"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Дрожит серебряная лира в твоей протянутой руке...


Дрожит серебряная лира в твоей протянутой руке...

Сообщений 101 страница 150 из 212

1

Время года: Зима
Дата: 2 декабря
Время действия: за несколько часов до ужина и далее
Место действия: поместье Корфов, театральный павильон
Участники: Анна Платонова, Сергей Воронов
Краткое описание  действия: Тайное свидание - а как иначе это назвать? Анна назначила Сергею встречу в театре, надеясь обрести возможность поговорить с ним без помех.
Дополнительно:

примерно так выглядел главный зал театра

http://sh.uploads.ru/t/KfUNQ.jpg

Отредактировано Анна Платонова (28-04-2015 00:55:07)

0

101

- Так Вы были в отпуске, а теперь Вам нужно будет снова возвращаться... - она не смогла выговорить "на войну", - ... туда...
Анна похолодела от ужаса. Он вернется на Кавказ, где уже столько испытал... да как же она сможет пережить его отъезд? Нет, только не это! Пусть бы он хоть десять раз женился, но только не ехал снова на эту проклятую войну!
Она не смогла больше ничего произнести, только смотрела на него остановившимся взглядом, в котором плескался страх. Страх за него, за его жизнь, которой каждый день будет угрожать смертельная опасность...

0

102

Он вгляделся в ее глаза непонимающе и тряхнул головой
- Простите, забыл, вы же не знаете... и навряд ли разбираетесь в мундирах... - только теперь сказав о мундире вспомнил что все еще закутан в императорскую тогу и прыснув со смеху поднялся, разворачивая ее - Я ведь собственно примчался сюда едва только вернулся с Кавказа.. Я провел там пять лет, и только в октябре получил предписание вернуться в Петербург, новое назначение в лейб-гвардию и отпуск на три месяца по семейным обстоятельствам. Пытался отыскать Корфа в Петербурге, думал найду его уже как минимум штабс-капитаном а все кого расспрашивал или кривили носы или делали вид что не понимают о ком идет речь. Сплетни какие-то слышал про какую-то дуэль, про разжалование - никак не мог понять что к чему. И только потом сообразил что проще не искать иголку в стоге сена а навести справки здесь, вот и приехал. А теперь конец свободе, оставят ли в Петербурге или ушлют куда-нибудь кто знает.. тяжелая длинная алая материя соскользнула на пол, и неловко свернув ее в рулон он перебросил ее через соседний стул и вновь уселся на прежнее место -  вообще мои перемещения по службе такая запутанная история что сам в ней порой теряюсь.

0

103

Как он мог смеяться - зная, что предстоит возвращение в этот ад? Она никогда не поймет этого... Приехал в отпуск... уедет... на войну...
Мысли метались, точно тени от пламени свечей по углам комнаты. Ей стало холодно, и этот холод был внутри нее... но по мере того, как он говорил, в ней зарождалась надежда. Может быть, больше уже не отправят на Кавказ? Может быть, есть какая-нибудь служба и в Петербурге?
- Владимир стрелялся с наследником на дуэли, - проговорила она, думая о том, что теперь каждый день будет молиться, чтобы Сергея оставили в Петербурге. - Его едва не расстреляли... Но потом разжаловали и сослали сюда, в имение. И мы жили тут с ним почти год... заново узнали друг друга и каким-то чудом смогли найти общий язык... А потом он встретил Дашу.
И тут же спросила, без всякой связи с тем, что только что сказала:
- Скажите, а Вас ведь могут оставить в Петербурге? И никуда не посылать больше?

0

104

- Знаю. Он рассказал когда я наконец до него добрался. - Воронов усмехнулся. Он удобно устроился на полу у ее ног, играя оборкой ее платья и глядя на нее снизу вверх - Повезло, что и говорить... Император не любит менять своих решений, что его подвигло отменить казнь- вопрос вопросов полагаю. Хотя... - он чуть сжал губы - До сих пор непривычно видеть Корфа в сюртуке а не в мундире. Боюсь это разжалование стоило ему куда бОльшего чем он хочет показать... Мы три года служили вместе на Кавказе пока его не перевели в Петербург после перемирия два года назад. А я остался там, и два года прошли достаточно спокойно, хотя понятие "мир" там довольно относительное... А насчет того оставят или нет... -он пожал плечами  - Уж очень от многих факторов это зависит. Могут оставить, могут вернуть назад... перемирие кончилось - на Кавказе сейчас чистый ад, теперь туда посылают не только добровольцев да ссыльных - а и основной состав армии по кускам, сменяя их по временами... И если говорить без ложной скромности - у меня как ни крути пятилетний опыт, и чин немалый для двадцати семи лет. Неплохая кандидатура на командование отдельным полком а с офицерским составом там всегда было туго. Но с другой стороны... на мне сейчас присмотр за Горским полком Личного Конвоя- так что это лишь воля Государя - в каком амплуа я больше сгожусь

0

105

Она не могла больше слышать то, как спокойно он говорил о своем возможном отъезде на войну.
- Я не хочу, чтобы Вы снова туда уезжали... Я же... - тут с ума сойду. Каждый новый день встречать с мыслью - что, если прямо сейчас его мучают в плену?.. или убили? Она не выдержит, даже думать об этом не хочет... Анна словила его руку и сжала изо всех сил - как будто могла вот таким способом удержать его...
- Я не хочу, чтобы Вы ехали на войну, - упрямо, как капризный ребенок, повторила она.

0

106

Он посмотрел на нее долгим взглядом и чуть улыбнулся почувствовав это пожатие. Конечно родители и сестра переживали за него, но это было само собой разумеющимся а вот так, почувствовать что за тебя будет кто-то беспокоитсья... оказалось неожиданно приятно и одновременно тревожно.
- Думаю вы догадываетесь - меня эта мысль тоже не слишком вдохновляет. При том что Петербургская зима тоже мало привлекательна- спокойно произнес он наконец - Но я уже говорил - я солдат. Буду там где мне надлежит быть по воле Государя. К тому же все далеко не так страшно как вам видимо кажется. И знаете... временами я скучаю по Кавказу. Это красивейшей в мире край Анна...  Как-то в ранней юности я был с родителями в Италии, насмотрелся на хваленые пейзажи Рейна, и на многое другое но... мест красивее чем на Кавказе я не видел нигде. - жесткие черты его лица смягчились - Если б я мог описать это... Снежные пики гор, темные леса покрывающие склоны... Ущелья - глубокие и темные и реки, порожистые, быстрые в их глубине.. вода в них такая холодная что даже летом несет осколки талого льда с вершин... В Кабарде есть озера.. голубые как ваши глаза - пять озер идеальной формы - словно над этими горами пролетал ангел в сапфировом ожерелье и несколько бусин с него упало в лощину между строем горных пиков в пять верст высотой... Казбек и Эльбрус... Дорога Небесного ущелья и бесконечные края, дойдя до который видишь перед собой - как открывается вид еще прекраснее того который ты ожидал... 

0

107

Она покачала головой. Как может нравиться Кавказ? Он только чудом выжил на той войне... и способен восхищаться горами, реками, озерами и лесами... скучает по ним...
А она ненавидит Кавказ со всеми его красотами. И ни капли бы не расстроилась, узнав, что он внезапно провалился ко всем чертям...
- Там может быть как угодно красиво... - произнесла она, не выпуская его руку, - но я буду молиться о том, чтобы Вам больше не довелось любоваться этими видами... Я не переживу, если с Вами снова что-нибудь случится...

0

108

Воронов полуиронично вздернул бровь. Ах вот эти ее последние слова - как часто они были в ходу, и как мало значили... Они звучали бы в его ушах смешно, если бы не отдавали давно забытой горечью
- Право, Анна - мы говорим ни о чем. О таких гипотетических возможностях которые не в вашей и не в моей власти. Да и к чему загадывать? Я провел на Кавказе пять лет, и как видите живехонек, так что не торопитесь бояться. - Он весело наморщил нос - И к слову перспектива нести службу зимой в Петербурге пугает меня гораздо больше. Там ведь холодно! Сыро! Бррррр! Вы кстати ведь долго жили в Петербурге - верно ли что зимой там действительно промерзают все каналы а сырость с залива аж до костей достает? А то я наслушался страшных историй, а сам не помню - в столице зимой был .... вот черт, уже не помню когда... лет в восемнадцать кажется... Ах нет, все же в двадцать - хоть и недолго, лишь на Рождество.

Отредактировано Сергей Воронов (01-05-2015 08:44:00)

0

109

Она явственно различила насмешку в его словах. А еще ей показалось, что от него повеяло холодом. Анна вздохнула. Она не имеет никакого права переживать за него, но почему-то все время об этом забывает.
Она выпустила его руку и сложила свои руки на коленях, сцепив пальцы. Нельзя ей было так раскрываться, ни к чему хорошему это не приведет. Он правильно сказал, изменить ничего она не сможет... А он... он сам предпочитает Кавказ Петербургу... и это она никогда не сможет понять.
- Да, в Петербурге холодно зимой. Но зимой везде холодно. Конечно, если Вы привыкли к теплу, Вам этот холод покажется ужасным...
Как странно, только что ближе человека, чем Сергей, для нее не было в этом мире, а сейчас... нет, он по-прежнему был ей бесконечно дорог, но между ними как будто возникла невидимая стена.

0

110

- Меня пугает не холод, а сырость - Воронов поневоле передернулся и машинально растер ладонью левое бедро - В горах как раз зимой морозы жгучие и ветер такой какого больше нигде никогда не видел... Даже летом когда днем дышать нечем от жары - по ночам бывает пронизывающе холодно. Но воздух там разреженный, сухой... Хотя впрочем что это я... - он встряхнулся, поднял голову и грустновато улыбнулся. Она как-то съежилась, и этот яркий свет который воспринимался так словно она вся была слеплена из кусочка солнца - словно бы приугас. - А вы расстроены.. Анна, неужели я поневоле чем-то огорчил вас? Чем?

0

111

Она проследила за его жестом - но спросить, почему его так пугает сырость, не отважилась. Потом она все узнает у Владимира... если, конечно, он не предпочтет отмолчаться или сказать ей, что не ее это дело...
На его искренний вопрос нельзя было ответить общей фразой. Или соврать...
- Вам не понравится то, что я скажу, наверное... Вы меня ничем не огорчили. Просто мысль о том, что Вам придется, возможно, уехать снова туда, где Вы... где Вас могут убить... она не приносит мне никакой радости. А Вы так весело говорите об этой перспективе... и как будто даже хотите туда... Погода пугает Вас сильнее, чем... чем эти изверги, которые... - нет, выговорить это она была не в состоянии. Которые издевались над ним и так мучили, что Анна, не зная о них совершенно ничего и только слыша то, что говорил Сергей в бреду, приходила в ужас...

0

112

- Изверги, которые.... которые - что? - Воронов лишь улыбнулся и взяв ее ладошку в свои поднес ее к губам. И не выпуская поднял голову глядя на нее снизу вверх. Он не мог удержаться от улыбки - так наивно, почти по-детски, но с такой неподдельной искренностью звучали ее слова что у него потеплело на душе
- Анна, вы не так меня поняли. -негромко и мягко заговорил он наконец - Разумеется я не рвусь обратно в это пекло. Но и пугаться этого тоже не вижу причин. Просто я не умею относиться иначе к событиям которые могут либо случиться, либо нет, и не вижу смысла заранее бояться из-за чего-то что может произойти в будущем. Будущее это будущее, зачем волноваться из-за него? Оно настанет в свой час и будет таким как Богу угодно. Зачем думать об этом? Возможно меня и ушлют через несколько месяцев, а возможно оставят в Петербурге - но все это лишь "возможно" - какой смысл думать и уж тем более переживать заранее? Таков уж жребий солдатский, и в этом главная беда что я себе не принадлежу, но что поделать-то?

0

113

Как же ему объяснить, что она на самом деле не сможет жить, если с ним что-то случится? Это не оборот речи, это на самом деле так, и она совсем недавно это поняла. Наверное, тогда, когда он сказал, что только в отпуске и должен вернуться на службу. Но она не сможет так сказать, чтобы он ее понял. Она не умеет говорить о таком...
Он прикоснулся губами к ее ладони - а ей показалось, что он коснулся ее души... поцелуй был таким нежным...
Она поневоле улыбнулась тоже, навстречу его улыбке.
- Я раньше умела так... не думать о будущем, жить сегодняшним днем. А теперь почему-то не умею.
Потому что не могу не думать о тех ужасах, что тебе пришлось пережить. Не могу не бояться, что тебя убьют. Не могу не переживать за тебя.

0

114

- Понимаю... Но в действующей армии по-другому просто не получается. Иначе можно рехнуться, если постоянно бояться будущего. А вот научившись жить настоящим я сумел не только выжить, но и получать удовольствие от каждого прожитого дня. Да тот же Кавказ полюбить потому что он - не сплошная смерть а еще и нечто бОльшее... Но боюсь мои слова лишь слова... верно? - Он улыбнулся блеснув золотинками в темных глазах и склонив голову  поинтересовался - Так о каких извергах вы говорили? Которые...  которые что? Предупреждаю я крайне дотошен и любопытен, и такие вот недоговоренные фразы лишь пробуждают желание докопаться до их окончания

0

115

Анна вздохнула глубоко, набираясь мужества для того, что она собиралась сказать. Она помнила, как упорно выгонял ее Сергей из своей комнаты. Главным образом потому, что не хотел, чтобы она слышала то, что он говорил в бреду... но она услышала. И уже никогда не сможет забыть. Или сделать вид, что ничего не было.
Нужно уже отвечать, она слишком долго молчит...
- ... Которые Вас мучили. Я только приблизительно представляю, что они делали, но даже то, что я знаю... это слишком жестоко. Бесчеловечно.  Это не имеет названия. И это были не люди...
Она как будто слышала снова его шепот, который был для нее громче крика. Как же она ненавидит и войну, и тех, кто ее начинает... Но больше всего она ненавидит тех нелюдей, которые пытали Сергея...

0

116

- Ах это... - он на несколько секунд опустил голову, словно для того чтобы устроиться поудобнее, откинулся спиной на ножку стула, и переплетя пальцы на поднятом колене поднял на нее совершенно спокойный взгляд - Наверняка я болтал и об этом тоже? Впрочем это не запретная тема раз уж так вышло что вы ее услышали. Что ж, я сам виноват что позволил себя сцапать. Но просто не представлял себе чем это обернется, и рассудил что из плена еще можно сбежать, а из могилы - никогда. Думал перетерплю заключение как-нибудь и при первом же удобном случае или откупиться или удрать. Надо было быть умнее и перерезать себе горло пока была возможность. Но второй раз я в такую ловушку уж точно не попадусь, даже если и вправду снова туда отправят. Но - он пожал плечами - это дело прошлое. С тех пор четыре года прошло, а это долгий срок. К тому же... на войне никто не носит белых перчаток.

0

117

Она побледнела, когда он сказал о том, что нужно было перерезать себе горло. Если уж он сам говорит такое, он, который смеялся даже тогда, когда ему было очень плохо... значит, то, что творили с ним в плену, намного страшнее, чем она даже может себе представить... Стены комнаты вдруг стали немного нечеткими и как бы размытыми. А в ушах противно запищало.
Анна тряхнула головой, и писк уменьшился, а стены стали выглядеть более естественно.
- Война... - тусклым голосом проговорила она. - Люди стреляют друг в друга, убивают, калечат... а те, кто развязал эту войну, сидят в тепле и уюте и наслаждаются жизнью... это так несправедливо...

+1

118

- Мир вообще состоит из несправедливостей... - спокойно отозвался он - Выбор дворян - офицерская карьера - добровольный. Но что сказать о рекрутах-солдатах которые идут по жребию в армию как на эшафот - на двадцать лет, безо всякой предварительной выучки? Хороший офицер в боевых условиях способен сберечь десятки если не сотню жизней, и это единственное чем можно гордиться. А что сказать о тех же горцах? Для них мы - агрессоры что пришли с оружием на их землю. А что сказать о десятках тысячах крепостных по всей империи - хорошо тем кто принадлежит порядочным людям, а сколько жестоких самодуров безнаказанно мучают людей безо всякой войны. А вы... разве с вами поступали справедливо? Тот же Иван Иванович- простите меня за то что я сейчас скажу,  - который всю жизнь вроде бы любил вас больше всего на свете... в клетке с золотыми прутьями. Справедливым ли это было, Анна?

0

119

Анна растерянно посмотрела на Сергея.
- Я не задумывалась никогда о том, что Иван Иванович поступает со мной несправедливо. Я была крепостной, но не чувствовала себя ею. И не было никакой клетки. Вы же видите, он выполнял малейшее мое желание... даже в ущерб себе и Владимиру... Только после его смерти я поняла, в каком нахожусь положении. И какое-то время всерьез думала, что Владимир отправит меня к остальным слугам... куда-нибудь на кухню... и я бы на его месте, после всего, что произошло, так и сделала. Но он оказался благороднее. И дал мне вольную...

0

120

- А был ли у вас выбор? Могли бы вы полюбить и выйти замуж - с такой опекой? Человек говорил что любит вас. Предупреждал все ваши желания... Берег как драгоценность... Но почему же не дал свободы? Еще в детстве? В юности? За двадцать лет вашей жизни - почему? Потому что боялся что если золотая клетка распахнется то птичка упорхнет? - Воронов вновь приподнялся на колено чтобы видеть ее лицо ближе - Разве ж вы оставили бы его? Не верю... А он похоже не был в вас уверен раз держал свою драгоценную птицу на цепочке. Анна любовь - это свобода. Нельзя говорить что любишь кого-то у кого нет права принимать или отвергать эту любовь по своему выбору. То же самое я говорил и Долгорукому. Если любишь кого-то, то должен предоставить ему свободу выбора. Улететь или остаться. Принять или отказаться. И быть готовым принять выбор любимого человека как закон. Разве я неправ?

0

121

Он вроде бы говорил все правильно. Но у нее сжалось сердце от нехорошего предчувствия. Значит, когда придет время, ей нужно будет просто смириться с тем, что он уедет?.. Но что она сможет сделать? Закатить истерику или встать ему поперек дороги? Нет, это невозможно...
- Может, у него были какие-то свои основания, о которых мы не знаем... Может, он считал, что так будет лучше... - но она и сама не верила в то, что говорила.
- Любить себя невозможно заставить. Я любила Ивана Ивановича, и даже если бы он мне в детстве дал вольную, ничего бы не изменилось... Но я согласна с Вами, любить - это не значит навязывать свое чувство... Обязательно должна быть возможность выбора...

0

122

- Так вот вам и пример несправедливости. В самом мирном доме, в отношении вроде бы самого любящего человека. Любил.. но держал в оковах. Не доверял, боялся что улетите. Что ж тут думать о справедливости в масштабах государств и войн. - Воронов устало вздохнул и опустил голову, отирая ладонью лоб.  -  В этом мире не вырастет правды побег...Справедливость - не правила миром вовек... Не считай, что изменишь течение жизни.... За подрубленный сук не держись, человек!

+1

123

Его голос изменился, зазвучал устало. Может, он не достаточно еще поправился, чтобы столько времени проводить вне постели? Да еще хватать ее на руки - а ведь Анна не пушинка... Его нужно обязательно уговорить пойти к себе и отдохнуть, но сделать это как-то незаметно, чтобы не задеть его гордость... пока что она не знала, как это сделать.
- Какие хорошие слова... А кто автор?
Она любила читать, и читала много, но этих строк, таких простых и таких одновременно мудрых, точно не читала. И автора угадать было сложно. Кто же это, такой лаконичный и глубокий одновременно?

0

124

- Один персидский философ... ученый... поэт... У него очень мудреное имя - Воронов говорил сейчас медленно, и когда поднял голову по лицу оно действительно казалось усталым, но уголки губ все же хранили улыбку - чуточку печальную чуточку мечтательную - Омар ибн Ибрахим аль-Хайям..  Как-то раз наш с Корфом приятель, Сашка Аминов привез из очередного короткого - в неделю - отпуска книгу с его стихами.... Рубаи, вот как называется такой метр... Четверостишия. Самые разные - от веселых и разгульных до мрачных... от богохульных до возвышенных... Он был мудрый человек кто бы он ни был. Книгу буквально в момент раздернули на несколько частей. А потом мы еще долго обменивались страницами. Вы посмеетесь, но у нас был страшный голод на информацию.. любую - будь то книги, письма или что-то еще. Что угодно что не касалось войны. Мы даже письма из дома часто читали вслух. Очень хорошо знали что друг у друга дома происходит... это становилось предметом бесед - в то время когда от затишья мы не знали куда себя девать. И эти стихи тоже... И стихи корнета Лермонтова которые распространяли по частям в рукописном виде - Он прикрыл глаза и улыбнулся - Как сейчас вижу листок - изжелтевший, с вылинявшими от солнца строчками. В уголке было пятно. Прилипший стебелек травы...  Корф оставил мне этот листок уходя со взводом в очередной дозор, потому что знал что этого я еще не читал. Вот за такие-то мелкие детали я буду помнить Кавказ до конца своих дней... а вовсе не за пролитую там кровь, чины или ордена... За то что Кавказ дарил дружбу. И моменты которые в обычной жизни прошли бы незамеченными там приобретали совсем другое значение. Да и многое другое.

0

125

- Этот поэт, действительно, невероятно талантлив... - задумчиво отозвалась Анна. - Всего четыре строчки, а думать над ними можно очень долго...
Сергей говорил о Кавказе, о дружбе, и стал совершенно другим, очень от нее сейчас далеким. Он даже закрыл глаза.
"Если любишь, нужно отпускать..."
Меньше всего она сейчас хотела уходить. Но дольше оставаться было невозможно. Если ему снова станет хуже по ее вине, она себе этого точно не простит. Она собиралась сказать, что им пора уходить, но вместо этого вдруг спросила:
- Сергей Петрович, а что это были за стихи? На том листке, который оставил Владимир?

0

126

- Тоже произведение Лермонтова...  эти двое поэтов нам обоим пришлись по душе. Мне все же больше импонировал Хайям... там где мудрость перемешана с иронией - и есть корень истины. У Лермонтова на мой взгляд все же слишком много патетики, но... в некоторых стихах Корф не без основания видел себя - каким он был тогда... Сейчас... дайте вспомнить... Точности не обещаю, но... - Воронов прикрыл глаза словно пытаясь воспроизвести в памяти содержимое листка и заговорил - но не декламируя как обычно читают стихи, а обычным тоном, словно рассказывал что-то совершенно будничное - Оборвана цепь жизни молодой...Окончен путь, бил час, пора домой...Пора туда, где будущего нет....Ни прошлого.. ни вечности, ни лет....Где нет ни ожиданий, ни страстей...Ни горьких слез, ни славы, ни честей....Где вспоминанье спит глубоким сном..И сердце в тесном доме гробовом не чувствует, что червь его грызет.... Пора.... Устал я от земных забот... - он дернул уголком рта, и открыв глаза улыбнулся ей, словно извиняясь за то что говорил . - Ужель бездушных удовольствий шум...Ужели пытки бесполезных дум...Ужель самолюбивая толпа, которая от мудрости глупа.... Ужели - его голос стал дрогнул и стал тише, и в глазах заблестели искорки жестокой самоиронии . - Ужели дев коварная любовь прельстят меня перед кончиной вновь? Ужели захочу я жить опять, чтобы душой по-прежнему страдать и столько же любить?.. Всесильный бог...Ты знал: я долее терпеть не мог... пускай меня обхватит целый ад... Пусть буду мучиться, я рад, я рад, хотя бы вдвое против прошлых дней...Но только... дальше..... дальше от людей.

0

127

Как можно быть таким злым поэтом? Что ему сделали люди, что он так хочет быть подальше от них? Анна слышала о Лермонтове, но с его творчеством так и не удосужилась познакомиться. И теперь, вслушиваясь в обличительные и горькие слова, не могла понять - то ли и правда он слишком патетичен, то ли жизнь была к нему так жестока, что он так рано успел ее возненавидеть?
А Владимир считал, что эти стихи - о нем... что же... он имел все основания так говорить... Сегодня Анна окончательно это поняла.
- Мне не нравятся эти стихи, - прямо заявила она Сергею. - Они несут в себе разрушение. А еще в них - тьма. Я не думаю, что захочу продолжить знакомство с творчеством господина Лермонтова.
Анна решительно встала.
- Сергей Петрович, я непозволительно надолго Вас заболтала. И я бы хотела говорить с Вами еще, но, мне кажется, вот-вот начнется ужин... нам, похоже, пора идти...

0

128

- Во многих его стихах - тьма. - согласился Воронов поднимаясь на ноги - Но иногда она отзывается на тьму что живет в душе у человека. Не всем же щебетать о возвышенной любви и райских кущах.
он подобрал со стула свой мундир, и влезая в рукава глянул на нее с улыбкой - А чтобы разрядить тягостное впечатление - позвольте угостить вас еще ломтиком персидской мудрости.... И, да, позвольте вашу руку?
И выводя ее из костюмерной под руку словно на церемонном приеме, все еще улыбаясь продекламировал
Кто жизнью бит, тот большего добьется.
Пуд соли съевший выше ценит мед.
Кто слезы лил, тот искренней смеется.
Кто умирал, тот знает, что живет

+1

129

- Вот это - совсем другое, даже по ощущению, которое после него остается. Оно жизнеутверждающее. Дающее надежду. А не говорящее: "все плохо, все очень плохо, подальше от мира и от людей...". Не зря ведь уныние считается грехом... - Анна осеклась. А она совсем недавно не предавалась ли откровенному унынию? Не станет она больше осуждать этого Лермонтова. Ему хочется быть одиноким и страдать - и ради Бога.
- Я отправлю обязательно Никиту в Петербург за этой книгой... только Вы продиктуете мне еще раз имя поэта, хорошо? А то я не запомнила... оно такое странное.
Анна провела Сергея через тот выход, в который вошла сама. Вечер уже давно накрыл парк, снег падал по-прежнему, но в темноте был не виден, лишь трогал холодными лапками лицо Анны. Она мечтала, чтобы дорога к дому была хоть немного длиннее, но этого, конечно, не произошло. В доме они сразу же разошлись. Анна поднялась к себе.
Времени переодеться, чтобы спуститься к ужину, у нее уже не оставалось, поэтому Анна просто кое-как поправила почти развалившуюся прическу, побрызгала в лицо холодной водой - а то оно было слишком уж раскрасневшимся - и спустилась в столовую.

0

130

Проведя вечер в беседе с Владимиром - Воронов на следующее утро отправился в отцовское имение. Хотя может и рано было садиться верхом, да еще и отправляться в такой путь - Корф его не удерживал, взяв лишь обещание вернуться. Собственно его и уговаривать не пришлось - отпуск стремительно подходил к концу, оставалось меньше месяца и куковать в одиночку в отцовском поместье Сергей сейчас не имел ни желания ни намерения. Не зная - как часто будет удаваться навещать друга по возвращении в Петербург - он не хотел терять времени, а к тому же... к тому же если не лукавить самому перед собой - то теперь его тут удерживал даже не столько друг сколько... Анна. Вчерашняя беседа то и дело всплывала в уме и заставляла улыбаться когда то и дело вспоминались ее глаза, то встревоженные, то веселые, полудетские, искренние. И хотя он пытался одернуть себя говоря - ну чего ты, куда ты лезешь, это ведь не флирт, а....  А что? Верно, это был не флирт. А что-то куда глубже. И когда только эта девушка успела так основательно пробраться в душу? Он не знал, и хотя вполне отдавал себе отчет в том что не имеет наверное права влезать в какие-то глубокие отношения - тем не менее ощущал что увязает в них все больше и больше. Такого не было давно, слишком давно... Четыре года легкой "охоты за бабочками" не порождали в душе такой потребности видеть.. слушать.. говорить... там все было просто и ясно - а вот сейчас?
Два часа дороги вымотали его так, что добравшись до дома он еле дополз до кровати. Все дела пришлось отложить на вечер. Стало ясно что вернуться тем же днем в поместье Корфа пока не по силам, и проверив книги, побеседовав с Карлом Модестовичем и наведя справки среди челяди он скоротал остаток вечера у камина в отцовском кабинете. Дома его ждали письма от отца и сестры. Прочитав и отложив их он долго смотрел в огонь, покачивая на колене бокал с мозельским. Но поневоле мысли возвращались назад, в особняк Корфа. Интересно что там они сейчас делают. Владимир, дети и... она. Да какие там дети - что ты врешь сам себе. Тебе ведь интересно что делает она. Вот прямо сейчас? - В огне камина он пытался представить... и не мог. Поневоле всплывало ее лицо, золотистые волосы стянутые в кренделек, влажные глаза тогда, на сцене у рояля... Искристый смех...  "Я очень боюсь мышей"...  Он задремал в кресле и с неохотой перебрался в кровать.
Весь следующий день до обеда он потратил отвечая на корреспонденцию пришедшую за время его отсутствия. Кое-как давясь пообедав - после Варвариной стряпни готовка отцовской кухарки была и вовсе неудобоваримой - вновь побеседовал с управляющим, и велев оседлать свою кобылу отправился обратно. Когда подъезжал к поместью уже темнело. Его встретил не Никита а незнакомый вихрастый парень принявший у него поводья. Воронов немного помедлил, оглядывая огромный дом. До ужина оставалось еще часа два. То самое время которое позавчера было назначено для встречи, на которую он пришел намного раньше. Интересно где Анна сейчас? Войти в дом и узнать - все просто. Но...
Ноги сами понесли его в обход дома, в парк
Что я делаю? Куда иду - мы же не договаривались...
Верно, не договаривались.
Хочешь зарок?
Хочу..... Если она будет там... или придет туда пока я буду там... то быть нам вместе...
С ума сошел? Какое быть вместе? Какая женщина согласится с тобой быть?
Заткнись..
Но...
Молчи я сказал...

+1

131

Не увидев Сергея за завтраком на следующий день, Анна решила, что в самом деле утомила его накануне своими разговорами. Но Глаша, отправленная на разведку, принесла другую информацию - граф уехал в свое имение. На сколько - никто не знает.
Уехал...
Что-то сжалось внутри, мир вокруг сделался неуютным и серым. Она помнила, что он говорил ей о делах в имении. Но она не думала, что он уедет так скоро. И даже не предупредит ее. Этот его отъезд, казалось ей, говорил о многом. О том, что она наверняка показалась ему испорченной, навязчивой скучающей девицей, от которой он не знал как избавиться... О том, что она нескоро теперь его увидит... и что вряд ли он хочет ее видеть...
Но потом она вспомнила выражение его глаз... не может она так ужасно ошибаться. Его взгляд был таким теплым. таким искренним... А сколько   удивительных слов он ей сказал, когда она спросила его о том. что он чувствует... Нет, ей должно быть стыдно, что она так плохо думала о нем. Наверняка у него просто появились срочные дела.
Но почему он ничего не сказал?..
А вдруг... вдруг не дела? А вдруг - о, какая кошмарная мысль! - женщина?
Нет, он не стал бы меня так обманывать, только не он... Да что за мысли лезут в мою несчастную голову?
Она больше не могла находиться в доме, поэтому почти весь день провела на свежем воздухе. И почти не замечала холода. Она сходила на могилу Ивана Ивановича, потом зашла в церковь, встретила там отца Кирилла и долго разговаривала с ним - пока тому не пришло время идти на службу... Потом вернулась в имение и долго гуляла по парку, до тех пор, пока сумерки не начали опускаться на землю, и Глаша не выскочила в одном платке и не вернула свою барышню в тепло под конвоем.
До ужина оставалось еще много времени. Анна сбежала от Глаши и снова вышла из дома. Она шла в театр, надеясь на какое-то чудо. Но в павильоне было темно и тихо. Анна зажгла свечу, прошлась с ней тихонько по сцене...
В углу что-то зашуршало.
Она оглянулась, замирая от счастья - и сразу же разочарованно ойкнула. Озаренная светом свечи, из угла на нее таращилась мышь.
- Негодяйка ты, вот ты кто! - сказала ей Анна. - Разве можно было меня так обнадеживать? Ну, что смотришь?
Мышь явно ждала от нее чего-то посущественнее упреков и расспросов. Она еще немного - вероятно, из вежливости - посидела, а потом деликатно и бесшумно юркнула куда-то под сцену. Анна осталась одна.
На следующий день Анна шла в театр, уже основательно подготовившись. Она стащила из кухни у Варвары сладкую булочку и кусок сыра. Войдя в пустое помещение, она зажгла свечи на сцене и разложила угощение в том углу, откуда вчера появилась мышь. И перед Анной встала сложная задача. Как зовут покушать, к примеру, кота - она знала. Но как позвать мышь?
Тишина пустого театра ничего толкового подсказать не могла, и Анна села за рояль. Может быть, зверек вдохновится звуками Шуберта?
Анна начала играть "Вечернюю серенаду". Мелодия очень подходила к ее сегодняшнему настроению - она была в меру грустной, и в меру наполненной ожиданием...

+2

132

Еще несколько минут - и пойду... пойду... да.... - говорил он себе, сидя в темноте боковой ложи. Той самой из которой покойный барон Корф смотрел свой последний спектакль... Но этого он знать не мог. Тишина и темнота... а двухчасовая дорога по морозу казалась сейчас утомительнее чем была на самом деле - очень уж расслабляюще действовала тишина заброшенного театра... Он наверное задремал, потому что не услышал как она вошла. Но в прозрачный, легкий сон просочились неторопливые аккорды перекрываемые спокойным перебором звуков, складывающихся в мелодию... Он едва улыбнулся открывая глаза. На рояле горели свечи... а за роялем сидела она. Воронов чуть подвинулся в кресле, скрываемый абсолютной темнотой которая царила в вечерний час в зрительном зале в котором не было окон.Отсветы свечей играли на завитках ее волос. Руки скользили над клавишами словно влекомые музыкой которая лилась из-под пальцев... легко и плавно. А лицо... Он видел ее лишь вполоборота и прикусил губы не в силах оторвать глаз. Мечтательный взгляд устремленный куда-то в пространство которое видела только она... То искрящаяся весельем и лукавством, то сжимающаяся от страха и сопереживания - сейчас она была совсем другой... и тот одухотворенный свет которым сейчас были наполнены ее глаза заставил его сердце замереть. И он сидел не двигаясь, и почти не дыша, слушая эти неторопливые звуки, и боясь их спугнуть

+1

133

Мелодия закончилась, но она еще продолжала звучать в ушах Анны затихающим эхом. Мышь так и не показалась. Может быть, творчество австрийского композитора показалось ей слишком мудреным? Анна улыбнулась своим глупым мыслям и принялась по памяти наигрывать одной рукой мелодию любимой Глашиной песни. Прошло несколько минут, и она скорее почувствовала, чем увидела быстрый серенький комочек, перекатившийся к кусочку булки и метнувшийся с ней обратно.
А мышка с характером... Тяготеет к отечественному творчеству...
На всякий случай Анна все-таки подобрала под себя ноги. Мало ли, пусть и с художественным вкусом, но все-таки, мышка дикая. Кто знает, что придет ей в голову?
Мышь вернулась за сыром - видимо, только сейчас поверила своему счастью. Обнюхала деловито кусочек, схватила в зубы и утащила. И больше не появлялась, хоть на полу оставалось еще много кусочков булки.
- Могла бы хотя бы спасибо сказать... - проворчала Анна, опуская ноги на пол. Может быть, если она поиграет еще, мышь вернется? Анна задумалась, что бы еще ей сыграть...

+1

134

- Спасибо - тихо отозвался из темноты зрительного зала голос Воронова. Совсем негромкий - но прозвучав в тишине казался громче чем был

0

135

Голос, возникший из пустоты зрительного зала, прозвучал так неожиданно, что Анна вздрогнула. Он исходил из той самой ложи, с которой в последний раз смотрел на ее игру Иван Иванович.
Не может этого быть, призраков не бывает... - пыталась она себя убедить, но безуспешно. Кажется, в темноте ей померещились очертания фигуры...
- Кто здесь? - неуверенно спросила она, вглядываясь в темноту расширившимися от страха глазами и чувствуя, как бешено колотится сердце.

0

136

Воронов мысленно выругал себя последними словами. Вот же не хватило ума сообразить что неожиданный голос из темноты мог напугать ее?
- Всего лишь я - ответил он, поднимаясь на ноги и опираясь о невысокую балюстраду - как будто это могло чем-то помочь - эта часть зала тонула в кромешной темноте. Но может хоть голос узнает - Простите ради Бога, что напугал вас

0

137

Страх исчез мгновенно при звуках его голоса. Анна счастливо улыбнулась, даже не пытаясь скрыть свою радость.
- Как хорошо, что это - Вы! А я думала, что Вы уехали в свое имение.
И очень скучала...
Она попыталась разглядеть его, но с освещенной свечами сцены разглядеть что-то во мраке ложи было невозможно. Анна подошла к краю сцены.
- Спускайтесь сюда, я хочу окончательно убедиться, что Вы - не привидение!

0

138

- Даже не надейтесь на это, госпожа Платонова - усмехнулся он весело - Рано мне еще становиться привидением.
И не тратя времени на проход по узкому коридору в холл а оттуда в зал он попросту перемахнул через балюстраду ложи и спрыгнул вниз. Едва не налетел левой рукой на полукруглую скамью, сбалансировал руками и выпрямившись хмыкнул.
- Да уж, призрак двигался бы куда изящнее ... и тише... - и направился по проходу между скамьями к сцене, выходя из темноты. Сцена была приподнята над залом как и полагается и остановившись под ней он поглядел на девушку снизу вверх.
- Вы великолепно играли...

0

139

Она вскрикнула протестующе, когда он спрыгнул, но было уже поздно. Ну разве можно так прыгать, ведь совсем недавно его рана причиняла ему столько мучений... Но его выходка была такой задорной и мальчишеской, что она не решилась портить весь эффект своими замечаниями и нытьем "Вы должны себя беречь". Она скорее угадывала, чем видела, как он идет по проходу. А когда он вынырнул из темноты в круг света, Анна почувствовала себя счастливейшей из женщин. Он был здесь, рядом, и больше ей ничего не было нужно...

- Спасибо...

Слова уже были не нужны. Ее глаза  рассказывали ему, как она соскучилась без него и как ждала, вчера и сегодня, этой встречи... и как боялась, что он уехал надолго, и как она рада, что он сейчас здесь, рядом...
Нет, словами она бы всего этого передать не смогла...

0

140

От ее взгляда теплело на душе. Словно мягким магнитом тянули ее глаза. Ну что ты делаешь, дурак, что! Ты не имеешь права..... Доводы рассудка звучали глухо, и он не хотел их слушать -впервые за долгое время.
- Сыграйте мне - попросил он, облокачиваясь о сцену и перекрестив руки. - Все равно что...

0

141

Она послушно отошла к роялю, перебирая в уме мелодии и композиторов, и не останавливаясь ни на чем конкретно. Но когда уже села, то вспомнила одну свою любимую арию. Ноты появились у нее не так давно, но она уже успела выучить ее, и мелодия эта еще не надоела ей.
Анна прикоснулась пальцами к клавишам, и вначале немного неуверенно, но с каждым тактом становясь все смелее, полилась со сцены ария Неморино из оперы "Любовный напиток"*. Пальцы сперва дрожали и несколько раз едва не ошиблись, но затем она разыгралась и почувствовала ту легкость и свободу, когда хорошо знаешь произведение, и не нужно постоянно держать в памяти ноты и судорожно вспоминать их, а можно просто отдаться на волю музыке и, играя, уплывать вместе с ней на ее качающихся волнах...


*

Отредактировано Анна Платонова (02-05-2015 04:06:34)

0

142

С первых же аккордов лицо Воронова изменилось, он поднял голову которую положил было на скрещенные на сцене руки, вслушиваясь в звуки клавиш, словно стараясь угадать - что же она будет играть, и когда распознал знакомый пассаж, за ним другой, третий - которые переплетаясь складывались в мелодию его губы тронула улыбка. Почему она выбрала именно эту арию? Очень хотелось бы знать, но с другой стороны - какая разница. Он слушал вновь опустив голову виском на правый локоть.
- Una furtiva lagrima... Negli occhi suoi spuntò.....-  поневоле вспоминая слова арии -он  заговорил вслух - негромким речитативом роняя слова и следуя  за музыкой, написанной совсем для другого голоса и для другого исполнения, Un solo instante i palpiti del suo bel cor sentir... I miei sospir, confondere   per poco a suoi sospir...

0

143

Последние звуки замерли в темных уголках зала, Анна убрала руки от клавиш и повернулась к Сергею.
- Вы знаете эту арию? А я не знаю итальянский язык... совсем. И тем волшебнее мне кажутся эти слова. Как какое-то заклинание. Я уже давно замечала, арии на незнакомом языке воспринимаются глубже и оставляют более сильное впечатление.
И мелодия лучше слышна. Под эту мне нравится думать о чем-то очень личном... своем. И почему-то представляется лето, вечер, заходящее солнце, беседка... ой, я, кажется, замечталась...

Теперь, когда он был здесь, ей захотелось, чтобы он был совсем близко. Но она одновременно и хотела, и боялась этого, помня о своей реакции. Поэтому его выбор - оставаться там, за сценой, она посчитала вполне благоразумным. И сама сидела за роялем, не делая попыток подняться. Так говорить гораздо безопаснее... на некотором расстоянии.

0

144

Она играла безупречно, техника исполнения поражала, но... чего-то не хватало в этой музыке и лишь ее слова пояснили ему - чего именно
- Не знаете? - от изумления Воронов поднял голову, глядя на нее непонимающим взглядом - Вас учили музыке и готовили к сцене но не научили итальянскому? Как же можно в таком случае играть, если не знаете - о чем играете!? Собственные фантазии это хорошо - но для них существует бесчисленное множество симфоний, сонетов, ноктюрнов и прочего... но арии?! - он подтянулся на руках, сел на боком край сцены, сцепив пальцы на поднятом колене и свесив вторую ногу с края сцены. - Ну вот к примеру - Неморино... вы думаете о беседке, лете, закате... и играете умиротворенно, нежно и спокойно.... а на самом деле вот послушайте...- он сделал движение словно хотел встать, но внезапно резко стиснул зубы и остался в прежней позе, только вот пальцы переплетенные на колене сжались добела. Забыл.... так увлекся что забыл!.... Черт. Простите.

Отредактировано Сергей Воронов (03-05-2015 02:15:10)

0

145

-А я, барин, дура безграмотная!- с улыбкой процитировала Анна одну из любимейших своих героинь Пушкина. - Французскому обучили, а итальянскому... не получилось.
Она хотела сказать что-то еще, но увидев его изменившееся лицо и сцепленные на колене руки, забыла о своем решении находиться на расстоянии и бросилась к нему.
- Что с Вами? - глупый вопрос, понятно же, что снова его беспокоит рана. Ну зачем он только прыгал! Как неосмотрительно... Анна присела рядом с ним, пристально глядя в его лицо. - Вам плохо. Вам нужно вернуться...

0

146

- Плохо? - он непонимающе поднял на нее взгляд и передернулся - Нет. Просто забылся. - он поглядел на рояль. Минуту назад - забыв обо всем на свете он был готов подойти к инструменту, опустить пальцы на клавиши и повторить ее проигрыш, но вложив в него все то чего не знала она... И уже почти слышал этот надрывный пассаж, сопровождающий "Cielo, si può morir! Di più non chiedo, non chiedo...." когда вдруг вспомнил то о чем четыре года не позволял себе забыть. А вот забыл сейчас - под влиянием невиннейшего разговора... или под влиянием ее общества... и не вспомни вовремя... Боже какой это был бы позор.... - Простите.

0

147

- Это Вы меня простите... - она в который раз почувствовала себя глупой и бесчувственной... Сердце сжалось от осознания того, сколько боли причиняет ему невозможность играть... и от собственного бессилия. Не нужно ей было вообще садиться за рояль...
Анна опустилась на колени рядом с ним и осторожно накрыла его руки своими. Единственное, что она могла сейчас сделать - это отвлечь его.
- Как Вы съездили к себе? - тихо спросила она первое, что пришло в голову. - И как там себя ведет наш управляющий?

0

148

Пальцы под ее руками сжались еще сильнее, все тело моментально напряглось точно сжатая пружина, он едва не отдернул руки словно бы ее ладони были раскалены докрасна, едва не вскочил, услышав в ее голосе извиняющиеся нотки за которыми ему вдруг послышалась жалость. От стиснувшихся зубов по скулам скользнули желваки, в темных глазах сверкнула молния... но... в какую-то минуту. Потому что уже в следующую он чуть приопустил веки, словно гася невольную вспышку и сжавшиеся, окаменевшие плечи и руки медленно расслабились. Потому что... потому что голос ее звучал не так. В нем была не жалость - та самая унизительная лицемерная жалость которая приводила его в бешенство и которую так часто видел и слышал от женщин. В нем было... что-то другое. Даже не сочувствие... а... он мучительно искал как бы охарактеризовать то, отчасти сопоставимое с сопереживанием ощущение которое слышал в нем, но не мог найти. Воронов медленно вздохнул, с усилием расцепляя руки, и протер лоб. А потом взглянул на нее с какой-то извиняющейся, почти детской, странной на его жестком лице улыбкой и повторил
- Простите. Я дурак... И... все это совершенно неважно. Да и управляющий неважен, что с ним сделается-то. И... если не возражаете.. Давайте вернемся к роялю. Показать я вам к сожалению ничего уже не смогу. Но... что мешает рассказать?

0

149

На какое-то мгновение его лицо вдруг стало чужим. Почти с таким же выражением он говорил с ней в бреду, думая, что она - это та Мари. Анна почувствовала, как напряглись его руки... Ее прикосновение явно было неуместным, и она поспешила отодвинуться от Сергея... Но он почти сразу вернулся. Стал прежним, близким. И предложил пойти опять к роялю. Меньше всего сейчас Анне хотелось бы снова играть. Но она не стала возражать, интуитивно почувствовав, что может ужасно обидеть его.
- Хорошо, я попробую играть так, как Вы скажете... - Она поднялась и вернулась на свое место за роялем.

Отредактировано Анна Платонова (03-05-2015 00:19:36)

0

150

- Как скажу? - Воронов тоже поднялся и лишь на полшага отставая от нее тоже подошел к роялю, но на этот раз даже не взглянул на клавиши, а облокотился о его боковое ребро, под поднятой крышкой и дождавшись пока она сядет произнес тихо
- Никто не может указывать человеку - как ему играть. Аллегро-модерато лишь ремарки на нотах. А играть надо - по ощущениям собственного сердца - по тому чем оно отзывается на смысл того что вы играете. Потому что есть обычное салонное исполнение, а есть...Ну вот к примеру что касается того же Неморино... . - он сделал жест приглашая ее начать, и пригнувшись вперед, дождавшись вступительного аккорда вновь заговорил - но уже чуть нараспев, переводя слова с итальянского на русский и вплетая их в музыку там, где они должны звучать - так, чтобы Анна почувствовала как и где ее изящное, спокойное исполнение разнится с отчаянным, надрывным зовом Неморино. Так, чтобы ее пальцы сами потянулись экспрессировать звучание все больше и больше к кульминации по мере того как все пронзительнее становились слова.
Cлёзы любимой украдкою на очи скатились её;
Этим девицам, кажется - завидно стало ей.
Что же мне дальше искать?
Что же мне дальше искать?
Любит! Она меня любит, я знаю...
На миг лишь только почувствовать, как бьется сердце её!
Слить мои воздыхания с её воздыханьем на миг!
Чтоб вздохи наши смог соединить...
Биенье её сердца ощутить...
Небо! я рад и умереть!!!
О большем не прошу я, не надо....
Ах!! Небо.... я... согласен... умереть....
Мне большего не надо... не надо...
Лишь умереть... лишь умереть в любви....

0


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Дрожит серебряная лира в твоей протянутой руке...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC