"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Честь превыше всего?


Честь превыше всего?

Сообщений 1 страница 39 из 39

1

Время года: Зима
Дата:14 января
Время действия: четыре часа пополудни и далее
Место действия: Поместье Корфов
Участники: Анна Платонова, Михаил Репнин, цесаревич Александр
Краткое описание  действия (не менее трёх строк): Неожиданную новость принес в погруженный в траур дом Наследник престола. Одних она не затронет, других хоть немного утешит, но кое-кого напугает.

0

2

Александр не находил себе места. Два дня, целых два дня - его ни на секунду не оставляли одного, и даже написать письмо он не мог, не будучи уверенным что его не вскроют. Такого еще никогда не было - но отец, предвидя, что сын может сотворить какое-нибудь безумство не думая о последствиях - попросту приставил к нему охрану! Не открыто конечно, придраться было не к чему, у дверей его покоев не стояли часовые с саблями наголо, но все обстояло еще хуже! На прием постоянно прорывались какие-то люди, и вместо одного адьютанта к нему приставили еще троих - под предлогом того, что один не справляется. И эти четверо - попеременно то входили в комнату с какими-то пустячными вопросами и донесениями, то докладывали о всякой ерунде, то приносили письма - да не скопом, как это обычно делалось - а по одному. Складывалось такое ощущение что каждая кошка во дворце задалась целью написать цесаревичу по нескольку строк - от любовных записок фрейлин - до нелепейших просьб разрешить ссору между офицерами. Как будто он когда-то этим занимался! То и дело наведывался Жуковский, и то отчитывал, то сочувствовал, то прикидывался и вовсе что ничего не произошло. Оставалось лишь благодарить Бога за то, что Мария отправилась с его сестрами в Екатерининский дворец - к концу следующей недели была назначена рыцарская карусель, и она, никогда не видевшая этой забавы - хотела посмотреть на подготовку к столь знаменательному зрелищу, подобрать костюмы, погрузиться в атмосферу которую создавали во дворце, и как следует поскучать по нему, Александру - чтобы в полной мере поиграть в прекрасную даму, к которой вернулся ее странствующий рыцарь. Эта полудетская задумка его бы позабавила и растрогала - но сейчас он мог лишь радоваться что она уехала. Ей он не смог бы лгать, от нее не смог бы отворачиваться, а рассказывать ей.... про Владимира... было выше его сил. Между ними вновь выросло бы непонимание, утайки... Нет.
Марии не было, и Александр скрипел зубами, ругался, и отсылал всех, но они приходили снова, пока он наконец не заперся у себя в спальне заявив что будет спать.
----------
Он не помнил как провел время с утра до двух часов пополудни в день казни. Воскресенье. Это было воскресенье. Он стоял у окна, слушая как плывет над городом благовест сотен церквей и церквушек, и думал о том, что сейчас - там, за рекой, под тем шпилем который не был виден ему из-за густого снегопада - раздался залп, хлынула кровь, и его друг - единственный друг - рухнул мертвым в снег. Невольно вспоминалась дуэль. Сколько тогда было крови... а сейчас? Сколько будет стрелков? Полдюжины? Десяток? Дюжина? Десяток ран. Алый поток, который тогда, в сентябре снился ему в кошмарах - сейчас казался наяву - словно им отсвечивал вихрящийся снегом воздух.
А потом он сидел за своим столом - в одной рубашке, с бутылкой коньяка. Он хотел пить.... напиться - вдрызг! Но почему-то не мог. Ерошил волосы  так, что в конце концов обычно аккуратная шевелюра за которой он так следил - стала похожа на разворошенное воронье гнездо.
В конце концов он не выдержал - молчание раздирало ему душу и он всерьез начал опасаться что попросту накинется на первого кто войдет. Ему не давала покоя собственная трусость. Да, он старался поступать разумно - как говорил ему Корф, он держался, честно держался как подобает его сану, но.... и что с того? Корф мертв - и этот совет ничем никому не помог. Он забыл и о том что устроил Владимиру встречу с женой, что устроил ему встречу с другом - забыл обо всем, и клял себя за бездействие, за бесполезность, помятуя о главном - о том, что он так и не поговорил с отцом, хотя это было первое что он хотел сделать. Но - отчего-то всегда считавший свое мнение непреложным - на этот раз повиновался просьбе Корфа молчать. Для чего? Он хотел умереть не замарав себя бесполезными попытками защититься? Чтобы не считали что он малодушно просит пощады и сам попросил наследника заступиться? Вздор, никто бы так не подумал. Или подумал? Александр окончательно запутался. ему становилось все тяжелее сидеть в тишине и когда часы гулко пробили два часа пополудни он не выдержал. Оделся, и даже не приглаживая волос отправился к отцу. Через приемную где сидело без малого дюжина человек он идти не хотел - но у него был свой путь - через покои матери, малую гостиную и несколько меньших помещений - через внутреннюю дверь. Из-за двери слышались чьи-то голоса. Неважно кто там у него сидит - со внезапной яростью подумал он, и уже поднял было руку чтобы толчком распахнуть дверь, как застыл на месте, услышав голос отца
- - С какой стати я должен помиловать барона Корфа?
Юноша застыл на месте.
- С той стати, что он невиновен в возведенных на него обвинениях, Ваше Величество. - произнес из-за двери чей-то ровный, но звучный, явно привыкший командовать голос, показавшийся ему чем-то знакомым. Александру показалось что его ударили в оба уха. Восторг пополам с недоверием словно толкнул его изнутри. Позабыв о всех правилах благопристойности он приник к двери всем телом, жадно прижавшись ухом к сквозной резной филенке, прикрытой лишь шелковой драпировкой со стороны кабинета.
Он слушал разговор то бледнея то краснея, с замирающим дыханием и широко распахнутыми глазами. Имя которое упомянул отец, называя своего собеседника - было ему тоже знакомо. Граф Воронов. Кажется он встречал кого-то с таким именем у Корфа.... да, на свадьбе некий Воронов держал бутылки по которым стрелял Владимир. Но - прийти к Императору? И разговаривать с ним - ТАК? Напрямик, не подбирая слов и не обходя подводных камней? Этот человек - сумасшедший или самоубийца? - росло непонимание, но вместе с ним - восторг, к которому примешалась толика зависти. А он-то считал себя настоящим другом... вот оказывается какой бывает дружба.... А я не мог поговорить так с ним, хотя он мне родной отец!!!
Хотя он был к себе несправедлив, и краем сознания понимал это. Отец бы не воспринял его слова, назвал бы ничего не соображающим юнцом и все. А вот к этому он прислушивался! Хотя от ледяных ноток в голосе отца, от того как он срывался иногда на крик - мороз пробирал по коже а от спокойной - но такой емкой угрозы Александр прикусил губу. "сейчас откажется". Нет... не отказался. Хотя внезапно охрипший неживой голос произнесший "подписывайте указ... Государь"казалось принадлежал привидению, а не живому человеку.
От слов что были сказаны после - Александр отпрянул, недоверчиво поглядев на дверь, и едва не подпрыгнул от грохота стула и рева отца "Не сметь! Я приказываю!" Господи. Выходит прямо там, сейчас за этой дверью....
- Александр? - раздался сзади мягкий голос матери и он отскочил словно дверь была раскалена. Раздался шорох юбок и вошла Императрица.
Он не помнил что она говорила, не помнил что отвечал - после того разговора говорить с матерью было тяжело, но приходилось быть неизменно почтительным. Она оставила его лишь через четверть часа, и он жадно прильнул к двери ухом, но не услышал ничего. В кабинете было тихо. Значит жуткий разговор уже закончился.
Он опрометью бросился было в приемную к отцу - но его перехватил Жуковский, от которого он никогда не умел быстро отделываться, и с тех пор.....
--------
Но теперь он скакал в Двугорское. Со всей прытью на которую были способны лошадиные ноги - презрев и экипаж и сами - мчался едва сумев сбежать из-под надзора, словно мальчишка, словно дезертир. Сегодня было четырнадцатое число. Поминки. Он не успеет - время перевалило далеко за полдень. Но.... Принести соболезнования вдове, и -рассказать. Рассказать об этом невероятном посмертном помиловании. Казенным порядком этот указ будут гонять по инстанциям еще с неделю если не больше, но ему казалось важным как можно скорее принести эту весть в дом Владимира. Вряд ли это станет большим утешением для вдовы, но для друга это было важно - он знал. Важнее всего.
Взмыленный мерин пролетел по укрытой снегом подъездной дороге, влетел на широкий двор, оскальзываясь на расчищенных плитах и с разгона промчался едва ли не до самого конца, где двор переходя в парковую дорожку уходил под заснеженные еловые лапы.
Александр едва успел соскочить чтобы не упасть. Теперь... в дом?
И тут его ужалило. В этот дом, куда он входил легко - как к себе домой - теперь он войти не имеет права. Потому это больше не дом его друга. И он тут.... лишь Наследник престола, которого не любят.
Он неуверенно шагнул вперед и остановился, не решаясь подняться на ступеньки

0

3

Бормоча глупые и пустые слова утешения, Мишель  механически продолжал вытирать мокрые щеки Анны, но его усилия были тщетны. Вот уж чего всегда боялся - так это женских слез. Ну и мощное же оружие у этого слабого пола! Стоит им зарыдать, как тут же ощущаешь себя беспомощным. А еще почему-то виноватым, хоть ты и ни при чем. И готов на что угодно, только бы дама успокоилась...
- Анна... - начал было Михаил и умолк. Он явственно различил топот копыт, стремительно приближающийся к дому. И, радуясь, что можно хоть чем-то отвлечь девушку, поспешно сказал:
- Смотрите, к нам какой-то торопливый гость...
Не так уж далеко они отошли от дома, чтобы Миша не смог разглядеть лицо прибывшего.
- Цесаревич? - удивленно поднял брови князь и, недолго думая, предложил:
- Пойдемте скорее его встречать?

+1

4

Она не желала слушать ничьих слов, не хотела думать ни о чем... Если бы Мишель сказал, что видел графа Воронова в Петербурге, что с ним все в порядке... но он ничего не знал. Никто ничего не знал, никто ничего ей не мог сказать, и от этого было только хуже. Она уже жалела, что пошла вместе с Мишей. Лучше бы этот приступ страха застал ее дома, в ее комнате, где можно спрятаться под одеяло и выгнать всех вон... А Мишель, и не догадываясь о том, что самым благоразумным с его стороны было бы в данный момент деликатно уйти, как назло, углядел еще какого-то гостя... Ей бы вернуться в свою комнату, но вместо этого пришлось кивнуть и последовать за Михаилом к крыльцу. Оброненное им слово "цесаревич" заставило ее зашагать быстрее.  А вдруг наследник он что-нибудь знает о Сергее?
- Здравствуйте, Ваше Высочество, - Анна умолкла, глядя на странное выражение его лица. Растерянное? Потрясенное? Что с ним?

+1

5

Александр оглянулся на голос и направился навстречу подходившей к нему паре. Но когда подошел ближе - невольно вздрогнул от жалости. Личико Анны казалось таким бледным, глаза были покрасневшими и припухшими от слез, а из-под шубки виднелось черное платье. Тут он понял то, что он конечно знал - но как-то не представлял что это настолько жутко - дом этот был погружен в траур. И его обитатели тоже. Репнин казался усталым и растерянным, а Анна.... Наследник вздохнул, и ускорил шаги, подходя к ним вплотную.
- Как же я рад видеть вас обоих... Анна, я.. -начал он и осекся. Само слово "рад" рядом с этим притихшим домом и заплаканной девушкой казалось кощунственным. Он молча склонился к руке Анны, а потом ,выпрямившись протянул руку Михаилу. Он забыл и о том, что после злосчастного случая с Натали - Репнин не сказал ему ни полслова, что старательно избегал, что в тех редких случаях когда их что-либо сводило в одном помещении - смотрел с презрением и неприязнью - даже тогда, на галерее во время суда над Корфом... Забыл как ему было горько тогда что их дружба на троих рассыпалась, и что Корф остался единственным... Сейчас горе было настолько общим, что он не допускал ни тени мысли о том, что Репнин не пожмет эту руку, как возможно сделал бы это еще неделю назад. Возможно потом, оправившись - Михаил снова станет относиться к нему так же - с этим новым для него презрением и холодком - но сейчас, после смерти человека который был другом им обоим - Наследник видел лишь того - кто видел в нем когда-то друга.
- Репнин... я... - он переводил взгляд с мужчины на девушку, и наконец растерянно склонил голову, словно напроказивший мальчишка, как будто был в чем-то виноват - Я сбежал как только представилась возможность... Но.... опоздал, да? Служба уже была?

+3

6

- Ваше Высочество... - Миша привычно собирался приветствовать наследника с уже ставшей привычной отстраненной почтительностью, но, увидев протянутую руку, вспомнил свое обещание, данное Владимиру в ту последнюю встречу, которая состоялась, кстати, благодаря Александру. И тогда Репнин крепко пожал эту руку.
Вольдемар, если бы ты мог нас видеть, ты был бы доволен...
- Правильно сделали, что сбежали, - тепло улыбнулся Мишель. Теперь ему уже не нужно было утешать Анну (по крайней мере, в одиночку), и за это избавление он был от души благодарен цесаревичу. Но улыбка его быстро померкла.
- Я и сам... опоздал на службу.

+1

7

- Опоздали или нет - главное, вы пришли... - сказала Анна и, решившись, торопливо прибавила:
- Ваше Высочество, мне очень нужно спросить у вас кое-что, прежде, чем вы войдете в дом. Скажите, может быть, вы слышали что-нибудь о графе Воронове? Это друг Владимира... Я знаю, что он собирался к Его Императорскому Величеству, чтобы... - ну как сказать это вслух? Анна растерянно посмотрела на Александра.
- Я боюсь за него...

+2

8

Александр покачал было головой, и уже открыл рот чтобы спросить - как чувствует себя баронесса и можно ли к ней когда вопрос девушки заставил его вздрогнуть и ошеломленно поглядеть на нее. И тут Воронов? Хотя... если друг Владимира то это объясняет и услышанный разговор и то, что Анна его знает.
- Воронов.... - нерешительно начал он - Анна, вы не представляете какое странное совпадение. Ведь я как раз мчался сюда не только для того чтобы выразить соболезнования, но и рассказать о новости, которую узнал третьего дня, но никак не мог вырваться и боялся даже написать, чтобы письмо не попало не в те руки. Дело в том, этот Воронов говорил с моим отцом. И говорил так.... - цесаревич замялся, не зная как выразить собственные ощущения. - Он сказал ему все что думал я сам. И что не сомневаюсь - думали и вы, Репнин  - он глянул на Мишеля.  - Клянусь вам, я не трус, но слушая эту беседу - едва не дрожал! Вы не поверите, но он заявил в лицо моему отцу - Вы неправы, Государь. Можете такое представить? - он переводил взгляд с девушки на мужчину - Обвинил его в том ,что он  свершил неправедный суд, намеренно, что власть самодержца, властителя он направил на удовлетворение личной мести.... что он уничтожил человека, который был верен ему и не просто уничтожил, но и опозорил самым подлым образом. Мало того! Этот ваш Воронов еще и сказал что этим поступком - он, Император, опозорил самого себя. Я не знаю что за бес вселился в этого человека, но он либо сумасшедший - либо самый храбрый человек которого я только знал.

Отредактировано цесаревич Александр (19-08-2015 17:57:30)

+2

9

Будь она не так напугана, то смогла бы отдать должное храбрости Сергея и восхититься ею так же, как восхищался Александр, но Анна думала сейчас совсем не об этом. Что могло ожидать человека, говорившего в таком тоне с самим императором? Арест? Ссылка? Расстрел?
- Господи... - пробормотала она, - Что с ним теперь будет?
А что, если он уже в тюрьме? Что, если она никогда больше его не увидит? А если не в тюрьме? А если... Господи, нет! Если как и Владимир?..
Что же она будет делать? Она же теперь совсем одна...
Анна бессознательно схватила наследника за руку и умоляюще проговорила:
- Вы ведь знаете, что с ним, где он сейчас? Пожалуйста, скажите!

+1

10

Александр растерянно смотрел на девушку. Ее неподдельный, нескрываемый страх насторожил его. Ведь неспроста же она так беспокоится? Едва ли только потому что он -друг Корфа..
- Кто он вам? - тихо спросил он, кажется уже зная ее ответ и отчаянно желая услышать другое

+1

11

- Мой жених, - просто ответила она, не отпуская руку цесаревича, вгляделась внимательнее в его лицо и вся похолодела от дурного предчувствия. - Вы слышали что-то еще...
Она не спрашивала, она утверждала. Перед глазами у нее все поплыло, но она не собиралась терять сознание, пока не услышит о Сергее все, что должна услышать. Анна чуть покачнулась, потому что ноги предательски задрожали.
- Прошу вас... говорите все.

+1

12

- Он... - Александр замялся, подбирая слова. - Он потребовал помилования для Владимира. Чтобы его признали жертвой судебной ошибки, оправдали по всем статьям и признали полную невиновность. Чтобы.... Чтобы восстановить честь его имени. И... Император согласился. Он сказал что сделает это, но Воронов поплатится за свою дерзость. Тот согласился. А потом... - он смотрел в полные паники глаза девушки и вдруг почувствовал что не может сказать то, что он услышал. И торопливо закончил на - как ему казалось совершенно безобидной ноте - Император избрал наказанием разжалование из армии и ссылку в имение, под домашний арест до особых распоряжений.
Договорив, цесаревич вздохнул с облегчением. Конечно наказание страшное и позорное для таких как Корф и этот самый Воронов - судя по тому что он слышал потом, но для девушки оно не должно показаться чрезмерным.

0

13

Ссылка в имение? И только-то? Анна почувствовала облегчение. Она отпустила, наконец, цесаревича и отступила назад на несколько шагов. Тяжелый груз свалился с ее плеч. Ссылка. Сергей будет дома, ему не будет грозить никакой Кавказ с его дикими людьми, войнами, пытками и смертью... Он теперь все время будет рядом. Но что-то мешало ей радоваться, какая-то темная мысль тихо грызла ее. Анна нахмурилась, сжала ладонями виски. Необоснованный страх снова пополз ледяными струйками в ее сердце. Ее начало трясти.
Сергей и его служба - это ведь было что-то единое целое. Он не собирался бросать свою службу даже ради того, чтобы быть с ней... И она помнила, как он считал свою службу главным препятствием для того, чтобы им можно было быть вместе... Как он принял это наказание? И... где он?
- Александр, - голос Анны дрожал, она и не заметила, как грубо нарушила все правила, обратившись к цесаревичу по имени, - Вы сказали, третьего дня... Но... Но это значит, что он уже давно должен был быть здесь. А его нет, он бы непременно приехал сюда по дороге в свое имение, я это точно знаю!
Ее голос рванулся вверх и оборвался. Теперь она уже была уверена, что произошло что-то непоправимое, страшное, что последняя хрупкая надежда, возникшая было, когда она услышала новость цесаревича, рассыпалась в пыль.
Она широко открыла глаза, но видела сейчас не цесаревича с Репниным, стоящих у засыпанного снегом крыльца, а Сергея. Он медленно поворачивался и уходил куда-то в засыпанный снегом парк... нужно бежать за ним, а ноги не слушаются. И кто-то зачем-то подхватывает под руку. Оставьте меня в покое, вы что, не понимаете, самое главное теперь - догнать Сергея, пока он не скрылся за поворотом?!
Но и руки какие-то чужие, как будто набиты ватой. И тяжелые...

0

14

Вот ничего так не хотел Александр, как чем-то утешить эту перепуганную девушку. А чем? Тем что он услышал потом? Да эта фраза и тишина за ней, и реакция отца напугали его самого! Хотя.... Он ведь слышал это "Не сметь! Поднимитесь и выслушайте меня!" Что бы там не происходило - Император не позволил этому случиться. Ведь он же слушал потом - в кабинете было тихо. А случись там что - шуму было бы много и долго! Но вместе с тем....
- Я не знаю - наконец совершенно честно сказал он - Возможно... я бы за такое поведение прежде чем о наказании думать - на гаупвахту отправил - чтобы поостыла горячая голова. Возможно и отец так же сделал. Все-таки цена которую затребовал Император была высока... 

+1

15

Михаил слушал весь этот диалог молча, стараясь быть как можно менее заметным и не мешать. Судьба графа виделась ему в самом мрачном цвете, и он тихо молился про себя, чтоб цесаревич по возможности мягко и постепенно сказал Анне правду. И следил за девушкой внимательно, за каждым ее движением. И поэтому, когда она побледнела, а взгляд ее сделался странным, невидящим - подхватил ее. Кажется, вовремя - потому что в его руках она повисла безвольной куклой. Но сознание не теряла, а продолжала выпытывать цесаревича. Миша даже посочувствовал ему - не желал бы он сейчас ни за какие коврижки очутиться на месте наследника.
- Да, гауптвахта - это самое разумное объяснение. Кстати, я там тоже побывал. Не самое комфортное место, Анна, но несколько дней там вполне можно провести без ущерба для своего здоровья! Поэтому, очень вас прошу, успокойтесь, и давайте пойдем в дом. Мне кажется, что Его Высочеству неплохо было бы согреться после дороги.

+2

16

- Что? - странно как доходили до ее сознания теперь слова - с небольшим опозданием. Сергей под арестом? Так уверяет и наследник, и Михаил, как всегда, со своими мерзкими шуточками... А это значит, что они врут.
Вокруг бродит смерть. Она утащила уже Ивана Ивановича, но ей показалось мало. Она прихватила с собой его сына, а теперь дошла очередь и до Сергея...
- Вы врете, вы все время врете, зачем?! - вдруг вскрикнула Анна, пытаясь вырваться из рук Мишеля. - Вы скрываете от меня, но я знаю, что и он... что и его тоже... больше... - она не договорила и расплакалась - громко, как в детстве. За короткий срок от нее ушли все те, кто был ей дорог. А ей зачем тогда задерживаться на этом свете? Чтобы оплакивать их?
Анна продолжала вырываться от Михаила, но это ей не удалось. Тогда она прекратила эти жалкие попытки и уткнулась в его плечо, тихонько всхлипывая.

+2

17

Александр покраснел как вареный рак. "Врете". Ведь верно врет, но ведь не в том же! Хотел скрыть от нее неприятную сцену, а она теперь подумает.... подумает.... Бог весть что она подумает, да и неизвестно на самом деле что там произошло - но не оставлять же так
- Да нет же! - выпалил он уже не задумываясь. - Да, ваш Воронов действительно едва не заплатил жизнью за честь Корфа! Когда Император назвал наказание - он согласился, заявил "подписывайте указ, Государь". Но согласился так - что у меня от его голоса даже за дверью мороз по коже пробрал! - он говорил горячо и быстро - словно боясь передумать - А потом когда отец уже написал указ о помиловании Корфа а потом писал что-то еще - он спросил что-де будете делать у себя в поместье! И этот сумасшедший заявил что ничего делать не будет, и если теперь он не офицер царской армии то и жить ему незачем. Не знаю что он сделал потом - но слышал как грохнуло кресло и как отец заорал "Не сметь, я приказываю!" А потом велел ему встать и выслушать! Тут меня отвлекли, вот и все что я знаю! - он перевел дух и опасливо поглядел на Анну. - Честное слово! Возможно он и вправду пытался убить себя на глазах у императора но что бы он не намеревался сделать - отец его остановил. Потом я снова пытался слушать - и там была тишина, а ведь случись что - шум бы поднялся! Ничего с ним не произошло - возможно или вернулся в армию, или посажен под замок за наглость, или горе заливает в каком-нибудь кабаке, но не более того! Раз велели встать и выслушать - значит было продолжение - и отец наверняка передумал! Или то была проверка, или... не знаю что!

Отредактировано цесаревич Александр (20-08-2015 09:29:17)

+2

18

Рыдания оборвались, Анна оторвала голову от плеча Михаила и, широко раскрыв глаза, посмотрела на Александра. Ее губы дрожали, и она не сразу смогла повторить:
- Пытался... убить... себя...
Сергей, а как же я? Неужели ты настолько дорожил своей службой, что не смог бы пережить вместе со мной свою отставку? Неужели смерть для тебя - лучше, чем тихая жизнь в имении... со мной?
Видимо, так все и было. Он не преувеличивал, когда говорил о том, как дорога ему армия. И Кавказ. В его жизни Анна занимала очень небольшое место, если он решился на такой страшный шаг и даже не вспомнил о ней...
Господи, о чем я думаю? Его больше нет, а я...
Анна медленно отвела от себя поддерживающие руки Мишеля.
- Простите меня, господа. Идите в дом, а я... мне нужно пройтись.
Она не знала, куда идет, но вскоре выяснилось, что направляется Анна к театру. Туда нельзя, там стены помнят еще живого Сергея, его смех, его неуверенную игру, его тихий голос... Но она продолжала идти, как будто у нее не было другого выбора. Не зажигая свечи, она пробралась в темноте к роялю на сцене, уселась за него и уставилась в пустоту сухими глазами.
  Почему?
На этот вопрос был ответ, но он рождал множество новых "почему". Почему, отведя такое маленькое место в своей жизни для Анны, он все-таки решил на ней жениться? Почему не поговорил с ней, не попрощался хотя бы перед тем, как идти к императору? Почему хотя бы не написал письма?
Спросить уже больше было не у кого.

+2

19

Цесаревич растерянно переглянулся с Репниным, с силой хлопнул себя ладонью по лбу и припустил за удалявшейся девушкой, путаясь в снегу. Споткнулся о что-то скрытое под ним, шлепнулся на четвереньки, и неуклюже поднявшись заковылял за ней, не замечая какой у него потешный, перемазанный в снегу вид. Черт ну куда она идет. Какой-то павильон, цепочка следов на снегу уходила туда, но.... зазевавшись и осматривая странное строение он снова споткнулся, от души выругался, прыгая на одной ноге и наконец поднялся по нескольким истертым ступенькам.
Внутри было почти темно, а после белесого дня снаружи и вовсе он ничего не разбирал. Какое большое помещение... что это.. театр? Ему стало не по себе.
- Анна! - крикнул он в темноту и поежился от того каким гулким этом отозвался его голос. - Анна, где вы!

+1

20

Тут больше никому нельзя, кроме меня и его тени, неужели не понятно? Пожалуйста, уходите...
Но голос принадлежал наследнику, и она все же ответила:
- Я здесь... На сцене. Осторожнее, Ваше Высочество, тут крутые ступеньки.
Анна не поднялась ему навстречу. Ей было уже все равно, как воспримут ее поведение, что о ней подумают. Что-то понадобилось здесь Его Высочеству... может, хочет театр посмотреть? Только не сейчас... Скорей бы он ушел...

+1

21

- Ага... сейчас... Ах, ты ж черт...- в темноте послышался стук, глухая возня и Александр, худо-бедно освоившийся с густым полумраком поднялся к ней. Ну вот. Мало смерти Корфа, теперь еще и этим ее напугал... олух.... он вздохнул и с каким-то укоряющим мягким теплом произнес
- Анна, не надо так переживать! Ведь ничего страшного не случилось. Ну право слово, вы заставляете меня пожалеть о моей откровенности! Вот честное слово - в следующий раз дважды подумаю прежде чем пересказывать вам какие-либо новости!

+1

22

Не случилось ничего страшного? То есть, смерть Сергея - это не так уж важно? Для цесаревича, возможно. Но он ведь не настолько черствый человек, чтобы говорить девушке, что смерть ее жениха - неважно?
- Что вы имеете в виду, Ваше Высочество? - тихо спросила Анна, - Почему вы говорите, что ничего страшного не случилось?

0

23

- Ну а что случилось-то? - он поглядел вокруг, но ничего похожего на стул в поле зрения не обнаружилось, и наследник российского престола совершенно не тушуясь уселся прямо на пол, напротив нее скрестив ноги по-турецки - Ну... то есть конечно этот одержимый, ни дна ему ни покрышки - влез в такую самоубийственную затею, что впору к лекарям обращаться и в желтый дом волочь, но ведь все обошлось. Как ни фантастически мал был шанс - но он добился успеха, Корф признан невиновным. Это его конечно не вернет, но вы сами знаете что для него значила честь. Через недельку-полторы, когда бюрократы завершат все формальности - об этом будет знать весь свет. Да и... - ну что ты ,слепой что ли? Забыл какое лицо у нее было? Не о Корфе она беспокоится вовсе - Да и жених ваш... ну.... да, эта цена судя по всему была непосильной, но ведь император остановил его! Ох и заорал же он... Никогда такого не слышал. А потом велел ему встать и выслушать - значит имел что сказать далее.... И кстати интересно - зачем и откуда встать-то.... - мысль ушла в сторону и Александр тряхнув головой выжидательно поглядел на девушку

+1

24

Из всего, что сказал Александр, Анна поняла только одно: Сергей жив и ничего с собой не сделал. Потом про Владимира - что его оправдали. Мысли путались, как-то непривычно и странно шумело в голове.
- А потом... ах, да, вас отвлекли... Но он жив, вы уверены в этом? - Анна смотрела с надеждой на спокойно усевшегося на пол наследника.
- Знаете, армия для него - это жизнь. Не цель жизни, а сама жизнь... И если ее забрать, то, получается, жить ему незачем.
Анна спрятала лицо в ладонях.
А я - это просто милый эпизод, получается? Он меня любит, но... Но. Вот именно. А разве такая любовь бывает? Любовь-когда-появится-время? Свободное от службы? Но ведь об этом он меня и предупреждал... Честно. Просто я не до конца понимала, что это значит. А теперь понимаю...
Откуда, из какого темного угла ее сознания выползла эта обида, сочащаяся таким ядом, что становилось тяжело дышать? Он жив - разве осознание этого не должно наполнять ее счастьем?
Жив, да, но кто ей поручится, что вскоре не случится что-нибудь еще?..
И в этом будет заключаться ее семейная жизнь - в постоянной тревоге за его жизнь. И в неизвестности.
Готова ли она к этому? Это же так страшно...
Но что за мысли? Разве без него она сможет? Нужно как-то смириться, привыкнуть... знать бы только, как...
- Спасибо, Александр, что рассказали все. Мне... мне это было очень важно.

+1

25

- Уверен, уверен. - по-правде Александр вовсе не так уж был уверен тогда, но сейчас сам верил в то что говорил. Он поерзал немного и с улыбкой поглядел на девушку - Этот ваш жених и вправду удивительный человек, вы меня с ним познакомите? И между прочим - я надеюсь быть приглашенным на вашу свадьбу!
Да-да, вот так и надо - спокойный, легкий тон, отвлеченные темы - вот незадача - в доме и так траур а он еще девушку напугал на ровном месте... будто мало ей. Отвлечь бы ее - вообще от всего..

+2

26

- Он удивительный, - согласилась Анна, неуверенно улыбнувшись, - Необычный, ни на кого не похожий. Что-то общее было у них, правда, с Владимиром... - голос невольно дрогнул, но она, как это ни ужасно, уже привыкала говорить о Владимире в прошедшем времени.
- А на свадьбу, Ваше Высочество, мы непременно вас позовем... только свадьба будет еще очень не скоро, - грустно вздохнула она.
Анна только сейчас заметила, что они сидят почти в полной темноте, потянулась к свече и зажгла ее. Интересно, кому-нибудь еще доводилось видеть наследника Российского престола сидящим на полу крепостного театра?
- Ой, Ваше Высочество, тут же полно стульев, вам нельзя сидеть на полу! - спохватилась она.

+1

27

- Почему это нельзя - шутливо возмутился Александр - Я как раз весьма удобно устроился. А видеть вас у рояля - поистине отрада для глаз. - он оперся ладонью о пыльный пол, и после паузы продолжил - После свадьбы вы полагаю переберетесь в Петербург? Это была бы хорошая новость. Знаете, матушка до сих пор часто вспоминает "Сей поцелуй, дарованный тобой". Вы пели просто божественно, и большая неудача что вы вновь затворились в деревне. Хочу надеяться что когда-нибудь вы снова будете украшать своим присутствием столичные балы
Господи, о чем это я! В доме траур а я ей о балах! - ужаснулся он мысленно и тут же одернул сам себя - Траур-то не по ее мужу. И не навечно. А ей - как ни крути - дальше жить. Владимира больше нет, так он бы не хотел чтобы с его смертью жизнь для его домочадцев остановилась.

+1

28

Александр умудрялся даже в такой позе не потерять непринужденной величественности, так ему свойственной. Анна опять улыбнулась, и на этот раз ее улыбка задержалась на лице подольше.
Сердце забилось сильнее, когда девушка услышала о том, что сама императрица, оказывается, помнит, как она пела...
- А я тогда так волновалась, так боялась, как бы слова не забыть и ноты не переврать... и ничего не замечала вокруг...
Анна немного помолчала и задумчиво продолжила:
- Я пока что не знаю насчет Петербурга... если Сергея пошлют на Кавказ, то... то я поеду за ним. Мне уже будет не до балов...
Или, если он откажется брать ее с собой, она будет жить одна в его имении... Ждать, каждую секунду ждать. И бояться, что вдруг в дверь постучат и сообщат ужасное известие... Какие же тогда могут быть балы?..

+1

29

- Ну так то еще "если". - протянул Александр. - Там воюют сколько я себя помню - должно же это в конце концов когда-нибудь закончиться. Да и потом - кто вас пустит на Кавказ? Я как -то объезжал линию, когда путешествовал по стране - не заехать не мог. В гарнизонах тамошних да крепостях женщин нет. - он склонил голову набок - Война-то там не как везде - армия на армию в чистом поле, подрались и разошлись. Там нечто совсем иное. Южнее Моздока никого кроме военных не пропускают, так какая вам разница будет где оставаться - здесь, в Петербурге, или в Моздоке?

0

30

- Как это - какая разница? - удивилась Анна. - Там я буду к нему гораздо ближе... чаще смогу видеть...
Она поерзала на своем стуле, устраиваясь удобнее, и снова взглянула на Александра.
- Ваше Высочество, а чем отличается война на Кавказе от обычной?

+1

31

- Ну... разве что так- неуверенно пожал плечами Александр а вот заинтересовавшись вопросом подался вперед, опираясь вторым локтем о согнутое колено - А разве Корф или Воронов вам не рассказывали? Да хоть потому - отчего именно там война-то началась?

0

32

- Знаете, а я раньше как-то совсем не интересовалась Кавказом... Я... просто знала, что он есть, пока не познакомилась с Сергеем... Петровичем. А Владимир... Мы с ним не говорили о войне.
Мы вообще почти с ним ни о чем не говорили, только в последнее время начали разговаривать... И война меня тогда интересовала меньше всего... Так много было не сказано. И так много осталось невысказанным...
- А отчего война началась, я и подавно не знаю. Но я точно знаю, что там живут люди злые, нехорошие. жестокие...

+1

33

- Злые... нехорошие.... знаете, Владимир бы с вами не согласился - задумчиво протянул Александр - Да и Воронов тоже наверное. А вот я пожалуй соглашусь. Я вот Владимира часто расспрашивал... и все удивлялся - как такое может быть. Да и не только с ним такое, но и со многими. Те кто воевали, кровь проливали, видели и смерть и огонь - относятся к горцам вполне терпимо. А вот высший свет, все наши придворные, все эти полковники-от-фонаря которые Бог весть каким способом получили свои чины - ходят обвешавшись орденами, на застольях чертят вилкой планы на скатертях, рассуждают как заправские вояки и отличаются ярой непримиримостью к врагу.  Забавно - вы от того же Воронова или Корфа - слышали в адрес тех кто там воюет слово "враг"? Я вот например не слышал... Вот скажите - почему так бывает? Кто может умереть от их рук казалось бы должны ненавидеть... так ведь нет... Не всегда во всяком случае...

+1

34

Анна удивленно смотрела на цесаревича. Он говорил странные вещи, но невозможно было с ним не согласиться. Говорил же Сергей, она помнит, о том, горцы лишь защищаются от тех, кто вторгся к ним без приглашения... может, не такими словами, но она поняла тогда именно так. Но эти самые невинные горцы сотворили с Сергеем то, после чего у него остались те шрамы... А то, что он говорил в бреду... Разве можно это забыть? И разве можно после этого не считать их врагами? Да они же звери, дикие звери, которых нужно уничтожать, как... как тех же волков. Только волки загрызают жертву, когда голодные, а те нелюди издевались и мучили Сергея потому, что они по природе своей жестокие и злобные. Им мало было убить врага, им нужно было заставить его страдать. Даже звери так себя не ведут.
- Ваше Высочество, я мало что понимаю. Сергей не ненавидит их, хотя у него причин для ненависти, пожалуй, больше, чем у кого-либо... Но это так странно... Я никогда не смогу воспринимать этих... горцев иначе, чем врагов.
И никогда им не прощу...

+1

35

- Я тоже - цесаревич пожал плечами - Но при том - я ни разу в глаза не видел ни одного из них. Не считая разумеется тех, из дружественных нам народностей, которые входят в Личный Конвой моего отца. Все же ваш жених обо всем этом сможет рассказать вам лучше и интереснее меня. .
Он вздохнул и поглядел на рояль
- Я бы попросил вас сыграть... не будь в доме траура.

Отредактировано цесаревич Александр (20-08-2015 11:05:12)

+1

36

Слова Александра придали ей сил. Он так уверенно говорит о том, что Анна сможет расспросить Сергея о горцах... Значит, знает, что Сергей скоро вернется. Анна слегка улыбнулась. И следом за собеседником взглянула на рояль.
И как будто снова оказалась в прошлом. Вот она играет - там, дома... и в доме тоже траур... и входит Владимир, и они ссорятся, как всегда... а потом странный разговор... об Иване Ивановиче, о его отношении к Владимиру... Какой тогда был у Владимира голос... а взгляд... столько горечи...
Она вздрогнула.
- Простите, Ваше Высочество, я не смогу...
Ей вдруг показалось, что рояль похож на гроб. Какое жуткое ощущение. Как это она набралась смелости придти сюда одной? Никогда больше она не придет в театр одна.

+1

37

- Понимаю - цесаревич вздохнул. Надо было идти. Рассказать баронессе новости про мужа. А он оттягивал время как мог - боясь увидеть ее глаза. Помнил их там, в особняке на Екатерининском, но тогда у нее еще была надежда - хоть мизерная. А теперь? Что за странная жизнь. Владимир был ему другом - несмотря на две дуэли, кровь, арест, разжалование, ссылку.... таким другом который умел понимать и видеть главное. А для жены его - он вначале - бессовестный повеса, чуть ли не обманом забравшийся под юбку к ее лучшей подруге, и трусливо сбежавший оставив ее с бастардом в животе (разве можно объяснить женщине - тем более ближайшей подруге - что все совсем не так) - а теперь - сын того кто убил ее мужа. На ее глазах, да еще таким способом... Он вспомнил подробности казни которые Воронов пересказывал Императору и поежился. Да уж, об этом Анне точно знать не обязательно. Если конечно уже не знает. Был жив Корф - и он приезжал в этот дом с радостью - зная что Владимир либо встретит его на пороге, либо встанет ему навстречу из-за своего стола.... А теперь пожалуй он сюда приехал в последний раз. Опекать детей - как он обещал другу - он будет - но незаметно для вдовы, и на расстоянии. Друг моего друга - не всегда друг и мне. Никогда не понимал этой поговорки - но в отношениях с баронессой это было верным. Она терпела его пока был жив ее муж, а теперь.. а зачем собственно приезжать сюда теперь? К кому? То-то и оно.
Александр поднял голову
- Может вернемся в дом? Вам не помешало бы выпить крепкого чаю.... а мне... мне надо рассказать баронессе про посмертное помилование.

+2

38

- Конечно, Ваше Высочество, пойдемте, - Анна поднялась и направилась к выходу. Ей не очень хотелось возвращаться в дом, но оставаться здесь одной... и как это она раньше могла здесь подолгу находиться?
Посмертное помилование... Вроде бы хорошее известие... и в то же время оно ужасно. Помилование должно быть досмертное, чтобы казнить не успели. Обвинили, приговорили, казнили - и помиловали. Явили высочайшую милость. Может быть, им теперь следует считать, что с ними обошлись великодушно? А Владимир мертв. И никакими помилованиями его не вернуть.
Анна испугалась - она что-то слишком разозлилась, как бы на лице ее не отразилось то, о чем она думала. Девушка опустила голову, разглядывая снег под ногами. Вот они сейчас придут, и Александр расскажет свою новость Даше... Почувствует ли Даша такую же злость? Или это будет ей утешением?
Анна покосилась на цесаревича. Все-таки, он молодец... Как только узнал, сразу примчался. И про Сергея ей рассказал, когда она сходила с ума от неизвестности. И так хорошо поговорил, успокоил... Даже не верится, что он - не обычный человек, а Наследник...

Отредактировано Анна Платонова (20-08-2015 13:30:49)

+1

39

Александр же всю недолгую дорогу, смотрел в снег под ногами. Открыв перед Анной входную дверь он помог ей снять шубку, вновь поцеловал ей руку, и уже снимая верхнюю одежду послал появившуюся в холле девицу доложить баронессе о его приезде.

0


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Честь превыше всего?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC