"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Дрожит серебряная лира в твоей протянутой руке...


Дрожит серебряная лира в твоей протянутой руке...

Сообщений 151 страница 200 из 212

1

Время года: Зима
Дата: 2 декабря
Время действия: за несколько часов до ужина и далее
Место действия: поместье Корфов, театральный павильон
Участники: Анна Платонова, Сергей Воронов
Краткое описание  действия: Тайное свидание - а как иначе это назвать? Анна назначила Сергею встречу в театре, надеясь обрести возможность поговорить с ним без помех.
Дополнительно:

примерно так выглядел главный зал театра

http://sh.uploads.ru/t/KfUNQ.jpg

Отредактировано Анна Платонова (28-04-2015 00:55:07)

0

151

Привычная музыка вдруг наполнилась совершенно другим смыслом. Переборы казались ей теперь вздохами, которые сменились слезами, а потом - горячими признаниями. Музыка даже зазвучала по-другому. То умоляюще, то требовательно, то страстно... как настоящее признание в любви, наверное.
Анна улыбнулась своим прежним спокойным фантазиям. Ее воображение оказалось слишком бедным, чтобы самостоятельно понять, как исполнять эту арию.
- Вы правы, Сергей Петрович... Она совсем иная должна была быть. Спасибо Вам...
Вот бы услышать хоть раз эту арию на оригинальном языке, исполняемую на сцене...

Отредактировано Анна Платонова (03-05-2015 00:17:32)

0

152

В темных глазах блеснула гордость и Воронов чуть склонил голову
- Браво! Вы великолепный импровизатор. Не каждому удается так, с ходу, переломать заученное ранее и подстроить исполнение под смысл. Я впечатлен, госпожа Платонова

0

153

Она смутилась от его похвалы, но одновременно ей стало так хорошо... Иван Иванович часто ее хвалил, но от его похвал никогда так не билось сердце... и щеки так густо не краснели.
- Спасибо, Сергей Петрович. Но я только слушала Вас... и пыталась повторить, - она постаралась быть честной. Его голос. Он был проникновенным, глубоким, полным чувства. И она только выразила в музыке те эмоции, которые испытывала, слушая его...

0

154

Воронов и виду не подал что заметил этот красноречивый румянец - словно бы девочки которую впервые похвалили. А ведь судя по тому восторженному тону в котором о ней писал отец Корфа - хвалили ее не раз и не десять раз... Только лишь веки его чуть дрогнули и уголки губ дернулись, словно бы он хотел улыбнуться но почему-то передумал
- А позвольте спросить - почему вы выбрали именно эту арию? - молодой человек вновь оперся локтем о борт рояля и не отводя от нее глаз - Если вы не знали смысла - то почему же?

0

155

Вопрос ее немного озадачил. А в самом деле, почему?
- Я даже не знаю... - задумчиво ответила она,  - У меня есть несколько таких, самых любимых мелодий, и она в их числе. Ее почему-то играть хотелось чаще других. Я не знала слов, не знала, как правильно ее играть, но мне нравилось, как легко и плавно собираются вместе звуки... и под нее всегда легко было думать о чем-то таком... в общем, когда мне хотелось побыть наедине со своими мыслями, я ее часто играла.

0

156

- Понимаю - Воронов чуть улыбнулся, и повернув голову вверх и вбок взглянул на взметнувшуюся над его головой словно крыло крышку рояля - Я так играл Гайдна... Довольно давно. Забавно как меняются вкусы с течением жизни, но еще забавнее когда они остаются неизменными в основном - тогда как все остальное меняется кардинально. Если бы вы видели меня в раннем детстве - вы бы не поверили что из меня вырастет. А какой были вы?

0

157

Как давно было ее детство. Но если немного постараться, то все легко вспоминается.
Анна уставилась на пламя свечи. Оно горело ровно, будто замерло, лишь иногда вздрагивало, точно спохватывалось, что ему положено трепетать, но вскоре снова надолго замирало.

- Я была беспечной эгоисткой. Мне казалось естественным, что Иван Иванович обращался со мной как с маленькой барышней. Он вообще был главным человеком для меня тогда... и долго еще потом. Было все так просто и понятно... Но я росла не послушной и примерной, как должно было бы быть при таком воспитании. Я была хитрой. Я ябедничала на Владимира барону так завуалированно... К примеру, когда приходило время для урока музыки - а барон почти всегда на них присутствовал - то я могла сделать скорбное выражение лица и заявить, что сегодня урока не будет, потому что я не хочу мешать Владимиру. Естественно, начинались расспросы, почему это я решила, что мешаю ему. И я как бы нехотя признавалась, что накануне он сделал мне выговор, что своей игрой я ему ужасно надоедаю. На самом деле, Владимир лишь что-то проворчал себе под нос, когда я шла мимо по лестнице, и я даже слов не расслышала, уловила только недовольный тон. Но кто об этом знал? Я видела, что Иван Иванович на моей стороне, и всегда так будет, и пользовалась этим.
Анна улыбнулась и перевела взгляд на Сергея.
- Хорошо, что Вы не видели меня в детстве. С такой врединой Вы бы и говорить не стали. А Вы? Каким были в детстве Вы?

0

158

- Очаровательное дитя! - Воронов искренне рассмеялся - Зря вы на себя клевещете - чтобы изобрести такой поклеп и так его изящно выполнить надо было уже в детстве обладать немалой находчивостью. Впрочем могу вас утешить - моя сестричка еще и не такое вытворяла. У нас с ней шесть лет разницы в возрасте - и когда я поступил в Корпус ей было всего лишь три. И в своем детстве она меня видела лишь по месяцу - три раза в год, а все остальное время была единственным дитем в доме и натуральной принцессой, потому что ее баловали оба. А я, разумеется, приезжая на каникулы - воспринимался как некий агрессор, который на время своих визитов полностью оккупирует внимание матери. Можете представить что она выдумывала - учитывая что у нее-то на маму были все права! Однажды, когда ей было лет пять - заперлась на чердаке. Ее весь дом искал, с ног сбились, и к тому времени когда наконец нашли - матушка уже в полуобмороке в кресле в гостиной лежала, двинуться не могла. А эта маленькая злючка возьми и заяви что это я ее там запер. Каково?

0

159

Сергей не стал отвечать на ее вопрос, то ли не заметил его, то ли не хотел рассказывать о своем детстве. Но зато с удовольствием рассказывал о своей сестренке, и было видно, что несмотря на все ее выходки, он очень любит ее. Анна рассмеялась следом за ним - невозможно было не рассмеяться, его смех был искренним и заразительным.
- Я думаю, что обман очень быстро раскрылся и надеюсь, что Вам не попало за то, что Вы не совершали...
Она вспомнила еще один случай из детства, тогда ее наказали - наверное, в первый и единственный раз за все время, что она помнит.
- А я ведь тоже однажды пропала. Но на Владимира не додумалась свалить вину... Мне было лет восемь или девять. К Ивану Ивановичу приехал какой-то человек, то ли знакомый, то ли по делу. Он приехал в коляске сам, без кучера. И оставил ее у крыльца - визит был недолгим... то есть планировался недолгим. Не знаю, чем я думала, но я забралась в коляску и хлестнула лошадь. Мне хотелось покататься, и мне это удалось... Остановить лошадь смогли только в деревне. Когда меня вернули в дом, у Ивана Ивановича было такое лицо... до сих пор его помню. Меня тогда на неделю лишили прогулок... и сладкого тоже.

+1

160

- Могу представить как он перепугался за вас - Воронов смотрел на нее, пытаясь представить ее в девять лет. На ум приходила сестра в том же возрасте - те же золотистые волосы, те же огромные глаза. Только вот сейчас разница между ними разительная. Настя после смерти матери разительно переменилась - те же мечтательные глаза словно смотрят куда-то внутрь, и от нее не исходит такого яркого ощущения жизни как от Анны... а еще Анна гораздо красивее... - А меня в детстве вообще помнится не наказывали до девяти лет, пока эта егоза не стала сваливать на меня свои огрехи. Я был - вы не поверите - очень спокойным ребенком. Молчаливым, мечтательным.... слишком мечтательным для своих лет надо признаться. Чуть ли не жил у рояля, и был совершенно счастливым оставаясь наедине сам с собой у инструмента.

0

161

Спокойный, мечтательный мальчик, который жил музыкой... как он, должно быть, играл... Острое сожаление пронзило ее - никогда ей не услышать его игру. Это несправедливо, ужасно несправедливо... Она почувствовала внезапную всепоглощающую ненависть к тем, кто навсегда лишил его возможности играть. Он ведь так чувствует музыку, он смог бы извлечь из этого рояля мелодии гораздо сильнее и красивее, чем когда-нибудь сможет это сделать она.
Анна побоялась смотреть на Сергея, зная отлично, что по ее лицу легко можно прочитать все ее мысли, и опустила глаза.
- В то, что Вы были спокойным, действительно, верится с трудом... - произнесла она. - Я почему-то думала, что Вы были задирой. И что при каждом удобном случае устраивали драки.
Анна слегка покраснела. Теперь ему станет понятно, что она много о нем думала.
Анне очень хотелось спросить, какие именно произведения ему нравились и что он больше всего любил играть, когда оставался наедине с роялем, но ей не хотелось бередить его раны, лишний раз напоминая, что теперь он уже ничего сыграть не сможет. Никогда...
Как жаль, что она не знала его тогда... Но в его девять лет она была совсем несмышленышем.
- А Вы любили читать? - ей показалось, она нашла хорошую тему, чтобы отвлечься от разговоров о музыке. - Я спасалась только книгами, когда наступали долгие и скучные зимние вечера. Иван Иванович вначале пытался контролировать мое чтение, но я любыми путями добиралась до тех книг, которые, как он считал, мне еще рано читать. Варвара все удивлялась, куда исчезают свечки... А это я читала по ночам... пока меня за этим случайно не поймали.

0

162

Воронов смотрел на нее внимательно, с едва уловимой улыбкой в уголках губ, зато в темных глазах сияли золотинки, и отражалось теплое пламя свечи.
- Я действительно стал задирой - но уже много после. Отец беспокоился как бы я не вырос неженкой, которому пристало скорее носить юбку нежели штаны, а мать утверждала что мое поведение - лишь видимость и что стержень у меня внутри все же есть. Корпус стал хорошей проверкой на прочность, и как не странно мне там понравилось. Поначалу лишь не давал себя в обиду - разными способами, а потом... сам не заметил как это получилось. К окончанию я уже не мыслил себе иной жизни кроме военной, хотя за кое-какие мои грешки закончил я его без звания в отличие от того же Корфа. Мне пришлось догонять своих сверстников по чинам уже в казармах а потом и на Кавказе. Да так разогнался что перегнал всех на две ступени. - Он с усмешкой дернул плечом, а в ответ на ее вторую фразу отозвался - А читать, да, любил всегда, люблю и сейчас. И в отношении чтения я существо всеядное. С равным удовольствием проглатываю и мемуары и землеописания и саги и стихи...

0

163

- Что перегнали сверстников - это меня совсем не удивляет, - слова вырвались сами собой. - У Вас очень сильная воля.
Еще какая сильная... Она вспомнила его смех - тогда, ночью, когда он, казалось, вот-вот умрет... Ему было больно, а он смеялся.
- А еще Вы очень упрямы... - добавила она тише. И быстро взглянула на него - не обиделся ли?
Услышав о литературных предпочтениях Сергея, Анна слегка улыбнулась, решив, что спрашивать о любимых авторах у графа не стоит.
И поспешила заговорить о другом.
- Мне всегда Корпус казался какой-то запретной страной, куда пускают только мальчиков. Владимир редко что-то рассказывал, но иногда в его речи проскальзывало "в моем Корпусе" или "у нас в Корпусе" - и мне становилось так завидно... Он словно был посвященный в какую-то тайну. У него были свои интересы вне дома, и от этого он казался ужасно взрослым.

Отредактировано Анна Платонова (04-05-2015 22:20:33)

0

164

- Спасибо на добром слове - Воронов чуть поклонился с полуироничной полу-добродушной усмешкой - А Корпус это и вправду иная Вселенная, но он ведь не один такой. Да и пансионов и институтов для девочек и девиц более чем достаточно, и выглядят они со стороны не менее загадочно. Хотя я рад что покойный барон предпочел дать вам домашнее образование. Выпускницы Смольного похожи как пряники из одной формы, неимоверно приторны и скучны. А вы.... вы совсем иная...

0

165

- Иная? - переспросила Анна и со смелым любопытством посмотрела в его глаза. - А какая же я, по-вашему?

0

166

- Живая - не задумываясь ни на секунду ответил он - Настоящая. Вы говорите своими мыслями, а не вколоченными в голову заумными пустыми красивостями от которых скулы сводит. И в голове у вас - и мысли и сомнения и слова нормального живого человека, а не набор пустопорожних любезностей на все случаи жизни..

0

167

Его слова согрели ее приятным теплом. Еще никто и никогда не говорил ей таких удивительных слов, волшебство которых заключалось в том, что сказаны они были искренне.
- Спасибо... - шепнула она. С голосом творилось что-то не то. Горло сжалось от непонятного чувства, и Анна больше не смогла произнести ни слова. Но все чувства, которые она испытывала и которым даже не могла сама подобрать определения, легко читались в ее глазах, взгляд которых не отрывался от его глаз.

0

168

Воронов тоже замолчал, глядя на нее спокойным, глубоким взглядом. Он сказал совершенно то что думал. И с каждым мгновением казалось открывал в ней что-то новое. Удивительная девушка... искренняя... живая... И удивительным было ощущение тепла рядом с ней. Какой-то завершенности, словно в ее голосе и глазах было что-то такое чего не хватало ему самому.

0

169

Если бы у мелкой серой мыши действительно присутствовал хоть какой-нибудь, мало-мальский эстетический вкус, то она бы не тягала самозабвенно оставшиеся кусочки булки к себе в норку, а остановилась бы и полюбовалась на картину, которая была прекрасна какой-то изначальной красотой и естественностью.  Рояль, сцена, несколько истекающих воском свечей, которым плохо удается разогнать полумрак, мужчина и женщина... Их глаза устремлены друг на друга... И даже время почтительно замерло, согласившись лишь для них двоих сегодня изменить свой извечный бег.
Но мышь, озабоченная едой, пропустила эту картину - возможно, самую яркую и волшебную, которую бы ей довелось увидеть в своей короткой мышиной жизни.

Анна долго не отводила взгляд... так долго, что ей стало казаться, будто все вокруг - обман и иллюзия, а существуют только его глаза - темные, внимательные, в которых она видела - или ей казалось, что видит - отражение собственных чувств.
Она не заметила, как потянулась к нему навстречу... что это за странный предмет между ними, почему он ей так мешает?
Резкий звук нажатых одновременно клавиш разорвал тишину и разрушил волшебство. Ее рука неосторожно оперлась на клавиатуру. Анна вздрогнула и посмотрела с недоумением на клавиши, будто не понимая, откуда они тут взялись.
- Я такая неуклюжая... - пробормотала она, опуская крышку рояля и избегая смотреть на Сергея. Она чувствовала, что снова с ней начинает твориться то странное, что уже было, когда он примерял костюм Вампира. Только теперь оно настигло ее, когда он даже не притронулся к ней пальцем. Что же это за наваждение?

Отредактировано Анна Платонова (04-05-2015 23:56:47)

+2

170

Удивительное очарование минуты. Вне времени, вне места - где были сейчас эти двое? Наверное и сами не знали, растворившись в мерцающем свете свечи и в глазах друг друга. Молчи.... молчи ты не имеешь права - завопил где-то в глубине знакомый голос, вызывая страстное желание прихлопнуть его, в каком бы закоулке сознания тот не притаился. Но он видел ее глаза, а сквозь них... Девочка, девушка, нежная, умная, острая на язык, яркая и живая, с интересными суждениями и девушка с которой по мере общения раскрывались все новые и новые глубины, но сейчас все это он уже не анализировал и лишь не будучи в состоянии оторвать от нее взгляда произнес вполголоса
- Вы....  Вы удивительная девушка, Анна...

0

171

Долго избегать его взгляда не получилось. Глаза сами, точно зачарованные, вновь отыскали его взгляд. От его тихого голоса по всему телу волной пробежала приятная дрожь. Все ее существо стремилось к нему, но сознание, получившее ненадолго возможность вырваться из сладкой пелены, кое-как убедило Анну оставаться на своем месте.
- Вы - первый, кто говорит мне такие слова... - она тоже говорила негромко, словно боясь спугнуть что-то невесомое и хрупкое. - Почему мне с Вами так легко и хорошо? Я никогда ничего похожего не чувствовала... я как будто куда-то улетаю... и в то же время остаюсь на месте... это так необычно и так... волшебно...

0

172

Сладкая дрожь от ее слов. Теплым, мягким одеялом окутывает душу. Ну вот она. Сделай шаг, прикоснись, обними, разбей этот чертов замок на собственном сердце - ведь ему же тесно, трещат на-разрыв цепи которые казались нерушимыми, лопается со звоном броня в которую четыре года была закована душа не встречавшая отзвука в другой душе...
Нет! Нет, нет, нет! Ты не имеешь права, не имеешь, НЕ ИМЕЕШЬ ПРАВА!!!!
Воронов качнулся вперед и мягко опустился на колено у ее ног. Осторожно, словно она была стеклянная - взял ее руку в свои ладони, молча рассматривая тонкий узор едва заметных голубых жилок под кожей и склонив голову прижался лбом к тыльной стороне ее кисти.
Молчи, молчи, молчи!
Истошные вопли сознания и рвущаяся из оков душа которой тесно, тесно, жарко и нестерпимо душно в собственном теле, в сердце огражденном от любви, доверия и разочарований десятками барьеров из иронии и сарказма.
Молчи....
Но зачем, неужели мне нельзя...
Сам знаешь что нельзя, сам знаешь что случится потом, что всегда случается, молчи, молчи....

0

173

От его прикосновения по всей коже будто разбежались невидимые горячие искорки. Слабый голос разума, пытавшийся что-то говорить о приличиях, и вовсе погас.
Сергей был рядом, и это было единственное, что ее теперь волновало. Это было так правильно и естественно. Неправильной и тусклой казалась ей ее прежняя жизнь - без него.
Она не могла быть так близко и не прикоснуться к нему. Ее рука опустилась на его склоненную голову... как же ей нравилось перебирать его волосы... она даже забыла, что обещала больше не делать этого. Ей было не до обещаний сейчас.
Он был так близко... Это было похоже на сон. Или, нет, неправильно. Вся жизнь без него была сном, и лишь с его появлением Анна проснулась.
Она хотела сказать ему об этом, но не сумела. Да и зачем говорить? Все ведь понятно без слов...

0

174

Наверное он мог бы стоять так вечность. Но ведь вечности не существует. А существуют ее пальцы в его волосах. Нежное прикосновение, словно прикасается не к волосам а к самому сердцу. Нежное, давно забытое...
Молчи, молчи!!!!
Да сколько же можно... ведь упущу, упущу момент и буду жалеть об этом возможно всю оставшуюся жизнь!
Дурак, куда ты спешишь? Ты ее не знаешь, она не знает тебя, тебе мало было предыдущего урока? Ты не имеешь права!!!

Воронов невольно прикусил губы, и когда поднял голову в глазах отражалась невеселая улыбка
- Видите какой я чурбан. Много разглагольствую обо всем на свете. А о том что важно - не могу найти слов. Слишком громкие и емкие слова  настораживают. И чем громче они звучат - тем менее возможно выговаривать их вслух. Я должен был бы сказать вам сейчас - что уже давно не испытывал ничего похожего на то что чувствую к вам. И в то же время... сказать что не имею на это права. И постараться объяснить почему. А вместо этого мне хочется лишь быть вот так у ваших ног, и молчать. Хоть целую вечность. А ведь это трусость....

Отредактировано Сергей Воронов (05-05-2015 20:08:33)

+1

175

Холод появился из ниоткуда. Только что ей было почти жарко - и вот уже она замерзает. Кровь будто превратилась в ледяную воду, которая с каждой секундой леденеет еще больше...
Только что он был близко - и стал недосягаемо далеко. И это ничего не значит, что ее рука продолжает касаться его волос - он далеко от нее, дальше, чем если бы находился за тысячу верст...
Это я виновата... это я позволила себе размечтаться, я забылась.  Я знала, что мне нельзя мечтать, я сама во всем виновата...
Граф был настолько деликатным человеком, что постарался как можно мягче объяснить ей то, что она должна была понимать с самого начала. Это не он ее не достоин, а она его. Крестьянка и граф... Сюжет для пошлой трагедии, но не для жизни. Она, похоже, нравится Сергею, но он знает, что у них не может быть будущего. И он слишком благороден, чтобы воспользоваться ей, как поступил Андрей с Татьяной...
Рука оставила в покое его волосы и бессильно упала ей на колени. К ней присоединилась и другая, осторожно выскользнув из руки Сергея.
- Не нужно ничего объяснять, граф, я все понимаю, - какой странный стал у нее голос, как у чужой, - Вы вовсе не трус. Вы самый смелый, благородный и честный человек из всех, кого я встречала. Спасибо Вам...
Спасибо Вам за те счастливые минуты, которые Вы мне подарили. Я никогда их не забуду. И Вас тоже никогда не забуду и буду молиться за Ваше счастье с достойной Вас девушкой из хорошей семьи.
Губы начали дрожать, а глаза уже почти ничего не видели от набегающих слез. Но она сдержалась, не стала плакать при нем. Потом, позже... в привычной тишине своей комнаты будет можно. Но не сейчас.
Она наклонилась к нему и прикоснулась похолодевшими губами к его лбу. А потом торопливо покинула сцену. Никогда еще проход между креслами не казался ей таким длинным, как сейчас...

Отредактировано Анна Платонова (05-05-2015 23:41:29)

+1

176

Что-то было не так... что-то было совсем не так. Переменился взгляд, переменился голос, от девушки повеяло холодом.. Воронов приподнялся, не заметив что напрягся поневоле словно кот перед прыжком, вглядываясь непонимающим, ищущим взглядом в ее глаза. Что же...
А вот слова... даже не слова - голос который их произнес... полный льда... обжег холодом "все понимаю" Ах, когда женщина говорит тебе "я все понимаю" это означает что она явно что-то поняла - но не то то ты сказал, а что-то свое, возможно и не связанное с тем о чем ты говорил... Что черт возьми она имеет в виду что за "спасибо"? Мысли заметались, взлетели словно воронья стая, разлетелись в беспорядке не давая ухватиться ни за одну из них, но вот этот поцелуй.... касание губами лба... так прощаются с покойниками! Или.... он медленно повернул голову ей вслед..
Все. Ты этого хотел?
Нет.....
Ты говорил что не имеешь права. Она очень деликатно дала тебе понять что ни на что не претендует. Все тихо и мирно - ты разве не этого хотел?
Нет...

При мысли что она сейчас уйдет, какая-то часть его души, оледенелая, заброшенная запертая на сотню замков лишь удовлетворенно ощутила
Видел? Этим всегда кончается. Скажи спасибо что еще толком не начиналось.
Да? и что дальше?

При мысли что сейчас она уйдет. И на этом все кончится...его пробила дрожь. Не будет больше бесед с нею в тишине при свечах. Не будут ее глаза смотреть на него с этой полудетским выражением которое так грело душу. Не будут ее руки скользить над клавишами, а взгляд не будет загораться голубыми искрами встретившись с его глазами... Все? Кончится? Он вернется в отцовское имение... в пустой дом... Будет временами наезжать к Владимиру старательно избегая встречи с ней... Потом вернется на службу... и дальше все пойдет как раньше... служба.. казармы... офицерские гулянки... раз Петербург то возможно и балы и вечера... пустые - как и те, на водах... Дальше? Дальше скорее всего снова Кавказ..
И больше не будет ее.... Нигде не будет. Она останется здесь, возможно думая о нем так же как о том безымянном типе который очаровал ее и бросил - о котором она говорила в ту ночь.
Ты не имеешь права...
ЗАТКНИСЬ!!!!
Не лучше ли иметь хоть кусочек чуда и потом потерять его - чем не иметь его вовсе?
Хочешь повторения прежней истории?
Она так не поступит..
Откуда ты знаешь?
Иди к черту!!!

Ураган мыслей крутился так быстро, что она не успела пройти и первых двух рядов когда он вскочил словно подброшенный
- Анна! - его голос заполнил пустое молчание зала словно раскат давно молчавшего колокола - Анна....
голос оборвался, придушенный внутренним приказом. Он замер словно подсудимый в ожидании приговора
Если останется... если расслышит просьбу в одном лишь своем имени... быть нам вместе. Все объясню, все скажу и.... да будет воля Божья...
Если уйдет... так тому и быть...

+1

177

Темнота зала была спасением. Вот бы раствориться в ней, чтобы больше никогда не чувствовать боли... стать бездушной тенью и обрести если не счастье, то покой...
Боль со временем пройдет, ее надо перетерпеть. Но где взять силы? Как запретить себе думать о нем? И как она вообще теперь сможет жить без него? Потом, об этом лучше думать потом, сейчас главное спрятаться поскорее от всех, в первую очередь - от него...
Его голос, произносящий ее имя... Зачем он зовет ее? Они ведь уже все сказали друг другу... Зачем продлевать эту пытку?
Робко шевельнулось что-то в глубине души, какой-то слабый проблеск надежды, но Анна подавила его. Чудес не бывает. Нужно уходить...
Но она не могла. Его голос до сих пор звучал в ее ушах, хоть он всего лишь дважды назвал ее по имени.
Она замерла на месте, не оборачиваясь и схватившись за ближайшее кресло.

0

178

Воронов медленно перевел дыхание. Казалось в эти несколько секунд он превратился в статую - словно бы не только дыхание - но даже сердце остановилось в ожидании - а теперь понеслось вскачь наверстывая упущенное. Одним резким движением он спрыгнул со сцены не озаботившись воспользоваться лесенкой, и в несколько шагов догнав ее схватил за плечи и развернул лицом к себе. Совершенно не заботясь о том насколько непочтительным выглядит этот жест он приподнял ее опущенную голову за подбородок, вынуждая смотреть себе в глаза. Только вот сбившееся дыхание никак не хотело восстанавливаться, и голос хоть и спокойный и негромкий прерывался словно бы он пытался говорить на бегу
- Анна.... я не знаю что вы "поняли" как вы говорите.. Но явно не то что я хотел сказать. Иначе вы не стали бы так убегать... Вы вообще не должны убегать! Никогда и ни от кого... Не смейте...

0

179

Она послушно подняла лицо - потому, что сил сопротивляться у нее вообще не осталось.
Что он делает? Разве он не понимает, как ей тяжело быть теперь с ним рядом? Не убегать? А как по-другому спрятать то, что ему нельзя видеть? Зачем ему смотреть на ее слезы?
Господи, какая пытка...
В ее сознание спасительным лучиком света проникли его слова о том, что она его не так поняла. Но как можно было понять его по-другому?
- Почему Вы так говорите? - ее голос прозвучал сдавленно. - Мне кажется, Вы выразились достаточно... ясно. И я...
Она больше не могла продолжать. Не могла смотреть в его глаза и знать, что уже больше никогда...
Она удерживала слезы до самого последнего момента, а теперь они заструились по щекам, и прятаться больше было незачем...

0

180

- И вы? - подхватил Воронов ее оборванную фразу не спуская с Анны взгляда- пытливого, требовательного, словно пытался высмотреть в ее глазах что-то очень важное... или заставить ее прочесть что-то в своих - Договаривайте... И вы - что? Не сочтите меня хамом, возможно так оно и есть, но я хочу услышать. Вы не трусиха чтобы убегать - договорите до конца.

0

181

Взгляд его сверкающих в полумраке глаз неожиданно придал ей сил. Нет, она не трусиха. И если нужно сказать вслух, она скажет. Она по-прежнему не понимала, зачем ему это было нужно.
- ... и я не могу больше оставаться здесь. Рядом с Вами. Я должна уйти, потому что... потому что...
Эти слова никак не хотели выговариваться. Она то ли вздохнула, то ли всхлипнула.
- ... потому что это я Вас недостойна.

0

182

- Это еще что за бред?! - почти выкрикнул Воронов чуть встряхивая ее за плечи. Меньше всего сейчас он думал о правилах хорошего тона или о деликатности. - С чего вы взяли эту чушь?! И еще, вы никуда не уйдете пока я не пойму что вы имеете в виду и не заставлю вас выслушать себя.

0

183

Она уже совсем ничего не понимала, мысли путались, мешались, и удержать хотя бы одну было невероятно сложно. Но вот сейчас она сделает последнее признание, и он отпустит ее...
- Я недостойна Вас, - упрямо повторила она, - из-за своего происхождения. Только Вы вначале так деликатно дали это понять, а теперь зачем-то просите, чтобы я сама это произнесла вслух... я ничего не понимаю...
Ее голос перешел в шепот.

0

184

- Происхождения? - непонимание в его голосе было таким явным и искренним что она не могла этого не почувствовать. В первый момент он вообще не понял о чем она говорит, какое-такое происхождение, что за "недостойна"... И лишь потом вспомнив о том что она - бывшая крепостная - хлопнул себя по лбу - Господи! Какой же я идиот!!! - убрав руку он посмотрел на нее засиявшими глазами. - Анна! Я совершенно забыл об этом? Клянусь жизнью - даже не сразу понял о каком происхождении речь! И только лишь из-за такой ерунды? Всего лишь? - он честно старался удержаться от смеха - но у него не получалось - губы расплывались в улыбке сами собой, глаза искрились золотинками смеха, и наконец не удержавшись он подхватил ее за талию, и поднял над собой на вытянутых руках, уже смеясь не в состоянии сдерживаться от внезапно нахлынувшего облегчения - Дитя! Неразумное и не соображающее дитя... но и я-то хорош, даже не вспомнил!

0

185

Такой голос не может обманывать... Он удивился, он забыл о том, что она - крепостная! Но... как такое может быть? Но оказывается, может. Анна чувствовала себя так, будто ее вначале приговорили к казни, а затем, в самый последний момент, объявили помилование. Оглушенная внезапно свалившимся на нее счастьем, она какое-то время вообще ничего не соображала, только неуверенно улыбалась сквозь слезы. А когда он поднял ее на руках, то она почувствовала себя самой счастливой на свете. Теперь казалось невероятным, что еще минуту назад она хотела отсюда убежать. Но ее счастье слегка померкло, как только она вспомнила...
- Но... но о чем Вы тогда говорили? Пожалуйста, объясните...

0

186

Воронов лишь покачал головой с улыбкой, и опустил ее в ближайшее кресло крайнее из второго ряда, рядом с которым они стояли, и сам вновь опустился на колено возле ее ног, и мягко произнес
- Я говорил о себе. Всего лишь о себе... Я... я ведь действительно давно не испытывал ни к кому ничего подобного. И меня это пугает. Я четыре года жил с мыслью что у меня нет права на нечто бОльшее нежели флирт или охота за бабочками. А за вами я не охочусь, и не хочу флиртовать. Вы будите во мне нечто такое.... Ч-черт не назову даже что именно - он сжал ладонью лоб и покачав головой поглядел на нее снизу вверх. - Но вот сейчас, когда я представил что вы уйдете и на этом все волшебство закончится... К чертям все запреты... В конце концов нельзя уберечься от собственной судьбы, и никого от нее не удается уберечь...

0

187

Он снова был близко. Это было похоже на чудо. Может быть, чудеса все-таки бывают?
- И меня пугает то чувство, которое я к Вам испытываю. Оно сильнее меня, и оно не зависит ни от моей воли, ни от моих мыслей. Так было с того самого дня, как я вошла в комнату к Владимиру и увидела там Вас... Только вначале оно пряталось за другими чувствами... за любопытством и интересом. И росло...
Он прав, ее не волнуют больше никакие запреты. Он - это самое важное теперь в ее жизни. Даже если он будет против...

0

188

- Любопытство... интерес - улыбка тронула его губы и отразилась в глазах - Могу сказать то же и о себе, причем в той же последовательности. Только вот... дальше... наверное это трусость - я говорил, но мне страшно думать о том что может быть дальше. Потому что... я ведь действительно не имею права. Если..- он на секунду опустил голову, словно с усилием проглатывая слово застрявшее в горле и взглянув на нее уже без улыбки продолжил - Если я позволю себе поверить в то что для меня возможно нечто бОльшее... то либо разобью себе сердце, либо сделаю несчастной ту, которая примет это бОльшее..

0

189

Она с непониманием посмотрела на него.
- Почему Вы так странно говорите? Лучше скажите все сейчас, потому что я боюсь, что если начну думать над Вашими словами самостоятельно, то додумаюсь до чего-нибудь нехорошего... почему Вы так уверены в том, что разобьете себе сердце? И почему Вы называете несчастной ту, которая... которая должна считать себя самой счастливой?
Ей стало тревожно. Что же это за препятствие?

0

190

- Самой счастливой? - Воронов усмехнулся качнув головой - Вот уж не сказал бы. Вы же и сами знаете, Анна. Что за судьба ждет мою избранницу. Делить меня с чувством долга и службой. Провести лучшие годы в частых разлуках и ожидании писем. И никаких гарантий на то что когда-нибудь будет по-иному.. Вы полагаете есть на свете женщина которая это выдержит? - в его голосе не было больше усмешки, а в глазах - искр. Они были глубоки и темны как два бездонных черных колодца ведущих в бездну - Она будет либо несчастной в этом вечном ожидании... либо.... либо предаст меня - как Мария. Да и кроме того... в моем теле полдюжины пуль и с полтора десятка дыр попроще, залатанных с разной степенью успешности. Не говоря уже последствиях горского гостеприимства... пока я молод это ничего не значит, но рано или поздно они проснутся и заявят о себе -и моя избранница получит лишь обезображенного калеку. Вы полагаете я имею право предложить какой-либо женщине такую судьбу?

0

191

Она ждала разоблачения какой-то страшной тайны, предполагала самые невероятные причины, а все дело было только в этом...
- Теперь Вы несете чушь, Сергей, - строго сказала она ему и слегка наклонилась, чтобы их глаза находились на одном уровне - ей казалось, так он лучше поймет то, что она хочет ему сказать.
- Вы уже все решили за нее. За ту, которая Вас полюбит. Даже не спросив, что она обо всем этом думает. А если для нее самое главное - это быть рядом с Вами... столько, сколько получится? Что, если она готова ждать Вас сколько будет нужно? А про измену... Вам попалась однажды бессовестная женщина, так Вы решили, что все женщины такие же?

0

192

Воронов чуть дрогнул бровью и в потемневших было глазах медленно, словно появляющиеся на небе звезды стали проявляться знакомые уже Анне золотинки, а уголки губ дрогнули когда он услышал что она - впервые - назвала его по имени, и похоже даже сама того не заметила. А по мере того как он слушал дальше улыбка превратилась в веселую усмешку - полушутливую, полуироничную, только вот глаза оставались теплыми
- Возможно - медленно отозвался он наконец - Но знаете - если такая женщина где-то существует... - едва уловимая пауза и чуть ярче блеснувшие глаза смотревшие на нее в упор - то я бы сказал что у нее весьма странные вкусы! Вы не находите?

0

193

Как же она любила этот его взгляд... Насмешливый, но за этой насмешкой таилось что-то другое. Серьезное и очень ей близкое. И очень волнующее. Нельзя ей было долго смотреть в эти глаза безнаказанно... Все вокруг сразу же становилось ненастоящим, кроме этого взгляда... все мысли казались глупыми и несерьезными, кроме одной - что он ей очень нужен.
- У этой женщины, которая определенно существует... самые правильные в мире вкусы... - как во сне, ответила Анна, зачарованная его взглядом.

0

194

Его глаза вспыхнули теплыми искрами и уже откровенно озорная усмешка дернув край жесткого рта озарила лицо Воронова словно сделав его лет на пять моложе. Тяжкий, напряженный разговор словно сходил на нет и разрядить его было сейчас просто необходимо.
- Однако! О правильности женских вкусов - впрочем как и мужских - можно еще поспорить! Вам к примеру не случалось любить то что у большинства людей вызывает шок, или наоборот - бояться самых безобидных вещей? О, разумеется я не говорю о мышах, они безусловно вне конкурса.

0

195

Так сложно было сосредоточиться на его вопросе... Анна будто возвращалась от сна к реальности. Любить то. что вызывает шок? Она любила многие вещи, но они были совершенно обычными... А шокирующие... Она задумчиво покачала головой. Нет, все, что она любит, такое привычное.
А вот страхи...
- Ваш вопрос несколько озадачил меня, - призналась она. - Я вообще-то трусиха по натуре. Кроме темноты и мышей я боюсь много чего. Например, запертых дверей. И чисел, оканчивающихся на двойку. Это совершенно необъяснимые страхи. И мне порой самой делается смешно, но почему-то все равно боюсь. А Вы, граф? Теперь Ваша очередь. Ответьте теперь Вы на свой же вопрос?

0

196

- Ну-у-у, это нечестно - со смехом запротестовал было Воронов, но покачав головой все же ответил - Ну я люблю Кавказ, хотя это вызывает шок у тех кто не понимает - за что можно любить место где пролито столько крови. Но чтобы это понять - надо пробыть там так долго как я, и понимать что война - далеко не главное. А вот чего боюсь.... - он усмехнулся - Вы не поверите, но единственное чего я боюсь на свете - это всяких ползающих тварей. И даже не столько змей сколько червяков. Дождевых, мучных - любых. Боюсь настолько что при одном только их виде меня словно промораживает насквозь. И чтобы избавиться от этого состояния я могу сотворить что угодно - хоть пристрелить кого-нибудь, хоть самому в окно выпрыгнуть. Совершенно нерациональная фобия

+2

197

Нет, она не понимает и никогда не поймет, за что можно любить Кавказ. При одном его упоминании ей представлялась безжизненная пустыня, окруженная горами, в которых кишмя кишели дикие, жестокие, страшные кавказцы. А Сергей говорит, что любит это ужасное место... Как же это можно понять?..
А вот его страх Анну не удивил.
- Червяки - мерзкие создания, - согласилась Анна. - Но безобидные, они хоть не кусаются. Правда, очень противно копошатся.
Она передернула плечами, как будто уже увидела кучку копошащихся червяков.
- Не будем о них... Вы лучше расскажите, за что Вы любите Кавказ. Я хочу попробовать понять...

Отредактировано Анна Платонова (11-05-2015 19:39:39)

0

198

- Кавказ... - Воронов улыбнулся и на секунду приопустил веки, словно оживляя перед собой картину - Я кажется говорил... Это самое красивое место в мире. Горы покрытые снегом у вершины и густыми лесами на склонах. Знали бы вы как ослепительно они сверкают на солнце. Когда восходит солнце - снежные пики озаряются первыми, и вспыхивают словно звезды на светлеющем небе, отражая свет. И они горят, словно свечи зажженные рукой самого Создателя - пока их подножие все еще погружено во тьму. А на закате они пылают алым ... Словно там сама земля отдает дань памяти тем кто погибал за нее. - Его голос стал тихим, а глаза замерцали странными искорками - Вечно синее небо, синее и глубокое, в отличие от нашего здешнего - почти всегда затянутого облаками... Такое невозмутимое.... Горы покрытые лесами, долины травы в которых вырастают выше колен... усеянные цветами. Мелкими, некрасивыми горными цветочками - но знали бы вы как одуряюще они пахнут... И нет большего наслаждения чем пробежаться по такой долине, упасть в траву раскинув руки и смотреть в небо... А скалы... там где землетрясения, ветра и ледники снесли почву становятся видны скалистые основы гор. Словно кубики и пирамиды рассыпанные из коробки для игрушек - какого-нибудь великана.... Те скалы слоистые - и часто выглядят как.... как торцевая часть книги в которой все страницы- разных оттенков. Множество слоев и оттенков - от угольно черного до зеленого или алого... Ущелья там глубоки и темны, извилисты -выбитые в земле течением рек или рассевшимися после землетрясений скалами - в их глубине прохладно даже самым жарким летним днем. А на дне их текут реки... От самых маленьких ручейков - до больших и глубоких, но все они порожисты и быстры... и так холодны, что даже летом опустив руку в воду можно почувствовать уколы тысячи ледяных иголок... потому что эта вода стекает с ледников, не тающих уже многие века.... Он посмотрел на нее и улыбнулся - Про Кавказ я могу рассказывать часами. Нет чего-то одного что могло бы вызвать восхищение - потому что он - словно живое существо - целостное и неделимое. И народы населяющие его... Далеко не все враждебны. И даже враги... я никогда не встречал людей, готовых среди ночи принять и приютить одинокого путника, накормить, обогреть, вылечить, и оскорбиться если им предложат хоть что-то в благодарность. Тамошние народы возможно жестоки в вашем понимании. Но это люди для которых честь дороже всего на свете, и они достойны уважения. Волею судеб они стали нашими врагами, но я ни на секунду не переставал восхищаться ими. Их отвагой и решимостью....Они свято чтут законы гостеприимства...  Они не умеют запирать свои дома - просто потому что понятие воровства там не существует вовсе. 
Увы, этот край не умеет долго жить в мире - словно в компенсацию за чудеса природы людей наделили особой формой безумия.... Но поверьте - я и на смертном одре буду с трепетом вспоминать голубые озера Кабарды.... Склоны Казбека... Грохот Терека... Белую громаду Безенгийской стены... и благодарить Бога за то что он позволил мне увидеть все это. И почувствовать.. нет, даже не красоту Кавказа. А его душу

+1

199

Анна молча слушала его, и в ее воображении рисовался потихоньку другой Кавказ - не враждебный, а сказочный. Если бы не те люди, что там живут... возможно, и она смогла бы полюбить его. Но те шрамы на груди и шее Сергея... его искалеченные руки... его глаза, темные и страшные, когда он бредил и думал, что находится среди своих мучителей... нет, этого Анна никогда не сможет забыть. Пусть Кавказ будет хоть трижды красив - она его ненавидит. Но она не станет говорить об этом ему. Сергей его любит... И даже восхищается теми нелюдями... Анна поразилась глубине его великодушной души, по сравнению с которой ее собственная душа казалась ей мелкой и ничтожной. Но она никак не могла себя заставить взглянуть на кавказцев глазами Сергея. Никак... Они причинили столько зла...
- Вы умеете видеть красоту... - медленно проговорила она, - Там, где другие видят только смерть и разрушение. Наверное, это такой дар...

0

200

- Не думаю... - Воронов чуть передвинулся - нога затекла от долгой неподвижности и он уселся на пол у ее ног, прислонившись спиной к креслу переднего ряда, машинально протирая ладонью согнутое колено - Дар проявлялся бы во всем, а не только относительно какого-то одного места,  или каких-то людей. По большей части я не испытываю иллюзий по отношению к двуногим прямоходящим, и мало чего от них жду. Впрочем мне ни от кого ничего и не нужно - и в этом счастье. То есть... - он запнулся и насмешливо дернул уголком рта - То есть я полагал - что в этом счастье. А теперь вот начинаю сомневаться - так ли это. Ох уж эта жизнь, не успеешь привыкнуть к устоявшемуся порядку вещей, как она тут же смешивает карты, сдает по-новой и пялится на тебя с усмешкой - дескать, что теперь скажешь?

0


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Дрожит серебряная лира в твоей протянутой руке...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC