"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Без тебя на душе пустота... Без тебя я не я..просто "кто-то"...


Без тебя на душе пустота... Без тебя я не я..просто "кто-то"...

Сообщений 51 страница 100 из 253

51

-она у себя-отозвалась Демидова,отставляя пустую рюмку и складывая руки на трости-она  послала за детьми.И...хочет скрыть от них случившееся,утаивать,как можно дольше,но...Думается мне,что уже сегодня знать смогут все четверо.Либо сама передумает,либо попросту ...-княгиня покачала тростью и посмотрела на Волконского-не сможет она притворяться,что он жив,не сможет

+1

52

-хм...Мишель так или иначе узнает.А остальные-Волконский покачал головой,потирая подбородок ладонью-утаивать...можно попытаться,говорить,что у него дела в столице,что вот-вот...Но этого ведь не произойдет.Что мы выиграем,если скажем не сейчас,а через несколько дней или недель?

+1

53

-только то,что Даша малость приспособится к тому,что творится в ее душе-вздохнула Демидова-но мы вынудим лгать Мишеля.Причем,он,я уверена,сумеет удержать все внутри гораздо лучше всех нас.Но не слишком ли это жестоко?!Что хуже сказать им правду сейчас или лгать нам,смотря,как цепляются за маски Даша и Миша?

+1

54

-не знаю-покачал головой Волконский и хлопнул ладонью по подлокотнику-как ни крути,а все выходит не правильно,не верно и жестоко!

+1

55

-так то оно так-задумчиво протянула Демидова и окинула взглядом и Волконского и Елагина-дети прибудут еще до ужина,Вам необходимо привести себя в порядок.Не знаю,что решит Даша-говорить детям правду или нет,но если они прибудут в дом,где дед выглядит,как разбойник с большой дороги,а крестный матери,как собравшийся в бой вояка,к хорошему это не приведет-княгиня усмехнулась,когда оба князя переглянулись,ища признаки разбойника или вояки,не понимающе посмотрели на нее,не обнаружив,но все же поднялись с кресел и вышли из гостиной.
Княгиня же снова выпрямилась в кресле,сложив руки на набалдашнике трости,задумчиво глядя на накрытую хлебом стопку.Осталось совсем немного.Господи,как же сделать так,что б  смягчить удар.Она не помнила,как сообщила детям о смерти Николая,не пыталась вспомнить раньше,а теперь подавно из памяти стерлось.И как произойдет эта встреча,она даже не бралась представить

+1

56

Время текло где-то  в вышине,обходя стороной уголок в гардеробной,где на полу,по прежнему прижавшись спиной к двери,сидела женщина.Перед открытыми глазами были вовсе не висящие напротив одежды,нет.Она вспоминала то одно то другое,то далекие осенние дни,то последнюю встречу в подземном каземате,то его игры с детьми,то их ночи полные любви и страсти.Редкие ссоры...даже не ссоры,скорее недопонимания,тяжелые,надрывные,но преодолимые.Вспоминала то,о чем мечтали,и то что осуществлялось.Воспоминания мелькали одни за другими,наполняя собой пространство.Яркие,полные...Надо же...Он говорил,что помнит то,что говорили другие,слово в слово,а она сейчас вспоминала детально каждую сценку,которую выуживала из своих недр память.
Что-то влажное и холодное коснулось ее руки,потерлось мягкой шерсткой.Даша не сразу поняла,что ее что-то касается,а когда поняла,то опустила взгляд ,и губы дрогнули в слабой улыбке
-Персик...как ты подрос...иди сюда...-тихо шепча,она подняла котенка и усадила себе на живот,поглаживая по головке,спинке,и невольно вспоминая,как он появился из корзинки.Как ревновал Владимир,как они спорили из-за него.Она не заметила,как в гардеробную заглянула Любаша и тихо вздохнула,увидев,что ей удалось вывести хоть на пару минут хозяйку из задумчивости.Ведь именно она принесла котенка из девичьей и буквально втолкнула в гардеробную.
Вернуться в прежнее состояние не получалось.Теплый комочек на руках,терся о руку,если она останавливалась и переставала гладить,и словно будил.Все верно...пора...Скоро должно быть вернутся дети,надо одеться,привести себя в порядок,а потом...Господи...Как же поступить правильно?!Сказать все сейчас или оттягивать как можно дольше?Оттягивать...но зачем?...Что бы они,как можно дольше считали его живым...Но ведь все равно узнают,что он...что его больше нет.И действительно,это не оттянешь на годы,что бы они подросли,максимум на пару недель,а потом?Что это изменит?Ни-че-го...
Стало быть надо сказать сейчас...
Даша ткнулась лбом в колени,ладошкой прижав к себе котенка,мурлыкающего и прикрывшего глазки
-как мне сказать им,что ты не вернешься?-прошептала она,подняв голову и глядя прямо перед собой.

+1

57

-ты обещал,что будешь рядом...Скажи,что мне делать-прошептала она,глядя куда-то вверх то ли в потолок,то ли в скрытое им небо.
Прекрати...Даже если он и рядом,он ничего тебе уже не скажет.Решай сама,соберись же,ну!
Котенок привстал,опираясь лапками о ее грудь и стал мелко перешагивать на месте,сжимая и выпуская тоненькие,словно иголочки коготки,аккомпанируя мурлыканьем.Своеобразный массаж,привлечение внимания и выражение симпатии не остался не замеченным.Даша склонила голову,коснулась головки губами и вздохнула.Пора вставать,пора что-то делать.Сиди не сиди от того,что произошло не убежать.Сейчас ли,через час ли-два все останется прежним.
-будем вставать,Персик-прошептала она,обращаясь скорее к самой себе нежели к котенку.Поднявшись,Даша покачнулась,когда ноги закололо после долгого сидения.Опустив котенка в плетеное кресло,она обвела взглядом платья.Черных среди них не было.Интересно,что бы сказал Владимир,если бы увидел ее в траурном наряде вдовы?Первый траур она сняла до знакомства с ним,а так увидел бы ворону...Но,теперь не увидит,однако облачиться в ее "перья" придется.Послать к швее?Заказать платья для себя,для детей...Надо ведь сказать о трагедии Анне,а еще дворне,да и гостям-Долгоруким.Ну последние ее не интересовали вовсе, а вот Анна...как девочка отнесется к этому,как перенесет?А крепостные?Это ведь те же дети!Допустим,кто-то из них и боялся мужа,может даже большая часть,а как же Варвара,Григорий,Василий,Данилка?Скольких людей надо будет поддержать.А значит...
-А значит ты не имеешь права на собственное горе,выходя за порог этой комнаты-негромко проговорила Даша,глядя на свое отражение в зеркале.
Сначала дети,потом Анна,отец,тетушка,крестный,кажется в доме  еще Трубецкой,Долгорукие,крепостные....А затем обо всем,без ее собственно участия,весть разнесется по Петербургу и Двугорскому,повалят письма,а может даже и посетители.Но это потом,а сейчас...Надо заказать службу,и поминки...как это все проводится?Тетушка должна знать...А еще...что еще?Какие бы еще дела найти и взвалить на себя,что бы отгораживало от реальности хотя бы на день,когда ее будут видеть дети,родные и слуги?Для которых она обязана быть примером стойкости и силы...которых не ощущала ни на грош.
Пора одеваться.Едва она вытащила из ящика чулки,как в комнате возникла Любаша.Она что из воздуха материализовалась? Или за дверью стояла все это время?Не важно.
Горничная помогала одеваться молча.Молча расправляла лиф,молча затянула корсет,молча застегнула застежки темно-серого платья.
-оставь-отвела руки горничной Даша,оставив волосы распущенными.Собрав лишь передние пряди,она глянула в зеркало,подавив дрожь и не останавливаясь более ,вышла из спальни.
Дом пыл пустынным,казалось бы даже холодным.Не витали боле дымчатые галлюцинации,не слышался ни смех ни голос. Спустившись,она прошла в гостиную,где сидели тетушка и Аркадий Филиппович,о чем-то тихо беседуя.Она с порога увидела стоящие на столике рюмки,графин,и еще одну в сама центре,прикрытую хлебом.Пришлось сжать зубы,когда душу затопило холодом,и оторвать взгляд от рюмки удалось лишь потому,что за спиной послышались звонкие голоса детей.

+1

58

В экипаже,возвращающимся домой,была сравнительная тишина.Лишь Алешка пытался было начать рассказывать какую-то историю,но видя,что его никто не слушает,уставился в окно.
Мишель нетерпеливо подергивал в пальцах рукавицу.Почему их утром спешно отправили к дядюшке,а теперь не менее срочно вернули обратно?Может быть мама вернулась?И отец?И все будет хорошо,они снова заживут,как раньше...Нет,не как раньше,по крайней мере он уже заживет по другому.Ведь позволив себе переступить черту,он не хотел вновь возвращаться за нее.Он будет снова обучаться на манеже,и стрельбе,а потом попросит отца выезжать раз в неделю на рассвете к реке или к выгону,что бы смотреть как солнце встает над их землями,а потом они вернутся домой,а мама будет их ждать на  крыльце.А еще он не будет больше запрещать себе идти в кабинет,а будет приходить,разговаривать,долго разговаривать...так,как можно говорить только с отцом.
Он не заметил,как расплылся в улыбке,а ,услышав сдавленный всхлип,удивленно обернулся
-Саша,ты чего?-непонимающе нахмурился мальчик,приобняв сестру
-я к маме хочу,Миш-совсем по детски прошептала девочка,потирая глаза пальчиками
-может она уже приехала...не плачь.Сейчас приедем и узнаем,вот смотри,уже к дому повернули,вон он
С Сашей творилось тоже что-то неладное.Порой он задавал себе вопрос-а не знает ли сестра о том,где сейчас отец?Но убеждался,что не знала,была какая-то другая причина...а может не было,да просто девочка скучала по родителям?В конце концов даже Алешка веселый  и неугомонный скучал и даже не скрывал этого,по триста раз на дню спрашивая,когда же приедут мама и папа.Один Егор ничего не спрашивал.Он брал солдатиков,кубики,лошадку и уходил в кабинет.Мишка и сам часто сидел там на подоконнике.
Вот только он-то знал,что ни по каким ни делам отбыли родители.Не раз во сне видел он жандармов,уводящих отца.Вот только ни разу во сне он не вернулся.Что если....нет!Вернется,непременно!
Экипаж,качнувшись,остановился во дворе.Мишка спрыгнул первым,помог выйти Саше и повел ее в дом.Алешка,попав домой,принялся шумно и звонко приветствовать,спускавшегося по лестнице деда.
Раз дед здесь,значит...
Сердце мальчишки заколотилось,словно птица запертая в клетке.Он нетерпеливо шагнул к кабинету,но углядел силуэт в дверях гостиной.
-мама!-выпустив руку сестры,Мишель чуть не бегом пересек коридор и попал в объятия матери-ты приехала-прошептал он,не обратив внимания на подбежавших следом сестру,братьев,гвалт их голосов.Где?!Где?!В кабинете?!-вот только произнести не хватало дыхания,лишь в глазах плескался мучивший его вопрос.Отстранившись,пропуская Сашу,Миша шагнул в сторону,и взгляд его упал на столик в гостиной.Он невольно шагнул в гостиную и остановился,как вкопанный.Рюмка,прикрытая хлебом...кто-то умер.Кто-то из родных или знакомых,крепостных не привечали такими символами господа.Но кто?!
Нет...Он стремительно оглянулся к матери,снова к столику,пробежал глазами по растерянным лицам княгини Демидовой  и Аркадия Филипповича,и застыл.Сердце глухо стукнуло в груди,его словно сковало льдом
-мама...-сдавленно прошептал мальчик,снова оборачиваясь к матери

+1

59

-уберите ее-прошептала она,махнув рукой на столик и оборачиваясь к двери-снеси альбом и крест в кабинет-прошептала она Любаше,чувствуя,как внутри словно все натянулось.Но в тот же миг словно затопило горячей волной от детских голосов.Шагнув навстречу,она прижала к себе старшего сына и зарылась лицом в светлые волосы,целуя в макушку-я приехала-прошептала Даша,обнимая сына,но рядом уже прыгали трое малышей,и Миша отступил.
-мама,мама!Как же тебя долго не было!-звонко вскрикивала Саша,цепляясь за руку и утягивая вниз.
Присев,Даша крепко обняла дочь,а потом всех троих,по виснувших на ней и голосивших что-то в разнобой.Звонкие голоса перекрывали все,но голосок Егора пробился отчетливо и ясно
-папа тоже приехал?
В душе похолодело.Казалось напряглись все-отец,крестный,тетушка,Трубецкой.Все глаза обратились к ней,в особенности детские,ждущие ее ответа.Она поочередно перевала взгляд с карих глаз Егора в голубые Саши,затем в лучащиеся карие Алешки и изо всех сил закусила изнутри губу.Господи,сколько пронзительной надежды было в этих глазах!Как сказать,что...
-мама...
Даша вздрогнула и обернулась на сдавленный голос сына.Глаза чуть расширились,увидев его побледневшее лицо.Как...Взгляд скользнул в глубь комнаты,и она мысленно выругалась.Почему ее не убрали!
Надо было что-то делать.
-мамочка,так где папа?!Он в кабинете?!-нетерпеливо задергал ее Егор
-нет,солнышко,папа не смог приехать-негромко ответила она,переведя дыхание
-а когда?!-расстроенно протянул Алешка
-как только уладил кое-какие дела,сынок.А сейчас вам надо умыться и переодеться,вы такие чумазые словно шли пешком.Ступайте-она привлекла к себе каждого из детей,поцеловала и отпустила.Весьма расстроенные они все же удалились с подоспевшей няней,а Даша поднялась с пола,приобняла за плечи старшего сына и прошептала-идем со мной,Мишель

+1

60

Дела?!Какие дела?!Он ведь арестован!-хотелось закричать ему,но он молчал.Молчал,не сводя пытливого взгляда с матери.Господи,пусть то,что она сказала правда!Пусть он задерживается по делам,и вот-вот вернется!Пожалуйста!
Он похолодел,когда мама повела его за собой,а не отправила с остальными.Они шли...в кабинет.Он понял,едва они сделали шаг от гостиной.А это значит....Подожди,это ничего еще не значит!Просто говорить удобней там,ведь там никого нет!А рюмка?!Да мало ли!Ты и половину родственников не знаешь,а уж друзей и сослуживцев!
Но это не помогало,абсолютно.
Миша вошел в кабинет первым и повернулся к матери
-он не вернется...верно?

+1

61

-мы ведь больше не увидимся,верно?
Слова застряли в горле,не желая произноситься в слух.Она снова перевела дыхание,и шагнув в перед приобняла сына за плечи.Подведя его к креслу с прямой спинкой,она указала ему на сложенный вчетверо лист,лежавший на столе
-отец написал тебе письмо,Миш.Прочти его-негромко произнесла она и убрала руку с его плеч-оставить тебя?

0

62

-нет-качнул головой мальчик,не сводя глаз с пожелтевшего письма,хранившего на своей поверхности отпечатки камней.Миша осторожно взял письмо,словно была это самая драгоценная вещь во всем мире,посмотрел на маму и отошел к окошку.Взобравшись на подоконник,он долго держал лист меж ладоней,не решаясь раскрыть.Всматривался,и наконец раскрыл.
Здравствуй, Мишель.
Когда ты прочтешь это письмо - меня скорее всего уже не будет на свете.
Так уж получилось, родной. Не всегда - даже у взрослых получается прожить жизнь так, как они хотят и как мечтают. Я не хочу ничего скрывать от тебя, Миша. Меня обвинили в государственной измене, и завтра расстреляют.
Пишу я тебе из камеры, и.... не знаю даже как сказать все то, что у меня на душе. И прежде всего - как попросить прощения. У тебя. У всех вас. Я обещал вам счастье. Любовь. Заботу. Опеку. Обещал вам детство, которого у вас не было. Но смог дать вам все это - лишь на очень короткий срок. Я говорил - что пока я жив - никто и никогда не посмеет причинить вам вред. Хоть это слово я сдержал -  даже после моей смерти не найдется человека который посмеет обидеть вас. Обещал вам что позабочусь о вас... а теперь - оставляю вам лишь состояние и имя, которое наверное еще долго будут произносить кривясь, и обвиняя меня в измене. Ты знаешь - я невиновен. Но все будут считать что это именно так.
Сможешь ли ты простить меня? Рок, обвинение, стечение обстоятельств... судьба? Но так уж вышло - что впервые в жизни я не смогу сдержать данное мною слово. Слово данное вам... моим детям...
Не знаю....
Не знаю вообще можно ли простить такое. Но и оправдаться не могу.
Знаешь, Мишель...  я ведь никогда до вас не имел дела с детьми.  Не знал даже как с ними надо разговаривать. Когда вы приехали в мой дом - я чувствовал себя столь же растерянным и неуверенным как и вы. Но когда мы говорили с тобой - я почувствовал странную уверенность.
А потом... Я и сам не заметил - когда случился момент, когда вы заполнили мою душу. Стали неотделимы - настолько, что я отказываюсь даже формально вспоминать об этом скрюченном нотариусе и его смехотворном акте. Вы - часть меня, часть моей души и жизни. Завтра я умру - но часть меня все же останется с вами. Тем теплом, которым вы заполнили мою душу, вдохнув жизнь и смех в уснувший старый дом, который - как и я- получил вторую жизнь благодаря вам.
Я могу до бесконечности писать - как дороги вы мне. Могу просить прощения хоть до самого ружейного залпа. Но это ведь ничего не изменит.
Я люблю вас, Миш. Мне невыносима мысль о том, что из-за этого обвинения мое имя будет считаться опозоренным. Но еще более невыносима мысль о том - как вам придется жить с этим. Сочтете ли вы меня действительно изменником и предателем, и будете стыдиться моего имени. Или напротив - зная о моей невиновности - будете носить это имя с гордостью, и набивать себе тем синяки и шишки в обществе, которое слепо? Не хочу ни того ни другого, Миш.
Помнишь я рассказывал вам с Алешкой про историю нашего рода? Много поколений мы служили престолу верой и правдой. Хотя случалось и кое-кому из наших предков впадать в опалу. Но всегда, рано или поздно - то, что хранила семья в течение столетий - верность и преданность империи - возвращало нам уважение и заслуженное место в обществе, и право служить с честью своей стране.
Так и сейчас. Я не хочу чтобы моя смерть настроила вас против императора, подписавшего мне приговор. Случается так, что даже государи бывают не в силах остановить рок. Я могу лишь просить Бога о том чтобы вы - мои дети - своей жизнью и служением трону, достоинством и честью обелили мое имя, смыв с него позор ложного обвинения. И веря в это - умру завтра со спокойным сердцем.
А пока... Мишель, тебе слишком рано пришлось стать взрослым. Не старайся быть им сейчас. Пока рядом с твоей мамой - твой дед и князь Елагин - ты можешь еще побыть ребенком. Но прошу тебя - береги свою маму. Алешке, Егору, Сашеньке - им придется не сладко, но они еще малы, и намного легче могут привыкнуть к изменившимся обстоятельствам. А вот ты... и мама... Постарайся не оставлять ее. Я боюсь за нее, Мишель. Она всегда хочет казаться сильной. Сильнее чем есть. А это неправильно. В молчании - сила для мужчины - но бездна для женщины. Не дай ей замкнуться в это молчание. Реки, океаны слез, истерики и битые стекла - не так страшны как молчание, отчужденное от всего - под маской "Я со всем справляюсь сама". Не верь этой маске Миш. Женщина не должна быть сильной - это противоестественно. Но ей приходится - если нет рядом плеча на которое можно опереться. В которое можно выплакаться. Тебе придется стать для нее этим плечом, потому что кроме тебя - мне больше некому поручить эту свою последнюю просьбу. Береги ее. И себя.
Не знаю сможешь ли когда-нибудь ты простить меня. Не знаю будешь ли помнить. Не знаю - заслужил ли я вообще хоть право на прощение и память. Скажу лишь - еще раз - благослови тебя Бог, сын мой....
мой старший сын.... отныне и далее - барон Михаил Владимирович Корф... Знал бы ты - какой гордостью наполняют мою душу эти слова... и каким счастьем было слышать слово "отец" которое ты крикнул, сбегая с лестницы.
Я благодарю Бога за то, что он подарил мне всех вас. И тебя... особенно тебя.
Я люблю вас, Мишель.
Прими за себя и за остальных -мою любовь и мое благословение.
Прости меня, если сможешь - за все. И прощай.

От каждой прочитанной строчки,сердце мальчика сжималось,а все его существо стремилось туда,а прошедший день,когда рука,писавшая эти строки была еще теплой,когда он был жив.А теперь...значит...все верное и он...он мертв...Все закончилось...
Смысл прочитанного доходил до него не сразу,как и сама суть трагедии в общем.Он не хотел это принимать,не хотел,что бы так было!
Но это было так,он не мог отрицать,какой в этом толк?
Господи...
Перед глазами мгновенно вспыхнула картинка последних минут-холл,рука на плече,тихий голос.Ты должен был вернуться!
Мальчик ясно ощущал,как все его деланное спокойствие рушится,как карточный домик,как начинает колотить крупная дрожь,как трясется в руках пожелтевший лист бумаги.
-мама-едва слышно прошептал Миша,подняв расширившиеся,наполняющиеся слезами глаза с листа на мать

+1

63

Даша застыла у стеллажей,напряженно наблюдая за сыном.Она не знала,что было в письме,что написал ему Владимир,какими последними словами обратился к сыну,и были ли слова последними или он не прощался.Но ясно видела,как расширяются темные глаза,как полыхает в них недоверие,протест,закрадывается ужас и появляются слезы.
Господи,он еще ребенок!Помоги ему!Укажи мне,как помочь ему!
Она нервно сжимала и разжимала руки до побеления.Напряжение росло,а он все не отрывал взгляда от листа.Глаза уже не бегали по строчкам,они застыли,всматриваясь куда-то вглубь,сквозь него.А потом лист задрожал,глаза наполнились слезами,а сдавленный шепот прозвучал громче отчаянного крика.
-хороший мой,родной,любимый тшшшш-шептала она,прижав к себе сына.

+1

64

Мишка рванулся вперед,выронив лист,когда мама стремительно пересекла кабинет.Скользнув с подоконника,он прижался к ней,пряча лицо у нее на груди.Обхватив ее руками,он заскреб пальцами по спине,цепляясь за оборки и едва не отрывая их.Миша замотал головой,сдерживая подступающий к горлу ком,но не выходило.Взгляд затуманенных пеленой слез глаз упал на лежащий лист бумаги на полу,на пустое кресло,стол...
Когда ты прочтешь это письмо - меня скорее всего уже не будет на свете.
Прорвав невидимую плотину,слезы градом заскользили по щекам мальчишки,пропитывая корсаж матери.Он силился прекратить поток слез,но не мог,как тогда ночью,когда рассказывал жуткие истории прежней жизни.

+1

65

-плачь...плачь,сынок....пусть со слезами все уходит...-тихо шептала она,баюкая голову сына на своей груди,перебирая светлые волосы одной рукой и обнимая за плечи второй.Плачь,плачь,малыш,пусть твоему сердечку будет полегче,выпусти часть той боли слезами.Плачь,за себя и за меня,вот так.Прижавшись щекой к светлым волосам,она чуть покачивалась из стороны в сторону,растирая порой ладошкой сведенные плечи и спину.

0

66

-папа...папа...просил ..заботиться о тебе...-надрывно прошептал мальчик,хватая ртом  воздух и запрокинув голову-я буду,мама...буду...как он...просил...я...-он замотал головой и снова прижался к матери,сместив одну руку вперед и собирая в кулаке платье,оттягивая ворот-он ведь невиновен,мама.... я верю...я знаю...а он не знает,что я верю ему! не знает,мама!

Отредактировано Михаил Корф (28-07-2015 00:04:41)

+1

67

-шшшш тише,тише-она крепче прижала к себе сына,чувствуя,как сердце сжимается от хлеставшей из него боли.Слава Богу она выходила со слезами,не засела внутри,как заноза!Просил позаботиться...Господи,Владимир...Стой!Об этом потом можно подумать,не сейчас! -будешь,конечно будешь,хороший мой-она потянула сына к креслу,но усадить его было не так просто,мальчик вцепился мертвой хваткой.А от последующих его слов ее саму едва не заколотило-он знает,Миш,слышишь?!Папа знает,что ты ему веришь!-прижимая мальчика к себе одной рукой,она второй наполнила бокал водой,расплескав половину по столику,и поднесла к его губам-пей,по глоточку,вот так...молодец...

0

68

Зубы стучали о край бокала,вода выплескивалась на рубашку,но понемногу получалось глотать.Охватившая его дрожь понемногу утихала,зато наваливалась свинцовая тяжесть.Не разжимая рук,мальчик стал опускаться на пол,усаживая следом за собой и маму,и прижимаясь к ней по прежнему.
Долгое время они сидели молча,Миша сравнительно успокоился под тихим шепотом матери в надежном кольце ее рук.Но хоть его и не колотила дрожь,слезы продолжали скатываться по щекам,теряясь в сером платье мамы.
-прочти письмо-прошептал мальчик,не поднимая головы,вытянув руку в сторону,пошарил ей по полу и притянул листок-прочти...он писал его вчера и...писал и думал о нас,о всех нас

Отредактировано Михаил Корф (28-07-2015 00:16:02)

+1

69

Стоило ли?Нужно ли?Все же это было письмо от него к сыну,а не  к ней.Пусть бы и осталось только между ними двумя.Но вот последние слова сына сами направили ее руку к листу.Он писал вчера,вчера...Еще вчера он был жив...
Обнимая сына одной рукой,второй она держала лист  и с каждой строчкой рука дрожала все сильнее.Странно,но читая его письмо,она слышала его голос.Господи,даже в письме к сыну он говорил о ней.Правильно ли это она не знала,но это было так.
Я боюсь за нее, Мишель. Она всегда хочет казаться сильной. Сильнее чем есть. А это неправильно. В молчании - сила для мужчины - но бездна для женщины. Не дай ей замкнуться в это молчание. Реки, океаны слез, истерики и битые стекла - не так страшны как молчание, отчужденное от всего - под маской "Я со всем справляюсь сама". Не верь этой маске Миш
Я справлюсь,ради наших детей справлюсь,ради тебя...Только будь рядом, пока можешь
На последних строчках слезы отчаянно щипали глаза и ,склонив голову,она спрятала их в спутанных русых волосах сына.Заставить себя задвинуть собственное переживание в глубь удалось не сразу,но прижавшийся к ней сын был куда важнее.Он понемногу успокаивался,расслаблялись охватившие ее руки,дышал он спокойнее,всхлипы стали реже.Сколько прошло времени она не знала,не смотрела на часы,лишь на лист бумаги на полу.
-в нашем доме в Петербурге хранился папин альбом с его зарисовками с Кавказа.Он захотел,что бы я привезла его тебе-негромко произнесла Даша,по прежнему обнимая сына

+1

70

--его зарисовки?!С Кавказа?!-поднял голову Миша,посмотрев на маму блестящими после долгих слез,припухшими глазами-он сам рисовал и...и передал мне?

+1

71

-верно,тебе-чуть улыбнулась Даша,взяв личико сына в ладошки,вытирая большими пальцами дорожки слез и коснувшись губами лба-вот он,на столе,гляди-привстав,она дотянулась до альбома и передала его сыну

0

72

Мишель принял альбом с каким трепетом,но открыть его пока не решался.Подняв письмо,он сложил его вчетверо,вложил в альбом и положил тот на колени,рассматривая обложку
-я посмотрю его в комнате...-негромко проговорил Миша,держа альбом одной рукой,а рукавом второй протирая глаза-мам,а...ты не сказала остальным.Когда мы им скажем?

+1

73

-я не знаю-тихо прошептала Даша,опустив глаза.Не сказала.Не смогла.Все равно придется,но ....но она не представляла как,они такие маленькие,так его ждут и...-я не знаю,как сказать им правду,Миш,не знаю-покачала она головой

0

74

Мишель следил за мамой внимательным взглядом и ,потянувшись вперед,обнял одной рукой за шею,второй держа альбом
-я буду рядом,мам.Мы вместе скажем,попозже...Они так скучали,особенно Саша,пусть сегодня еще порадуются твоему приезду

+1

75

Склонив голову,она ткнулась лбом в плечо сына,коротко выдохнув.Это согласие,или разрешение с его стороны рассказать остальным попозже,не сегодня,словно сняло один из навалившихся камней
-спасибо,хороший мой

0

76

Какое-то время он обнимал ее за шею,а потом отстранился и коснулся губами щеки.
-я пойду к себе,хочу посмотреть альбом до ужина-негромко произнес Мишель,прижав к себе альбом и поднялся на ноги,помогая встать и маме.У самого порога мальчик обернулся,глядя на пустое кресло и вышел,прикрыв дверь.До комнаты он добрался бегом,а ,захлопнув дверь,повернул в скважине ключ.Усевшись на кровать,он несколько раз перечитал письмо,уже более спокойно,вдумчиво,словно вот сейчас разговаривал с отцом,а не просто читал.А потом,отложив его в сторону,затаив дыхание,раскрыл альбом.Для него это были не просто рисунки,а целое послание-еще одно,дар,который предназначался лишь ему,старшему сыну.

+1

77

Даша проводила сына взглядом  и прикрыла глаза,когда за ним закрылась дверь.Надо идти,найти детей,они столько ее ждали, скучали. Она нужна им,так же как и они нужны ей.Сейчас...сейчас она пойдет,выслушает все истории,ответит на все вопросы,сейчас...Только постоит пару минут и пойдет.
Пройдя к окну,Даша распахнула створку,впуская морозный воздух  в кабинет и ,подойдя к креслу сзади,склонилась,ткнувшись лбом в его спинку.
Вот и все,родной,он все знает.Я не смогла сказать,младшим,прости...Эта временная ложь,хоть и ложь.А Мишель...Ты ведь слышал его?Он переживает,что ты не знаешь о его чувствах.Но ведь знаешь...ты всегда все знаешь.Если ты сейчас здесь,со мной,поднимись к нему,пожалуйста,дай ему почувствовать,что не сомневаешься в нем,в его чувствах и вере в тебя.-мысли бежали потоком,словно неторопливая речь,вот только снова защемило в душе,прорываясь сквозь удерживаемое спокойствие-как же нам тебя не хватает...

+1

78

После отъезда Сергея Анна где-то умудрилась подхватить простуду. Болезнь была неопасной, несерьезной, но бдительная Глаша не выпускала Анну из постели. Девушка и не особенно сопротивлялась этому. От трав, которыми щедро поила Варвара, хотелось спать, и Анна с удовольствием погружалась в легкий сон, наивно надеясь, что пока она спит, время проходит быстрее и все меньше остается дней до встречи с Сергеем. О том, что Владимира увезли в крепость, Анна узнала, наверное, самой последней, да и то, случайно подслушав разговор Глаши и Варвары, когда они думали, что девушка спит. К тому времени Даша уже уехала в Петербург. О том, что с Владимиром может произойти что-то нехорошее, Анна даже и думать не хотела. Наверное, все закончится ссылкой в имение, как в прошлый раз. Ведь теперь его вина не настолько страшная, как тогда.
Бедная Даша, напереживается она за него... Скорее бы они оба вернулись домой.
...
В тот вечер, когда вернулась Даша, Анна почти уснула. Она не слышала ни голосов, ни шума, она спокойно бродила по миру собственных сновидений, но вдруг резко проснулась, как будто кто-то ее разбудил. В комнате было пусто. Одиноко горела свеча, тихонько потрескивая - а больше никаких звуков в огромном доме не было.
Почему так тихо, еще ведь не поздно?
Ей почему-то стало страшно. Анна встала, нашла свой теплый халат - в последнее время она постоянно мерзла, даже если было хорошо натоплено - взяла свечу с собой и вышла из комнаты.
В кабинете Владимира уютно горел огонек - там кто-то был.
"Вернулся!" - радостной надеждой трепыхнулось сердце, и Анна торопливо толкнула тяжелую дверь. Но на привычном месте за столом было пусто. И фигурка Даши, прижавшаяся к спинке кресла, только усиливала это ощущение пустоты.
- Даша, - почему-то шепотом спросила Анна, - а где Владимир? Он... еще под арестом?

Отредактировано Анна Платонова (28-07-2015 01:20:48)

+1

79

Даша не сразу подняла голову,словно надеялась, что если не шевелиться то ее оставят в покое и Анна исчезнет сама собой. Как-то медленно проступала реальность, неужели так сказался разговор с сыном?Миша знает,теперь надо сказать Анне . Наверное ,это хорошо, что она пришла сама,да и спросила здесь, не в гостиной, где были бы дети.
Наконец, удалось поднять голову,посмотреть на девушку и качнуть головой соберись!
-хорошо, что Вы зашли.Сядьте,прошу Вас-махнула она рукой на кресла напротив

+1

80

Даша была какой-то другой Дашей, как будто ее подменили. Такая серьезная, сдержанная, сжавшаяся какая-то... Мелкая и противная дрожь побежала по телу Анны, и никакой теплый халат не смог бы спасти от этого озноба. Анна послушно села в кресло, судорожно вцепившись в свой подсвечник. Зачем нужно садиться? Разве нельзя сказать о том, что Владимиру придется задержаться в тюрьме, пока Анна стоит в дверях?
Но в голосе  Даши было что-то такое, чего нельзя было ослушаться, чему нельзя было возражать.
- Говорите же скорее, - попросила Анна, трясясь не то от холода, не то от внезапного и необъяснимого приступа страха, - Когда его выпустят?

+1

81

-Владимир не вернется-негромко проговорила Даша и сама вздрогнула от произнесенных в слух слов.Одно дело все это знать,а другое вот так произносить,словно ставя точку.Соберись!Ты должна ей сказать!И как-то....как-то помочь...А как?.Она бы с радостью сказала,что у мужа еще дела в Петербурге,и вернется он несколько позже. И пусть бы девушка пребывала еще какое-то время  в ожидании,думая,что он жив.Но это было бы не правильно,лгать ей не имела права,а значит надо сказать правду и суметь поддержать или...Переведя дыхание,Даша опустила глаза в пустое кресло,сжав спинку пальцами,потом снова посмотрела на девушку-его расстреляли сегодня утром

+1

82

Расстреляли…
Это не могло быть правдой, она ослышалась или неправильно поняла Дашу. Как это – расстреляли? Не может быть…
Анна никак не могла осмыслить это слово, оно гулко звучало в ее голове, но осознание все не приходило. Пока она не заглянула в Дашины глаза, полные такой боли, какой, наверное, не бывает на свете.
Владимира расстреляли. Это значит, что он уже никогда не переступит порог своего дома. Не посмотрит своим понимающим и чуть насмешливым взглядом, не уйдет к себе в кабинет… не будет больше доверительных разговоров, воспоминаний о детстве… о его отце…
Так не должно быть, это слишком несправедливо! Они ведь совсем недавно только будто познакомились заново. Научились не ссориться, жить мирно, она даже временами ловила себя на том, что мысленно обращается к нему как к брату… Столько лет вражды, потом короткий мир – чтобы вот так все закончилось? Как принять это, как смириться с новой утратой?
Она не смогла сказать ничего Даше, никаких положенных приличиями слов соболезнования вдове, потерявшей мужа. Ослепленная своим горем, Анна  даже не пыталась сдерживать хлынувшие из глаз слезы.
Дашенька, скажи, что это неправда, скажи, что ты так ужасно пошутила...
Глупая, бессмысленна надежда. В Дашиной позе, в выражении ее лица было столько обреченности, столько одиночества... Она стояла над пустым креслом, как над могилой. Кабинет вдруг стал чужим, злым и равнодушным. Зачем он теперь нужен, раз его хозяина больше нет? Анна смотрела сквозь слезы на пустое кресло, и вдруг почувствовала, что если немедленно не уйдет отсюда, то сорвется в отвратительную и никому не нужную истерику.
Анна вскочила, выронив из рук свою свечу - та покатилась по ковру, тут же погаснув - и бросилась вон из дома, в привычное уже место, ставшее ей убежищем после смерти  опекуна. В театр.
Морозный воздух немного привел ее в себя. Она бежала по дорожке, запорошенной снегом, и не чувствовала, как этот снег набивается в ее домашние туфли, как кусает лицо мороз... Ее трясло от холода, который был страшнее любого мороза.
Театр молча принял ее вместе с ее горем и сочувственно скрипнул дверью, пропуская Анну внутрь себя. Здесь уже можно было плакать в полный голос, потому что никто не слышал...

Отредактировано Анна Платонова (28-07-2015 10:37:46)

+2

83

Вот и все...
Она молча смотрела ей в след,ни словом ни жестом не пытаясь остановить или утешить.Зачем?Как?Нет,пусть все будет так,как идет.Такую правду никак не сгладить,не сделать менее болезненной,не смягчить.Теперь знает и Анна.
Странное свойство у горя.Когда делишь радость и счастье с кем-то,то оно лишь увеличивается,усиливается.А вот горе...Говорят,что бы горе ослабло надо его с кем-то разделить.Оно не ослабло ни на йоту от того,что теперь знала Анна,знал Мишель,знал отец,крестный,тетушка...Нет,не ослабло.Наоборот,усилилось от сознания того,скольким людям нужна помощь и поддержка,а она не находила в себе того колодца,из которых будет черпать их,что бы помочь.
-теперь знает и Анна...а скольким еще предстоит узнать...сколько еще глаз будут вот так наполняться болью и слезами,осознавая то,что ты ушел-негромко произнесла Даша,снова склонившись к креслу.
Надо идти,пора,давно пора...сейчас,еще пару минут...всего пару минут

+1

84

-мамочка,миленькая,можно?Пожалуйста!Словно мы где-то в горах и ужинаем у костра!Представляешь?!-прыгал перед ее креслом Алешка,умоляюще сложив руки у груди
-представляю.Но кто же ужинает в гостиной на полу?-улыбнулась Даша,притягивая к себя мальчика одной рукой,а второй взъерошив волосы
-а мы не в гостиной на полу,мы в горах.Вот кресла это горы,и стена за камином тоже гора,а огонь это костер-пояснял мальчик,положив одну руку маме на плечо,а второй махал на то,о чем говорил
-замечательный пейзаж-кивнув,она не удержала улыбки,которая рядом с малышами появлялась сама собой
-только реки не хватает-задумчиво протянул Алешка,но мотнул головой-ее просто из-за гор не видно,мы потом ее найдем!Можно,мамочка?Мы только один разочек,честно-честно!
Знала она этот "один разочек". Горящие глаза Алешки,его веселый голос,полный азарта,разжигали желание увлечься игрой и в Саше и в Егоре,которые стояли чуть поодаль,доверив старшему брату уговорить маму.И усадить их сейчас за стол...за стол с пустым креслом отца...
-беги к Агафье пусть даст тебе зеленое покрывало,не на камнях же вам ужинать,на траве все же удобней
Глаза мальчишки вспыхнули от радости,он порывисто обнял маму за шею и выбежал из гостиной,Егор с Сашей побежали за Мишей.
Вскоре четыре путника устроились на зеленой траве у жаркого костра среди гор,уплетая ужин с фарфоровых тарелок.
Мишка не хотел поначалу включаться в игру,но все же к облегчению Даши,согласился.Видимо он успел пролистать альбом от начала до конца,ибо рассказывал обо все,что увидел,но так,словно прочел о пейзажах  в книге.
Для Даши же ужин стал испытанием.Софья Павловна,Елагин,Трубецкой завели привычную беседу с пикировками,словно ничего не произошло,к середине ужина к ним подтянулся и Волконский.Долгоруких и Орловой за столом не было,и Даша понятия не имела в доме ли они вообще.Не появилась и Анна.Надо бы найти ее.Надо,но не сейчас.
Вкуснейшие блюда Варвары,от которых шел восхитительный аромат,для нее были сейчас ничем иным,как обычной бумагой.Попробовав пару ложек,только для того,что бы отец не бросал на нее сердитые взгляды,Даша почувствовала,что есть просто не в силах,и отодвинула тарелку.
Сидя напротив пустого стула,словно кричащего ей о смерти мужа, и не имея возможности уйти из-за стола,убежать,она чувствовала себя в ловушке.Разговоры родственников слились в какой-то гул,она не разбирала ни слова из того,что они говорят. В который раз она мысленно поблагодарила Ливена и мать за то,что даже сейчас на ее лице держалась маска вежливого внимания к каждому сидящему.
Ужин тянулся неимоверно долго.Слуги словно договорились менять блюда,как можно медленней,а двигались словно под водой.Да и родные не лучше,смаковали каждую ложку,растягивая так,что ей казалось прошла целая вечность,прежде чем подали второе.И пытка повторилась снова.Бессмысленные,пустые разговоры,в которых ее участие заключалось лишь в паре слов и фраз,давящие и словно надвигающиеся стены,сужающие пространство,пустой стул напротив...
Наконец все закончилось.Все стали расходиться.Кажется отец хотел ей что-то сказать,но Демидова,взяв под руку,вывела его из столовой.Комната опустела,лишь застывшие на пороге слуги не знали приниматься ли за уборку или нет.Даша далеко не сразу поняла,что они хотят от нее,и лишь кивнула.Замельтешили туда сюда служанки,убирая со стола,но они словно были сотканы из воздуха и были бесцветны.Даша не сводила глаз со стула у противоположного края стола.Пустой...вот сейчас он подойдет со спины,обнимет ее за плечи,склоненная голова зароется в волосы,а кончики пальцев коснутся шеи...Судорожно вздохнув,Даша положила ладошку на плечо,словно накрывая его руку и опустила голову,пряча обжегшие глаза слезы.

+2

85

-как прошел ужин,путешественники? -опустилась в кресло у камина Даша и обняла взобравшегося на колени  Егора одной рукой, второй прильнувшую с боку Сашу.
-я охранял их от горцев,мама! -вскочил на ноги Алешка,взмахнув саблей,подаренной к маскараду.
-горцы со смеху умерли,увидев нашего защитника-усмехнулся Мишка и едва успел отскочить от сабли брата.Схватив свою с пола,затеял настоящее сражение, что после ужина на полу уже не было аморальным для гостиной.
В гостиную вошел Велес и ,постояв у порога,лег у ног хозяйки.
-а мы ходили с Велесом гулять, он катал мои санки-перегнувшись через мамину руку,Егор погладил большую голову пса.-завтра пойдем с тобой гулять?
-пойдем конечно и в снегу поиграем непременно.Но сейчас пора спать,малыш-посмотрев на сыновей,продолжающих сражение,улыбнулась-господа, пора заключить перемирие и отправиться отдыхать
-я не хочу спать-вытянул губки Егор
-а если сначала пойдем купаться?С лодочками и рыбками
-и с пенкой-расплылся в улыбке малыш
-непременно с пенкой!Беги с няней,я приду узнать ,как прошло плавание-поцеловав мальчика,Даша спустила его на пол ,и Егор поспешил к няне,сопровождаемый Велесом.
Даша поднялась наверх с остальными детьми и ,отправив сыновей в комнаты,прошла вместе с Сашей. Девочка была молчалива весь вечер и задумчива.Купаясь она несколько развеселились,хоть говорила и мало,но во всю смеялась,обдавая маму водой и закрываясь от ответных брызг.
-мама,ты скоро опять уедешь? -прошептала девочка,засыпая на маминых руках
-нет,принцесса,не уеду,засыпай
Что-то еще таилось за вопросом,за всем поведением, но сейчас лучше всего было уснуть, что бы этот непонятный для нее день закончился.
Уложив уснувшую дочь в кровать,Даша вышла,притворив дверь.Алешка уже спал,раскинувшись на кровати,Мишель обнимал одной рукой альбом, крепче обхватывая во сне,зато Егор дожидался,что бы рассказать о произошедшей в ванне битве между корабликами.Глазки малыша слипались,но он успел поведать о спасших кораблик рыбках.
Укрыв сына одеялом,Даша некоторое время сидела у его кроватки,поглаживая светлые кудри.Пока она проводила время с детьми,поселившийся в душе холод отступал,ослабевало чувство полного одиночества,держащееся даже рядом с отцом и тетушкой.Но едва дверь детской закрылась за спиной,как холод вновь охватил душу,наполняя  тьмой и тоской. Помимо этого она начинала явственно ощущать,как накатывает безысходность.Она хотела его видеть, касаться,слышать голос...хотя бы на пару минут,это было необходимо,но не возможно.
Меж тем коридор наполнялся  воспоминаниями,которых здесь было очень много . Сколько раз он прислонялся здесь к стене и застывал,подобно самой прекрасной из античных статуй?Ждал, пока она уложит детей, а порой укладывал с ней...Потом обнимал за талию и вел наверх или же в кабинет.А еще здесь была решена дата свадьбы...
Бежать!Немедленно!Дети спят, родные разошлись по комнатам.Может узнать, как себя чувствует Анна?Ведь на ужине она так и не появилась.
Оказалась перед дверью спальни Анны она слишком быстро, пришлось помедлить ,что бы поправить платье, еще влажное после игры в ванной с Сашей,переколоть волосы и выдохнуть,нацепляя маску.Постучав,Даша прислушалась ,с трудом удерживаясь на месте.

+1

86

Если бы можно было каким-то волшебным образом вернуть  время, потраченное на глупые обиды и ссоры… Если бы можно было успеть сказать Владимиру, что она сожалеет о прошлом…
Она ведь так и не успела толком узнать его. Сколько осталось недосказанного, недопонятого, навсегда теперь упущенного…
Она не следила за временем, не знала, сколько его прошло. Слезы почти закончились, наступило временное отупение, когда она смотрела в темноту почти сухими глазами и пыталась заставить себя подумать о чем-нибудь. А мысли смешивались и разбегались, и не было никакого желания их ловить…
Но вот какая-то неясная мысль, еще даже не сформировавшаяся, принесла Анне безумную надежду на то, что можно будет как-то все это выдержать. Она подумала о Сергее. Он обязательно вернется и придумает что-нибудь, чтобы не было так больно…
Странным образом мысли от Сергея перенеслись к Даше. Анне даже представить было страшно, что она сейчас чувствует. Анна понимала, что ей нужно было бы пойти к Даше, попробовать как-то успокоить ее и помочь в страшных хлопотах – ведь наверняка будут поминки… какое страшное слово, почему оно все время преследует их семью?..
Семью.
А ведь есть еще дети… Маленькие, беззаботные существа, которые так верят в то, что их родители – вечны и всесильны… И вдруг узнают, что папы уже нет…
Теперь Анна плакала уже от жалости не только к себе, но и к детям.
***
Глаша грустно наблюдала, как Варвара поливает слезами кухонный стол. Что сказать, как ее успокоить? Глаше и самой хотелось заплакать - ну и что, что она не особенно знала молодого барина - ведь хороший же был. А жалко как - совсем молодой, только-только жить начал. И жена у него, и дети...
Горничная тяжко вздохнула, облокотилась о столешницу и задумалась о своей барышне. Когда она узнает, расплачется, разнервничается, чего доброго, снова заболеет. Пусть поспит, а потом Глаша пойдет к ней в комнату, чтобы хоть немножко поддержать. Слез будет... Ох, скорее бы прошло хоть немного времени. Со временем горе становится не таким сильным, с ним уже и жить можно, и чем больше времени проходит, тем легче и легче человеку... Глаша это знала по себе.
Когда начались приготовления к ужину, горничная отправилась в комнату Анны. Будить она барышню не станет, разве что та сама проснется.
Но барышни в кровати не оказалось. И в комнате тоже. Глаша заметалась по дому, разыскивая Анну, но той нигде не было. Наконец, кто-то из слуг сказал, что видел барышню, бегущую вроде бы к театру.
Значит, уже сказали... уже знает.
Глаша никогда не ходила за госпожой, когда та уходила в свой театр, но сейчас был особенный случай. И горничная решительно отправилась следом за своей барышней.
До чего же холодно было в этом театре... И темно, и страшно. Хорошо, что Глаша догадалась захватить с собой свечку. Но госпожу долго искать не пришлось - всхлипы отчетливо раздавались в углу большого зрительного зала.
- Барышня! - охнула Глаша, подойдя поближе и осветив свечкой этот угол, - Вы напрочь ума лишились? В этакий холод выскочить совсем раздетой!
Впервые она говорила так со своей госпожой, но Глаше было не до почтительности. После того, как она добросовестно пичкала Анну настойками и берегла от малейшего сквозняка, госпожа разгуливает в одном халате по морозу. А кто потом ее будет лечить? Снова Глаша.
- Вы что же это творите?! Идемте домой сейчас же!
Глаша решительно схватила барышню за руку и потянула за собой. Анна послушно и молча пошла за ней, не прекращая всхлипывать.
- Как дите, ей-Богу! - говорила горничная, торопясь скорее к дому, - О себе не думаете, о других подумайте. Дарье Михалне, поди, похуже вашего будет. Ей ваших рыданий только не хватает. Нет бы помочь, детей занять, разговором отвлечь или как-нибудь еще поддержать - вы в слезы, да раздетой на мороз. Хороша поддержка! Поплакать хотите? Плачьте, сколько вам угодно. Только в тепле, в комнате своей.
Глаша говорила и говорила, а Анна слушала ее и не слышала. Но постепенно слова горничной пробудили в девушке что-то похожее на угрызения совести.
- Владимир Иваныч бы не похвалил вас за этакие фокусы, - выложила горничная свой последний козырь. - Он Дарью Михайловну очень любил, вот вы бы и подумали сперва о ней, а уж потом бы себя жалеть принялись.
Молчание барышни насторожило Глашу. Оглянувшись на госпожу, она увидела, что та снова рыдает, но уже беззвучно.
- Утрите слезы, к дому подходим! - приказала Глаша госпоже. Анна всхлипнула и послушалась. Горничная проволокла госпожу по коридору и лестнице, впихнула в комнату, торопливо переодела и почти насильно уложила в постель.
- Я схожу к Варваре за горячим чаем, а вы чтоб из комнаты ни ногой! Пожалейте, Бога ради, Дарью Михалну!

Анна понемногу согревалась в теплой постели, но лед, собравшийся колючим комочком где-то в груди, не собирался таять. Зато слезы прекратились. Она цеплялась, как за соломинку, за слова Глаши о том, что Даше нужна поддержка. Она обязательно поможет Даше. Вот только немножко полежит, перестанет дрожать и как-нибудь приведет себя в порядок...
Стук в дверь. Глаша бы не стучала...
- Войдите! - Анна приподнялась на подушках и смахнула со щек последние следы слез.

Отредактировано Анна Платонова (28-07-2015 21:32:26)

+2

87

Странно,вот только ее подхлестывало к действиям,а теперь,когда раздался за дверью голос,ее приморозило к полу.Почему сюда-то входить тяжело?С этой комнатой ее никакие воспоминания не связывали касательно мужа.Может потому что надо будет говорить в слух?Прислушиваться,отвечать...с детьми это было просто.Вспомни,зачем ты пришла!
Наконец открыв дверь,Даша прошла в комнату,неуверенно посмотрев на лежащую в кровати девушку
-простите,что помешала,Анна...Я только хотела узнать,как Вы-слава Богу голос звучит довольно ровно,но все-таки как-то довольно глупо получается.Как она может быть?Врятли провела вечер,беспечно читая роман

0

88

- Я... я хорошо... спасибо, - Анна села и беспомощно посмотрела на Дашу. Поодиночке очень страшно, может быть, какое-то время им лучше держаться вместе? А как это сказать вслух?
- А... вы? Может быть, это, конечно, прозвучит неуместно, но все-таки, может быть, я могу чем-то вам помочь?
Слова были неуклюжие, не те. А какие должны быть, Анна не знала. Когда умер Иван Иванович, она не слушала ничьих слов соболезнования. Но в одиночку переживать горе было тяжело. В одиночку? Тогда все-таки рядом был Владимир. Поначалу чужой и холодный, а потом... ох, нет, нельзя ей сейчас думать про Владимира, нельзя плакать при Даше...

0

89

-помочь...-повторила негромко Даша.Вы не можете вернуть мне мужа. Пальцы впились в ладонь,что бы отрезвить и вернуть мыслям верный ход-нет,но спасибо за то,что спросили.Правда...я не сказала детям,только старшему сыну.Боюсь,что услышат от слуг,но запретить им...-она чуть качнула головой,слова застряли где-то в горле-оплакивать хозяина не могу.Я постараюсь сказать им завтра,а Вас прошу до тех пор вести себя с ними так,как обычно

+1

90

- Да, конечно, я ничего не скажу детям... - разговор не получался, Анна отчетливо ощутила собственную беспомощность.
- Я не знаю, как это правильно сказать, но... может быть, вам вдруг захочется с кем-нибудь побыть вместе? Ну то есть... не одной. Можно ни о чем не говорить, но просто побыть рядом... с другим человеком. Я в любое время составлю вам компанию.
Анне захотелось подойти к Даше, взять за руку или погладить по плечу, но она не осмелилась и осталась в кровати. И только теперь сообразила, что она сидит, а Даша стоит.
- Садитесь, пожалуйста, - Анна показала на ближайшее к кровати кресло.

+1

91

Опустившись в кресло,Даша какое-то время смотрела на свою руку,бессознательно покручивающую обручальное кольцо. Что это?Участие?Понимание?Или жалость?Сочувствие...Кажется,именно этот букет преподносят вдовам,а нужен ли он?Подняв взгляд, она внимательно посмотрела на девушку,прекрасно видя со своего места припухшие,покрасневшие глаза
-стараетесь поддержать меня,тогда как Вам самой плохо-отсутствующий взгляд чуть потеплел-спасибо.Но не нужно со мной вести себя так,словно для Вас ничего не произошло

0

92

- А я не знаю, как себя вести, - призналась Анна, рассеянно следя взглядом за Дашиной рукой. - Но я чувствую, что нам нужно держаться вместе...
И действительно, рядом с Дашей Анне стало как-то легче. Только вот будет ли Даше легче рядом с ней? А вдруг ей будет только хуже? Ох, как же сложно устроена жизнь...
Анна знала, что справится. Она сумела выдержать потерю любимого опекуна, сумеет пережить и эту утрату. Но вот Даша... Ее взгляд такой отрешенный, она и здесь, и не здесь. А вдруг она решит что-нибудь с собой сделать?
Анна внимательно посмотрела на баронессу. Нет, Даша сильная. И она слишком любит своих детей, чтобы оставить их совсем одних на этом свете...

0

93

Держаться вместе...Значит ей нужна помощь,поддержка,а это значит,что она правильно сделала,что пришла.Надо помочь справиться ей с этим.Насколько была привязана Анна к Владимиру,Даша понятия не имела,и насколько глубоко то чувство,что вызывало ее слезы,да собственно и как помочь тоже не знала.Но время лечит,как говорится,а еще лечат люди.Наверняка,появится Сергей,и девушке станет много легче.А пока его нет,помощницей Времени надлежит стать ей.Вот только пока как она не знала.
-вот и я не знаю-в ответ на ее откровенность,призналась Даша-не знаю,как помочь Вам,как помочь отцу,сыну,нашим людям.Жаль,что боль утраты это не нечто физическое,что можно забрать и облегчить человеку жизнь

0

94

- Вы всем хотите помочь, а кто же поможет вам? - вырвалось у Анны, - Прошу вас, вы говорите, если нужна помощь. Я постараюсь быть полезной. Мне так самой будет легче...

+1

95

-мне? -уголки губ дрогнули в горькой усмешке,и она чуть пожала плечами-в чем же мне помогать?Я заслужила все, что со мной сейчас происходит-с каких пор мысли так резво в слова превращаются?!То говорить через силу удается, а тут выскакивают сами собой.Нет,это не дело,совсем не дело!Не хватало вывалить всю эту грязь на девочку,нет,держи-ка язык за зубами- а вот Вам. ..Не бойтесь со мной говорить о нем,если Вам это нужно

+1

96

Анна испуганно посмотрела на Дашу - то есть как это - заслужила? Чем? Она не помнит себя от горя. Даже последний грешник не заслуживает такого ужасного наказания, а уж Даша...
А на предложение говорить о Владимире Анна только покачала головой. Если она станет сейчас говорить о нем, то не сможет уже сдерживаться. Глаша помогла своей барышне, очень помогла, и теперь вместо того, чтобы думать о том, как плохо ей будет без Владимира, Анна думала о том, что Даше без него гораздо хуже и тяжелее. Когда стараешься кого-то утешить, утешаешься сам.
Но только не говорить с Дашей о ее муже, нет, только не это. Тогда она как будто окончательно признает его смерть. А если говорить о чем-то другом, то сохраняется хрупкая иллюзия, что Владимир просто уехал далеко. И вот они ждут его, и коротают время за разговорами...
И вдруг, вопреки ее желанию, с губ Анны сорвалось:
- Я так по нему скучаю...

Отредактировано Анна Платонова (29-07-2015 00:19:30)

+2

97

Опустившийся было к обручальному кольцу взгляд, вновь вернулся к лицу девушки,едва прозвучал ее тихий голос.В душе что-то болезненно сжалось, но не от собственного горя, а от того что прозвучало в словах Анны.Действуя скорее интуитивно,чем осмысленно, она пересела на край кровати и осторожно приобняла за плечи
-говорят,что они с нами до тех пор,пока мы помним о них.А Владимир и вовсе убеждал,что его не заманить ни нимбом ни крыльями. Как бы не принялся пугать нас ради забавы

+1

98

Анна уткнулась лицом в Дашино плечо, сдерживаемые слезы вот-вот грозились хлынуть из глаз. Не осталось уже почти никаких сил...
- Пусть пугает... пусть делает что хочет, только пусть... будет рядом...

+2

99

-он рядом...Если еще не сейчас,то совсем скоро будет. Он обещал. А Владимир всегда держит слово-негромко отозвалась Даша,обняв девушку двумя руками, ощущая  точно так же, как когда обнимала Мишу.Только их переживание, отчаянное самоустранение от собственного.Слова Анны были отражением ее собственных мыслей.Говори,плачь,впереди еще много слез,незачем копить их в себе

0

100

"Он не рядом... он больше никогда не будет рядом"
Отступившие ненадолго мысли вернулись. Владимира расстреляли. Его больше нет. Нет... Нигде нет. Огромная земля, на ней столько людей, а Владимира среди них нет, и можешь всю  жизнь его искать - уже не найдешь...
И Анна горько расплакалась, прижавшись к Даше.
Вошедшая с чаем Глаша сурово нахмурилась, наблюдая эту картину. Барыня сама едва на ногах держится, а еще и утешает других. Впору и самой Глаше в голос зареветь. Да только какой же в этом смысл?
Но что-то подсказало чуткой горничной, что не следует сейчас вмешиваться. Она молча поставила чашку на столик и тихонько вышла.

0


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Без тебя на душе пустота... Без тебя я не я..просто "кто-то"...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC