"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Погадай мне, колдунья....


Погадай мне, колдунья....

Сообщений 51 страница 100 из 123

51

Воронов непонимающе глянул на нее, и расхохотался от неожиданности
- Вот уж как только меня не называли, а вот сатаной еще никто не величал! Полно вам, хозяюшка!

0

52

Сычиха сделала какое-то странное глотательное движение, словно пытаясь избавиться от кома в горле и опираясь об пол, на коленях стала отползать от него подальше. Ее глаза походили на два колодца полных ужаса, она не отрывала панического взгляда от молодого человека, словно перед ней действительно был сам черт во плоти, и несмотря на то что тот стоял не двигаясь и ничего страшного вроде не происходило - ее ужас все рос и рос, разрастаясь словно лавина.
- Ты... ты... - задыхаясь хрипела она - Я все видела... Кровь... дым... огонь... раскаленные крючья.. Красное острие... вонь горелого тела... человеческого тела... боль...я видела... не отрицай... это сделал ты... ты... дьявол... дьявол... убирайся... убирайся сейчас же!

0

53

Ротмистр еле заметно вздрогнул, и жесткие черты его лица казалось вовсе окаменели. Вот уж не ожидал что забавная лесная ведьма действительно обладает каким-то даром.
- Не отрицаю. - наконец глухим, но спокойным голосом произнес он - Только делал это не я. Это делали со мной. Не присваивай мне чужие лавры, ведьма. Бог свидетель - своих предостаточно

0

54

- Чужие? ЧУЖИЕ?!!! - Сычиха отползла еще дальше и сидела теперь прижавшись спиной к тяжелому дубовому ларю, на краю освещенного единственной свечой круга. Оттуда из полутьмы она была похожа на загнанную в угол крысу, которая вот-вот бросится на загнавшего ее в западню кота. И ощущала себя примерно так же - Я видела твое лицо. Твои зубы в крови. Ты грыз человеческую плоть и пил кровь! Вон отсюда, чертово отродье! - ее голос взлетел до крика, яростного и истошного - ВОН! Год отмаливать мне что тебя под свой кров пустила, да дом очищать. Убирайся обратно в ад откуда ты вышел, прокляну тебя, как Бог свят прокляну, чтобы даже кости твои в освященную землю не легли, пошел прочь!!!

0

55

Воронов слушал ее с каменным лицом, только вот едва заметная складка прорезала его лоб, да темные глаза казалось потемнели еще больше. Откуда она это знает. Как могла видеть. Выходит.... действительно ведьма? Мысль о том что может существовать человек вот так вот, от одного прикосновения способный увидеть то что скрыто в тайниках памяти - пусть даже ошибочно трактовав свои видения - была поразительна для такого скептика. Однако факт - вот он. Он не знал что и думать, да и думать не хотелось ничего. В голосе и словах этой странной женщины сквозил такой неприкрытый панический ужас, и такая бешеная ненависть что каждая секунда промедления казалось могла вызвать у нее удар. Воронов молча взглянул на Анну, потом на Сычиху, и коротко, на военный манер склонив голову в обозначении поклона - вышел из избушки, закрывая за собой дверь.
Пронзительно чистый морозный воздух и ясная ночь в медленных, крупных хлопьях снега обрушились на него словно освежающий водопад, и он остановился запрокинув голову и с наслаждением глотая ночную свежесть

0

56

"Она окончательно сошла с ума..." -  Анна выпустила Сычиху, когда та рухнула на пол и закричала о том, что Сергей - дьявол. Девушка уже жалела, что пришла сюда и привела с собой графа. Она никогда не видела Сычиху в таком исступлении и винила себя в ухудшении ее состояния. Срочно нужно извиниться и уйти. И прислать кого-нибудь из дворовых сюда. Покараулить колдунью, чтобы, чего доброго, не сожгла свою избушку или не натворила еще каких-нибудь безумств.
Но когда с губ перепуганной женщины начали срываться слова, слишком знакомые для Анны, она застыла на месте. глядя на Сычиху широко распахнутыми глазами в которых было много изумления, но еще больше - страха.
"Откуда она знает о пытках? И почему говорит, что Сергей был не жертвой, а палачом?"
Сычиха была так убедительна, что любой другой на месте Анны, наверное, усомнился бы, на чьей стороне правда... но Анна сама видела его страшные шрамы и слышала, что говорил Сергей в бреду. В бреду ведь не лгут и не притворяются.
Услышав его спокойный голос, Анна беспомощно взглянула на графа. Убежать бы сейчас подальше от этой избушки с ним вместе... Но как уйти и оставить несчастную в таком состоянии?
Сергей благоразумно покинул избушку, и Анна, проводив его полным сожаления взглядом, обернулась к сумасшедшей.
- Простите его... и меня. Он хороший, вам просто что-то показалось. Он не мучил никого, это его мучили. Но смотрите, он ушел, и больше никогда не придет, если Вы не хотите! Пожалуйста, успокойтесь...
Анна приблизилась к Сычихе, опустилась рядом с ней на пол и ласково дотронулась до ее руки своей ладонью.
- Вам бы лучше сейчас отдохнуть, а лучше  поспать. У Вас есть какие-нибудь капли? Успокоительное?

Отредактировано Анна Платонова (18-05-2015 23:03:11)

0

57

- Не мучил... - Сычиха перевела на Анну полубезумный взгляд - Может и не мучил. Но убивал. Много. По локоть руки у него в крови, вовек не отмоется. И грыз он человеческую плоть, я видела! Спроси его самого если не веришь!
Ведьма схватила Анну за руку, и глухо охнула, закрывая глаза. Вновь мельтешащее облако картинок, вихрь подобный урагану, из которого почти невозможно разглядеть что-то конкретное. Анна с кольцом на пальце, счастливая и тут же - Анна в слезах, молчаливых слезах в темноте, Анна мечущаяся по комнате не то в отчаянии не то в страхе, Анна с пером в руке, пишет веселые слова но с тяжелым сердцем....кому она пишет? Неужели о судьбе своей несложившейся, что полюбила не того, и он не тем оказался чем казалось? Черный ворон с письмом в клюве с размахом бьется в оконное стекло, еще и еще, пока стекло не разлетается вдребезги засыпая комнату дождем сверкающих осколков. Анна на постели в слезах, отбивается от черных крыльев. Белое перо в ее руке - обыкновенное гусиное но протыкает бьющегося ворона насквозь , птица вылетает в окно оставляя за собой черные перья и кровавые брызги на ее постели  Тяжелый шум и раскачивание, темное, запертое пространство, и Анна внутри - напряженная  испуганная. Что это? Карета, гроб, темница? не разобрать но страшно, страшно....
Круглые совиные глаза распахнулись и ведьма почти умоляюще уставилась на Анну. 
- Девонька милая, беги от него. Погубит он тебя, молодость твою слезами зальет, а постель кровью. Ждать и мучиться - судьбой твоей станет а страх - станет мужем и любовником. Это демон а не человек, и преисподняя ему дом родной. Смерть свою из рук твоих примет, но унесет на крыльях сквозь острое стекло и вольный воздух а куда - не ведаю. Беги от него! Пожалей свое сердечко, не видать тебе счастья с этим чертом. Найди рыцаря пентаклей что ему выпал, найди и замуж за него иди - хоть и без любви но жива и счастлива будешь! А любовь тебя как жерновом перемелет но счастья не даст. Найди рыцаря пентаклей, слышишь?! -
Она приподнялась, схватила со стола одну из перевернутых Сергеем карту - ту, которую Сычиха окрестила соперником - и почти насильно всучила ее в руки Анне
- Найди его. В нем мир да покой найдешь.

Отредактировано Сычиха (19-05-2015 05:48:36)

0

58

- Нет, нет... - Анна закрыла руками лицо, отгоняя от себя навязчивую картину, нарисованную ее воображением: Сергей, убивающий людей... Она знала, убивать - это обязанность тех, кто воюет, но никогда раньше не осознавала этого так отчетливо, как теперь. Он тоже убивал. И пусть это были враги, но они ведь были живые... Боже, какой ужас.
Но ведь это они, враги, издевались над ним, мучили его... а за что? Неужели они... мстили?..
Нет, не может этого быть, Сычиха просто больна. Сергей не мог быть жестоким. Если он убивал, то только потому, что была война. И только врагов.
Но ее пророчество заставило Анну похолодеть. Она видела - Сычиха не врет, искренне верит в то, что говорит, и от этого Анне стало совсем плохо. Но в потоке зловещих слов были совсем неправдоподобные, и Анна почти закричала в ответ:
- Я не хочу его смерти! Вы слышите?! Пока я буду рядом, с ним ничего не случится! Я.. я люблю его, - последнее предложение она произнесла едва слышным шепотом. Признание, скрываемое от самой себя, вдруг вырвалось - и где? В избушке помешанной гадалки...
- Не нужен мне никакой рыцарь пентаклей, - но карту взяла и рассеянно зажала в руке, уже не отдавая  отчета в своих действиях.
- Все будет хорошо, - кому она говорила это, Сычихе или самой себе? - Никто не погибнет. А рыцарь этот... пусть идет своей дорогой.
Анна подошла к столу и вернула карту к ее собратьям. А потом направилась к дверям, но на пороге обернулась.
- Вот увидите, все будет хорошо...

0

59

Сычиха казалось не слышала ее слов, а если и слышала то не придала им значения. Скорчившись в том же уголке она что-то шептала себе под нос, закрыв глаза и истово крестясь.

0

60

Воронов ожидал Анну снаружи, заложив руки за спину и глядя в темную глубину леса. Повидимому он так и не двинулся с места когда спустился с крыльца. Крупные хлопья снега осели на плечах, запорошили темные волосы.
Услышав ее шаги он чуть повернул голову к плечу но не обернулся.
- Она еще что-нибудь говорила?
В ровном голосе не было ни следа обычной насмешливости или язвительности, он казался неживым

0

61

Нельзя было уходить и оставлять Сычиху, которая явно была не в себе, одну, но Анна не смогла заставить себя задержаться. Находиться в этой комнате, где все еще витали призраки сказанных Сычихой слов, ей было невозможно. Хотелось поскорее уйти и забыть все, что здесь произошло...
Анна почти выбежала из домика и резко захлопнула дверь, будто бы отгораживаясь от Сычихиных видений. Прочь отсюда, подальше, и никогда больше не приезжать...
Но вопрос Сергея остановил ее, уже готовую спуститься со ступенек крыльца. Больше всего поразил не вопрос, а тон, каким он был задан. От веселья Сергея не осталось и следа. Он был серьезным, и это испугало Анну больше, чем все слова Сычихи.
- Говорила.
И замолчала. Ну как передать все те ужасы, что наговорила ей Сычиха?
-Она не в себе. Совсем уже бредить начала. Пожалуйста, поедем скорее отсюда... 

0

62

- Я хочу знать. - медленно произнес Воронов не двигаясь с места. - Я имею право знать, Анна. Прошу вас.

0

63

Нельзя не ответить, когда он говорит таким голосом... но и ответить тоже нельзя. Что же ей делать?
Молчание длилось и длилось. Сверху на них беззаботно сыпался снег, и ему не было никакого дела до того, что творилось сейчас в душе Анны. Наконец, она решилась. Но как же сложно давалось ей каждое слово...
- Она сказала, что мне нужно бежать... от Вас. Что Вы - демон. Что я принесу Вам смерть... А Вы ее куда-то унесете на крыльях... что-то про вольный воздух - я ничего не поняла. И что мне нужно искать какого-то рыцаря пентаклей и выходить за него замуж. Она сказала - пусть нелюбимый, но с ним будет спокойно. Вы видите сами, что это бред. Я не верю ни единому слову.

+1

64

Воронов опустил голову и криво усмехнулся, только вот усмешка была похожа на безжизненную судорогу. Он все так же стоял словно статуя вкопанная в снег. Темные волосы казались совсем седыми и выглядел он сейчас намного старше своих лет
- Вот уж никогда не думал что буду верить словам гадалки. Но она права. Вся эта чушь про смерть - всего лишь чушь, но в остальном..... Откуда она могла знать... - он протер кистью правой руки запястье левой - Грыз плоть и пил кровь... Никакие карты об этом не скажут...

0

65

- Что? - Анна не могла ослышаться. Ей казалось, что она сходит с ума следом за Сычихой. - Что Вы сказали, Вы себя слышите, Сергей? Что значат Ваши слова?!

0

66

- Только то что она сказала правду. - Воронов дернул щекой поворачиваясь к ней, и слегка поддев рукав шинели верх прошелся пальцами по рваному диагональному шраму пересекавшему наискось левое запястье - Она не могла знать этого. Там, в плену когда меня впервые на пару часов оставили одного полагая что я без сознания - я пытался перегрызть себе вены. И почти в этом преуспел, если бы мне дали еще хоть четверть часа. Мне не давали воды и я глотал собственную кровь чтобы не впасть в бред от жажды и не выболтать лишнего. Ваша Сычиха... и вправду ведьма.

0

67

Остановившимся взглядом Анна следила за движениями его руки. Смысл сказанных им слов постепенно доходил до ее сознания. А когда она осознала до конца услышанное, перед глазами появилась жуткая картина. Сергей в плену... Он почти перегрыз себе вены... пил свою кровь...
Какими же адскими должны были быть мучения, чтобы он решился на такое?..
Она хотела сказать ему, что все уже позади. Хотела дотронуться до него, до его руки, чтобы убедиться, что он сейчас здесь, рядом... Хотела сказать, что она готова сделать все, только бы эти страшные воспоминания его не преследовали...
Но какая-то черная занавеска вдруг опустилась между ней и Сергеем. Хлопнули возле самого лица черные крылья, в ушах зазвучал надсадный крик Сычихи... И вдруг все кончилось. Стало темно, тепло, и очень тихо...

0

68

- Анна!
Если бы оставалась хоть секунда времени Воронов бы выругал себя последними словами, когда сообразил ЧТО он ей сказал, сказал машинально, не подумав, находясь под странным и завораживающим впечатлением от слов Сычихи. Но этой секунды не было - он лишь успел подхватить девушку на руки, не давая ей упасть в снег.
Господи....
Надо же быть НАСТОЛЬКО идиотом.....

Но все потом, потом.... и повиниться и покаяться и отругать себя - все это надо было делать потом, а сейчас... сейчас бы только привести ее в себя. Хорошо сказать - но как!
Воронов затравленно огляделся. Вернуться в домик Сычихи и попросить помощи? Черта с два, она скорее сковородой по голове встретит прежде чем слово даст сказать. Он огляделся, и опустился на колено в снег перед первой ступенькой, так что девушка полулежала- полусидела на его колене поддерживаемая под спину его рукой и ступенькой крыльца
- Анна.... Бога ради, пожалуйста....
Нехитрый опыт приведения барышень в порядок у него все же имелся, но вот применять его к ней он почему-то не хотел. Вместо этого он зачерпнул снега и смяв его в ладони провел им по ее лбу и глазам, слегка покачивая под спину

+1

69

В темноте и тишине было уютно и спокойно. Ни одной мысли, только слабое ощущение себя - что она есть где-то в этой темноте... или стала уже частью ее... все равно, уже не важно ничего...
Чей-то голос потревожил ее в этой темноте. Он беспокоил, выводил из состояния абсолютного покоя, мешал уходить все дальше и дальше в тишину...
Кто это? Что ему нужно? Зачем выбираться отсюда, здесь ведь так хорошо?
За голосом вернулось ощущение собственного тела. Вначале стало холодно лицу, потом спина уловила слабое покачивание... а потом, как-то внезапно, вернулось все - и лес, и она сама, и избушка Сычихи, и... Сергей.
Анна открыла глаза. Она почти ничего не увидела - темнота расплывалась прямо перед ней рваными пятнами, уходила с сожалением, не хотела отпускать, но ничего уже не могла поделать...
Анна чуть повернула голову, и увидела среди этой темноты его глаза.
- Сергей... - странно, говорить едва получалось, губы стали какими-то непослушными, и даже от этого легкого движения закружилась голова. Отползавшая темнота радостно встрепенулась и попробовала вернуть Анну. Но его глаза сверкали ярче всей этой темноты, и она больше не имела власти над девушкой.

0

70

Удивительно что вздох облегчения сорвался с губ лишь облачком пара. Воронов бы не удивился если бы это было облако огня
- Тихо-тихо, все хорошо. - торопливо проговорил он, крепче приобнимая девушку одной рукой, а второй поднося к ее губам горсть снега - Глотните-ка. У нас нет воды а возвращаться к ней я не могу. Ничего, снег та же вода, глотайте, станет легче

0

71

- Как в детстве, - прошептала Анна, пытаясь улыбнуться. Совершенно некстати вспомнился снег из ее детства - легкий и искрящийся. Казалось, на вкус он будет сладким, как сахар, или даже вкуснее. Но он всегда оказывался безвкусным...
Она послушно взяла губами из его руки снег, и он быстро растаял у нее во рту. Дурнота отступала потихоньку, и Анна захотела попробовать встать. Она только теперь поняла, что практически лежит у Сергея на руках. Ему, наверное, неудобно...
- Мне уже хорошо, - сказала она уверенно и сделала движение, чтобы подняться.

0

72

- Ти-хо! - он удержал ее так легко, словно и не заметил ее попытки подняться, хотя разумеется заметил и растолковал по-своему - Может вам и неловко находиться в объятиях "демона", но я никуда вас не отпущу, пока не удостоверюсь что вам действительно лучше.
В темноте, рассеиваемой лишь белой фосфоресценцией снега и тусклым отсветом сычихиного окошка его глаза поблескивали как два агата.
Ну дурак, дурак, дурак! Кто тебя тянул за язык! Надо же было ляпнуть такое девушке.... и это в дополнение того что она уже слышала, видела и знает... как она вообще с тобой говорит. Хотя... вот пройдет у нее дурнота - непременно отстранится. И скажет что пора возвращаться. И с завтрашнего дня и близко не подойдет и будет права.

+1

73

Анне действительно становилось лучше. Если бы не подступавший холод, можно было бы смело сказать, что так хорошо ей никогда не было. Сергей был рядом с ней, совсем рядом, его глаза смотрели на нее со странным выражением, всей глубины которого она никак не могла понять, но они были такими теплыми... Забылись и Сычиха, и ее предсказания... а то, что предшествовало обмороку, милосердная память пока что припрятала подальше.
- А Вы не боитесь, что я злоупотреблю Вашей галантностью, и буду нарочно врать, что мне плохо? Вам тогда придется долго со мной возиться... - Анна вроде бы шутила, но ее голос звучал слишком ласково для шутки.

0

74

Похоже дурнота у нее действительно проходила раз она принялась иронизировать, и это не могло не радовать. Что ж, покажем ей что и не мы лыком шиты и не трясемся от девичьего обморока.
- Галантностью? Как бы не так. Лишь угрызения совести. Бедняжка давно растеряла все свои зубы, и угрызать может лишь голыми деснами, но иногда они у нее вдруг отрастают и она кусается по-настоящему. А потом снова выпадают.

0

75

- Какая злая у Вас совесть... Вы отдайте мне ее на перевоспитание - верну через пару дней, станет шелковая! - Анна смогла улыбнуться. - Я свою, видите, как отдрессировала? Она ведь молчит сейчас как миленькая, а могла бы уже начать возмущаться. Мне, конечно, очень уютно так... - тут она, как бы в подтверждение своих слов, поудобнее устроила свою голову на его руке. Движение вышло каким-то кошачьим.
- Но вот Вам, мне кажется, не очень...

0

76

- Сдается мне, милая барышня, что ваша совесть еще более коварна чем моя. Моя хоть беззубо кусается а ваша обладает крайне острыми зубками, только вот затаилась до времени и помалкивает. Но не обольщайтесь - лишь до времени. - Он чуть передвинулся и прикусил губу. А ведь она права - стоять на колене в снегу, да еще на левом - удовольствие ниже среднего. Но вот выпускать ее не хотелось
- Чем же вы ее дрессировали? Может и у меня найдется что-либо похожее?
Нога ныла сильнее, и  Воронов оглянулся. Лошади! Вот дурак, почему сразу не подумал! Он обхватил девушку под колени, с усилием поднялся на ноги, и хромая направился к лошадям. Его гнедая кобылка вскинула голову, услышав знакомое прицокивание языком. Воронов усадил Анну боком ей на спину, и поднялся в седло сам. Словно бы это было самым естественным - держать ее перед собой в седле и обнимать, придерживая ее.

0

77

- Лучше всего дрессировать совесть эгоизмом, поверьте. Только у Вас не получится...

Анна не обманывала - в его объятиях ей действительно было хорошо. Но когда она на короткое мгновение осталась на лошади без его поддерживающих рук, то почувствовала, что голова начинает потихоньку кружиться. К счастью, Сергей оставил ее совсем ненадолго - и вот уже его руки снова обнимают ее...
Его руки.
В ее голове совершенно прояснилось, и теперь она отчетливо вспомнила слова Сергея...
Анна зажмурилась и спрятала свое лицо на его плече, как будто вот так можно было убежать от мыслей о тех ужасах, что ему пришлось пережить... но не могла заставить себя не думать о том, что услышала.
Как хорошо было в обмороке - никаких мыслей, никаких чувств... А сейчас ее сердце рвалось от боли и сострадания, а в голове проносились жуткие картины. Ей стоило только услышать о том, что ему пришлось испытать - и она свалилась в обморок. А каково же было ему?..
Во всем виновата Анна. Это ведь ей пришло в голову поехать к гадалке. И этот визит лишний раз напомнил Сергею о пережитом.
Господи, как же сделать так, чтобы он забыл об этом?
Как страшно...
Как больно...

+1

78

- В таком случае не бахвальтесь попусту - Усмехнулся Воронов, разворачивая кобылу так, чтобы дотянуться до уздечки второй лошадки и высвободить ее. - Если это единственный способ дрессировки то совесть у вас самая дурно воспитанная и зубастая какую только можно представить.
Он сунул хлыст в сапог, зацепил за его рукоять поводья второй лошади, чтобы освободить руку, прицокнул языком и лошадь направилась шагом прочь от домика Сычихи, сквозь медленно падающий снег. Вторая лошадка уныло плелась следом.
Странным было ощущение - вот так, держать перед собой девушку, полуобнимая ее. Такая близкая, что он чувствовал тепло ее дыхания, такая доверчивая, прижимавшаяся к его плечу, не задававшая никаких вопросов... А вместе с тем - каменная стена, которая дала было брешь и стала рассыпаться по камешку, кажется вновь восстанавливалась с каждым шагом лошади. Они говорили отвлеченно, перебрасываясь полушутливыми фразами словно воланом... Но думали совсем о другом. И от этого ощущение доверительности, такое явное и реальное в темной тишине покинутого театра - словно отошло, укрылось снегом. Теперь наверное нет права говорить с ней в другом тоне... касаться тем которые могут навести ее вновь на странные предсказания ведьмы. А может наоборот...
Твой последний шанс - вновь проснувшийся в душе голос холодного рассудка снова подал голос - Уезжай. Уезжай к себе, и не нужно больше ничего. Не маячь на ее горизонте. Тебе кажется что она прониклась к тебе симпатией - уезжай, уезжай чтобы это не укоренилось еще глубже, уезжай и она забудет тебя как странный привидевшийся под утро сон. Ведь... что можешь ты дать ей? Любовь? А способен ли ты на нее? Способен ли на такую безоглядную страсть как раньше? Да и нужна ли она ей, если у такой любви не будет будущего? Сколько осталось? Десяток дней? Две недели? А что потом? Уезжай, если она сейчас на грани между симпатией и страхом - отойди в сторону и камень который вкатывали в гору тихо и мирно скатится обратно. А не перевалится через край и не обрушится всей массой вниз с обрыва, давя все на своем пути.
Он чуть пригнулся проезжая под низко нависшей веткой, но недостаточно низко - тяжелая снежная шапка рассыпавшись осыпала их обоих.
Уехать.... Что ж, можно... - он вспомнил унылый вечер в отцовском поместье. Можно даже не дожидаться окончания отпуска, и вернуться на службу раньше. В городском особняке тоже пусто, но ведь можно устроиться на постой и в казармах. Буду что-то делать, чем-то заниматься. И даже по вечерам в казарме найдется чем себя отвлечь... Писать Корфу временами. Иногда приезжать навестить... и она будет смотреть на меня как на чужого. Зато ее жизнь будет спокойной и мирной. Без постоянного ожидания и мрачных мыслей. А в моей... в моей больше не будет этого солнечного зайчика рядом с которым так отогревается душа....

Отредактировано Сергей Воронов (20-05-2015 22:35:23)

+2

79

Они какое-то время ехали в молчании, и это помогло Анне немного привести свои мысли в порядок. Она не будет ничего говорить Сергею о прошлом, чтобы не напоминать лишний раз о нем. И об этом визите к Сычихе нужно тоже поскорее забыть. Никакая она не гадалка. Иначе увидела бы, что Анне не нужны ни рыцари пентаклей, ни какие-нибудь еще рыцари...
Ей нужен только Сергей.
Как жалко, что Сычиха живет так близко от имения. Они ведь быстро доедут. А ей было рядом с ним так хорошо... несмотря ни на что, ни на какие пророчества. Только бы дорога тянулась подольше...
Она искала и не находила слов, чтобы сказать ему, как он ей нужен. И как дорог. И как ей хочется, чтобы он всегда был рядом с ней... И еще много чего, а ведь слова-то были совсем простые, и они уже вырвались у нее в избушке Сычихи.
Но почему-то не получалось их выговорить вслух.
Гораздо проще оказалось молчать... Может быть, он уже и сам догадывается обо всем, и не нужно никаких слов?
Анна подняла голову и посмотрела на него. Выражение его лица показалось ей в темноте каким-то совсем мрачным.
- О чем Вы думаете сейчас? - спросила Анна, не отводя взгляда. Ей не понравилось это его выражение. Он был рядом, но в то же время как будто бы очень далеко...

0

80

- О том, что мне наверное следовало уехать, сразу после того как пришел в себя после ранения - негромко отозвался Воронов, глядя куда-то вперед. Лишь рука, поддерживающая ее под спину напряглась, чуть крепче прижимая ее к его плечу. Он говорил совершенно не думая, отвечая не столько ей, сколько своим собственным мыслям, отголоски которых еще теснились в голове, накрывая одна другую.
- О том, что за эти дни... вы стали мне дороже и ближе чем мне хотелось бы в этом сознаваться. О том... что вам было бы лучше если бы мы не встречались вовсе. И возможно еще не поздно уехать и сейчас... И о том насколько пустой окажется без вас моя жизнь. Не странно ли это...

Отредактировано Сергей Воронов (20-05-2015 22:51:45)

0

81

Значит, ей не показалось, он действительно был далеко. В своих мыслях он уже уехал. И оставил ее... Анне стало тоскливо и одиноко. Ничего не значит, что сейчас он рядом и почти обнимает ее. Он... будто сожалеет, что они так сблизились. И как только они вернутся в имение, он... что, правда уедет?
- Моя жизнь без Вас тоже станет пустой, - призналась Анна. - Но Вы почему-то никогда не принимаете меня и мои чувства всерьез. Тогда, в театре... и теперь. Вы так уверенно решаете, что было бы для меня лучше... а меня саму об этом не спрашиваете. Я не хочу, чтобы Вы уезжали... и я не считаю, что нам было бы лучше совсем не встречаться.
Анна немного помолчала и добавила уже неуверенней:
- Но если Вы хотите уехать... у меня нет права Вас удерживать.
Она опустила голову. Вот уже второй раз Сергей говорит ей, что ей лучше будет без него. Может быть, он не просто беспокоится о ее будущем, а просто... не любит ее так, как она любит его?
В таком случае, ей придется его отпустить... Как бы ни было больно.

Отредактировано Анна Платонова (20-05-2015 23:03:05)

0

82

- Если бы я хотел... - с какой-то странной горечью вздохнул Воронов и остановив лошадь посмотрел на нее в упор
- Я не решаю за вас, Анна. Боюсь что я не могу решить даже за себя самого. Никогда ничего не боялся, но сейчас я боюсь. За вас. Мне кажется что я стою на какой-то грани, с которой возможно еще можно повернуть назад, но стоит пойти дальше - и я могу сломать вам жизнь. Вы понимаете? Посмотрите на меня! - он взял ее голову за подбородок и чуть приподнял чтобы видеть ее глаза. Он совершенно не думал что говорит, но говорил так ясно и твердо что впервые не ощущал ни сомнений ни колебаний. Говорил то что должен был сказать, не таясь даже от самого себя
- Я люблю вас, Анна. Но я не хочу чтобы вы полюбили меня. Вот и все... я не знаю как выразиться яснее.

+1

83

Вначале она ничего не понимала из его слов и решила, что он осторожно готовит ее к тому, чтобы сообщить о своем твердом решении уехать. Но то, что последовало за этими словами, было волшебно. Она и мечтать не смела о том, что Сергей ее любит... Он всегда был таким сдержанным в проявлении своих чувств... и вдруг это признание...
Анне показалось, что зимний лес вдруг наполнился сиянием тысячи маленьких солнц. Они были невидимыми, но согревали ее душу.
- Но уже поздно, Сергей, - она завороженно смотрела ему в глаза, а слова, которые не хотели выговариваться, сами собой сорвались с ее губ:
- Потому что от Вашего желания ничего не зависит. Потому что я тоже... Я Вас люблю...

0

84

- Господи... - только и вздохнул Воронов с болью закрывая глаза. Ну вот. Это ведь не новость, ты это знал, чувствовал. Что же теперь делать Эта девочка не представляет что ее ждет. Постоянная разлука, редкие встречи, письма... разве что если жениться на ней поскорее, увезти в Петербург... А там? Одиночество в особняке в ожидании - сумеет ли муж к вечеру вырваться со службы или проведет ночь в казарме. И это - на долгие годы - в лучшем случае. А в худшем? Долгая зима, все крепчающая боль в ноге а значит - беспокойство для той что будет рядом. Десяток тяжелых когда-то ран последствия которых сделают его стариком когда она будет в самом расцвете молодости. Кавказ... В том что его рано или поздно туда вернут, зная последние сводки он уже не сомневался. И что же делать? Он крепче прижал ее к себе и едва коснулся губами ее виска
- Анна-Анна... Как же так... Вы - солнечный зайчик. Догадываетесь ли вы хоть отдаленно - на что вы себя обрекаете этими словами?

0

85

Анна не ожидала такой его реакции на свои слова. Он как будто огорчился... Но она уже начинала понемногу понимать причину такого его поведения. Он боится сломать ей жизнь. Только вот он никак не понимает, что без него она вообще не представляет свою жизнь...
- Я не умею заглядывать в будущее, но я точно знаю, что без Вас мне там делать нечего. Неужели Вы действительно думаете, что я буду счастлива, если мы сейчас решим расстаться? О да, меня ведь будет ждать такая тихая, спокойная, чудесная жизнь...
Она мягко улыбнулась в темноту.
- Я не знаю, как так получилось, но смысл моей жизни теперь - Вы. Я понимаю, Вы на службе, Вам придется часто уезжать, но... Но Вы же будете приезжать... А я буду Вас ждать. Кроме Вас мне ведь никто больше не нужен...

+1

86

- Солнечный зайчик - Воронов чуть улыбнулся потому что напряжение сжавшее душу в цепких лапах отпускало крайне неохотно. В его глазах блеснули золотые искорки - Значит не боитесь... демона? А ведь Сычиха права, я действительно таков как она говорит.

0

87

- Сычиха - сумасшедшая, - твердо заявила Анна, радуясь тому, что его голос потеплел. Она повернула голову, чтобы посмотреть в его глаза. Как же она соскучилась по этим золотинкам, сверкающим в них, которые были видны даже в темноте... - Может, она что-то и видит, но вот разобраться в своих видениях не может. А то сразу бы предупредила Вас, что бывают на свете такие зайчики, от которых демоны вынуждены спасаться бегством...
Она хотела говорить серьезным тоном, но не выдержала - улыбнулась.

0

88

- Вот как? - темные глаза чуть расширились, весело сверкнули принимая игру - Вот повезло, крайне интересно будет исследовать столь редкое существо. Только боюсь зайчику придется несладко, потому что демон-то ему попался упрямый как самое банальное и длинноухое создание на земле

0

89

- Упрямый демон... Как интригующе звучит... Зайчик будет в восторге... - Анна едва уже понимала, что говорит. Ее постепенно заполняло ощущение абсолютного счастья. Позади остались все сомнения, переживания и страхи. Он ее любит... Он рядом... И больше ей уже ничего не надо.
- Кстати, об упрямстве. У зайчиков оно тоже имеется. Поэтому пусть демон не рассчитывает легко отделаться...

0

90

- Отделаться? Право, зайчик слишком оптимистичен, потому что легкомысленно отрезал себе путь к отступлению! - Воронов чуть придержал ее за подбородок свободной рукой и уже глуше добавил - Надо было воспользоваться шансом пока он был. А теперь - увы.
Он мягко провел по ее щеке кончиком пальца и наклонившись коснулся ее губ. Спокойно, властно, неторопливо, словно вся вечность была у них впереди, словно они были уже не первый день женаты, словно и не падал вокруг снег а под ними не перебирала ногами застоявшаяся на холоде лошадь. Его губы обветренные и сухие мягко касались ее губ, продлевая поцелуй до бесконечности, смешивая воедино тепло дыхания и прикосновения, а рука поддерживавшая ее в седле прижала крепче сквозь шубку, превращая поддержку в объятие.

+1

91

Никогда раньше Анна не испытывала ничего подобного. Ее самые тайные мечты ожили, словно по волшебству. Прикосновение его губ вызвало в ней незнакомые, но очень сильные чувства. И чем дольше длился поцелуй, тем сильнее они становились.
И это было так правильно, так естественно... Лишь он один во всем мире имел право так ее целовать... и она с удовольствием признавала за ним это право...
Ее ответный поцелуй был робким и неуверенным, но искренним. Она снова признавалась ему в любви, но уже молча...

0

92

Когда он оторвался наконец от ее губ его улыбка была уже совсем другой. Спокойной и мягкой, и в глазах уже не плясали огоньки - взгляд их был ровным и теплым словно где-то в глубине зрачков стояла жаркая летняя ночь с мириадами звезд. 
Однако, всю ночь так не простоишь. Он легко тронул кобылу коленом, и лошадка послушно пошла вперед, и Воронов, не очень хорошо зная дорогу, поскольку был тут сегодня в первый раз - не был уверен что направляет ее правильно. Вторая лошадь плелась на полкорпуса позади.
Снег по-прежнему мирно сыпался с черного неба, и копыта лошадей в их неторопливом шаге с хрустом погружались в сне, и пронзительно чистым, напоенным дыханием снега был ночной воздух заснеженного леса. Кобыла несколько раз встряхивала головой и прядала ушами, но иных признаков беспокойства не выказывала. В другое время ротмистр заметил бы странное поведение своей лошадки, и задался бы вопросом, но сейчас ему было не до того. Да и необходимость в вопросе отпала, потому что налицо был ответ.
Волчий вой.

0

93

Наверное, если бы поцелуй продлился целую вечность, то и тогда Анне бы не хватило сил его прервать... Но все-таки, нужно было вернуться в реальность. Хотя бы для того, чтобы доехать до дома.
Анна счастливо вздохнула и положила голову на его плечо. Ей хотелось чувствовать его как можно ближе. "Ты - мой, а я - твоя... навсегда..." - думала Анна, находясь в странном состоянии, похожем на сон наяву.
Может быть, ей все это и правда снится? И сейчас она откроет глаза и окажется в своей комнате? Снова одна?
Но реальность сурово напомнила о себе волчьим воем, разнесшимся по замеревшему лесу. Анна вздрогнула и посмотрела на Сергея испуганно: и до дома, и до избушки Сычихи сейчас было одинаковое расстояние. Что же им делать?

Отредактировано Анна Платонова (21-05-2015 02:07:34)

0

94

Воронов поднял голову, прислушиваясь. Вой раздавался где-то неподалеку, но вроде не прямо по пути.
- Бедолаги. Несладко им зимой... - медленно произнес он, однако шагу лошади не прибавил, гнедая кобылка так и двигалась шагом по узкой тропе. А вот лошадка на которой ехала Анна - ранее покорно плетущаяся следом испуганно дернула головой, сорвав повод с удерживающей ее рукояти хлыста, всхрапнула и понеслась вскачь, испуганная голосами хищников. Воронов скрипнул было зубами, но потом пожал плечами. Усаживать Анну на эту нервную скотину да еще среди ночи под этот вой было бы чистым безумием. А ну как понесла бы и сбросила?

0

95

Анна растерянно посмотрела вслед убежавшей лошади. Наверное, ее теперь съедят волки... если только животное не додумается добежать домой.
- Вы жалеете волков? - удивилась она словам Сергея. - Они же хищники. Они не пропадут даже зимой.
"Только бы волки не вздумали напасть," - думала Анна, вглядываясь в глубь леса и не видя там ничего, кроме уходящих во тьму стволов и переплетения веток. Анна представила, что где-то там, среди этого безжизненного зимнего леса, затаились страшные звери, которые настолько проголодались, что им уже все равно, на кого нападать: на мелких животных, или на людей... Она задрожала и прижалась сильнее к Сергею. Рядом с ним было не так страшно.
Но они ехали и ехали, а вой не приближался, хоть и не отдалялся. И Анна начала верить, что они благополучно доедут до дома.

0

96

- Разве они виноваты в том что созданы такими? - Воронов поглядел на нее со странным выражением в глазах - Природа ничего не делает просто так. К тому же, Анна, разве мы с вами - не хищники? Только нам не приходится рыскать по лесам, чтобы получить на ужин ростбиф или котлету. Поверьте, голод... настоящий голод - иногда вынуждает людей к такому, на что ни один хищный зверь не пойдет, даже если будет подыхать.
Вой казалось стал приближаться, кобыла нервничала все больше, вытягивала шею, храпела, кося глазом куда-то влево, и свободной рукой в которой держал поводья молодой человек успокаивающе похлопал ее по шкуре, казавшейся черной в темноте. Не было смысла гнать ее сейчас - волки возможно и не добегут до них, лес простирался далеко и по вою трудно было определить где они находятся. Под двойной ношей кобылка не долго пробежит во весь опор, что если наоборот, пробежав с полверсты она устанет, и как раз там-то им и перережут путь, когда лошадь будет уже не в состоянии скакать? К тому же в темноте на незнакомой тропе - слишком много шансов сломать лошади ногу и остаться посреди леса на своих двоих, да еще и с девушкой. Нет уж... поглядим - доберутся ли они до нас. Вот если доберутся - тогда и понадобится вся быстрота ее ног... Только вот верно ли они едут...
- Вы помните обратную дорогу? Вот этого дерева - он кивнул на разбитый молнией дуб, торчащий в середине тропы, который пришлось объехать - я что-то не припомню. Может невнимательно смотрел?

0

97

Анна слушала Сергея и удивлялась - разве можно сравнивать животных и людей? Тем более жалеть этих зверей, когда в любую минуту они могут напасть... Она не стала с ним спорить, прижалась лбом к его плечу и закрыла глаза. Хоть бы он поскорее прекратился, этот вой... Хоть бы они быстрее приехали...
Слова Сергея заставили ее поднять голову. Развалившееся дерево оказалось для нее неприятным сюрпризом - ничего подобного по дороге к Сычихе раньше не было.
- Господи... - прошептала Анна, - Этого дерева на дороге не должно было быть... Мы что, заблудились?
Она огляделась внимательно, пытаясь сообразить, где они находятся. Но в темноте было ничего не понятно. Может быть, днем, когда светло, она бы как-нибудь и сориентировалась, но сейчас ей казалось, что она находится не в знакомом с детства лесу, а в каких-то страшных дебрях.
Ледяная рука страха пробралась к ее сердцу и сжала его своими холодными пальцами. Анну бросило в дрожь.
Но ведь она не одна, рядом Сергей, он обязательно что-нибудь придумает. Эта мысль немного успокоила ее и придала сил.
Вой на минуту затих, а затем раздался снова - и, похоже, гораздо ближе, чем раньше. Или ей от страха так показалось?

0

98

- По-видимому так - спокойно кивнул Воронов, прислушиваясь, и поглядев на девушку изобразил поклон - Приношу свои глубочайшие извинения, мадемуазель. Видите ли, я не слишком знаком с этим лесом, а потому несу полную ответственность за свою ошибку. Более того, оправданием мне не может служить даже тот в высшей степени занимательный.... разговор, который мы с вами вели, а посему....
Вой повторился, уже гораздо ближе, в нем уже отчетливо различались голоса как минимум четверых хищников. Молодой человек прислушался, и фыркнул
- Вот же невежи лесные. Не дают принести барышне извинения по всей форме. Но поют хорошо, надо отдать им должное.
и он наклонившись к шее лошади, так что Анна оказалась крепче к нему прижата - затормошил ее по гриве свободной рукой. Каблуки сжали ее бока, и гнедая кобылка послушно перешла с шага на рысь, хотя в темноте на тропе даже это было рискованным. Да и сколько может пробежать лошадь с двойным грузом на спине? В то время как он ронял небрежные и шутливые фразы - в уме далеко от всяческих шуток роились мысли, отметаемые одна за другой. Помчаться сейчас? Сил у кобылки хватит ненадолго, а  значит - догонят. Вернуться к Сычихе? Да скорее всего и заплутать на обратном пути - из-за крупных хлопьев снега следы заметало почти мгновенно. В поместье Корфа? А где оно, это поместье-то? Тропа по которой они ехали шла на восток, и после недолгих размышлений Воронов продолжал путь. На восток от особняка лежала длинная подъездная дорога, вливавшаяся на границе владений Корфа в Петербургский тракт. Приезжая сюда из отцовского имения он пересекал мост, и реку, восточнее дома. А значит - если они будут ехать или идти на восток, то рано или поздно будет выйти к реке, а уж дорогу от моста Воронов знал как свои пять пальцев

0

99

Даже в такой ситуации он шутил. Может быть, он просто хотел успокоить ее? Анна слабо улыбнулась в ответ на его слова. Пока он держит ее вот так, пока она может прижиматься к его плечу, она не боится ничего... Ей не хотелось верить, что после того, как они признались друг другу в своих чувствах, с ними может случиться что-то плохое.
Сергей пустил лошадь рысью. Они будут ехать быстро и опередят волков... вот только куда они едут? Она подняла голову, не решаясь задать ему этот вопрос, и попыталась разглядеть в темноте выражение его лица.
- Хорошо бы они просто пели где-нибудь в своем логове, а не приближались с каждой минутой... - Анна зябко поежилась и снова уткнулась в его плечо.
Скорей бы очутиться в безопасности, за плотно закрытыми дверями, и вместе посмеяться над тем, как они убегали по лесу от волчьего воя...

0

100

Воронов все медлил, удерживая лошадь на рыси, тогда как все более и более приходившей в панику кобыле явно хотелось умчаться со всех ног. Терпи, терпи лошадка, береги силы пока можно. Жест которым Анна прижалась нему, пряча лицо у него на плече наполнил его радостью и чувством жара, несмотря на мороз и снег.
Вой приближался и приближался, теперь не оставалось сомнений в том, что волки не рыщут наобум по лесу, а идут по их следам, и Воронов выругал себя за то что направился ночью в лес, не проверив - не в течке ли кобыла. Если так, то понятно почему они идут на ее запах как привязанные
- Да уж, их приближение не слишком радует. - спокойно сказал он наконец - У меня при себе нет даже ножа. Придется пугать волков корча страшные рожи. Когда-то у меня неплохо получалось, как думаете - сработает сейчас?
А лес все продолжался, от лошади поднимался пар, и сквозь густой неторопливый снег между стволами в конце узкой тропки не виделось даже следа просвета. Через минуту он заметил что тропа делает поворот, сворачивает к северу. Что делать? Поворачивать? Или продолжать путь на восток, к реке? Река была надежным ориентиром - но вот сколько до нее? Сумеют ли проехать напрямик, через лес, да еще преследуемые волками, не попадется ли на пути непролазный бурелом, не сгустится лес в непроходимую чащобу? Но если свернуть - волкам будет проще срезать путь, да и куда уведет тропа? Возможно снова вглубь леса, где они будут плутать безо всякого ориентира? Оба решения были одинаково рискованными. Снова - как и на Кавказе, приходилось принимать решение от которого зависела жизнь. На этот раз не целого полка или хотя бы взвода, а всего лишь двоих человек, но одной из этих двоих была девушка, доверчиво  прижимавшаяся к нему, и не ведавшая - насколько сейчас он неуверен в своем решении...
Воронов дернул поводом, и когда тропа повернула - заставил лошадь сойти с нее - и направил напрямик на восток, через лес. Вой приближался, надрывные нотки в конце подвывающего "ауввввуууууууууууууу" переходили в нетерпеливое тявканье, и внезапно смолк.
Молодой человек едва слышно чертыхнулся, и прижался к седлу сильнее, крепче прижимая Анну к себе. Лес обступил их со всех сторон, деревья простирали свои лапы низко над головой, лошадь шла крупной рысью, и внезапная тишина и быстрый хруст снега под копытами звучали тревожнее чем наползавший со спины вой. Он вытащил хлыст из сапога, и перехватил его левой рукой словно саблю.
Секунда, другая, третья - и захрустел снег и позади, и сбоку, вновь зазвучавший вой ударил по ушам со всех сторон, раздалось хриплое рычание - и с лева и справа, и под самые копыта кобыле бросилась длинная серая тень. Истерическое ржание метнувшейся в сторону лошади, клацанье зубов и свист хлыста, которым свесившись с седла наотмашь огрел волка Воронов слились воедино. Хищник ошалело метнулся в сторону, из темноты блеснули призрачные желтые глаза. Взметнулась в прыжке еще одна тень откуда-то слева, Сергей качнулся от удара тяжелого тела, в бок пригнулся, чувствуя как волк не сумев зацепиться за всадника скользнул вниз, царапая когтями круп кобыле, обезумевшая от боли и страха лошадь рванулась вперед во весь опор, и вот теперь он уже не думал ее сдерживать, прижимая Анну к самой лошадиной шее и закрывая собой на случай если кто-то из волков пустившихся вдогонку сумеет допрыгнуть до помчавшейся галопом лошади - каблуками горячил ее все больше.
- Ну, выноси, выноси нас девочка - шепот слетевший с губ долетел до слуха Анны и потонул в безумном вое кинувшихся за ними волков

+2


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Погадай мне, колдунья....


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC