"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Не слышен ее шаг, неведомы черты, таинственен язык.


Не слышен ее шаг, неведомы черты, таинственен язык.

Сообщений 1 страница 50 из 67

1

Время года: зима
Дата: 30 декабря
Время действия:  весь день
Место действия: Театр
Участники: Сергей Воронов, Анна Платонова
Краткое описание действия Все меньше и меньше времени остается до отъезда Сергея в Польшу, поэтому влюбленные используют каждую возможность, чтобы побыть вдвоем...

Отредактировано Анна Платонова (26-08-2015 23:44:39)

0

2

Легкие и ажурные тени снов все еще витали над Анной, пока она лениво решала в полудреме, поспать ей еще или уже вставать. Медленно исчезающие грезы были такими чудесными, что не хотелось их отпускать. Несложно догадаться, кто был героем этих грез. Сергей... Она будто наяву видела его темные глаза... близко, очень близко. Снова и снова чувствовала прикосновение его губ... нет, проснуться было совершенно невозможно.
Глаша, зевая, вошла в комнату и нечаянно громко хлопнула дверью. Анна заворочалась на кровати, недовольно что-то бормоча. Но громкий звук разогнал бесследно еще остававшиеся с Анной сны. Пришлось открыть глаза. Глаша приготовилась к упрекам, но барышня на удивление быстро вскочила и потребовала умываться и одеваться. Зная привычку Анны валяться в постели как можно дольше, Глаша подивилась про себя такому рвению. Она же не знала, что Анне не терпелось увидеть Сергея.
Одевание произошло в рекордные сроки, и вот уже Анна сидела в библиотеке, правда, без неизменной книги на коленях. Входя сюда, она пошире открыла двери, чтобы сразу услышать, когда кто-нибудь будет спускаться по лестнице, и теперь ждала, призвав на помощь все свое терпение.
Пока что дом спал. Было ведь еще очень рано...

+1

3

Наверное никогда не выветрится эта привычка. Вколоченная армией кажется в самые кости. Когда некуда было торопиться - Воронов мог спать казалось до бесконечности. Но когда имелось какое-то дело, или даже просто засыпая говорил сам себе - проснусь через столько-то - он просыпался совершенно самостоятельно, не нуждаясь в том, чтобы его кто-то будил, и точно в назначенный самому себе срок. Вот и сегодня - несмотря на немалое количество коньяка выпитого накануне ночью с Репниным, несмотря на то, что вернулись они далеко заполночь - он проснулся задолго до завтрака.
Шишкина по его просьбе устроили вчера в одной из гостевых комнат - не отпускать же было на ночь глядя в мороз парнишку который весь день накануне провел в седле, продрог и устал настолько что едва держался на ногах. Тот правда посопротивлялся для вида, но не слишком долго. А вот сегодня надо было отправить его в дорогу как можно раньше, с ответом. Ответ впрочем мог был быть только один - "Будет исполнено". Хотя проснувшись - он еще несколько долгих минут позволил себе понежиться в постели, обнимая подушку. Последние денечки спать вот в таких комфортных условиях - а дальше - придется довольно долго обходиться без них. В конце концов, глянув на часы он буквально заставил себя выбраться из-под одеяла. С неудовольствием оглядев в зеркало щетинистый подбородок, и покрасневшие после вчерашних возлияний глаза он потянулся за кувшином. Вода была холодной, но звать камердинера не хотелось. К тому же - он изрядно разнежился за три месяца отпуска, вон, и к теплой воде даже начал привыкать. Пора отвыкать.
Через четверть часа, уже приведя себя в порядок, он уже стучал к Шишкину. Спасибо хоть не пришлось выволакивать парня из постели - тот как раз натягивал сапоги. Молча, чтобы никого не будить Воронов провел его по коридору, и спустившись с ним по лестнице отправил в кухню - выпить горячего перед дорогой. А сам остановился у подножия лестницы, заложив руки за спину и опустив голову, в раздумьях. Надо было рассказать Анне о полученном вчера письме. Когда? До завтрака? После? Постучать к ней? Чудовищно неприлично конечно же..... или подождать? Ничего толком не придумав он решил дождаться возвращения Шишкина из кухни, выпроводить его - а уж потом...

+1

4

В библиотеке было гораздо холоднее, чем в ее комнате, и Анна быстро замерзла. Но уходить отсюда ей почему-то не хотелось. Тогда она пересела поближе к камину, в который Глаша подбросила достаточно дров, и поплотнее укуталась в шаль, глядя на то, как весело пляшут языки огня. Прошло совсем немного времени, и она почувствовала, что согревается. Под уютный треск дров ее стало клонить в сон. Глаза закрывались сами собой, но Анна упрямо продолжала бороться с дремотой.
Через какое-то время она услышала шаги на лестнице, а потом короткий разговор. Его голос она узнала сразу, и поспешно встала со своего кресла. Оглядела себя придирчиво - все ли в порядке? - и заторопилась в коридор.
Он был там. Стоял у лестницы и о чем-то думал. Может быть, о ней?..
Как мало ей нужно, оказывается, чтобы быть счастливой... Увидеть его. Наедине, пока весь дом еще спит... А может быть, это вовсе не мало, а очень много? Анна не думала уже об этом. Она мечтала о том, что когда-нибудь видеться с ним в любое время наедине станет ее законным правом... а пока что была рада и этому случайному свиданию.
- Вам тоже не спится? - она подошла к нему, улыбаясь и протягивая руку. - Доброе утро!

+1

5

Легких шагов ее Воронов не услышал, и вздрогнул, когда в тишине раздался голос, словно бы отвечающий на его мысли. Он обернулся, и просиял увидев ее.
- Анна! - он шагнул ей навстречу, и склонился, поднося ее прохладную руку к губам. А выпрямившись - даже не подумал отпускать - мало того - накрыл сверху второй ладонью. Его глаза искрились искренней радостью - А я как раз думал о вас. Точнее думал каким бы способом до вас добраться. Вот, прикидывал - какой метлой погонит меня Глаша если я суну вам записку под дверь. Вы часом не знаете - что у нее в арсенале имеется?

+1

6

- Ох, у Глаши много всего предусмотрено на самые разные случаи, - Анна усмехнулась, представив, как бы отреагировала  горничная, если бы Сергей в самом деле попытался передать Анне записку. И ей вдруг очень захотелось в самом деле получить записку от Сергея. Хоть несколько слов.
- А что бы вы написали в записке? - с любопытством спросила она.
Неужели ему, как и ей, хотелось как можно скорее увидеться? Как удивительно совпали их желания. Будто они умели читать мысли друг друга.
Ее руке было так уютно в его руках... Только бы он подольше ее не отпускал... И только бы сегодня все поспали чуть-чуть подольше. А лучше не чуть-чуть...

+1

7

- Написал бы, что очень нужно вас увидеть, как можно быстрее и поговорить, не дожидаясь вечера. - Воронов чуть склонил голову, глядя на ее руку а потом вскинул на нее взгляд исподлобья - Может пройдетесь со мной, до завтрака? Пока будете переодеваться выпровожу этого Шишкина...Не думаю что он засидится там надолго.

+1

8

Анна не стала выспрашивать, почему нельзя поговорить в доме. Ей почему-то тоже хотелось поскорее уйти куда-нибудь подальше вместе с ним, чтобы побыть вдвоем, чтобы не бояться каждую секунду, что кому-нибудь придет в голову спуститься и нарушить тем самым их уединение.
- Я оденусь очень быстро, - честно предупредила она Сергея, - И буду ждать вас в парке.
Пока Глаша укутывала ее, Анна почувствовала небольшую тревогу. О чем Сергей хочет поговорить с ней? Может быть, что-то случилось? Но что могло случиться за одну ночь?
Глаша, как назло, одевала ее так, будто напилась снотворного и теперь спала на ходу. Пришлось ее поторопить. Горничная разобиделась и разворчалась, но Анна ее не слушала.
Она не сбежала, а почти слетела вниз по лестнице, так же стремительно направилась к двери, и через мгновение уже была на улице. Занимался поздний зимний рассвет. И мороз сейчас был очень даже серьезный. Но она даже не заметила этого. Скорее бы увидеть Сергея...
Анна медленно пошла по дорожке, окаймленной с обеих сторон внушительными сугробами. Интересно, уехал ли уже этот Шишкин? Что было в том письме, что он привез Сергею? А вдруг какая-то новость, важная, из-за которой Сергей и хочет с ней поговорить?
Она и не заметила, как дошла до той самой скамейки, где Сергей сделал ей предложение. Анна улыбнулась. Он говорил, что не романтик, а тем не менее, это предложение все-таки было очень романтичным. Анна смахнула снег с края скамейки и уселась на нее, вспоминая в мельчайших подробностях тот день, когда Сергей сказал ей: "вы окажете мне честь стать моей женой?"..

+1

9

Когда Анна поднялась наверх, Воронов еще минут десять походил внизу лестницы, потом взглянул на часы и со вздохом отправился на кухню. Юный корнет уже позавтракал, но Варвара явно преисполненная материнских чувств всеми средствами старалась скормить ему еще и добавку, и парень едва не бросился ротмистру на шею как ангелу-избавителю. Когда они прошли через холл, он увидел Глашу, сонно поднимающуюся по лестнице. Это означало что Анна как минимум уже одета. Но ни в холле ни на крыльце никого не было. Сергей распрощался с Шишкиным у дверей, торопливо набросил шинель на плечи, даже не вдевая ее в рукава, и вышел на крыльцо. Ночью намело снега, но с утра распогодилось и под едва-едва занимающимся на безоблачном небе рассветом снег мерцал миллионами кристалликов. А на его девственно-чистой поверхности виднелись лишь две дорожки следов от крыльца. Одна - к конюшне, а вторая - в парк. Двое крепостных, казавшихся все еще сонными только -только выходили во двор с лопатами, и Воронов торопливо сбежав с крыльца направился по цепочке следов в парк.
Ее он увидел издали, у парковой скамьи и поневоле ускорил шаг. И вдруг по какой-то странной ассоциации вспомнил, как шел здесь не видя куда и зачем идет, и услышал как она окликает его сзади, встрепанная, увязающая в снегу по самое колено, с трудом волоча за собой облепленные снегом юбки. Что если не остановился бы тогда..... ? От мысли как ожгло и он поежился. А ведь сам не знал почему остановился.... ведь после той сцены которую увидел в театре- казалось - о чем еще говорить......
Неисповедимы пути твои....
Он тряхнул головой, чтобы выветрить из нее неуместное воспоминание, и когда подходил к ней - оно улетучилось само собой, когда она подняла на него глаза. В чистой голубизне отражался искрящийся снег, и казалось что ее глаза мерцают как живые голубые звезды.
- Вы не поверите, но мне пришлось искать вас по следам! - заявил он, подходя, и вновь завладев ее рукой, поднес пальчики к своим губам. - Видно я многое упустил в детстве, что не играл в индейцев, оказывается это довольно захватывающе!

+1

10

Она смотрела на то, как он приближается, и любовалась им, даже не пытаясь скрыть это.
Утренний серебристый свет как-то по-особенному освещал его лицо. Самое красивое в мире лицо... Она смотрела на него так, как будто впервые видела. И удивлялась, что не замечала этого раньше.
"Родной мой... я не видела тебя всего несколько минут, и уже соскучилась по тебе... вот бы провести с тобой весь этот день... и все остальные дни тоже... только с тобой..."
Волшебство ли утра, тишина ли, царящая в парке в этот час или этот чистый свет были тому причиной, но ей вдруг показалось, что в мире и в самом деле больше никого, кроме них, не осталось. Это было их утро, принадлежавшее только им.
Она сжала его руку, не желая отпускать.
- Таких красивых индейцев не бывает, - проговорила она, не в силах отвести взгляда от любимых глаз, - разве что в виде исключения...
Анна совершенно позабыла в эту минуту, что Сергей собирался о чем-то с ней поговорить. И не вспомнила бы, если бы не далекий крик, разрушивший в мгновение ока очарование зимней сказки для двоих.
- Прошка! Ты чего за барином ворота не закрыл?! Куда пошел?! А ну, вернись!
Уехавший барин, как несложно было догадаться, был тем человеком с забавной фамилией Шишкин , который привез вчера письмо Сергею. Что же в нем было? И о чем хотел поговорить Сергей? Вопросы вернулись, сбросив Анну с небес на землю.
- Вы хотели поговорить о чем-то? - спросила она, чувствуя нарастающую тревогу.

+1

11

Воронов вздрогнул, выпрямляясь и бросил на нее непонимающий взгляд. Ослышался? От такой характеристики в свой адрес впору было растеряться, но он предпочел сделать вид что не слышал... или не воспринял... или... в общем неважно что "или". К тому же действительно надо было рассказать ей, а отвлеченные рассуждения и шутки в которые неизбежно вылилось бы подобное обсуждение пожалуй заняли бы все время до завтрака.
На вопль от ворот он не прореагировал, да и стоял спиной к тому концу аллеи за которым был двор и дом. А вот на ее вопрос кивнул, и поднял голову, все так же держа ее руку в своих.
Ну вот.... светлая, солнечная... с такими открытыми глазами по которым можно кажется читать ее душу.... А я сейчас ее огорчу. Эх....-мысль окрасилась горечью и чувством вины.... снова. Зачем. Почему соображения вроде того что "я честно предупреждал ее об этом" - не помогают оградиться от этого мерзкого чувства?
- Я получил предписание - просто сказал он вслух - Первого января мне надлежит быть в Петербурге. Принять под командование роту, и в тот же день выступить в Польшу.
Вот так. Простые слова. Произнося их он знал - как сейчас погаснет этот счастливый свет в ее глазах... но разве оставалось иное?

Отредактировано Сергей Воронов (28-08-2015 00:00:04)

+1

12

Нет! Пожалуйста, скажи, что это ты так шутишь!
Она отказывалась верить в то, что услышала. Быть в Петербурге первого января... В Польшу. Это ведь так далеко... Она испуганно смотрела на него, с каждой уходящей секундой осознавая все отчетливее, что значат его слова.
Разлука. И скорее, чем она даже могла себе представить.
Это несправедливо, неправильно... так не должно было быть.
И она ничего не могла изменить.
Новость слишком внезапно обрушилась на нее. Сергей говорил и предупреждал ее о том, что он вынужден будет проводить время в отъездах... но одно дело - какой-то отъезд в будущем, и совсем другое, когда вот уже через два дня она останется одна. И неизвестно, насколько...
Не она ли так легко говорила, что будет терпеливо его ждать? И теперь ей нельзя показывать ему, как ей плохо. Иначе получится, что она обманула.
Она справится. Потом обязательно научится. А сейчас нужно как-то спрятать эти глупые слезы.
Анна опустила голову и какое-то время разглядывала тонкие, похожие на старинные письмена, следы птиц на снегу.
- А... вы едете надолго? - почти спокойно спросила она, не поднимая головы.

+1

13

- На два с половиной месяца - так же ровно и по-внешнему виду совершенно спокойно отозвался он, да только вот натянулось все внутри, от этого, такого ожидаемого и вместе с тем тягостного зрелища - когда сияние ее глаз погасло и она отвела глаза. Да.... я предупреждал. Пытался... Она слишком легко отмахивалась, говоря что будет ждать, не зря, ох не зря я чувствовал что она не понимает каково это будет на самом деле. Не как в романах, когда ожидание это приправа к встрече, а наоборот...  И теперь он следил за ней словно ястреб за птичкой, хоть и не двинулся с места, хоть и казался безмятежным. Да вот только напряжением сковало словно саму душу. Нет, он не ожидал какой-то реакции, слез, или просьб не уезжать. Даже если она и захочет - то постарается не подать и виду... как подобает благовоспитанной девушке... и как следует той, что не раз отмахивалась от его попыток спустить ее с небес на землю.
Не покажет... постарается не показать... но вот чувствуется хоть убей.... как будто солнце зашло за тучи...
- Меня оставляют в действующей армии. Не то время для страны, чтобы можно было позволить себе переводить боевых офицеров в тыловые части.  А значит... будут посылать туда, где есть нужда в свежих силах.- он чуть помедлил и пояснил Сейчас служба в таких местах как Кавказ, Польша, крымская граница не длится до бесконечности, как раньше. Сейчас части сменяют друг друга. Какой-то срок в предписанном месте службы - потом - почти такой же - в тылу. В моем случае - в Петербурге. А потом опять - куда пошлют. И опять домой.

Отредактировано Сергей Воронов (28-08-2015 00:44:07)

+1

14

Она еще толком не пришла в себя от первого удара, как тут же получила второй. Два с половиной месяца! Это же невероятно, невыносимо долго! Она сегодня не видела Сергея только несколько минут - и уже заскучала. А месяцы!..
Анна вздрогнула и бессознательным жестом прижала ладонь ко рту.
Нельзя так... потом, когда он не будет видеть... можно... а сейчас нужно посмотреть на него и сказать, что все будет хорошо, что я подожду...
Но она не могла.
Новые страшные слова окончательно лишили ее сил. "Действующая армия". Это значит, что он снова едет на войну? Войну в Польше? Но почему она ничего не слышала ни о какой войне в Польше?
Забыв о том, что собиралась прятать от Сергея слезы, она подняла голову и посмотрела на него перепуганными глазами.
- Там что... война? В Польше? - спросила Анна дрожащим голосом.

+1

15

-  Нет там никакой войны - Воронов вздохнул, и опустился на скамью, с ней рядом, свободной рукой поправляя шинель съехавшую с плеча.- Так... редкие беспорядки. Там было крупное восстание, почти война - десять лет назад. А с тех пор... - ну вот. Врать, щадить? А что ей стоит заглянуть в любую газету и прочесть? О мелких но практически постоянных ,вспыхивавших то тут то там по всему царству Польскому мятежах писали постоянно. это довольно сильно раздражало его в свое время - потому что это были комариные укусы - в то время как на Кавказе шла настоящая война, о которой в "Ведомости" не попадало практически ни словечка кроме ежемесячных казенных сводок. Но все равно он попытался смягчить насколько возможно - в то же время не опускаясь до вранья - Польша это оккупированная территория, как ни крути. Там нас не любят, вот и покусывают иногда - как комары спящую собаку. Но не более того. Поэтому там и стоит несколько гарнизонов - в качестве сдерживающего элемента, чтобы предотвращать или пресекать мелкие мятежи, чтобы не дать им вновь перерасти в восстание. А на деле - думаю это лишь перестраховка, уверен. Полковник Власов - хороший человек, но паникер. Он любой брошенный с крыши камень способен счесть за мятеж
До чего хотелось оборвать самого себя, взять ее лицо в ладони, посмотреть в упор в ее глаза и сказать - ну, что ты скажешь теперь? Не передумала ли? Не пожалела ли о своих столь легких словах - теперь, когда им пришла пора стать делом? Он видел и влагу подернувшие ее глаза, видел и этот жест бессознательного страха... Но надо было держать... пока... и смотреть - в ожидании.... Она не покажет вида - уже уверенно и с какой-то странной усталостью пронеслось в голове - Но тем хуже.... будет чувствовать себя.... и скрывать это от меня....

+1

16

Узнать, что в Польше нет войны, было для нее утешением. Пусть и небольшим. Мятежи... Господи, там все-таки что-то происходит. И получается, что в любой момент с Сергеем может случиться все что угодно. И теперь ей предстоит два с половиной месяца напряженного ожидания. Два с половиной месяца жить в страхе за его жизнь...
Нельзя плакать. Нельзя... Нужно что-то сказать... уверенно и спокойно. Но ведь ничего не приходит в голову кроме глупой и ненужной фразы: "пожалуйста, не уезжай!"
Нет, она так ни за что не скажет...
Анна глубоко вздохнула и заставила себя успокоиться. Внешне ей это, похоже, удалось. Какое-то время ей понадобилось, чтобы упрятать поглубже свои чувства... и, наконец, она смогла сказать:
- Вы ведь будете мне писать?
Голос почти не дрожал, и слезы больше не набегали на глаза. Он скоро уедет. Не надо, чтобы запомнил ее плачущей и несчастной. Для того, чтобы плакать, у нее будет еще много времени.

+1

17

Отчего так защемило сердце при этом вопросе? От жалости? К этой солнечной девочке обрекшей себя на жизнь в ожидании - еще не представляя толком что это значит? Или.... от невовремя проснувшегося воспоминания, коротко и яростно отметенного обратно в прошлое, в котором ему и место? От едва уловимой дрожи в ее голосе? От ее смирения, которое давалось с таким явным трудом?
Воронов и сам не знал. Да и что мог сказать в ответ, кроме ...
- Конечно буду -он мягко поднес ее пальцы к губам, и переложив ее похолодевшую на морозе кисть из правой руки в левую - приобнял за плечи и привлек к себе, легко касаясь губами лба. Девочка моя девочка....  Странное чувство... щемящая нежность вперемешку все с тем же непреоборимым едва уловимым чувством вины. И горечь. За нее..... похоже это будет теперь постоянным ощущением... постоянным, пока время, одно лишь время не перетрет ее восторженность в спокойное чувство обладания.... а может и нет. Наверное надо было сказать что-то... пошутить, смягчить тягостный для обоих момент, но он не находил слов. Вот уж давно позабыл, что такое возможно в жизни. А оно все-таки возможно.
Жаром прошлось по душе это ощущение и чуть отстранившись от нее он с улыбкой посмотрел на нее сбоку, так, чтобы видеть ее опущенные глаза
- Вы хоть представляете как давно я не писал никому кроме отца? Даже с Корфом после его перевода - за эти два года не поддерживал переписки - так мы договорились. Боюсь что в эпистолярном жанре у меня изрядный пробел - так что заранее вам сочувствую

+1

18

Она многое бы отдала за то, чтобы время сейчас внезапно остановилось. Чтобы не наступил никогда послезавтрашний день. Глупое, детское, несбыточное желание.
Анна закрыла глаза. Его легкий поцелуй немного приободрил ее.
Нужно только потерпеть. Два месяца... Он вернется уже весной.
Но до весны было так пугающе далеко...
Слабая улыбка появилась на ее губах, когда он признался, что давно никому не писал.
- Теперь вам придется так часто упражняться в этом жанре, что совсем скоро вы достигнете совершенства и станете примером для подражания, - пообещала она. - А еще вам придется запастись терпением, чтобы читать ответные письма.
Она уже пришла в себя настолько, что смогла попытаться пошутить в ответ на его слова. У них осталось два дня до его отъезда. Она не станет их портить ни себе, ни ему. По крайней мере, когда он будет рядом.

Отредактировано Анна Платонова (28-08-2015 16:37:49)

0

19

Напряжение с которым он следил за ней слегка приотпустило. Он заставил себя усмехнуться и заговорил на первую попавшуюся тему лишь бы говорить..... потому что молчание сейчас было бы тягостным.
- Было бы что читать, а уж терпением как-нибудь разживусь. Польша не так уж далеко. Письма будут доходить дней за четыре-за пять... Это вам не Кавказ времен тридцать шестого года, когда каждое письмо по месяцу шло, и не факт, что доходило до адресата. Ох, кстати! - спохватился он - Писать надо будет на адрес Почтового отдела Канцелярии при Военном министерстве. В "Дом со львами". Тогда почта будет доходить вернее и точнее. Не многим следует благодарить Чернышева, но почтовая служба которую он устроил - порядком облегчила жизнь.

+1

20

- Когда вернемся домой, вы мне еще раз продиктуете, куда нужно писать, хорошо? Я боюсь, что могу что-нибудь перепутать, - Анна вздохнула. Надо же, вот у нее и получается спокойно говорить про его отъезд... про то, как она будет писать ему письма. Что-то острое кольнуло в самое сердце и осталось там, напоминая о себе с каждым новым вздохом.
Я не хочу, чтобы ты уезжал! Я не хочу оставаться тут и писать письма вместо того, чтобы видеть тебя, чувствовать твою руку и слышать твой голос!
А вслух:
- Простите мне мое невежество, но кто такой этот Чернышев? И как ему удалось устроить почтовую службу?

+1

21

В самом ли деле тебя это интересует? Или ты спрашиваешь, лишь чтобы не молчать? - с невеселой улыбкой промелькнуло в мыслях. Однако тема была ничем не хуже любой другой, которая отвела бы мысль о близком отъезде. Воронов устроился поудобнее, не выпуская однако ее руки
- Чернышев - это военный министр. Весьма непривлекательная личность, если хотите знать мое мнение. Кабинетный вояка, получающий почести и ордена чужими руками. Воевал он, если мне не изменяет память лишь около года - в тринадцатом году командовал конным дивизионом в тылу у Наполеона. Ничем особым не отличался, пока однажды его казаки не захватили артиллерийский парк, потеряли около сорока человек но перебили и захватили в плен больше тысячи человек, не говоря об обозе, пушках, ящиках с зарядами и прочем. Только вот мало кто знает что сам Чернышев в это время маялся животом, и никакого участия в планировании этой операции, а тем паче - в ее осуществлении - не принимал. Однако наград за эту битву получил немеряно, в отличие от его людей... Был назван чуть ли не героем и отозван обратно и получил тепленькое место при особе Императора Александра. С ним и пробыл до самой его кончины. И быстро сообразил что услуживать царскому дому - гораздо выгоднее чем сражаться за этот самый царский дом. С тех пор заделался незаменимейшим человеком - да и время было такое... Александр умер, Николай только-только должен вступить на престол - а тут как счастливая карта - восстание на Сенатской. Надо отдать ему должное - он не растерялся в выборе стороны, и пока восставшие все чего-то ждали, выстроившись на Сенатской - он быстренько привел к присяге остальные полки. И за эту заслугу получил графский титул в день коронации Императора Николая. А тот решил что коней на переправе не меняют - назначил Чернышева в следственную комиссию по делу бунтовщиков, и уж тут он развернулся. Проявил такое рвение что был вновь замечен, пожалован еще парочкой орденов, причислен к главному штабу Его Величества а через два года - назначен военным министром. Собственно им и является до сих пор. - Воронов говорил вроде бы равнодушно, словно бы рассказывал о каком-то незначительном крепостном, но в голосе нет-нет да проскальзывали презрительные нотки. - Чернышев не солдат. Он делец. Весьма предприимчивый и расчетливый. От его назначения не ожидали ничего хорошего, да собственно так оно и было. Но он за последние три года он ввел два новшества за которые его стали благодарить почти все. Учредил армейскую почту. Раньше письма к нам шли случалось и по месяцу и по два... Ведь на том же Кавказе - мы редко задерживались подолгу в одном и том же месте. То есть были конечно "оседлые" полки, приписанные к крепостям, но и они временами перемещались. А конные роты и вовсе перебрасывали с места на место так часто, что когда нам удавалось с месяц пробыть на одном месте - это воспринималось как нечто из ряда вон выходящее. А при такой ситуации - представляете сколько шло письмо посланное обычным порядком? С обычным почтовым фургоном, лично какому-нибудь Василию Васильевичу, в крепость Грозную, во второй барак слева. Пока эти почтари добирались к нам, дрожа от любого слуха и любого скатившегося камешка в горах - этого самого Василия Васильевича - уже давно как не было ни в той крепости, ни в том бараке, а был он скажем в Усть-Лабе, в девятой палатке справа. А пока почту везли туда, через пол-хребта - Василий Васильевич уже перебирался в куда-нибудь в Подгорную, и к тому времени как письмо обойдя весь Кавказ до него все же добиралось - его могло бы и вовсе уже не быть на свете. Можете себе представить полагаю трудности Императорской почты? Да еще учитывая что служат в ней обычные возницы и курьеры - можете догадаться с каким "рвением" они доставляли письма на Кавказ, зная что почти каждого адресата придется разыскивать наобум, как иголку в стоге сена. Чернышев это изменил. Он создал Почтовую службу при самом министерстве куда набрал не обычных почтарей, а военных. Теперь письмо направляется не по конкретному адресу "В крепость Грозная, второй барак" а на имя адресата, название части и полка.Письма отправляются в министерство, где их сортируют и  рассылают. Едут военные почтари быстрее и увереннее, лошадей меняют чаще, и друг друга тоже, поэтому едут и днем и ночью. Один спит - второй правит. И приходит письмо не в руки человеку, а в штаб его полка, который - в отличие от перемещаемых туда-сюда людей обычно остается на месте. И уже оттуда - точно зная где находится та или иная часть и как долго там пробудет - сортируют и доставляют письма адресатам.
Он пожал плечами
- Как видите довольно скучно. Но это новшество оказалось полезным. Почта стала доходить не позже чем за две недели, а иногда и скорее, перестали пропадать и исчезать письма... А это значит очень многое.
Воронов умолчал еще об одном преимуществе того что военные курьеры курсировали лишь между министерством и штабами. А именно - о том, что как раз в штабе каждого полка совершенно точно знали жив ли тот или иной человек. И уже не тратили время почтарей на поиски давно погибшего адресата. И если имя на конверте соответствовало одному из имен в списках погибших - письмо отправляли обратно нераспечатанным.

Отредактировано Сергей Воронов (30-08-2015 16:01:27)

+1

22

- Разве это справедливо?.. - проговорила Анна, благодарная за то, что Сергей поддержал разговор и так подробно все рассказал. Сейчас нельзя молчать. Неважно, о чем говорить, хоть о погоде или о таких вот выскочках, как этот Чернышев, - Разве можно назначать военным министром того, кто о войне ничего почти не знает? Назначили бы уж тогда почтовым министром, раз ему так хорошо удалось навести в ней порядок...
Последнее предложение прозвучало как-то злобно, и она поспешила извиниться.
- Простите меня, Сергей. Я не понимаю, что говорю. Этому человеку я должна быть очень благодарна за то, что у нас есть возможность довольно быстро получать письма друг от друга...
Ну вот, снова вернулась к разлуке. Как же отвлечься, что придумать, чтобы забыть хоть на несколько минут о его отъезде? Анна вздохнула и посмотрела вверх, в стремительно светлеющее небо, как будто оно могло ей помочь.
Имя всплыло откуда-то из ее памяти словно само собой. Никандро...
- А помните, вы обещали мне рассказать о мальчике... Вы назвали его Никандро.

+1

23

- Несправедливо было когда замечали и награждали его одного - за не им совершенные дела - Воронов сухо усмехнулся - А то что министром назначили... ни один из боевых генералов - которые действительно чего-то стоят - не выслуживаются за кабинетные почести. Так что какая в общем разница. Хоть что-то полезное сделал, и то хорошо. Впрочем нет, идея сменять войска, чередуя им пребывание в зонах боевых действий - с почти таким же сроком "отдыха" в тылу, пока  - тоже его, и тоже хороша. Хотя сроку ей чуть более полугода, но пока себя очень хорошо оправдывает - он чуть передвинул левую ногу, счистив снег со скамейки слева от себя и услышав ее вопрос вскинул бровь
- Никандро? Надо же.... Я и забыл что упоминал о нем. Ну... одним из  помощников кашеваров он состоял. Лет шестнадцати... может семнадцати. Я даже не знаю когда и как он к полку прибился. Да и не интересовался - у нас часто в обслуге кто-то из местных был - кто дольше кто меньше. Знали что грузин, христианин, а больше вопросов и не задавали - Воронов помедлил, и продолжил с едва уловимой улыбкой - Понимаете - на Кавказе - богатейший фольклор. Я говорил вам - горцы - народ крайностей, так они не знают меры ни в чем - ни в войне, ни в страсти, ни в фантазиях. Там чуть ли не с каждой скалой, и с каждым озерцом связана своя легенда, чаще всего любовная, а часто и не одна. И представляете как было интересно узнавать их. Ну потихоньку он и прибился к нам с Корфом. Рассказывал эти легенды, пел нам по вечерам у костров "Витязя в тигровой шкуре", "Хосрова и Ширин", "Лейли и Меджнун".... И зарабатывал этим уж всяко побольше чем при кухне, потому что хоть мы с Владимиром не слишком-то приятельствовали первые полгода, а в интересе к местной культуре оказались на редкость единодушны, да и скупостью оба никогда не страдали. Так что весьма солидная часть моего багажа кавказских легенд и сказаний - почерпнута за те несколько месяцев - в самый первый год пребывания там, когда этот парнишка заполнял нам вечерний досуг, в те дни когда этот досуг имелся. Даже жаль... Я бы не отказался бы слушать его и дальше - запас его историй казался совершенно неистощимым

+2

24

За то, что срок "отдыха" будет таким же, как и срок службы, Анна готова была признать этого Чернышева самым умным человеком на земле. Теперь можно будет мечтать о том времени, когда Сергей надолго к ней вернется...
А потом Сергей снова с любовью заговорил про Кавказ и его легенды, и Анна едва заметно нахмурилась. Почему в каждом его слове о Кавказе слышится желание туда вернуться? После всего, что было? Почему он так тепло говорит о горцах? Анна пыталась уговорить себя, что раз Сергей видит в них хорошее, то и ей нужно относиться к ним так же. И не могла. Стоило только вспомнить его шрамы. И глухой голос, отстраненно рассказывающий страшные вещи, от которых кровь стыла в жилах...
Может быть, если она услышит эти легенды, она сможет хоть как-то их понять? Но отчего-то прямо сейчас просить Сергея рассказать легенды ей не хотелось. Вместо этого она удобно устроила голову на его плече и рассеянно спросила:
- А почему вы не смогли слушать его дальше? Вас куда-то перевели? А он остался?

+1

25

- Нет - Воронов невесело усмехнулся и склонил голову вбок, касаясь щекой ее волос -  Мальчишка оказался предателем. Доносчиком. Ведь вечерами у костров он не только пел - но и слушал в оба уха. И весьма недурно распоряжался полученной информацией. Когда мы его раскрыли он снова попытался спеть... довольно слезливую историю о том, что его вынудили шпионить, о том, что некий Махмуд Али, таким образом брал с него калым за свою дочь, в которую он, Никандро якобы безумно влюблен.... Корф кажется поверил этой басне, а я нет. Но.. просто я знаю горцев лучше него. - он вздохнул - Анна... горцы имеют свое представление о чести, и непреклонное. Что бы вы о них не думали. И никто из них не опустился бы до такой низости - как продать свою дочь за информацию. Тем более - продать грузину, иноверцу. Единственный способ иноверцу получить горскую девушку - это похитить ее, а потом прийти с ней вместе к ее отцу - причем она должна остаться нетронутой. Тогда уже шансы один к одному - либо голову с плеч долой, либо - особенно если девушка сама того желает - есть шанс что твое мужество оценят, и уже тогда отдадут ее с благословением. И к тому же... если бы он был вынужден шпионить, и это ему так претило как он говорил - то с чего бы ему было брать с нас плату за свои услуги? Нет, Анна... просто парнишка обеими руками жар загребал - ему платили мы за его песни, и платили горцы - за информацию. Весьма похвальная предприимчивость в столь юном возрасте.

+1

26

- Сергей, а что стало с этим Никандро после того, как вы... узнали, что он - шпион? - Анна боялась задавать этот вопрос, боялась услышать на него ответ. Но если бы не спросила, то было бы еще хуже. Кажется, она никогда не привыкнет к этой жестокости... Как хорошо, что Сергей едет не на Кавказ. Она вздрогнула.
Господи, пожалуйста... пусть он больше никогда не поедет туда...
Похоже, это теперь будет ее постоянной молитвой.

+1

27

Воронов ответил не сразу. Не то чтобы ему было тяжело вспоминать об этом. Напротив - о случившемся с пареньком он ни сожалел ни секунды, ни тогда, ни потом, ни сейчас. Но вот как-то неожиданно понял, что то, что сейчас придется сказать Анне - возможно перевернет все ее представления о нем самом. С какой-то остротой он почувствовал, что сейчас она вздрогнет, и отстранится. И возможно посмотрит на него другими глазами. Но с другой стороны... - со внезапной злостью на себя мелькнуло в голове - чего ты боишься? Не ты ли говорил она тебя не слишком хорошо знает. А как она будет знать - если не из таких вот историй?. Скажи ты сам про себя - сколько крови на твоих руках - она не поверит. Она неспособна видеть плохое в тех кого любит....Черное и белое.... Без полутонов... Либо плох либо хорош - что перевесит? Говори правду, и не будь трусом!
- Когда мы загнали его в угол и заставили сознаться он вначале отпирался, потом плакал.... а потом когда сообразил что мы отведем его к командиру полка и тот недолго думая велит вздернуть его на первом же суку - решил сбежать - и начал с того что попытался метнуть ножом в Корфа, стоявшего между ним, и выходом из палатки. - ровно произнес он, безо всякого выражение - точно таким же тоном, как если бы рассказывал о том, что вчера намело много снега и как именно его расчищали с дорожек - Я отсек ему руку по плечо, не дав толком замахнуться.

Отредактировано Сергей Воронов (01-09-2015 00:02:52)

+1

28

- О, Господи, - прошептала Анна, представив себе заплаканного мальчишку - да, шпиона, да, предателя, но... мальчишку же. Она оторвалась от Сергея и закрыла руками лицо. Он говорил таким ровным голосом... и от этого делалось еще страшнее. Они проводили много времени с Никандро, слушая его истории, наверняка  смеялись с ним вместе и удивлялись... а потом...
Отсек ему руку по плечо...
Он же собирался убить Владимира...
Но разве по-другому его нельзя было остановить?
Я не верю... Он не может быть таким.
Но он не лгал. Он вообще всегда говорил правду, и она теперь почти пожалела, что начала задавать свои вопросы...
Это война... там все убивают...
Но шестнадцатилетнего мальчика... своей рукой...
- А потом? Что было потом? - глухо спросила она, не убирая рук от лица, дрожа всем телом в ожидании ответа.

+1

29

Воронов наблюдал за ней молча, с совершенно неподвижным лицом, хотя внутри все сжалось. Видишь? А что, могло быть как-то иначе? Лучше так... пусть знает меня таким каков я есть. А если... если это ее напугает, оттолкнет? А что, будет лучше если она будет воспринимать тебя как рыцаря в сверкающих доспехах, тогда как ты таковым не являешься? Будешь всю жизнь стараться соответствовать этой идеальной роли и умалчивать от нее то, что этому образу не соответствует? Любить... значит принимать. Таким каков есть. Целиком.... он подался вперед, опираясь предплечьями о колени и сцепив пальцы в замок, и ответил вполголоса.
- Потом ничего не было. Он истек кровью, потому что было слишком высоко - не осталось культи, которую можно было бы перетянуть жгутом. А наш полковой лекарь не сумел достаточно быстро найти и пережать артерию на срезе.
Ну... говори... говори! Утешь ее, скажи что-нибудь ласковое, ты же знаешь как успокоить, знаешь....
Нет. Она должна формировать мнение обо мне сама. Не под влиянием сладких убаюкивающих слов.... я отвечу ей на все что она спросит... отвечу правду, и пусть судит сама.
Сама......

Отредактировано Сергей Воронов (01-09-2015 00:20:40)

+1

30

Кровь, кровь, кровь... сколько же ее было, этой крови?
Анна продолжала закрывать лицо. Глупая попытка спрятаться от действительности. Вот бы сейчас куда-нибудь и правда исчезнуть ненадолго, прийти в себя...
Истек кровью.
И это только один. А о скольких еще она не знает?
И вдруг она подумала о другом... вспомнила...
Хриплое, затрудненное дыхание. Мечущийся огонек свечи... залитая кровью простынь. Его покрытое шрамами тело, которое даже Владимир удерживал с трудом, когда оно билось в страшных муках... потому что в бреду Сергей снова был там...
Его слова о том, как его распяли, о крючьях, о том, как пытался перегрызть вены... и страшное, самое страшное... пластовальный нож...
И снова кровь... Кровь его и его врагов. Не будешь убивать - будешь убит сам. Это понятно, но вот как это принять?..

Когда она отняла руки от лица, в ее глазах был ужас, страх, боль... но не было отвращения.
- Наверное, он заслужил это... - тихо сказала она, - Но это так... жестоко...

+1

31

Что-то дрогнуло в его глазах, ожидавших ее реакции как приговора, хотя на неподвижном лице не отразилось ничего. Воронов опустил голову, разглядывая собственные руки в привычных черных перчатках, которые носил практически не снимая, даже за столом.
- Жестоко... да. Но мир полон жестокости, которую большинство умудряется не замечать. - тихо произнес он. - В вашем доме живут трое мальчишек... Теперь это дети Корфа а еще год назад они были крепостными. И того, что вытворял над ними их хозяин - ни один горец не сделал бы даже из мести... даже под страхом смерти... А ведь не на войне, где вынужден убивать, чтобы остаться в живых, выполняя долг перед страной, или защищая своих. В обычном, мирном деревенском спокойствии. Самый простой, самый близкий к вашему дому пример. По дороге домой возле одного из постоялых дворов увидел как двое мужиков повалив третьего едва ли не насмерть добивали его сапогами за невозвращенный долг. А вокруг стояло человек десять и смотрело с явным любопытством. Просто-смотрели. И комментировали. У отца в поместье была девчушка которую смертным боем избивал и насиловал ее собственный отец - по пьяни - пока та не набралась смелости и не пожаловалась хозяину. Не надо заглядывать по ту сторону Кавказа для того чтобы ужаснуться тому, страшнее чего немало примеров происходит безо всякой войны.

+2

32

По мере того, как Сергей говорил, Анне все больше хотелось убежать. Не домой, не в свою комнату... куда-то, где она больше никогда не узнает и не услышит ничего подобного...
Рассказ о девочке оказался последней каплей.
Она зажала руками уши и зажмурилась.
- Хватит! Пожалуйста, хватит... перестаньте! - не то просьба, не то крик.

+2

33

ДУРАК!
Воронов прикусил губы, и если с момента своего рассказа избегал дотрагиваться до нее, чтобы не испугалась, не оттолкнула руку - теперь уже не раздумывая обхватил ее за плечи и привлек к себе, так, что она ткнулась лицом в его плечо. Руки сами собой скользнули, перекрещиваясь за ее спиной, и пальцы погрузились в ее волосы, мягко и бережно поглаживая по затылку. Даже сквозь шубку ощущалось напряжение, которым ее стянуло. Он наклонил голову, касаясь щекой ее головы, и баюкая ее в объятиях словно ребенка.
- Господи.... какой же я идиот - едва слышно прошептал он и со вздохом закрыл глаза. Лоб просекла глубокая вертикальная морщина - Простите...

+2

34

Оказавшись в его объятиях, Анна тут же затихла. Ужасы и жестокости, о которых он же ей и говорил, остались вне этого маленького уютного мира. Мира для двоих. Она еще не вполне это осознавала, просто почувствовала, как ей с каждой секундой становится легче. Она потом спросит его об этой странной фразе о детях Владимира и Даши. Она знала, что дети приемные, но не знала того, о чем упомянул Сергей. Спросит... попозже. Только совсем немного придет в себя...
- Не надо, не ругайте себя, Сергей, - проговорила она, не собираясь от него отрываться, - Такое нужно знать... просто я не думала... не знала...

+1

35

- Не знали что мир - далеко не добр, а жизнь - не сказка? - Воронов не поднимая головы невесело усмехнулся. Странно... как странно... отчего вдруг стало так тяжело?  Морщина на лбу углубилась, словно бы намереваясь расколоть его пополам, а в голосе прозвучала едва-едва заметная горечь
- Какая ирония.... Для Дарьи Михайловны, которая повидала в жизни разное, и наверняка уже давно не верит в сказки - Корф всеми силами стремится превратить жизнь в сказку... Оберегает, холит и лелеет словно любимое дитя... А я.... Господи, что же я за человек такой... собственными словами раз за разом, все больше и больше разбиваю вашу веру во всеобщее добро... в сказку... Вместо того чтобы ограждать вас от мира, беречь, как до сих пор и делали и Владимир и покойный барон.... Но.... я не могу... Не- мо-гу...
Он говорил все тише и последнее слово произнесенное едва ли не по слогам прозвучало не громче шепота.
Почему?! Почему не могу, ведь это так просто! Скольким девушкам ты рассказывал красивые сказки, нимало этим не заботясь?
Но не с ней....
не с ней....

+2

36

- Не надо меня оберегать... - Анна повернула голову, прижалась к его плечу щекой, - Я не хочу жить в несуществующем мире. Я хочу жить в том же мире, где живете вы... знать то, что знаете вы. Видеть то, что видите вы. Не хочу больше прятаться. Только... мне надо время. Чтобы привыкнуть.
Когда он был вот так рядом с ней, как сейчас, она могла позволить себе роскошь быть смелой. О том же, что будет с ней после его отъезда, она старалась не думать.

+1

37

- В мире, где живу я.... - Воронов прикусил губу, радуясь тому, что она не может видеть его лица, и медленно выдохнул, проглатывая слова, уже готовые сорваться с губ. Еще один выдох.
Хватит! Что ты за чудовище, тебе же уезжать завтра ночью, а ты тратишь последние дни на разговоры которые пугают и шокируют ее!
Нет... Все правильно. Она должна знать... и если готова ждать... то должна знать, что ждет вовсе не рыцаря на белом коне...
Но... Боже мой... Господи, что же я делаю. Неужели своими руками погашу этот свет в ее глазах - сталкивая ее с действительностью? Ведь не может же быть чтобы..
Не может
- с неожиданной уверенностью произнесло что-то внутри -Не должен погаснуть...И не погаснет... 
Довольно!

Сергей посмотрел вверх, на снежную шапку над их головами и попытался расслабиться, изгоняя из головы неуместные мысли. Ее голова прижавшаяся к его плечу... тепле и доверчивое прикосновение... Так не пошли ли к дьяволу все слова и опасения? Даже если завтра она решит, что для нее это все же чересчур - но сегодня-то она здесь. Сейчас. А завтра - может либо наступить, либо нет...
Он осторожно опустил голову, касаясь губами ее волос, а потом чуть отстранился скользнув ладонями по ее щекам и обхватив ими ее лицо так, что смотрел теперь в ее глаза - близко-близко. Бездонная голубая бездна... как небо над Кавказом...
- Я не знаю, что хорошо а что плохо - шепнул он у самых ее губ - Не знаю, правильно ли поступаю. Не знаю - на пользу ли вашему будущему и вашему сердцу, то что происходит с нами обоими. Я ничего не знаю. Он шептал медленно, едва слышно, так близко к ее лицу, что он чувствовал на губах воздух, колеблемый ее дыханием. Большие пальцы скользнули вверх и вниз, словно поглаживая белоснежную кожу у висков - жестом столь ласковым и теплым, что он никак не вязался ни с его видом, ни с прошлым, ни с репутацией
- Знаю лишь что готов отдать и жизнь и смерть - за одно то, чтобы ваши глаза по-прежнему были полны этого теплого солнечного света... Знаю что вы - солнце рядом с которым тает любая ледяная корка, стягивающая душу Знаю.... знаю что вы.... чудо. Маленькое чудо из света и тепла... и я не прощу себе если разрушу это чудо... превратив ее в того же циника которым являюсь сам....

+1

38

- Зато я знаю.., - оторвать взгляд от его потемневших глаз было невозможно. Она и не собиралась. - Вы все делаете правильно.
Анна тоже заговорила шепотом, как будто в этом безлюдном парке их мог кто-нибудь подслушать.
- Вы говорите про свет. Но он не во мне. Он в вас. Я только рядом с вами чувствую это удивительное тепло... Вы не сможете разрушить то, что сами же и сделали. Даже если захотите... не сможете...
К чему нужны слова, когда его губы так близко? Поцелуй гораздо красноречивее слов. Миг - и пропали куда-то переживания и волнения. Исчезли страшные призраки, навеянные его рассказами. Мир состоял теперь из одних только поцелуев, поначалу неуверенных и осторожных, а потом чуть более смелых и волнующих...

+2

39

Свет? Во мне? Какая ирония... понимаешь ли ты это, солнечный зайчик... - без слов улыбнулись его глаза. Но он не стал ни комментировать, ни оспаривать, ни пояснять. Тепло ее губ отогнало и утренний мороз и собственные мысли. Ты. Ты здесь. Рядом. И мне светло....
Медленные касания губ, в перемешивающемся дыхании, теплая доверчивость в его объятиях, и робость растворявшаяся в спокойных, неторопливых прикосновениях. Некуда было торопиться, и некуда спешить. Тихий заснеженный парк принадлежал только им. Где-то позади как всегда просыпался огромный дом, просыпались хозяева и гости, вновь начинали звенеть голоса еще сонных детей, но это было далеко.
А здесь... здесь была тишина, и пронзительное карканье в высоких ветвях. Искристый под солнцем свет и вкус ее губ. Мягкие касания скользившие по ее вискам, по выбившимся прядям, и само время, смущенное, примолкшее.. затихшее чтобы не мешать. Это было - сейчас. Настоящим, которое останется навсегда. И пусть мир вокруг них - подождет.
И он ждал

Отредактировано Сергей Воронов (02-09-2015 00:42:44)

+2

40

Как же ей не хотелось возвращаться из их уединенного мира в реальность... Никак не получалось его отпустить...
Стремительно поднимавшееся над горизонтом солнце недвусмысленно намекало, что через несколько минут в столовой начнется завтрак, если уже не начался. Но ей не хватало силы воли, чтобы прекратить волшебство.
И вдруг - скрип снега под чьими-то торопливыми шагами. Анна испуганно отпрянула от Сергея, посмотрела...
- Барышня, как хорошо, что я догадалась выйти в парк, а то прямо обыскалась вас! В доме нигде нет... Там уж завтрак накрывают, вы кушать будете? Ой, здравствуйте, барин.
"Плохо играешь, Глаша..."
- Да... ступай, я сейчас приду, - Анна выделила голосом слово "ступай" и сделала строгие глаза. Выходка Глаши ее рассердила. Узнав об обручении, горничная с чего-то решила, что в ее обязанности входит следить за Анной. Видимо, сомневалась в том, что барышня умеет держать себя в руках наедине с женихом. Как выяснилось, не зря сомневалась.
Анна расстроенно посмотрела на Сергея.
- Нам придется идти. А там все... Я не хочу делить вас со всеми, - последняя фраза прозвучала почти по-детски.

+1

41

Воронов обернулся услышав звук шагов и усмехнулся, откидываясь на спинку скамейки. Во время нехитрого диалога он рассматривал Глашу, не скрывая усмешки. Надо же, какая забота! Многовато эта девка себе позволяет. Впрочем... надо отдать ей должное - ее забота об Анне ему нравилась. Даже когда это было не к месту. Хорошо было знать что с ней рядом такая горничная. Преданность слуг - не такое уж частое сокровище, и его надо беречь. И когда горничная скрылась из вида, он поднялся, подавая руку Анне.
- Сейчас я открою вам тайну - заговорщически прошептал, наклонившись к ее ушку, когда она встала - Я- не пирог, который можно разделить с кем-то. Меня можно предоставить кому-то на время, как книгу, но тем не менее факт остается фактом - что книга-то принадлежит вам.

+1

42

Она грустно улыбнулась. Сергей шутил, но все же... так мало у них оставалось времени, чтобы побыть вдвоем, и это время становилось еще короче от того, что приходилось соблюдать условности.
- Будь моя воля, я и книгу бы никому не отдала... - серьезно сказала она.

Обратная дорога показалась ей несправедливо короткой...
И вот они уже в столовой, и вокруг полно людей, и она что-то говорит, даже не вникая в смысл слов - обычные слова приветствия и что-то про погоду... а самой хочется поскорее снова остаться с ним наедине.
За столом завязался какой-то отвлеченный разговор, и она сделала вид, что внимательно слушает, а сама потихоньку смотрела на Сергея, когда была уверена, что ее никто не видит.

0

43

Настроение у хозяев дома, несмотря на предпраздничный день - было далеко не радужным. И Воронов знал почему. Он помнил как в день именин Владимира они сидели в его кабинете, и там, за сигарами и бренди друг рассказал ему о прошлом своей жены. И о дамокловом мече, который висит над их домом. Все бы ничего, но Корф обмолвился о том, что дочь баронессы - от Императора. И что он раньше часто навещал ее. На именины девочки, которые отмечали на второй день после его дуэли с Долгоруким - он не приехал. И следующим опасным временем были праздники. Рождество, Новый год, все Святки до самого Крещения - временем когда Император может вспомнить о дочери и бывшей фаворитке, и явиться проведать их. Рождество прошло благополучно. Но это еще ничего не означает - в Петербурге сейчас такая череда празднеств, балов и приемов, что отлучиться ему будет трудно. А вот теперь... - до конца Святок еще целая неделя... даже больше. Даст ли Государь знать о себе? Или действительно забыл? Не узнать этого заранее. Только время... время покажет.
А ведь я уезжаю. И случись что..... 

Неуютно ему было за этим столом. За столом, за которым сидело целое сборище гостей. Чужих людей, которых он толком не знал - лишь кое-как запомнил имена. Родня баронессы. И с неожиданной остротой вдруг подумал - Как странно... здесь, в доме Владимира - нет ни одного человека, из его собственной родни. Только Анна - которая как бы и не родня. Сколько человек носят теперь фамилию Корфа - не принадлежа к этому роду. И случись что с Владимиром, в той западне, куда он сам себя загнал - не останется на свете того, в чьих жилах текла бы та же кровь. Да, фамилия останется на земле - но это будет лишь пустой звук, а не наследие древнего рода... Эти мысли заставили усмехнуться.
Надо же. Думаю как старый пень. Откуда вдруг такие мысли - о семейном наследии, преемственности... старею что ли...
А мысль все же вернулась - перескочив от Корфа на себя самого. Не ровен час - да хоть в той же Польше, хоть по дороге случиться какой-нибудь пакости, то ведь и у меня тоже не останется того, кто продолжил бы наш род.  Настюша-то замуж выйдет, фамилию сменит... И угаснет тогда и наш род... угаснет как свечка....
Ну уж нет.
- лирическое настроение внезапно кончилось, сменившись странной, почти злой веселостью. - С чего бы это ему угасать? Да хоть Польша хоть Кавказ - я не собираюсь пока в покойники черт возьми! К тому же Анне совершенно не пойдет траур.
Не к месту вновь всплыл вопрос - и все-таки, в силу каких-таких причин покойный барон воспитал крепостную девочку как дворянку, как собственную дочь, отдавая ей предпочтение перед сыном? И почему в таком случае не дал вольную?
Мысли перескакивали с одной на другую - по большей части из-за атмосферы за столом, когда родственники и гости перешучивались, разговаривали... А Владимир с Дашей сидевшие по разные стороны стола казалось связанные по воздуху единой нитью были словно бы не здесь. А остальные этого не видели... и Анна, сидевшая по другую сторону, через два места влево - тоже завязанная на той же нити. Словно четверо находились вне этой комнаты, вне этого завтрака. Тогда как стоял общий разговор, создавая видимость веселья... тогда как одна пара отмеривала часы перед разлукой... а другая... другая возможно - перед разлукой вечной...
Надо поговорить с Корфом до отъезда - напомнил себе Воронов вставая из-за стола. И нимало не смущаясь, пользуясь полученным официальным статусом - подошел к Анне после окончания завтрака.
- У вас есть какие-то планы на сегодняшний день? И завтрашний?

+2

44

Время сегодня играло с Анной странные шутки. Наедине с Сергеем оно очень быстро проходило, утекало, словно вода в песок... Зато за завтраком растянулось до невозможности. Каждая минута казалась часом. И когда он, наконец, закончился, Анна вздохнула с облегчением. И пока придумывала какой-нибудь предлог, чтобы подойти к нему, он сам ее нашел.
- Планов у меня очень много, - улыбнулась она, глядя на него и жалея, что нельзя сейчас прикоснуться рукой к его щеке, - И они все связаны с одним человеком, вы его должны хорошо знать.
Анна покосилась по сторонам, убедилась, что они ни для кого из присутствующих не представляют интереса и продолжила, понизив голос:
- Вы как только его встретите, то передайте, что я непременно хочу с ним увидеться. И как можно скорее.
И, совсем осмелев, она едва слышно спросила:
- А о чем вы думали во время завтрака? У вас было такое лицо...

+1

45

Воронов молчаливым поклоном попрощался с остальным обществом, тоже выбиравшемся из-за стола, и подав Анне руку повел ее к выходу. Скоро все выйдут из столовой и разбредутся по дому кто куда, и нельзя будет ни шагу ступить чтобы не наткнуться на кого-то из Трубецких, или не столкнуться с носящимися детьми, или не помешать степенной беседе Демидовой с Аркадием Филлиповичем, или на Волконского или Елагина...  Но если Владимир мог увести жену к себе и предоставить своим гостям самим себя развлекать - то Воронов себе такой роскоши позволить пока не мог, поэтому выбирать способ времяпровождения, который позволил бы ему провести время с Анной лишь наедине - можно было лишь из малого. Он с охотой предложил бы ей прокатиться до отцовского имения, на заснеженное озеро, у берега которого и стоял их дом, но для этого было необходимо взять с собой кого-то в качестве сопровождения, а это никак не входило в его планы. Прокатиться на санях тоже было неплохой идеей, но поколебавшись он ее отверг. Его нога болезненно ныла, отзываясь на каждый проведенный на холоде час, а уж в санях, в которых как ни крути все тело стынет в неподвижности.... А вот небольшая верховая прогулка была бы кстати. Хотя Анна вроде как не испытывала большого энтузиазма к езде верхом в их прошлую поездку... согласится ли...
Но прежде чем он открыл рот чтобы предложить ей прогулку, и заодно пошутить по поводу этого неизвестного "человека" - ее последний вопрос заставил его вздернуть бровь и взглянуть на нее.
- Какое именно?

+1

46

- Серьезное и строгое. И глаза... потемнели. И вы очень редко улыбались, разве что из вежливости, - ответила Анна, что-то пытаясь разглядеть в его глазах.
- И это не из-за отъезда, - уверенно прибавила она, - Вас что-то беспокоит?

0

47

- А вы наблюдательны - Воронов, ведя свою спутницу под руку, остановился у одного из окон в холле, выходящего во двор, рассеянно посмотрел сквозь стекло и перевел взгляд на Анну - Не то, чтобы беспокоит...  просто перед отъездом часто лезут в голову нелепые мысли. А сейчас вот вспомнил о вещах, о которых никогда ранее не задумывался. О наследовании... преемственности... об угасании фамилий, не оставивших потомков. И прочая ерунда в таком духе. Но это не слишком интересно. - замолчал, глядя на ее пальцы, которые поглаживал пока говорил, а потом вскинул на нее глаза и заговорщически сощурился, пряча улыбку - Так с каким-таким моим знакомым вы хотели непременно увидеться? Кажется я начинаю ревновать!

+1

48

- Никогда не думала, что мне будет так приятно услышать от вас, что вы меня ревнуете, - улыбнулась Анна, решив не продолжать расспросы о мыслях Сергея. Она, правда, немного не поняла его ответ, он был какой-то общий и уклончивый. Наверное, Сергею не хотелось говорить об этом.
- Вы разве еще не догадались, о ком идет речь? - Анна уже откровенно любовалась Сергеем, позабыв о приличиях и о том, что их в любой момент могут увидеть, - Это самый лучший в мире человек. Пойдемте со мной, я вам его покажу.
И она, взяв Сергея за руку, потянула его за собой, в прихожую.

+1

49

- Какой-какой?! - Воронов нахмурился, сделав вид что упирается, и следует за ней против воли - Анна, предупреждаю вас! Заставили меня ревновать, а теперь еще и расписываете как хорош этот ваш некто? Разбрасываться такими эпитетами, да еще в моем присутствии! Не боитесь, что я попросту пристрелю его, дабы не сбивал вас с пути истинного? И правильно и сделаю - никаким совершенствам на нашей грешной земле не место!

+1

50

- Идемте-идемте, - речь Сергея развеселила Анну, она рассмеялась и продолжала тянуть его до тех пор, пока оба они не оказались перед большим зеркалом, - Сейчас я вас представлю, но будьте очень осторожны - я своими глазами видела, как он фехтует. Так что воздержитесь от тех угроз, которые вы только что произнесли. Они ему не понравятся.
- Смотрите, вот он, - Анна указала Сергею на его отражение, - Теперь видите, что я была права?
И не удержалась, прижалась щекой к его плечу и, глядя на их общее отражение, прошептала:
- Самый лучший в мире...

+1


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Не слышен ее шаг, неведомы черты, таинственен язык.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC