несколько шагов кажется ужасной несправедливостью. Но... Вы сами видели, что со мной начинает происходить, когда это расстояние исчезает.
Анна грустно улыбнулась.
- Что же нам теперь со всем этим делать?..

0

98

- А разве что-то надо делать? - Он снова приложил ее ладошку к своей щеке, и неожиданно усмехнулся, блеснув ехидными золотинками в глазах - Наверное мне следует понять что после всего что я наговорил вы будете чувствовать себя неловко в моем обществе - но смею вас уверить, я толстокож как носорог, и ничего такого понимать не намерен. А напротив - намерен навязывать вам свое общество и болтовню как минимум до конца декабря. За теми редкими исключениями что я все же вынужден буду наведаться в свое поместье на день или несколько часов - хотя бы ради того чтобы ваш каналья -немец не слишком там расслаблялся

0

99

До конца декабря... Еще так много дней. И он будет рядом... Анна молча согласилась с тем, что ничего делать не нужно. Она научится держать себя в руках, чтобы иметь возможность общаться с ним, не раздражая своей навязчивостью.
А потом он уедет в свое поместье.
А еще потом... найдет себе хорошую, неиспорченную девушку из благородной семьи и женится. И если она, Анна, желает ему счастья, то она должна признать, что это будет для него самым лучшим...
Но пока что у нее есть время. До конца декабря. И она не станет отравлять себе это время грустными мыслями. Вот когда он уедет... времени будет достаточно.
- Я буду очень рада Вашему обществу, Сергей... Петрович, - она смотрела на него с нежностью. - И даже согласна делить его с Карлом Модестовичем. Вы только осторожнее с ним - он такой умный жулик...

0

100

Воронов тихонько рассмеялся
- Ну с Карлом Модестовичем вам мое общество делить не придется - потому что к себе я намерен наведываться лишь ненадолго. Мой отпуск заканчивается, я вернусь на службу и боюсь смогу приезжать сюда далеко не так часто как хотел бы. Хотя - кто знает. А жульничать он уже попробовал. У нас состоялась доверительная беседа после которой он вот уже второй месяц ведет себя вполне пристойно. Кажется делает авансы нашей поварихе - могу ему посочувствовать, она отвратительно готовит!

0


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Дрожит серебряная лира в твоей протянутой руке...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC