"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Кровь моя на снегу-тебе скажет:"Прощай!", и сомкнется свинцовое небо..


Кровь моя на снегу-тебе скажет:"Прощай!", и сомкнется свинцовое небо..

Сообщений 151 страница 200 из 239

151

Ужас сковал каждую клеточку, пронзая ледяными иглами,заполнил собой огромные на бледном лице серо-голубые глаза.Не были ни мыслей,ни ощущений,не пробуждались ни страх,ни отчаяние,ни паника.Ничего.Только ужас.Всепоглащающий, накрывший с головой,превративший весь мир и все существование в ничто.Душу наполнил холод, он леденил и пронзал насквозь.Сердце сдавило словно в жерновах,удары стали редкими и тяжелыми,словно билось из последних сил.Кровь отхлынула от лица,бледность,граничащая с белизной снега.Побелевшие губы дрогнули,шепча его имя,словно он мог прийти к ней.
Она видела,как его взгляд обратился к ней.В ледяной бездне,заполнившей ее,полыхнуло словно огнем,обжигая,и впиваясь в едва бившееся сердце раскаленными стержнями.
Шаг в ее сторону.Она качнулась и шагнула ему навстречу, словно притягиваемая магнитизмом.Словно не было солдат и винтовок.Словно можно было обнять его,раствориться в нем и никогда не покидать. Но,сделав шаг,остановилась, потому что закачалось,поплыло все вокруг кроме мужа, который был целой вселенной.

0

152

- Нет......нет.... Даша.... - едва слышно шептали побелевшие губы- словно она могла его слышать - Уходи.... уходи... пожалуйста...
Солдаты переглядывались. Женщину за оцеплением заметили уже все, и даже стрелки, стоявшие в ожидании команды растерянно поглядывали друг на друга. Такого еще не случалось и никто не знал что делать. А офицер вроде принявший на себя командование никаких команд не подавал.
- Знаешь, твоя жена будет чудо как хороша в трауре - едко произнес Никольский под ухом. Владимир машинально сжал его руку, не отрывая от нее глаз. Их разделяло лишь метров пятнадцать-двадцать - бездна небытия, но...
- Уведи ее отсюда! Андрей, ради всего святого! Пожалуйста! - он не старался говорить тихо, но сквозь сдавленное горло слова проходили с трудом. Господи.... Как она сюда попала... уведите ее, уведите.....
- Вот как? Гордец Корф чего-то просит? И даже сказал "пожалуйста" - Смотритель куртины расхохотался и добавил с непередаваемой ненавистью - Я так заботливо убрал с ее пути все посты и преграды, чтобы она добралась сюда, и теперь не дать ей насладиться зрелищем?
- Андрей!!! - почти выкрикнул Корф, переводя на него полубезумный взгляд. Отхлынувшая от смертельно побледневшего лица кровь казалось закипала в жилах. Пальцы сжались добела, завтра на предплечье у Никольского будет красоваться настоящий браслет пурпурного цвета. - Чего ты хочешь? Мести? Извинений?! Извини! Прости! Хочешь - на колени стану? Уведи ее!!!
- А что, это идея - прошипел Никольский ему в лицо - Давай. Стань на колени! Пусть она увидит в каком унижении ты сдохнешь! Что? Щадишь чувства своей маленькой шлюшки? Ты....
Кровь ударила в голову, сбила дыхание, рывок - неосознанный, подсознательный, вкладывая в удар весь свой вес и все силы что еще оставались.
Удара Никольский не увидел. Неосмотрительно было стоять так близко, и молниеносный удар в челюсть свалил его как сноп. По ряду солдат прошел ропот, оцепление сдвинулось ближе, нацелив на Корфа штыки, ефрейтор стоявший в начале оцепления пронзительно завопил
- Взять его!
Несколько солдат выдвинулись вперед, но Владимир не позволил им приблизиться к себе - схватив ошеломленного, протирающего челюсть, и пытающегося подняться Никольского одной рукой за ворот а второй за ремень, он поднял его на ноги и что было сил швырнул в приближающихся солдат. Один из них от толчка упал вместе со смотрителем под ноги остальным, кто-то взвыл в голос..
- Назад! - поставленный офицерский голос разнесся по площади словно команда на плацу. Совершенно сбитые с толку солдаты переглядывались, оцепление сдвинулось еще ближе с боков - не зная что предпринять, пока Никольский поднимался с земли, задыхаясь от унижения и ненависти
Владимир отступил назад, к стене, почти касаясь ее спиной, и обводя строй солдат и стрелков пылающим от бешенства взглядом крикнул
- Вы солдаты или палачи?! Сердца у вас есть? Уведите отсюда мою жену!!!
По оцеплению прошел ропот, те, за спинами которых стояла Даша повернулись к ней, не зная что делать - хватать ли за руки или просто стоять на месте, да и вообще... как это? Одно дело привести в исполнение приговор суда. И второе - застрелить человека на глазах его жены, двое стрелков опустили винтовки к ногам, растерянно глядя на человека у стены
- Что вы стоите? - одновременно с ним завопил Никольский - Команду! Готовьсь! Цельсь!..

Отредактировано Владимир Корф (09-07-2015 19:43:55)

+1

153

Семен Кузьмич не сразу понял причину замешательства, стоял он дальше, за оцеплением и не очень слышал о чем вполголоса переговаривался Корф с Никольским, но от выкрика "Андрей!" и последовавших за ним словами - широко распахнул глаза, огляделся и оторопел - увидев тоненькую фигурку в голубом платье застывшую по другую сторону полукруга. от него
Бог ты ж мой! - в ужасе пробормотал старый смотритель, почти бегом огибая стоявших в оцеплении солдат. Молодая женщина казалось ничего не видела, ничего не слышала, застыв в каком-то оцепенении с широко раскрытыми, бездонными глазами на бледном личике. Он схватил ее за руки, и оглянувшись на пробежавший по ряду солдат ропот хмыкнул увидев как Никольский полетел в снег. Но все это не меняло дела, все будет даже хуже чем при обычных казнях, и представив что чувствует человек у стены, зная что будет расстрелян на глазах любимой женщины он перекосился ипотянул ее, потянул в сторону
- Идем... идем девочка... не след тебе здесь быть... идем же...
Люди вы или палачи.... Господи... казнь действительно превращается в убийство..
- Ну идем, идем!!!

+1

154

- Команду! Готовьсь! Цельсь!..
Винтовки нестройным строем взлетели штыками кверху, отблескивая белесым светом на гранях, опустились нацеливаясь, только вот единства и уверенности в этом жесте не было, пальцы напряглись на курках... Секунда....
Нет.... Даша....
- Уберите отсюда мою жену!!!!!- во всю силу своих легких выкрикнул Корф, рванувшись вперед, навстречу нацеленным в него винтовкам - Убийцы вы а не солдаты! Во имя самого Бога, уведите, УВЕДИТЕ ЕЕ!!!
- Пли! - заорал Никольский, выхватывая у ближайшего солдата оцепления винтовку - Пли, мать вашу!!!!
- Что тут происходит?! - перекрыл его голос чей-то командный рык со стороны комендантского дома
-Стоять! - донесся крик с другого конца площади..,
Но голоса обоих потонули в нестройном грохоте выстрелов.
Удар...
Сокрушительный, сильный, словно копытом взбесившейся лошади
Залп ударил в рывке, остановив его в полушаге, отбросил назад, к стене.
Белую рубашку словно разорвало на груди, на плече, под ребрами, лопнул левый рукав и правая штанина, снег и стена за его спиной окрасились кровавыми брызгами.
Владимир судорожно схватился за грудь; кровь хлынула меж пальцев, потекла из нескольких прорех, окрашивая рубашку в алый цвет. Его тело конвульсивно выгнуло какой-то невообразимой дугой, словно грозя вот-вот переломить в позвоночнике..  но он еще стоял... пытался стоять на ногах - откачнувшись к стене, цепляясь за выступы кирпичей отброшенной в сторону рукой, запрокинув голову и судорожно, мучительно глотая воздух, но уже сползал, сползал набок, медленно, силясь удержаться...
- Нет! НЕ-Е-ЕТ! - дикий крик откуда-то из-за спин, вместе с топотом налетающей лошади - никто не обратил внимания, зрелище заставило содрогнуться даже бывалых. Винтовки нескольких стрелков со стуком полетели на мерзлую землю, один молоденький парнишка спрятал лицо в ладони, двое отвернулись
- Промазали.... - глухо охнул кто-то из стрелков.
- Бедняга.... вздохнул какой-то солдат из оцепления
- Да сдохни наконец!!! - проревел Никольский, все еще державший вырванную у солдата винтовку, перекрывая поднявшийся ропот, не обращая внимания уже ни на что - даже на то что одним из голосов раздавшихся до залпа был голосом Скобелева который как раз в эту минуту вышел на площадь и ошалел от представившегося зрелища.
Сейчас ему было безразлично - сколько человек на него смотрят, какое ожидает его взыскание, что вообще произойдет дальше. Ненависть, слепая, абсолютная ненависть вкупе бешеной, сводящей с ума яростью, при виде человека который уже был у него в руках, чьим унижением он готов был насладиться, но который тем не менее даже у стенки продолжал диктовать свои условия, и вместо униженного страха которого он ждал - встретил залп кинувшись ему навстречу, и который теперь, получив по меньшей мере пять пуль упрямо не желал умирать, от зрелища агонии которого даже у бывалых солдат затряслись руки - это было уже выше того что мог осилить его разум, остатки его сдержанности и даже чувство самосохранения. Плевать, плевать что будет с ним, самим, но этого мерзавца следовало добить, чтобы сдох, сдох как собака...
Уже не обращая внимания ни на что, ни на удерживающе его руки, ни на рык Скобелева, велевшего схватить его, ни на вопль ефрейтора - он кинулся к медленно сползавшему по стене раненому и с силой которую дает лишь крайняя степень ненависти, ненависти переходящей в какой-то надреальный абсолют - ударил его в грудь штыком, насквозь пробивая кисть руки, прижатой к уже полученной ране, пробивая тело и ощущая как выйдя из спины кончик штыка царапает каменную стену.
Медленный выдох вырвался у Владимира вместе с показавшейся на губах кровью. И когда Никольский, схваченный за локти и оттаскиваемый назад вырвал штык из его тела - он скользнул спиной по стене, оставляя за собой широкий кровавый след и упал в снег у ее подножия. Кровь хлеставшая из нескольких ран брызнула на снег и, горячая, еще недавно полная жизни - впитывалась в него, растапливая в белом покрывале широкие алые борозды
И в ту же секунду сдвинулись стрелки в часах, обозначая полдень и над самой головой гулко ударил колокол. Глубокий, медный звук медленно растворялся в повисшей тишине. Второй..... третий...  И мерные, торжественные звуки Благовеста поплыли над крепостью, заносимой крупными хлопьями снега.

Отредактировано Владимир Корф (09-07-2015 21:59:26)

+1

155

Кузьмич все еще пытавшийся увести баронессу вздрогнул от этого отчаянного крика, съежился от этого рывка под пули, словно это по нему сейчас должны были стрелять, и глухо охнул, сжимаясь в комок и закрывая глаза когда раздался залп.
Вот и все...
Бедный мальчик.....
Прими, Господи его душу...

но едва он открыл глаза - широко, до боли - как увидел нечто еще более страшное... Номер девятый... .был еще жив! Стреляли расстроенные, сбитые с толку, стреляли вразнобой, да и явно не все - вон те двое еще до команды подняли дула вверх, не смогли, не решились выстрелить в человека умолявшего пощадить его жену, как бы то ни было был еще жив! Возможно в агонии, возможно умирал, но жив!
Дикий рев Никольского и удар штыком - предательский, добивающий, против всех законов мирских и небесных заставил старика, видавшего столько смертей - вскрикнуть в голос. Его руки опустились, отпуская локоть Даши. Опустились ружья солдат оцепления.
К чему уж теперь....
На противоположной стороне оцепления генерал Скобелев схватив за руку ефрейтора что-то кричал ему в лицо, и ефрейтор кажется начинал медленно проваливаться сквозь землю, какая-то тень налетела в центр круга хватая Никольского, кто-то пустился бежать, но большинство  солдат так и стояло в оцепенении, глядя на окровавленного молодого человека лежавшего навзничь у стены, на которой остался кровавый след
Над крепостью ударил колокол, поплыл Благовест сзывая к полуденной воскресной молитве. К горлу старика неожиданно подкатил ком, и прозрачные глаза, уже больше двадцати лет не ведавшие слез стало жечь. Жечь как никогда. Судорожный всхлип дернул плечи - без слез - комом в горле и жжением в глазах. И уже забыв напрочь про молодую женщину он перекрестился, и поднес ко рту сморщенные узловатые руки, кусая пальцы чтобы хоть как-то развязать стянувший  горло узел.

Отредактировано Семён Кузьмич (09-07-2015 22:00:43)

+1

156

Быстрей, быстрей... по главной дорожке крепости, мимо цейхгауза и Инженерного дома. Лошадь храпела, сходя с ума от изорвавших ее бока шпор - Воронов в своей безумной скачке не щадил ни лошадей ни себя, и теперь когда осталось совсем ничего, когда он уже видел как впереди вырастает собор и видно вдалеке багровый массив Комендантского дома он и вовсе готов был убить ее ради нескольких выигранных секунд...
Уберите отсюда мою жену!!!- голос, который он узнал бы из тысячи других, полный бессильной ярости донесся слева, с Плясовой мимо которой как раз он мчался сейчас, и резкий рывок поводьев осадил лошадь так, что она взвилась на дыбы, едва не заваливаясь набок
Корф!?! - панический взгляд туда, влево, через площадь, сквозь крупные хлопья снега - лиц и людей не разглядеть но голос не оставлял сомнений и Воронов всадил шпоры в бока лошади так, что почувствовал как острия наткнулись на кость. Несчастное животное обезумев от боли рванулось напрямик через площадь бешеным галопом, он пригнулся к ее шее, и уже видел выраставшие в снегу фигуры.
Оцепление, ряд стрелков..... и человека в одной рубашке, четко выделяющегося на фоне красноватой стены.
Корф!!! Господи, нет, нет! Быстрей, же быстрей, БЫСТРЕЕЕЙЙЙ!!!!!!
Пли - донеслась чья-то команда и он заорал, отчаянно, в последней надежде
- Стояяяять!!!!!
Поздно.
Он услышал выстрелы. Неровные, нестройные, увидел краем глаза как так и не выстрелив вскинули ружья кверху несколько человек, как побросали свои остальные. Увидел отшатнувшуюся к стене фигуру, цепляющуюся за камни..
Господи... Владимир.... Жив? Или.....
Господи, нет, нет!

- НЕ-Е-Е-ЕТ!!!!
Лошадь на бешеном галопе врезалась в строй оцепления, раскидывая солдат словно городошную фигурку, стрелки кинулись врассыпную из-под копыт, еще секунда и...
Удар.... удар штыком.... Запоздало пришло узнавание -
Никольский.
И вырванный из тела штык - окровавленный от кончика до самой пятки....
Мысли умерли. Исчезли, испарились в накатившей безумной ярости.
На полном галопе налетев на оттаскивавших Никольского солдат Воронов спрыгнул с седла, не удосуживаясь остановить лошадь которая по инерции промчавшись дальше влетела в стену в каких-то паре метров от лежавшего навзничь Корфа, упала и дико заржав забила копытами пытаясь встать. Но это его уже не волновало - он не глядя отбросил какого-то бедолагу пытавшегося пристать с вопросами - кто зачем да почему, и схватив бывшего сослуживца за горло Воронов швырнул его на стену, и прижал предплечьем горло, наваливаясь всем своим весом. Смотритель оглушенный, ничего не понимающий, так и не сообразивший что за буря на него налетела хрипел, задыхался, его глаза закатились, руки бессильно колотили разъяренного ротмистра по груди и плечам, цеплялись за руки, но он давил все сильнее, и задыхаясь сам от ярости, от горя, от безумной, разрывающей на части боли, от сводящей с ума ненависти затопляющей чернотой разум - не мог произнести ни слова, и лишь хрипел бессвязное
- Ты.... ты......
Он насилу расслышал мерные звуки колокола раздавшиеся высоко над ними - сквозь ярость стучавшую в висках. И едва не расхохотался... и едва не расплакался от этого чудовищного, страшного совпадения. Упавшее в снег окровавленное тело - и торжественный колокольный звон... Насмешка? Или какое-то странное, неземное, непостижимое утешение? Благословение отлетевшей душе его друга... утешение для его жены... или насмешка над обоими... и над его бесплодной яростью... и над его никому не нужной уже спешкой, потому что...
потому что Владимир - мертв...

Отредактировано Сергей Воронов (09-07-2015 22:04:32)

+1

157

Она видела все.Каждое его движение,каждые рывок,удар,метания.Ей казалось,что она отчетливо видит бешенство в серых глазах.Слышала его голос.Но не могла сделать ничего ровным счетом.Ее пригвоздило к месту,сковывая и сжимая словно в тисках,пресекая дыхание,и только неестественно огромные глаза неотрывно следили за ним
- Команду! Готовьсь! Цельсь!..
Нет!!!-завопило сознание,но так и не прорываясь наружу ни стоном,ни криком,ни слезами
Она не чувствовала,как ее потянул куда-то Кузьмич,не чувствовала рук,не видела его,продолжая стоять,глядя на мужа с какой-то отчаянной мольбой.
- Уберите отсюда мою жену!!!!!Убийцы вы а не солдаты! Во имя самого Бога, уведите, УВЕДИТЕ ЕЕ!!!
Ее рвануло вперед,но рука старика удержала на месте.Или и этот рывок был мысленным?Она не знала,но хотела бежать туда,к нему,под хищно ощерившиеся штыками винтовки,под пули...не важно...к нему...
Голоса,звучавшие с разных сторон,смешались,превращаясь в сумбур,который перекрыл грохот выстрелов.
Нет............
Время застыло.Она в ужасе видела,как его откинуло к стене,как окрашивается кровью рубашка.Ее заколотило,когда он изогнулся в спине.
Жив?!-завопило обезумевшее сознание,цепляясь за каждое его движение,что бы вообразить в нем спасение.
Ее пронзило острой болью,словно это в нее вонзил штык Никольский.В глазах потемнело так,словно она снова попала в подземный каземат.И еще ничего не видя толком перед собой,она рванулась вперед,наталкиваясь на солдат.Как же далеко...
нет,нет....нет....
Упав рядом с ним на колени в снег,она не видела ни крови ни того,что происходило вокруг.Стена отсекла его и ее от всего мира.Он и был всем миром...был...нет!
-Владимир....-едва различимый,хриплый сдавленный шепот,полный мольбы и отчаяния,словно это могло вернуть его.Дрожащей рукой,она коснулась его щеки,провела по волосам и , с усилием приподняв за плечи,переложила на свои колени,прижимая голову и плечи  к себе ледяными  руками-хороший мой....родной...нет...я умоляю тебя...пожалуйста.........
Бессвязный шепот о,тогда как ее затапливало болью.Дикой,проникающей в каждую клеточку, жгучей, скручивающей и разрывающей.
Все кончено.....
Не осталось ничего кроме боли.Боли затмившей солнечный свет,заглушивший голоса и крики,превративший людей и весь мир в ничто.Существовала только боль,от которой было невозможно дышать,пошевелиться,только крепче сжать руки,прижать его к себе,заставить своим теплом биться его сердце.
Секунды...минуты...вечность?Что есть время,когда нет ни жизни,ни смерти,ни самой вселенной?
Даша застыла в окровавленном снегу,прижимая к себе тело мужа,глядя огромными глазами куда-то в пространство,а сознание,ослепленное болью,только теперь начало осознавать,что возврата больше нет
Он мертв.................
Он мертв...
Он мертв.
Она не слышала собственного крика.Нечеловеческого,полного боли,словно вырывали ей и душу,растирали в порошок сердце.Крик затих,чудовищной насмешкой сменяясь торжественным перезвоном колоколов ,разнесшимся над крепостью.Руки ослабли,отпуская его,и она упала на спину в окровавленный снег,теряя сознание.

+1

158

- Что за чертовщину вы тут творите! - громыхнул голос генерала, перекрывая и поднявшийся гул солдатских голосов и вопли каких-то людей, слившихся в разноголосицу.
Было отчего возмутиться. Выйдя к полудню на площадь, чтобы честь по чести провести казнь, он еще издалека услышал яростный крик Корфа и выворачивая из-за угла остановился в остолбенении от увиденного, так резко что шедший за ним адъютант едва не врезался ему в спину. Ну положим что охранение выстроено и осужденный уже доставлен это было в порядке вещей. Но что за крики? Какую -такую жену он требует увести?
Острое прежде зрение стало подводить генерала уже давно, и теперь он не различал лиц стоявших в противоположной части полукруга, да и самого осужденного признал лишь по голосу да белой рубашке контрастировавшей с мундирами. Фигурку за противоположным краем оцепления он не видел и никак не мог взять в толк - какая жена черт побери на казни? Но заслышав команды он вышел из ступора и стремительно направился к стене, вопрошая "Что тут происходит"
Пли!. Залп. Генерал отшвырнул какого-то солдата из оцепления чуть ли не за шкирку, потому что тот застыл как примороженный, глядя на происходящее, и шагнув в полукруг снова замер - непонятный, невозможный, предательский удар штыком заставил его зарычать в бешенстве.
- Взять его!
Но не успели. Какой-то всадник на всем ходу врезавшийся в оцепление и раскидав во все стороны солдат схватил Никольского, швырнул на стену и так прижал что пожалуй мог бы и придушить голыми руками.
Скобелев бросил короткий взгляд на Корфа и только теперь увидел женщину, склонившуюся над окровавленным телом.
Вон оно что... бедняжка.. - но на смену жалости немедленно проснулся гнев - Как она сюда попала! Кто посмел!- он обернулся к ефрейтору и ошеломленным солдатам.
- Вы! Чего стали, охламоны? Я сказал взять его- трехпалая рука указала на Никольского.
Несколько человек кинулись исполнять приказание, но пожалуй легче было отнять крысу у бульдога чем вырвать хрипящего уже поручика из рук разъяренного офицера. Тот похоже вообще не замечал ничего вокруг, и кажется даже не заметил что у него хотят отнять жертву.
Скобелев мысленно зарычал - ибо внешне позволить себе такого не мог и подошел к нему сам. Молодой еще, волосы снегом в седину окрашены, шинель распахнута, крючки сорваны а вот мундир -то не гарнизонный... а действующей армии. Что он тут потерял спрашивается
- Ротмистр! - рявкнул он в самое ухо офицеру - Отставить, душу твою трижды через игольное ушко! Это приказ!

+1

159

Кто-то дергал, кто -то тянул за руки, кто-то пытался отнять руку пережимающую ненавистную глотку. Воронов не видел и не слышал ничего кроме закаченных глаз Никольского и его хрипа. Тварь, тварь, тварь - колотилось в мозгу, крепче нажимало предплечье, он уже ощущал как под его рукой начинают похрустывать горловые хрящи, еще минута и...
Голос рявкнувший в самое ухо заставил его вздрогнуть. Прежде всего потому что вколоченная годами дисциплина сидела уже скорее в подсознании чем в уме. А потом.. он узнал голос. И застыл на месте - прекратив душить свою жертву, но и не отпуская пока.
Медленный выдох, силясь обуздать собственный ослепляющий гнев, но получалось плохо. Гнев - лучшее лекарство от боли, от горя... и стоит ему укротить бурю кипевшую в крови - на него со всей полнотой обрушится тот чудовищный факт что Корф - мертв. Не просто мертв - расстрелян и добит штыком, заколот самым подлым, предательским образом... и все последующее - что сейчас его мозг попросту отказывался принять. Наконец он выпрямился, отпуская руку, и Никольский, полузадушенный, потерявший сознание хрипя сполз по стенке к его ногам. И только теперь он обернулся на голос - явно начальственный.
Скобелева он узнал моментально - тот был давним другом его отца, и хотя лично он его не встречал - но портрет видел не раз, а уж сведений и историй - от легенд до бытовых подробностей знал предостаточно.
- Генерал... - он с невероятным усилием заставил себя коротко склонить голову и резко выпрямился глядя в суровое, спокойное лицо со сжатыми губами. Наверное надо было сказать "Прошу прощения" -за то что позволил себе такое обращение с его офицером - пусть и провинившимся, но все же находящимся в его, Скобелева ведомстве. Но не смог выдавить этих слов.
Не смотри на Владимира... не смотри..

0

160

- Уже получше - Скобелев заложил руки за спину оглядывая еще раз все происходящее. Солдаты переглядывались, явно мечтая оказаться где-нибудь подальше. Молодая женщина упала в обморок и над ней склонился какой-то старик... ах да, это Кузьмич. Команда стрелков стояла не зная куда деваться, ефрейтор во главе охранения словно бы врос в снег, Никольский, которого согласно его распоряжению все-таки схватили под белы рученьки трое солдат еще и отключиться умудрился, его оттащили волоком. Кто-то из солдат поднял бившуюся у стены лошадь, которая впрочем едва держалась на дрожащих ногах. Перво-наперво он кивнул
- Скотину на конюшню. Данилыча сюда звать. Ты и ты - указал он пальцем наугад солдат из оцепления. Остальным ни с места пока не разберусь.
Он поглядел на стоявшего перед ним молодого человека, сощурясь оценил и выправку и мундир не-с иголочки, и ножны - истертые и поцарапанные, свидетельствовали о том что это явно не столичный выкормыш, из разряда тех что носят эполеты как украшение, и которых Скобелев презирал не таясь. Но кем бы ни был - а дисциплину нарушать не дозволяется.
- Кто таков, ротмистр? Откуда и зачем взялся. Что видел и почему на поручика накинулся. Что сам видел и знаю - мое дело, хочу услышать тебя. Докладывай.

0

161

Сергей медленно выдохнул.
- Ротмистр Воронов. Первый Петербургский лейб-гвардии полк, в данный момент прикомандирован к полк к полковнику Власову в Краков. Оставил расположение части три дня назад.

0

162

Воронов? Не сын ли Петра Михалыча? Впрочем представление ему пришлось по душе. Он не терпел людей которые во внутриармейском значении использовали отчества или титулы. Армия была демократична - каждый здесь стоил лишь своего чина, а титулы и батюшки оставались за ее пределами. Для дам, для приемных, для гостиных но не более того. А вот услышав продолжение брови генерала мгновенно взлетели вверх
- Из Кракова до Петербурга за трое суток? На ковре-самолете прилетел что ли? Что за спешка? И почему тут?

Отредактировано Владимир Корф (23-07-2015 16:09:31)

0

163

Казалось его сейчас разорвет на клочки. Довольно недосказанностей...
- Генерал, Корф мой друг! Я получил известие о его аресте и мчался днем и ночью боясь за каждую секунду! А успел выходит только к его расстрелу! Почему, за какие грехи - догадываюсь, но.... за это - казнить?! - голос его чуть не сорвался. Сомневаться в приговоре Императора - от этого недалеко было и самому под суд, но дело было даже не в этом. Представить что Император - способен на бесчестный поступок, на несправедливость, жестокость - ему было все равно что представить собственного отца детоубийцей. Так же немыслимо и так же раздирающе-больно - А зачем сорвался на Никольском - вы сами видели? Он саботировал казнь, пытался... да и провел ее сам - тогда как понимаю это ваша прерогатива. Добил того кто остался в живых после залпа... и - взгляните - он указал на лежавшую в обмороке молодую женщину - Уверен это тоже его рук дело! Где это видано чтобы жену допускали к казни!

0

164

- Так и есть. Иван Никитич - поднял голову Кузьмич, опустившийся в снег рядом с обоими молодыми людьми и оставив бесплодные попытки привести Дашу в чувство молча творил молитву. - Уж не знаю за что, но крепко наш смотритель парня этого недолюбливал. И женку его тоже. Я слышал он говорил что специально потрудился, караулы снял, чтобы ее по пути никто не задержал. Нетрудно ж было представить что ее за мужем потянет если не удержит никто. Вот он и озаботился чтобы не удерживали! Его рук дело. У кого хошь спросите кто тут близко стоял да слышал! -он кивнул на солдат. Те немного колебались, но в конце концов стали кивать - один за другим. А ведь пожалуй не решились бы, кабы не явился невесть откуда этот офицер второй. Пришлось бы тогда молчать - ибо Никольский потом мог бы очень крепко взыскать за болтовню, а веры солдатскому языку противу офицерского слова нету.
- Этот говорил - хочешь на колени стану. Увести женку просил - буркнул один из них, с покрасневшим от крепчавшего мороза носом
- А поручик сказал - пусть увидит значится в каком унижении сдохнешь - поддержал второй - маленький и худенький, казавшийся почти подростком напялившим отцовскую шинель
Впервые себя убийцей чувствую, Иван Никитич - опустил голову старый солдат стоявший крайним в шеренге стрелков. - Сколько раз приговоры в исполнение приводил - такого не видел. Да вот руки сами делают - "Пли" услышал - не мог не выстрелить.
А я так вовсе стрелял - тоже покаянно произнес второй, потупившись - Сам не знаю что нашло.  Не смог и все тут. Взыскивайте.. знаю ж, положено...

0

165

Воронов скрипнул зубами и сжал кулаки, услышав такие подробности. Во взгляде брошенном им на Никольского отчетливо читался смертный приговор. Вот значит как. Хотел не только убить но и унизить.....
Но черт побери, к расстрелу приговаривал не он.
Был суд? Если был, то Скобелев должен знать....

Впрочем - все это не имело значения.
Я опоздал.... опоздал.....
Ему оставалось лишь выяснять.. и мстить. Потому что исправить больше ничего было нельзя.

0

166

- Что ж. -  генерал хмурился, выслушивая надзирателя и солдат. Мрачный взгляд ротмистра сказал ему тоже немало. Он вздохнул, и принялся раздавать распоряжения. - Солдатам - разойтись. Ты, ты и ты - останетесь, встретите Данилыча и поможете отнести труп. Кузьмич - дама навряд ли пришла одна. Отыщи куда делись ее сопровождающие, пусть заберут ее. Никольского - в карцер. А ты, ротмистр - со мной. Я с тобой еще не закончил

0

167

- Простите, генерал - говорить было трудно. Держаться в рамках дисциплины - еще труднее - С вашего разрешения - мой первый долг - позаботиться о Дарье Михайловне. После - я в вашем распоряжении. Я хотел бы узнать о процессе

0

168

- Догадываюсь - хмуро бросил Скобелев - Что ж, выполняй свой долг а потом ко мне. Мне надлежит рапортовать о свершении казни Государю. А тебе,  ротмистр еще взыскание будет за самовольное нападение на офицера крепости. Какой-ни будь поганец, а самосуда не потерплю, ясно?
Он вновь смерил молодого человека взглядом, и подошел к Даше. Наклонился, щупая пульс и поджав губы покачал головой.
- Бедная девочка. Унесите ее отсюда, да поживее. Не ровен час очнется - не след ей этого видеть. Вот скотина-то! Ничего, ответит по всей форме.

0

169

Воронов коротко кивнул, и подошел за ним. Только вот... только вот не мог заставить себя сразу заняться Дашей. Диким казалось оставить друга мертвым в снегу и уйти. Он опустился на колено положив руку на окровавленную рубашку.
Опоздал я, Корф.... опоздал....
Было больно. Он принимал смерть легче многих. Но... не такую. Расстрел - за что?! За то что женился на любимой женщине?
Дико... непонятно... чудовищно...

Горы Кавказа, темные ущелья, пороховой дым и потоки крови через которые они прошли вместе. Три мирных месяца - вдалеке от свиста пуль и пожаров - в спокойной тишине его кабинета, в ароматном дыму сигар.
Не будет больше этого спокойного голоса. И не будет друга с которым можно говорить обо всем. Ну... Бог с этим - все смертны.
Но из-за чего... из-за чего!!!!!
Эта мысль непрестанно крутилась в уме, жгла, жалила на тысячу ладов.  Хуже любой смерти она была, хуже любой потери.
Знать - что потерял... ни за что.
А возможно - еще потому что Император, в фанатичной преданности которому был весь смысл существования - на деле - не великий государь великой империи - а просто мелочный ревнивец, злоупотребивший властью чтобы убить его друга...
От такого противоречия хотелось выть. Выть в голос от собственного бессилия.
Бессилия? Нет! Я узнаю! Узнаю причину!И если это - Император...  даже думать было больно.
Я выясню. Пусть даже это обрушит мне на голову все мироздание. Выясню.....
Надо было идти. Надо было попрощаться. Воронов стиснул зубы, пожимая ледяную, бесчувственную руку и с усилием наклонился коснувшись губами холодного лба.
Слава Богу хоть не пришлось закрывать тебе глаза, брат.... Прощай... точнее... до встречи.
Он заставил себя отвернуться, снял шинель, набросил ее как одеяло на Дашу и бережно взяв ее на руки, поднялся с колена. Раз найти сопровождающих Скобелев поручил этому старику в форме надзирателя - то пожалуй он должен знать где они есть.
- Показывай.... Куда нам...

Отредактировано Сергей Воронов (10-07-2015 00:04:38)

+1

170

Старик смотрел на это молчаливое прощание со странным чувством в душе. Потом кивнул, и потянувшись, не без внутреннего содрогания перевернул кисть пробитую насквозь ударом штыка и снял кольцо с пальца. Кровь уже не текла... 
- Бедный мальчик - вздохнул он и перекрестив окровавленную грудь молодого человека тоже встал. - Покойся с миром...
Он уже хотел было пойти перед Вороновым, показывая дорогу, как его внимание привлек какой-то предмет которого тут явно не должно было быть. Каштановая прядь перевитая кружевом на окровавленном снегу. И почему-то выше головы лежавшего навзничь тела. Явно не из его руки выпала. Крови-то на ней нет.... Может он ее жене вернул? Похоже на то - видимо в кулачке держала, а потом выронила.
Кузьмич с кряхтением наклонился, подбирая прядку, и продел ее сквозь кольцо.
- Вот так вот и верну...  Идем... в последний раз я ее отца в куртине видел, в моей каморке. Только почему он ее сюда-то отпустил....
Надзиратель пошел вперед, указывая дорогу, за ним пошел и Воронов неся молодую женщину на руках.

0

171

Глупо чувствовал себя Волконский,сидя над чистым листом.Знал ведь,хорошо знал,что никакое прошение ничего не изменит,им не выдадут тело.Но упрямая надежда  изменить хоть этот ужас,хоть похоронить по-человечески толкала руку вперед,заставляя начать.Но не написав и половине,князь отложил перо и потер глаза руками.
Письмо.Письмо занимало его мысли сильнее,чем прошение.Он не мог представить,как отдаст его Мише.Но ведь...
Князь достал сложенный в четверо листок и хмуро посмотрел на него.С одной стороны это было письмо от Владимира к Мише,от отца к сыну и прочтено должно быть только ими двумя.С другой стороны Владимир писал его,будучи заключенным в крепость и ждущим смерть.Нет,он не сомневался ни в адекватности ни в силе духа,но как ни крути Мишель был ребенком.Впечатлительным ребенком.И любое потрясение оставляло слишком глубокий след в душе мальчика.И он,князь,не хотел,что прощальное письмо заставило его мучиться еще больше.
Развернув лист,Волконский,хоть и скрепя сердце,но все же принялся читать.Порой он хмурил брови,порой откладывал лист и закрывал лицо ладонью,время от времени вжимал ладонь в грудь.Строчки,написанные на вытертом желтом листе были адресованы не просто мальчику,а именно сыну.Сыну,ставшему главным мужчиной в их роду,наследником фамилии и плечом матери.Это было не прощание,скорее он назвал бы это заветом,который мальчик непременно должен прочитать.И он прочтет,поймет и примет каждое слово,написанное отцом перед смертью так,словно слышал его при разговоре один на один.
За чтением Волконский не слышал того,что происходило в коридоре,углубившись в глубину письма и собственных мыслей.Убрав наконец лист,он все еще как-то отстранено закончил прошение и ,глянув на часы,вышел из каморки надзирателя.Увиденное его ошеломило.Конвоя не было,дверь камеры,как и решетчатая у лестницы были отворены,в каземате тишина и темнота.Но ведь...время...
Мотнув головой,князь вытащил из крепления факел и зашагал к каземату.Вполне вероятно,что Владимира увели,а Даша...либо стоит в темноте,пригвожденная произошедшим,либо потеряла сознание и ....об этом думать не хотелось.Факел осветил каземат,разбросанные рисунки на кровати,но дочери не было.Где?!Поднялась наверх?!Ждет в экипаже?!
Волконский поспешно собрал листы,сунул в карман и вылетел из каземата,попросту откинув факел в сторону.Молодой солдатик мямлил так,что хотело проломить им стену.Но толку то?Отсюда уйти она могла только наверх,а там...Волконский прошел к лестнице.Казнь уже произошла,но сейчас он не мог об этом думать.Потом,когда найдет дочь.И тем не менее в груди неприятно заныло от сознания того,что в эту самую минуту,когда он отдуваясь взбирается по проклятой лестнице вверх,к свету и воздуху,Владимир уже мертв.
Чертовы ступени!Не хватало сдохнуть здесь сейчас!
Нескончаемая лестница все же закончилась,мрачный коридор и ослепительно белый свет.С трудом,но он разглядел экипаж,увидел Елагина,мерящего шагами дорожку,но ,распахнув дверцу,обнаружил внутри только Любашу,бледную,зажавшую ладонями уши,с закрытыми глазами,бормочущую себе что-то под нос,качаясь взад-вперед
-где,Даша?!-обернулся он к Елагину
-что значит где?!!!!-подлетел к нему Степан Афанасьевич-она была с тобой!!!Ты что...как...погоди!!!Что произошло?!Ты ее одну оставил?!
-она с Владимиром была,а я прошение писал,к двенадцати подошел,а...а пусто и ее нет-растерянно проговорил Волконский,а Елагин обернулся несколько раз,ругаясь так,что слышавшая его Любаша,крепче прижала ладошки к ушам
-какое к чертям прошение?!Где...-увидев бледное,перепуганное лицо друга,Елагин сбавил обороты,помня недавний приступ-спокойно,Миш,найдем ее.Поди просто пошла не туда и...ну заблудилась,сейчас найдем,солдат выведет или сами.
Ни Елагин ни Волконский не могли представить,что она могла попасть каким-то образом на казнь,как ни крути,а это было запрещено

Отредактировано Михаил Федорович (10-07-2015 00:23:27)

+1

172

Шаг, шаг, шаг... 
Не думай! Не думай, не вспоминай!
Это оказалось легче сказать чем сделать. То и дело он видел перед собой окровавленный снег, разодранную пулями рубашку, кисть руки пробитую насквозь, видел лицо друга - искаженное болью в момент удара штыком - и потом, на снегу, когда смерть возвратила его чертам привычное спокойствие. Видел крупные хлопья снега опускавшиеся на закрытые глаза, и запорашивающие сединой черные волосы.
Я даже не узнаю где будет твоя могила, брат... не узнаю....
Не думай! Не думай, не вспоминай!
Старый надзиратель сопя и бурча что-то себе под нос топал впереди. А молодая женщина на руках казалась бы таким же трупом если бы не едва заметное дыхание которое проявлялось на трескучем морозе тоненькой струйкой пара срывающейся с полуоткрытых, побелевших губ.
Узкий проход между гаупвахтой и Инженерным домом. Поворот налево. Массивная стена Невской куртины обращенная во двор. Почему они идут сюда? Здесь что ли Корф и был?
Карету заметили издалека. Двоих мужчин рядом. И сквозь все густеющий снег он узнал коренастую фигуру Волконского, увидел седого князя Елагина и направился прямо к ним, уже не нуждаясь в провожатом. Впрочем Кузьмич и не отставал.
Они подошли молча.
Зачем! Зачем вы отпустили ее?! Зачем оставили ее одну! Зачем?!- хотелось ему крикнуть им обоим - Корф ведь наверняка поручал вам заботиться о ней - как он поручал это и мне! Где же была ваша забота? Где ваша опека?! За каким чертом она оказалась там! Господи.... не будь ее - Владимир бы хоть умер со спокойным сердцем... а не так.....
Не так...
"Уведите отсюда мою жену!!!"
И в темных глазах ротмистра боль сменилась жестокой неприязнью.
К обоим.
Хотя... из уважения к памяти друга - показывать ее наверное было нельзя. Но за слишком хрупкой дверцей она спряталась, грозя выломать ее при первом неудачном стечении обстоятельств

0

173

Волконский издалека увидел приближающиеся к ним силуэты,но не сразу узнал кто.А вот когда узнал,зашагал навстречу,белея с каждым шагом,различая ясно на руках Воронова бесчувственную дочь.Неужели...но как?!Или...или просто где-то дурно стало?!Однако,вопросы срывались прежде чем он успел подумать,и по прежнему сжимая  в руке прошение,протянул их к Воронову,но обращался к Кузьмичу
-почему конвой ушел раньше?Где она...?Тут Никольский с этим чертовым прошением,я ,дурак старый,упустил ее из вида!

+1

174

- Никольский в карцере - сухо произнес Воронов, потому что Кузьмич лишь вздохнул покачивая головой. Он прошел мимо князя, и остановился у кареты. Не время и не настроение было для взаимных приветствий - у обоих... - Дверцу, будьте добры...
Он осторожно внес молодую женщину в экипаж, уложил на сиденье, поправил укрывавшую ее шинель и бросив взгляд на какую-то девицу, судя по скромному пальтишку - служанке вылез обратно, оправляя лацканы мундира. На это ушло не более минуты, но было время чтобы задуматься
- Какое прошение?

0

175

-да вот оно!-потрясал скатанным в свиток листом бумаги Волконский.Он перевел дыхание,чувствуя как его потихоньку начинает пошатывать,и ,бросив взгляд на экипаж,уже более спокойно и сдержанно посмотрел на Воронова-я ее ведь внизу ждал,в Семена Кузьмича комнате,а тут Никольский этот заявился.Про прошение значит...я ж знаю,что тело не выдают,да тот сказал,что особые обстоятельства,шум и прочее...я ж повелся,дурак старый!Кто ж примет прошение!-он сжал лист в кулаке,оглянулся на Кузьмича-к двенадцати сказал конвой подойдет.Да пусто только было!Ни солдат,ни Владимира,ни дочери!

+1

176

Мда. Ответ на вопрос который он себе задавал по пути был получен сполна.
Никольский....
Воронов медленно вдохнул, считая до пяти. А выдохнул с таким ругательством что Кузьмич, казалось бы наслышавшийся в своих казематах всякого, заинтересованно поднял голову.
- Провел вас этот сукин сын, Михаил Федорович - глухо произнес он наконец - Ненавидит он Корфа. Еще с Кавказа. Все случая искал отомстить - и вот, нашел. Вас вот... отвлек. Посты по дороге снял... знал, сволочь, что не отпустит женщина вот так просто на смерть любимого человека... следом потянется. Вот и принял меры чтобы ее не остановил никто. Хотел чтобы Владимир ее увидел перед смертью. Думал небось что труса покажет.... восторжествовать хотел... Гаденыш....

0

177

Волконский выругался с не меньшей страстью,чем Воронов,сыпля проклятиями и весьма не лестными словечками как на Никольского так и самого себя.Провел!Как мальчишку провел!Это ж....ох....
-стало быть...-протянул он,поутихнув-видел он ее.И она...Боже

+1

178

- Видели... оба. - Воронов медленно выдохнул. Волконскому следует знать. И Елагину тоже. Им предстоит заботиться о ней... а значит - знать что она пережила - У нее еще долго в ушах будет стоять его крик "Уведите отсюда мою жену". И у меня тоже.. - он до хруста стиснул зубы- Солдаты не решались стрелять... несколько человек вообще не выстрелило... а те что стреляли... вразнобой. Залп был такой... ваши крепостные наверняка слаженнее траву косят. Он был еще жив после залпа.. Она это видела.

0

179

Волконский едва за голову не схватился.Господи...Маленькая девочка,на ее глазах убивали ее мужа,что она чувствовала?!А Владимир?!Идти на смерть одно,но умирать на глазах у любимой?!Его передернуло.
-он был еще жив-повторил Волконский,сжимая кулаки-был жив...там же умер или в лазарет?

+1

180

- Он умер. - жестко произнес Воронов. Чем проще и правдивее слова - тем проще было их выговаривать. Только как откреститься от зрелища которое вставало перед глазами он не знал - Не знаю сколько свинца в него вогнали - навскидку - не менее пяти ран, это тех что я видел явно. А потом... Никольский всадил ему штык в грудь -  по самую пятку. Насквозь.

0

181

-сукин сын!-прошипел Волконский,которого начинало уже колотить от ярости,перекрывшей и доброту,и чувство рационализма,да по сути все.Этот щенок провернул такое дельце для того,что бы не просто убить,но убить унизив,причиняя сильнейшую боль обоим.А убив еще и добил таким предательским образом,мерзким,подлым! -этот поганец должен сдохнуть!

+1

182

- Он уже мертв, хотя пока не знает об этом. - ровно ответил Воронов. В его ледяном спокойствии Корф бы прочитал для Никольского неминуемую смерть. Но Волконский не знал ротмистра достаточно хорошо. Скобелев спас Никольскому жизнь тем что вырвал смотрителя из его рук. Воронов был наслышан о генерале, знал что тот не спустит такое с рук, и Никольского наверняка накажут, но.... в темных глазах блеснули ледяные иголки - ни одно наказание в его глазах не могло было быть сопоставимо с тем что бывший сослуживец сделал сегодня. А для него далеко не внове было творить правосудие по-своему, своими руками.

0

183

-надеюсь,что узнает довольно скоро-буркнул Волконский,изучая лицо графа.Показалось?Врятли.Воронов лучший  друг Владимира.И хоть он не знал его достаточно хорошо,все же не сомневался,что чувство мести охватило не его одного.А оно может быть удовлетворено только одним способом,если этот подонок сдохнет

0

184

Воронов оглянулся на экипаж, на привязанные позади узлы и коробки
- Дарье Михайловне боюсь нужен врач. Причем прямо сейчас. Она.... - он замолчал. Спокойно, Серж, спокойно... - Этот багаж... вы собираетесь ехать в поместье? Это слишком далеко чтобы везти ее вот так...

Отредактировано Сергей Воронов (10-07-2015 09:37:23)

0

185

-Вы правы.Придется вернуться в особняк и вызвать доктора-кивнул Волконский,тоже посмотрев на экипаж и передернувшись от невольно мелькнувших ассоциаций.Только бы обошлось

0

186

- За собором есть Гостевой дом - подал голос Кузьмич крутивший что-то в пальцах. - Для тех кто приезжает усыпальнице поклониться... Вход туда отдельный тоже есть. Может туда? Все ближе.... и доктора вызвать можно.

0

187

-может так и лучше...-кивнул на слова надзирателя Волконский-хочу быстрее увести ее отсюда,но рисковать охоты нет-он бросил тяжелый взгляд на экипаж,и снова посмотрел на Кузьмича-поможете,Семен Кузьмич?Как туда добраться?Я здесь...не ориентируюсь да правил не знаю

0

188

Кузьмича передернуло. Ему не хотелось вновь проходить мимо Плясовой -хотя солдаты ушли, да и густеющий снег должен был уже покрыть свежей белизной окровавленный снег. К тому же его могли хватиться. Он неуверенно поглядел на Воронова а тот хоть и не увидел этого взгляда - ответил вместо него
- Я покажу. Генерал дал мне время чтобы убедиться что с Дарьей Михайловной все будет в порядке, а потом я должен явиться к нему. И.... - он сжал зубы, на скулах заходили желваки. И совсем глухо добавил - И не только к нему.

0

189

- И то дело. - старик с облегчением кивнул. Ему хотелось сейчас только одного - залезть обратно в свою нору. С Михаилом Федоровичем после их приватного разговора на "Ты" да еще узнав что он князь - теперь было неловко. И хотя ротмистр, чьего имени он так и не узнал - держался спокойно и просто - все равно, от обер-офицерского состава простому надзирателю лучше держаться подальше. Он вновь поглядел на свои руки и протянул Волконскому открытую ладонь
- Это.. передайте? Он просил снять кольцо после... ну... после... и отдать жене. А волосы она сама ему послала...

0

190

Князь кивнул на слова Воронова.Какая по сути разница кто?Главное сейчас убедиться,что с Дашей все будет хорошо,да увезти ее из этого проклятого места домой.Домой...Он едва не передернулся,представив чем теперь для нее будет дом,что им предстоит сделать и сказать.
-передам-вздохнул Волконский,забирая кольцо,прядь и пряча в карман-спасибо,Семен Кузьмич

0

191

Надзиратель ушел не прощаясь. Воронов жестом предложил Волконскому сесть в экипаж, а сам поднялся на козлы рядом с кучером. Карета тронулась, медленно покатив все по тому же пути. Направо, в проулок между гаупвахтой и Инженерным домом... мимо Плясовой площади. Он не мог заставить себя отвернуться и пока карета катила мимо - невольно нашарил взглядом широкую кровавую полосу, оставшуюся на стене от скользнувшего по ней, навылет простреленного тела. А вот снег уже покрывало свежим ковром, лишь если знать куда смотреть можно было увидеть алые глубокие проточенные в снегу борозды и брызги под наносимыми белыми хлопьями. Дальше... огибая Великокняжескую усыпальницу и налево - туда, где между задней стеной собора и Головкиным бастионом стоял Гостевой дом - небольшое двухэтажное строение под красной черепичной крышей.
Постояльцев зимой здесь почти не бывало. Послушать знаменитые колокола собора и поклониться могилам императоров в основном приезжали летом и весной. И комнату им предложили самую лучшую - из окна которой величественный собор в ясные дни играл белой кладкой стен и позолотой окантовки. Но Воронов - не спрашиваясь никого, самовольно потребовал самую обычную комнатку, с окнами во двор. Ему не хотелось чтобы если молодая женщина придет в себя - в глаза ей первым делом бросилась эта белоснежная громада, колокола которой сопроводили благовестом последний вздох Владимира. Пусть уж лучше чего попроще. И пока Елагин заносил Дашу в комнату а Любаша торопливо семенила следом он вышел наружу и первого же встречного солдата отправил за врачом, присовокупив к суровому приказу еще и кое-что посущественнее. Солдатик одновременно съежившийся от начальственного голоса и просиявший от вознаграждения клятвенно заверил что ближайший доктор живет вот совсем близко, за кронверком и он-де весьма хорош, но Воронов не стал слушать. И проводив взглядом солдата который помчался чуть ли не бегом вернулся в комнатку, хотя заходить и не стал, лишь взглянул от двери.
- Врач скоро будет...

0

192

-надо отправить кого-то вперед нас.Пусть детей к Илье отвезут-задумчиво проговорил Волконский самому себе,глядя на бледную,неподвижную дочь на кровати.Елагин молчал все это время,молчал и сейчас.Кивнув на слова друга,он сжал его плечо и вышел из комнатки.
Михаил Федорович посмотрел в окно мрачным взглядом,заложив руки за спину.Надо собраться,дальше будет только хуже,а его мысли крутились и крутились,припоминая все с самого начала-как приехал,узнал о переводе,метания дочери,жуткий фарс на суде,приговор,свидание перед расстрелом и эти минуты до полдня,которые,как оказалось,сократили.

0

193

Воронов молча смотрел на них. Тишина повисшая в комнате была невыносимой, и несмотря на открытую форточку ему казалось что он задыхается в этой тишине. Стоит ли расспрашивать? Или лучше узнать у Скобелева? Да уж лучше у обоих.
- Михаил Федорович. Позволите на пару слов?

0

194

Он не сразу услышал слова Воронова,погрязнув в этих воспоминаниях,но услышав,встряхнулся.Что ж такое черт побери!Расклеился тут,как барышня!
-да,конечно-кивнул Волконский и ,поправив одеяло,вышел в коридор вместе с графом

0

195

Воронов прошел через коридор не останавливаясь, и вышел на крыльцо, пропустив Волконского вперед в дверях. И с облегчением глубоко вдохнул морозный воздух. Молчать он был не в силах, переполнявшая его тьма требовала хоть какого-то выхода, действия, хотя бы разговора!
- Простите что в такое время пристаю с расспросами - заговорил он наконец, похлопывая себя по карманам. Нащупав портсигар вынул его и открыв протянул князю - Но я ничего не знаю. То есть истинная причина-то мне ясна, но остальное? Письмо об аресте я получил в Польше, но... это все. Что было потом? Его судили? Был официальный приговор? Или просто..... просто так продержали восемь дней чтобы сегодня... Буду благодарен если сможете рассказать что тут происходило. Мне необходимо это знать

0

196

Князь снова кивнул,взял предложенную сигару,но молчал еще несколько секунд,словно собираясь с силами,что бы снова нырнуть в это болото.
-Если по порядку то-его арестовали на рассвете четвертого января.-наконец заговорил князь,затягиваясь сигарой,взгляд скользнул влево-вправо,голос стал несколько тише-держали здесь,в Невской,наверху.Потом произошло то,что дало отличный повод для приговора.Владимир бросил угрозы в лицо царя.При свидетелях.Понимаете,как за это зацепиться можно?А бросил потому что...потому что моя дочь не согласилась на...кхм...кое-какое предложение Его Величества.Но Государь,приехав в куртину,сообщил Владимиру обратное.Провокация?Или ...не знаю,но угроза в ответ на это была брошена.Его отправили в подземный каземат.Одиннадцатого состоялся суд...фарс,блажь.На более мерзком собрании никогда еще не был.Обвинения в предательстве,в пропаганде социалистических идей!!Вы можете себе это представить?!

0

197

Воронов слушая чиркнул спичкой, поднес Волконскому закурить, но при словах - "бросил угрозы" застыл на месте, подняв на него непонимающий, возмущенный взгляд. И чем больше слышал - тем меньше верил собственным ушам. Спичка догорела, обожгла ему пальцы, выпала бесполезным, тонким, скрюченным угольком. Он так и стоял, сложив пальцы словно держал ее по-прежнему, а взгляд темных глаз постепенно из непонимающего становился почти угрожающим
- Что за бред... ЧтО могло заставить Корфа угрожать императору? Что за предложение?

0

198

Теперь потемнели глаза Волконского,зубы стиснули сигару,едва не перекусывая,пальцы сжались в кулак до хруста.
-что за предложение?!Вернуться к нему!Купить свободу мужа через...через постель!-процедил он сквозь зубы и снова затянулся,что бы дым вытравил эту злость,да куда там-она отказала.Но ,как ни странно и дико это бы не звучало,Государь солгал Владимиру.Сказал,что она была  с ним.На что барон промолчать не смог

0

199

Воронов отступил на шаг, упираясь спиной в столб, подпирающий конек крыши над крыльцом. Он смотрел на Волконского так, словно внезапно увидел змею. Недоверие, возмущение в его расширившихся глазах сменились откровенным ужасом.
Этого не может быть. -глухо стучало в висках
Этого
Не может
Быть.

Но предположить что князь лжет было немыслимо. Может кто-то кого-то не так понял?
Какое там... Воронов мог легко и вдохновенно врать кому угодно, сочинять или изображать то чего нет.
Но врать самому себе не умел.
Вот это -  Государь за которого сотни людей умирали на его глазах? В ушах снова захрипел тягучий голос "Отрекись.. переходи к нам..." жгучая, беспредельная, жестокая боль, пластовальный нож, раскаленные крючья раздирающие грудь, живот и руки...
"Я дворянин, офицер своей страны и Государя.."
Государя? Государя способного на....
У него на секунду потемнело в глазах, и он до крови прикусил губы стараясь чтобы взметнувшаяся буря не отразилась на лице. Наконец кое-как совладав с собой он неловким движением, вынул сигару и чиркнул спичкой. Она сломалась. Вторая, третья....
Воронов глухо выругался.

0

200

-тяжело в это поверить,верно?-спросил Волконский,выпуская струйку дыма и глядя на серое,хмурое небо.Ошарашенный взгляд Воронова,когда он отшатнулся к колонне,сказал ему достаточно-кажется бредом,недостойной постановкой,но...-он качнул головой,повернулся к молчавшему молодому человеку и ,шагнув следом,осторожно забрал у него спички.Чиркнув,подкурил,и снова шагнул на прежнее место,затягиваясь сигарой.

0


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Кровь моя на снегу-тебе скажет:"Прощай!", и сомкнется свинцовое небо..


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC