"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » "Просто верь мне сейчас, хорошо? Я вернусь."(с)


"Просто верь мне сейчас, хорошо? Я вернусь."(с)

Сообщений 601 страница 650 из 936

601

Брови Корфа все выше и выше лезли вверх, пока почти не скрылись под сбившимися на лоб волосами. И дослушав ее до конца - он поневоле рассмеялся - совсем тихо, прижимая повязку рукой, но все же от души.
- Господи.... Даша... ты хоть себя слышала? "Данилка не просто справился а ты уже сидишь" Вот уж верно - великий лекарь отыскался, и Штерн ему в таком случае в подметки не годится? - он все еще смеялся, и говорить получалось медленно, потому что сокрушительная слабость превращала движение ребер при дыхании в изнурительную, обязательную работу, И покачав головой он опустил руку на ее колено
- Смешная ты... я и правда попросил Мишу отвлечь тебя на эту ночь. И проследить чтобы ты поспала. Мне не хотелось чтобы ты видела что со мной будет происходить - потому что знаю, насколько тяжело это видеть.... Я, правда, злюсь.... На себя.... Когда вижу тебя измученной, вижу как ты себя изводишь - без еды, без сна, в постоянных хлопотах - по моей вине.... - его лоб пересекла глубокая морщина и он медленно выдохнул, явно с усилием открещиваясь от невольно ожившей перед глазами картины - того, что он столько раз видел приходя в себя за все время после ранений - Даш.. лихорадка спадет сама - делай с ней что либо, или не делай - у нее свое расписание. А тебе каждая минута возле меня прошлой ночью стоила доброй недели жизни. - он чуть приподнял руку, предупреждая возможные протесты - Только не вздумай возражать.... я достаточно успел тебя изучить. Поэтому предпочитаю нехитрые заботы слуг, потому что они не будут себя изводить, а я не буду ощущать собственное существование - как непереносимую тягость для окружающих. Я хочу чтобы ты была рядом - когда я в состоянии быть достойным собеседником. Рассказывала бы мне новости, читала вслух, рукодельничала или строила бы планы...... Я хочу свою жену. А не сиделку, которая от постоянных переживаний и тяжелых ночей становится похожей на собственный призрак - по моей вине. В некоторые моменты и вправду умереть хотелось, чтобы тебя не мучить этим зрелищем и этой тягостной заботой о больном, из-за которой ты так себя изматываешь. Понимаешь?

0

602

- и да и нет, - Даша закусила губу, искоса посмотрев на него,- но если скажу почему "нет", ты все равно переиначишь и скажешь, что видишь, знаешь и чувствуешь, хотя это и не так. Хотя бы потому что мое нахождение здесь, когда тебе плохо, мне не в тягость, а вот для тебя оно опасно. Я для тебя опасна, и  даже если просить станешь остаться, не останусь... во всяком случае без Данилки. И, кстати, если на то пошло, то вина не твоя, мы оба это знаем
Даша оглянулась на открывшуюся дверь, в которую прошла горничная с подносом и, поколебавшись пару секунд, поставила его на столик. Посмотрев на принесенный завтрак, Даша нахмурилась. Судя по всему Любаша с Варварой спелись неплохим дуэтом! Ну кто просил вот все это, когда ей ничего не нужно кроме крепкого кофе и поджаренного хлеба?!
-вот тебе и новости... кажется Любаша сдружилась с Варварой

0

603

- Опасна.... Как-же, как-же... - с едва уловимой усмешкой протянул Корф, прикрывая глаза. К тому, что его жене свойственно самоуничижение такого рода он привык, но сейчас - был мягко говоря не в том состоянии чтобы разубеждать, и переубеждать. В конце концов ему предстояла еще не одна лихорадочная ночь, не говоря уже о руке, которая простреливала болью так часто, что трудно было сосредоточиться на разговоре, и о тяжести в грудной клетке. Не будет оставаться - пусть так. В доме достаточно людей и слуг, чтобы еженощно наказывать то одному то другому - проследить за ней ночью. И вслух лишь отозвался устало - Благодари Бога, что у меня сейчас нет сил вытрясти из твоей головы всю эту чушь, и можешь пока разводить ее беспрепятственно.
Но едва взглянув на поднос а потом переведя взгляд на ее нахмуренный лоб и сдвинутые брови все же не удержался.
- Вот оно что. У нас не только попытки уморить себя бессонницей, и дурное самоедство по поводу твоей якобы опасности для меня, но еще и упорное говение. Послушай, Даша, если мое присутствие в доме, и выздоровление - так для тебя мучительны, что ты так упорно ищешь чем бы себя еще извести или помучить - не действиями так мыслями, то может ты мне так и скажешь? Я-то дурак, полагал что моя жена радоваться будет тому что я жив, и выздоравливаю.

+1

604

Даша подняла на него ошарашенный взгляд, когда его слова подействовали подобно ударам пощечин. Почему он все видит в таком свете?! В совершенно противоположном, чем она.Или наоборот... почему для нее все так сложно, если для него все так просто? Бессонница... почему, что для него, что для Любаши и остальных, что бы выспаться надо просто лечь,закрыть глаза и уснуть, тогда как на деле каждая ночь оборачивается пыткой и проще не спать вовсе, чем снова и снова видеть то, что она видела? Почему всем вдруг стало так важно, как она ест, если она с первого выхода в Свет не отличалась хорошим аппетитом и ела постольку-поскольку? И какое еще дурное самоедство, когда это, как говорится, голые факты! Если он быстро забывал о ее огрехах или,находясь в беспамятстве, не знал, как она мешает Данилке, то не значит, что этого нет! Стало быть по его она должна начисто отбросить все, что и произошло, закрыть глаза на то, что с ним сейчас, и порхать по дому словно на крыльях?! Но если эти разные взгляды на вещи заставили его подумать, что ей тяжело его возвращение...ну уж нет!
-это не так от начала и до конца,-наконец вздохнула она и, взяв его за руку, прижала ее к своей щеке- я просто не умею отбрасывать или не замечать. Я знаю, что лихорадка- путь к выздоровлению, знаю, но не могу не знать, как тебе плохо во время приступов. Я знаю, что это пройдет и надеюсь, что эта ночь была последней тяжелой,и ты разрешишь мне спать здесь,с тобой. -повернув голову на бок, Даша коснулась губами его ладони и, поднявшись, пересела на подлокотник, удерживая его руку и опустив голову рядом с его-наверное,я разучилась отбрасывать темное и думать лишь о светлом.Ты здесь,ты жив и выздоравливаешь,а это главное. И когда ты рядом в это верится гораздо проще, чем в другой части дома, где ты словно исчезаешь,- она немного помолчала, а потом предложила гораздо уверенней, чем в начале разговора- поэтому давай завтракать, пока Варины труды не покрылись льдом, а я расскажу о том, что происходит в доме

+1

605

Корф улыбнулся, и приподняв руку коснулся ее щеки
- Мне гораздо лучше видеть тебя спокойной и улыбающейся, чем взволнованной и измученной. А то что плохо - так это ерунда, пройдет. И очень скоро. Я - здесь, Даш. Зде-есь. И исчезать не намерен, уж поверь. - он попытался пошевелиться и невольно задержал дыхание чтобы не охнуть от боли в руке. Кисть пульсировала так, словно собиралась лопнуть. Смененная тема была весьма кстати - Вот пересаживайся и приступай к завтраку. Только налей мне молока в овсянку - тягучую кашу я сейчас не осилю.
Широкий подлокотник кресла вполне позволял поставить на него тарелку, при условии аккуратного с ней обращения, и держать ложку в правой руке он вполне был способен, поэтому он выждал пока она даст ему тарелку, проглотил первую ложку и выжидательно поглядел на нее, ехидно приподняв бровь.
- У меня отчетливое дежа-вю. Правда меня байками подгонять не надо, а вот тебя похоже придется. Но для начала - что у нас интересного? И вообще какой сегодня день?

0

606

Даша же устроилась у столика на банкетке и,отпив кофе, блаженно зажмурилась. Деться никуда не денешься, значит придется съесть хотя бы половину из принесенного.
-сегодня у нас суббота, а число двадцать пятое-после некоторой заминки ответила она, вспомнив какое сегодня число-ой...двадцать пятое...сегодня именины у Татьяны. Надо, наверное, поздравить. Так, что у нас происходит дома...-протянула Даша, добавляя в ненавистную овсянку колотые орехи- дома у нас любовный роман. На днях объявился Макар, а он не равнодушен к Любаше, даже сватал ее у меня по осени. Ей-то он безразличен,а в от Данилка встревожился. Мммм еще... еще тетушка собирается съездить к себе в поместье, пока снег лежит, что бы в экипаже не трястись. Отец тоже уедет, но когда ты спустишься в кабинет и отметишь с ним свое возвращение...потому что без тебя они уже напраздновались, теперь тебя ждут. У детей все по прежнему- Мишель ждет не дождется мсье Поля, Алешка наслаждается свободой, Егорка изводит Велеса,а Саша...Саша стала капризничать и вчера ей досталось от Миши-отложив ложку, Даша помолчала и посмотрела на него- Миша рассказал мне о своей матери

0

607

- Поздравь, если считаешь нужным. Но только от своего имени - у меня нет пока желания воскресать для кого-либо помимо этого дома. - овсянку приходилось черпать медленно, даже тяжесть ложки казалась неподъемной. а холод по коже уже начал сменяться теплом. - Еще разнесут эту новость в Петербург и испортят сюрприз, который мне хотелось бы преподнести нашей с тобой "возлюбленной Катти", и прочим любителям сплетен. Передохнув он зачерпнул еще одну ложку. Овсянку он не любил (да и кто же ее любит) и охотно позавтракал бы парой яиц всмятку, свежим хлебом с маслом и крепким чаем, но управиться со всем этим одной рукой было невозможно. Празднования князей заставили его усмехнуться, отъезд Демидовой он прокомментировал тем что хорошо бы ей и вернуться пока снег не сойдет, на рассказ о детях - улыбнулся, никак не отреагировав на новости о капризах девочки, а вот услышав о Мишеле вздрогнул, отложил ложку и кратко попросил
- Расскажи.

Отредактировано Владимир Корф (02-10-2015 11:10:31)

0

608

- ее звали Марья, она была крепостная. Он мало что помнит о ней, но все же помнит...даже то, как она выглядит. Помнит, как она пела, как он бегал следом за ней в поле, как она пряла, уложив Алешку в люльку, а он засыпал на лавке. Помнит...- Даша замолчала, повертев в пальцах серебряную ложечку, и выпустив ее в остатки каши, переплела пальцы-  он помнит, как она умерла в послеродовой горячке. Он уснул рядом с ней, а когда проснулся... Миша знает, где она похоронена и хочет съездить. А еще у них осталась тетка, старшая сестра матери, она живет в деревни Ялубского. Мы должны ее выкупить

0

609

Владимир некоторое время молчал, глядя на нее, но думая о Мише. В последродовой горячке... умерла родив Егора, стало быть ему было шесть. Да-а, он должен помнить ее. Так же как он сам помнил собственную мать. Не слишком ясные воспоминания для взрослого мужчины, но в детстве они были свежее и ярче. И горше.
- Я ее выкуплю, когда встану на ноги - наконец произнес он, постукивая пальцем по ребру тарелки. Интересно в каком состоянии сейчас Ялубский, и с кем придется вести переговоры? С сыном? Управляющим? Управляющий наверняка спросит мнение хозяина о продаже, если тот еще жив. Представив себе выражение лица паралитика при одном звуке фамилии "Корф" -он не сдержал мрачной усмешки. - Не так уж долго осталось. Но.... почему он ждал так долго прежде чем рассказать что у них кто-то остался? Они ведь у тебя... с лета?

0

610

-с лета...когда я узнавала о них, то никто ничего о ней не сказал. Может потому что они жили при доме, а она в деревне? -задумчиво протянула Даша, внимательно смотря на него- я впервые услышала о ней сегодня, когда он упомянул ее, говоря о могиле матери. А когда спросила, не хочет ли он, что бы мы ее забрали, он ... он стал таким нерешительным, словно и не предполагал такую возможность, зато потом  расплылся в улыбке. Помнишь, как он не считал себя достойным быть твоим наследником? Кажется это молчание о тетке из той же области,- помолчав, она посмотрела на его тарелку- может будешь чай? Овсянка тот еще деликатес

0

611

- Буду... - рассеянно отозвался Владимир, все еще о чем-то размышляя, и не поднимая головы. Ему время от времени вспоминалась одна фраза Миши, сказанная той страшной ночью. "У него еще были, такие как мы... щенки от разных матерей. Но мы трое были братья и держались вместе". Вредить им конечно Ялубский сейчас не может, но и сын его тоже не подарок. Он не был склонен к филантропии, но тут обычная жалость подкреплялась куда более сильным чувством отвращения к искалеченному им помещику, которое ничуть не уменьшилось от свершившейся мести.
- Надо бы к проверить счета в Земельном банке. После нового года должны быть новая выплата от казначейства, по государственным процентным бумагам, и от банка- с основного капитала. А весь прошлый год я ведь почти ничего не тратил... нужд у меня не было никаких, - даже расходы на свадьбу и все последующее шли только из прямых доходов имения за этот год. Возможно... - он поднял на нее взгляд - Не помню, сколько в точности нам там полагается, но что-то около сорока тысяч с небольшим. Это не считая того, что натекло и не было израсходовано за прошлый год. И тридцати хватит, чтобы купить все поместье Ялубского со всем, что к нему относится. Выселить домашних слуг в деревню, а дом со всеми службами сжечь дотла. А потом расчистить пожарище и разбить на его месте овощные теплицы. Земля под золой говорят хорошо плодоносит. Получим и дополнительный доход, и больше овощей, и люди не сомневаюсь будут рады от него избавиться, и работать у нас будут куда как более спокойно чем у него.

+1

612

- интересно, кто сейчас ведет дела этого ирода. Его сын немногим старше Мишеля. Мальчишке то ли тринадцать, то ли пятнадцать...-наливая чай в маленькую чашечку, сказала Даша, вспоминая Ялубского-младшего.Вот уж действительно "яблоко от яблони". Выкупить его земли вместе с людьми. Из всего этого дела, ей понравилась часть с пожаром, даже гораздо больше того, что люди будут жить нормально. Сжечь дотла место, где мальчики испытали столько жестокости,где каждый день был адом. Сжечь, можно было бы даже с его хозяином, только пачкать руки о него не хотелось,- думаю, что да, мы можем выкупить его земли. И сжечь.  Можно я тоже брошу спичку?

0

613

Корф усмехнулся согласно приопуская веки.
- Ты и бросишь... если захочешь. Признаться я боялся что ты и вовсе не захочешь ничего о нем слышать. Даже в таком контексте. - он отложил ложку, и протянул руку за чашкой, но даже ее чуть не выронил, рефлекторно дернулся чтобы удержать, и побелел как простыня, от боли отозвавшейся в левой руке. Непрестанная, пульсирующая - она и без того изводила его постоянно - но при малейшем движении - даже в плече - аукалась такой вспышкой что на мгновение застилала все перед глазами. Чашка выпала из пальцев, и он зашипел, откинув голову на спинку кресла, и прижимая правой рукой локоть левой к подлокотнику, словно желая запереть боль в кисти и не дать ей выплескиваться дальше.
- Проклятье.... Извини.

0

614

-ну извиняться тебе не передо мной. Я не собираюсь ковер отстирывать, этим Полина займется...а то почувствовала себя королевой,- подняла чашечку Даша и отставила ее на столик, взяв чистую. Она посмотрела на руку, но та была прикрыта, и стала она еще страшней или наоборот- не знала.Какую боль доставляет малейшее ее движение было видно невооруженным взглядом, и она даже представлять не хотела, какого это. Пересев на подлокотник, Даша поднесла чашечку с чаем к его губам,- Штерн говорил что-то о руке? Плесень помогает?-

0

615

- Помогает.... - хрипло пробормотал Корф, сделав пару глотков - Он бы ее еще позавчера вскрыл... Но сказал что пока жар - это делать опасно.... Хотя пока она в таком виде - от нее самой в любое время может быть... черт как же это называется... не помню. - он медленно выдохнул. На лбу выступили мелкие бисеринки пота, и Владимир поднял на нее глаза - Даш... позови его. Сегодня, еще до темноты, пока снова жар не разгорелся. Пусть уж хоть вовсе отрежет ее ко всем чертям, сил нет больше терпеть... - он чуть было не сказал малодушно "эту боль" и лишь в последний момент поправился, выговорив - этот запах от нее...

0

616

-позову,-кивнув, она отставила чашечку на столик и поднялась. Дернув за шнур, опустилась обратно на подлокотник и вытерла выступивший пот салфеткой- если помогает...значит есть возможность ее сохранить, верно? Если сегодняшняя ночь возможно была последней, то время без жара продлится,  и он... Вот приедет и спросим
По коридору послышались торопливые шаги, стук в дверь, и в комнату заглянула Полина
-звали?
-пошли сейчас же за доктором Штерном,- обернувшись, приказала Даша и едва не вскинула брови-а ну постой. Это что еще такое?
Взлетевшая к груди рука Полины была не лучшим для нее ответом. Девушка смешалась, явно занервничала, забегала глазами по комнате.
-я...мне...подарок это,барыня
-подарок?И даже знаю от кого. Руки!-Даша рывком сорвала с шеи крепостной золотую цепочку с изумрудным кулоном,- это заберешь вечером у меня в будуаре.Возможно. А сейчас живо пошли за доктором!
Полина выскочила из комнаты и, судя по топоту, бегом бросилась к лестнице. Скрипнув зубами, Даша вернулась к креслу, бросив на столик кулон.

0

617

- Что там еще такое? - Владимир повернул голову к дверям. Проводив взглядом движения жены он дернул бровью - Кому взбрело в голову дарить крепостной девке изумруды?

0

618

-угадай с трех раз,-хмыкнула Даша, отпив кофе и опустив чашечку на столик- видимо у моего крестного помутнение рассудка! Надо поговорить с ним, пока окончательно не превратил наш дом в бордель!

0

619

- Хочешь сказать что он водит шашни с Полиной? - Владимир вскинул бровь, не веря тому что сказал, но выражение на лице Даши послужило лучшим ответом и он расхохотался. Правда смех почти тут же перешел в шипение с отчетливым отзвуком брани, он согнулся, прижимая к груди руку, и сухо закашлялся - мотая головой
- Ни..кхе-кхе че-го себе! - он отдышался, и вновь поднял смеющиеся глаза - Ну положим он с ней развлекается, а задаривать-то зачем?! Пусть его... может характер у девки исправится, а то ядом исходила на все и вся. Небось замуж за него мечтает теперь - как раньше об Императорском театре мечтала.

0

620

-замуж? Еще одна Татьяна Долгорукая? Из коровника через барскую постель да в высшие круги? Пусть и не надеется,- фыркнув, она опустилась на банкетку, потянувшись за ореховым печеньем,- вот только Полина не Татьяна, у этой и мозгов и подлости хватить может на многое,- как бы не наворотила дел девка, а то расхлебывать-то им придется. В деревню ее отправить, что ли пока крестный здесь,- об Императорском театре? А я и не знала, что у нас полы трет великая актриса

0

621

- У твоего крестного ума уж всяко поболее чем у Андрея, так что пусть себе мечтает. - Владимир усмехнулся, покачивая головой по высокой спинке кресла и подложенной подушке, словно устраиваясь поудобнее. Ясная прежде голова начинала заметно тяжелеть в висках и затылке - А театр... Да, это была одна из идей моего отца. Он вообще был завзятый театрал, и завел эту забаву для Анны, когда ей было шестнадцать. Среди наших крепостных тогда разразилось настоящее безумие - за право играть там. Даже среди мужчин - можешь представить? Впрочем это понятно - актеры освобождались и от работ, и занятие у них было получше и поинтереснее чем у остальных, да и ощущение "принадлежности к элите" - весьма для них ощутимо. Разумеется главные роли отец всегда предназначал для Анны, а вот Полина сколько ее помню - все ворчит везде и всегда, что у нее -де таланта побольше, что Анна ей и в подметки не годится. Они почти ровесницы, даже в доме появились почти одновременно. Но Анну отец воспитал и баловал как собственную дочь, а Полина как была в девках, так и осталась. Она всерьез полагала что у отца к Анне не только отеческие чувства, но и... представляешь?

Отредактировано Владимир Корф (02-10-2015 13:58:46)

0

622

-представляю,-кивнула Даша,едва успев прикусить язык что-то бы не ляпнуть "допускаю". Если благородный Иван Иваныч питал к Анне истинно отеческие чувства, то почему в свои годы она все еще в девках? Почему не нашел ей жениха и не отдал замуж, когда подошел срок? Почему держал при себе? Даже не дал ей вольной,если на то пошло! Либо у старого барона была какая-то извращенная отеческая любовь- скорее, как к диковинной птичке или пленнице, либо была любовь вовсе не отеческая...В том или ином случае Иван Иваныч вызывал у нее отвращение и ненависть, основанные на том, ка к он относился к родному сыну. Но хочешь не хочешь, а говорить об этом нельзя,.Каким бы он ни был, он уже мертв, а Владимир его любит, не смотря на все злодейства.- значит Полина явно питает к Анне не простую неприязнь... А теперь Анна стала невестой графа, а Полина... Выдать бы ее замуж и отправить в деревню, да кто только такую замуж возьмет,-усмехнувшись, она посмотрела на мужа и взгляд стал обеспокоенным- может тебе пора лечь?Ты ведь уже давно в кресле

0

623

- Дождусь Штерна. - довольно вяло отозвался Корф - Если он решит вскрыть ладонь - лучше это делать в кресле, чтобы не испачкать кровать. От того что оттуда выльется матрац отмыть будет невозможно, а его сегодня уже меняли, после той ванны что мне Данилка устроил ночью... - была и еще одна причина. Камердинер еще спал, после тяжелой ночи, а сам бы он - даже с помощью Даши до кровати бы не добрался. Пришлось бы звать кого-то еще а это было бы совершенно отвратительно. Владимир с усилием сморгнул, прогоняя поселившуюся где-то за глазными яблоками муть, и попытался отвлечься от стреляющей боли в руке и мерзкого ощущения вновь подкрадывающейся лихорадки. Воспоминание пришлось весьма кстати, и он усмехнулся - Кстати... Полина была так в этом уверена, в том что Анна заработала благосклонность хозяина через постель - что когда отец умер - она  решила что Анна провернет подобный же трюк и со мной, и поспешила ее опередить. И сорока дней не прошло, как однажды ночью я обнаружил ее в своей спальне. Весьма предприимчивая особа, надо отдать ей должное, и Анну она ненавидит всеми фибрами души, и завидует ей. Но пока кроме злоязычия вреда от нее никакого.

+1

624

Даша могла себе представить зависть крепостной к Анне, притом, что зависть была вполне оправдана. Вот только дальше Владимир сказал нечто такое, от чего мысли об Анне  как ветром сдуло.
-вот как? И... мммм...- не спросишь же напрямик, что было дальше- выставил он ее из комнаты или... Он - хозяин, она- крепостная, притом сама пришла... Полина была красивой девкой, но Даша как-то могла представить, что бы он был с ней. Но спрашивать об этом было бы через чур,- кстати, о твоей постели. Орлова, что жила здесь трижды влюблялась в гостивших или проезжающих мимо. Вот только... на тебя она тоже засматривалась?

+1

625

- Ты ведь уже спрашивала - он улыбнулся, оглаживая пальцами правой руки мягкую обивку подлокотника. Ее вопрос странным образом грел его самолюбие, потому что за ними отчетливо угадывалась тщательно скрываемая ревность. Забавно - до сих пор ревность со стороны его пассий вызывала лишь глухое раздражение, поскольку ни за одной из них он не признавал права на себя, и соответственно - на свою верность. А вот с ее стороны это было совсем другое. Мысль о том, что Даша может его ревновать была и забавна и как это не эгоистично - приятна. - Полагаю да, но очень краткое время. Со времени несостоявшейся свадьбы Андрея - и до моей дуэли с Александром. Парочка авансов имела место быть. Знаешь, такие неожиданные слезы, когда любому находящемуся рядом мужчине полагается срочно утешать девушку, и поднятое лицо к лицу, залитое слезами, да так близко, что ежу ясно что девица ожидает поцелуя. И выражение глаз, когда я пригласил ее на танец на свадьбе твоего брата, и эта ее манера обнимать по поводу и без. Впрочем это я тогда полагал, что это признаки ее внимания к моей персоне. Теперь я понимаю, что это просто ее манера общения с любым мужчиной старше пятнадцати и моложе пятидесяти. Готов даже предположить что это скорее из пустоголовости, нежели из осознанного кокетства. Во всяком случае ни Репнин, ни Воронов всех перечисленных мер не избежали.

Отредактировано Владимир Корф (02-10-2015 14:54:04)

+1

626

Даша постучала пальчиком по губам, словно выстраивая мысленно какую-то цепочку. Пустоголовость или кокетство? Все одно если направлено на ее мужа, и не важно, что тогда он мужем не был. Орлова стала ей еще больше антипатична, хотя казалось бы дальше уже некуда. Но в тоже время у Орловой действительно не хватило бы ни ума ни фантазии провернуть то, что сейчас творила в столице Катиш.
- вовремя я ее выгнала, моя симпатия итак держалась на честном слове, нечего ее провоцировать лишний раз,- протянула Даша не без ноток самодовольства. Но вот интерес касательно Полины никуда не исчез. С одной стороны такие вопросы не задают, с другой она ведь спрашивала у него о его первой женщине, почему бы сейчас не узнать,а в третьих... в третьих изведет девку, если не узнает правды.- а с Полиной у тебя что-то было?

0

627

- С Полиной? - Владимир тихонько засмеялся, прижимая повязку и откинув голову на подголовник. - Даша, ты меня удивляешь! Интересно, сколько мне понадобилось бы выпить, чтобы лечь в постель с крепостной девкой! Во всяком случае Бог миловал - до такой степени я даже в худшие времена не напивался.

0

628

Она не стала говорить о том, что дворяне не гнушались побывать в постели с крепостными, особенно если они хорошенькие. Зачем? Он с ней не был, разговор на этом закончен. Вот если бы был... Отправилась бы Полина в коровник или на полевые работы, там руки всегда нужны. А сейчас.... можно в прачки сослать, пусть дурь из своей головки работой выбивает, а то больно много себе позволяет.
-ты только что ее спас-улыбнулась Даша, поправив протянутую под узлом прядь, и, поднявшись,обошла кресло,обняв его со спины, - никогда не думала, что настолько ревнива. Что ты со мной делаешь, что я ревную тебя даже к прошлому!

0

629

- Никогда не думал, что быть объектом ревности - столь приятно - почти промурлыкал Корф, блаженствуя от ее объятий, и впервые - за все это время не ощущая себя ущербным-больным а ее сочувствующей сиделкой. Вот сейчас она и была такой как раньше. Любимой и любящей, и этот мягкий жест был красноречивее сотни бессонных ночей и встревоженных взглядов. Кожу на его лбу снова дернуло болью от непрерывно пульсирующей кисти, но отвлечься от нее теперь было куда легче. Он улыбнулся, и приоткрыв глаза посмотрел на нее с ясно различимым лукавством - снизу вверх - Спас. Стало быть ей что-то угрожало? А ведь у меня была жизнь довольно богатая приключениями подобного рода. Выходит теперь множество дам пребывают в опасности? М-м-м... до чего же лестно! И что же им грозит?

0

630

-смотря кому. Надо подумать,-улыбнулась Даша, смотря на него сверх вниз и проводя согнутыми пальцами по его шее, - например, Катиш Альфтман будет выглядеть полной дурой перед всем Светом, а вот Полина...Полина-то в моих руках, и  в моей воле было бы отправить ее в коровник или в поле. Вот интересно...когда мы с тобой приедем в Гатчину, сколько из присутствующих дам окажутся "дамами из приключений подобного рода"?

0

631

- Не стану лукавить попытками назвать тебе их число, если брать в расчет и флирты вроде того что было четыре дня с Альфтман в Пятигорске - он прикрыл глаза и наклонил голову вбок, к ее пальцам - Многих и по именам-то не помню. Тех с кем дело пошло дальше - было меньше, но это были лишь замужние, из числа тех, что не прочь украсить рога на голове супруга еще парой ветвей. С чем- с чем а с незамужними, вдовами и крепостными я не связывался никогда.

0

632

-уже радует! Значит никакая матрона мне не шепнет, что мой супруг испортил ее девочку,-усмехнулась Даша, высвободив руку и проведя по волосам,перебирая черные пряди,- я надеюсь, что дамы перескажут мне все сплетни,которые ходили по Петербургу! Только бы меня к тому времени из Света не изгнали. А то была уже однажды попытка, но не вышло.-наклонившись, она снова обняла его,скрестив руки на груди и коснувшись губами его макушки,- представляешь какой мы фурор произведем? Мне становится жаль Альфтман... ну... совсем чуть-чуть. Потом я представляю, как ты гулял с ней в Пятигорске, и всю жалость ветром сдувает

0

633

- Фурор.... Владимир блаженно прижмурился - Сохрани этот платок, а..... он ведь где-то здесь остался. М-м-м... я просто мечтать начинаю об этой встрече. Жаль только что на бал придется идти не в мундире а во фраке, ну да ладно. - у него самого не было ни тени жалости к прощелыге Катти, и мысленно представляя эту встречу у него аж язык зудел от количества накопившихся на нем колючек. Самых что ни на есть учтивых. -  Только бы раньше времени никто не узнал что я жив, и тогда..... ты представляешь выражения лиц в зале при объявлении "Барон и баронесса Корф"? -- он распахнул глаза, глядя на нее с явным смехом во взгляде.

0

634

-нет,у меня фантазии не хватит,что бы представить выражения их лиц,-покачала головой Даша, но тут же прищурилась,- вот как? Значит мой муж, не успел еще встать на ноги, а уже начинает мечтать о встрече с женщиной... и эта женщина не я?- ее пальцы красноречиво пробежали по его шее, едва заметно сжав, а глаза хоть и потемнели, так и искрились смехом,-ах,права была Катиш! Вы до сих пор влюблены в эту интриганку! И платок... не зря где-то здесь "остался", наверняка храните его под подушкой, -изобразить печаль или возмущение у нее получилось довольно скверно, потому что стоило представить реакцию гостей на их приход, о которой он упомянул, и ее так и разбирало смехом.

0

635

- Дааа, мечтаю, мечтаю, душа моя! - тихонько засмеялся Корф запрокидывая голову, словно подставляя шею под ее цепкие пальчики, дабы им было сподручнее его удушить - Разве могла такая великая любовь иссякнуть от какого-то ружейного залпа! Ах, я храню ее платок под подушкой, и мечтаю пасть к ее ногам, вновь молить ее о милости, а получив очередной отказ - выкинуть какой-нибудь фортель почище предыдущего..... Кстати - посоветуешь мне - что придумать на этот раз? - он получал явное удовольствие от этой немудреной игры, но при этом даже не казался придать своему голосу хотя бы видимость достоверности - смех скользил в каждой нотке, и отражался в теплом, полном нежности взгляде, устремленном на нее снизу вверх. - Ах, Катти... как можно не мечтать о встрече с такой милой особой! Да еще которая осмелилась явиться к моей жене! Да еще с такой чушью! Да еще выставить мою жену перед своими подружками-сороками в таком свете. Помяни мое слово, эти сороки разинув клювы кинутся перемывать косточки самой Катти, не дожидаясь пока она отойдет хоть на пару шагов. 

0

636

-мммм дааа, начнут,-не без удовольствия протянула Даша и улыбнулась- я даже знаю кто начнет... Наша печальная Эжени разнесет  эту новость по всей столице, а помощниц у нее будет пруд пруди. И ни одна дверь захлопнется перед носом баронессы. Во всяком случае пять точно...Я, наверное, должна чувствовать себя очень и очень скверно, но из всей толпы хочу увидеть лицо этой самонадеянной особы, когда ты появишься в зале,-опустив голову, она коснулась лбом его лба и выпрямилась,уже и не пытаясь сдержать улыбку,- как только поправишься, начну продумывать платье...надо спросить совета у Анны. Кстати, мы ведь можем взять ее с собой, если она захочет? А граф к тому времени не вернется?Ну хотя бы преположительно

0

637

- Я бы многое отдал, чтобы он там был - Владимир поднял руку, оглаживая ее пальцы. Держать голову запрокинутой стало тяжело и он опустил ее виском на подушку подложенную над плечом - Вот уж с кем можно было бы разыграть целую историю.... хотя наш метод обучения хорошеньких барышень уму-разуму тебе по вкусу не пришелся. Даже не представляю, что бы он выдумал, узнав про эту историю, и чем бы предложил ответить. Он вернется только к середине марта.... к сожалению. А Анну - разумеется можем, если она захочет. Цесаревич будет ей рад, и принцесса Мария тоже. Я не говорил тебе? Она ведь познакомилась с нашей будущей императрицей, пока жила в Петербурге после нашей с тобой свадьбы.

0

638

-так то хорошеньких барышень,а Катиш старая дева и на хорошенькую барышню уже лет пять как не походит,- с налетом презрения отозвалась Даша и посмотрела в окно, ее пальцы,перебиравшие его волосы,невзначай коснулись его лба, и опустились на плечо,-нет,не говорил. А где она успела познакомиться с Ее Высочеством? Не принцесса же по столице разгуливала и столкнулась с ней в кофейном доме или парке, и не Анна во дворце была...Так как?

0

639

- Именно принцесса - его пальцы последовали за ее рукой и прижали их к плечу - Представляешь.... сбежала из дворца чтобы посмотреть как живет русский народ. Зашла в кондитерскую, хотела купить пирожных для Александра и его младшего брата. Сюрприз сделать по возвращении. Мало того, что ее там с ее акцентом почти не понимали - так еще и денег у нее при себе разумеется не оказалось. Ее там чуть ли не за воровку сочли, хотели уж жандармов звать - а тут Анна за своими любимыми пирожными зашла. Уплатила за нее, они побеседовали там же за чашечкой кофе.... мне кажется что Анна даже не знает с кем именно она познакомилась, потому что ее собеседница назвалась каким-то другим именем. Принцесса вернулась во дворец, рассказала о своем приключении Александру, а тот незамедлительно написал мне, потому что Анне-то не было необходимости соблюдать инкогнито. Вот такой вот анекдот. Поистине какой-то странный рок переплетает нас то и дело с членами царствующего дома.

0

640

-вот так принцесса! Она мне нравится все больше и больше,-восхищенно прошептала Даша,- а она похоже так же склонна к приключениям, как и ее будущий муж. Он сбегает из под надзора в Двугорский уезд, а она в кондитерскую. Благо,что попала она именно в кондитерскую и встретила ее именно Анна, а не одна из добропорядочных матрон

0

641

- Навряд ли бы они ее узнали. Дело было в начале ноября. Еще до того большого декабрьского приема, где ее официально представили всему двору и доброй половине дворянства как невесту наследника, и столь же официально объявили о помолвке...  А я ее видел когда после дуэли с Александром вызывали к императору. Очень милое создание. Очаровательная, наивная как дитя, и вместе с тем.... в ней как-то инстинктивно ощущается.. знаешь - такой внутренний стержень... - он устало прикрыл глаза. Руку дергало болью. Да так, что казалось кисть вот-вот лопнет. По спине едва уловимо вновь пробежался озноб. Владимир поежился - После дуэли... я тогда встал когда не прошло и двух недель. А сейчас вот ... почти две недели без малого позади, а я на ногах не держусь. Воистину дело в количестве дыр.
он чуть пошевелился чтобы наклонить голову к плечу и даже такой простой жест, на долю миллиметра дернув и левое плечо, в движении почти незаметном - заставил его заскрипеть зубами чтобы не застонать.
- Чертовщина... временами я думаю.... если от одной-единственной руки так.....- у него так и не сошло с языка похожее на жалобу "больно" - То каким же образом умудрился Серж вынести все что с ним происходило. И не те четыре для в плену - а восемь недель в госпитале... не представляю... хотя видел своими глазами

Отредактировано Владимир Корф (03-10-2015 00:31:25)

0

642

-и не представляй,- ее невольно передернуло. Она с детства боялась боли, хоть и с лошади падала, и с деревьев летала, и мать время от времени выписывала в воспитательных целях, не говоря уже о занозах, порезах и царапинах. Даже сейчас, пройдя через замужество с рукоприкладством и несколько дней у пасынка, она по прежнему боялась и порезов и заноз. Представляя какого ему приходится из-за пробитой насквозь руки, ее пробирало дрожью, а уж представить те ужасы, которые произошли с Вороновым и о которых он рассказал ей тогда на поляне, и вовсе было страшно. Лучше и вовсе об этом не думать, а думать о том, что все заживет. Вот сейчас приедет Штерн и...что он сделает она не знала, но надеялась, что хоть что-то что ему поможет и облегчит боль,- что-то наш доктор задерживается...или решил обходить нас стороной

0

643

- Не могу его за это винить - усмехнулся Корф - Не удивлюсь если у бедняги Штерна зубы ноют от одного звука нашей фамилии.
- Не только зубы, но и все остальное - заявил, закрывающий за собой двери немец. - Вы, Владимир, умудряетесь порой доставлять мне больше работы чем весь уезд вместе взятый. Если вы когда-нибудь решите перебраться в Петербург - я пожалуй разорюсь.
Он вошел так тихо что они его не услышали, и теперь окидывал их оценивающим взглядом
- Не беспокойтесь, Илья Петрович - Корф перекатил голову по спинке кресла чтобы взглянуть на него - В Петербург меня пока никто не звал.
- Отрадно слышать. Мое почтение, Дарья Михайловна. - врач поставил свой саквояж на стол, и подошел к своему пациенту. Без особых церемоний ощупал лоб, приподнял правую руку, подсчитывая пульс, прислушался к дыханию,  и криво усмехнулся - Ну что же, похоже вы в очередной раз оставили смерть с носом. В который раз?
- И не спрашивайте - Владимир тихонько засмеялся опираясь виском на руку жены, - Я еще на Кавказе сбился со счета.
- Могу себе представить. - проворчал врач, и снял с левой кисти прикрывающий ее платок. Его добродушно-ворчливая улыбка растаяла. Кисть руки походила на мяч, раздутый, ало-багровый, с натянутой словно на барабане кожей. Неподвижные пальцы походили на перевареные сардельки - вспухшие и покрасневшие до самых ногтей, ложа которых отливали пурпуром. Оба устья сквозной раны схваченные багровой коркой окаймляло густо-багровое кольцо. И хотя жара как такового пока не было - кисть руки была так горяча, словно бы внутри у нее находились горящие уголья.
- Сделайте с ней что-нибудь, Илья Петрович - медленно выговорил Корф у которого во рту пересохло от выражения лица немца. Боль так его измучила, что даже перспектива расстаться с кистью руки могла бы показаться почти облегчением, не говоря уже о простом вскрытии.
- У вас ведь еще держится жар - не то спросил не то резюмировал Штерн, присев на корточки, чтобы его глаза оказались на одном уровне с неподвижно лежащей кистью руки - Вчера возможно был кризис, раз утро вы встретили без лихорадки, но она не прошла окончательно. Я бы не хотел рисковать сепсисом, вскрывая гнойный очаг на таком ослабленном и готовом к любой новой вспышке фоне.
- Вы же сами сказали, что пока она в таком виде - она будет поддерживать лихорадку, и травить меня изнутри.
- М-м-да, это так - задумчиво протянул немец. Он легонько коснулся пальцем горячей кожи на тыле кисти и Владимир вздрогнул от боли. Штерн, следивший за его реакцией поджал и без того тонкие губы. Действительно имело место то, что в медицине именуется "порочным кругом". Вскрывать гнойный очаг на высоте лихорадки означало огромный риск сепсиса, а с другой стороны наличие гнойного очага в теле - не даст лихорадке сойти на нет. И в том и другом случае имел место немалый риск, да еще учитывая то, что ослабленный долгой болезнью организм не стоило травить опиумом или водкой - предстоящая процедура внушала малоприятные мысли. А с другой стороны - необходимость ее провести была налицо.
- Что ж, видно придется. Заодно тогда и торакоцентез пора провести. Выпустить остатки крови чтобы дать легкому расправляться без помех. - врач снял сюртук, и огляделся, прикидывая что нужно приготовить для операции как ее произвести. - Спирт у меня есть. Нужна вода для мытья рук, таз с содовым раствором, еще один - с водой, и еще один - пустой. Горящий уголек в какой-нибудь жестяной посудине, щипцы для него, бутылка водки, и.... - немец озабоченно поглядел на Корфа - Вам видимо придется привязать руку.
- Привяжите - Владимир не без некоторого колебания кивнул. Дергаться во время такой процедуры не следовало. - Пояс от халата сойдет, или попросить веревку?
- Веревку - решил Штерн поглядев на черный кашемир - Этот пояс слишком мягкий и широкий
Корф кивнул и поднял голову к Даше
- Распорядишься чтобы принесли все это?

Отредактировано Владимир Корф (03-10-2015 17:09:04)

+1

644

Даша мельком посмотрела на руку и поспешно отвела взгляд,вид вздутой руки ее пугал. Опустив взгляд на его плечо, она перебирала черные волосы мужа, слушая его разговор со Штерном. Вскрыть-не вскрыть...Вскрыть-не вскрыть... Похоже подобное гадание на ромашке сейчас происходило в голове доктора, рассматривающего воспаленную кисть. Та-ра-ко-цен-тез...Это слово она уже слышала...Живо вспомнилась жуткая процедура, которую она видела осенью.Но тогда он был практически без сознания, а сейчас то сил было больше... наверное, будет больнее? Задуматься об этом как следует не получилось, как Штерн начал перечислять то, что было необходим принести. Допустим, тазы с содержимым ее не пугали, как и спирт,водка, но зачем ему уголек да еще и с щипцами для него?! А веревка...он  что...? Нет, лучше не представлять то, что он собирается делать.
Кивнув Владимиру, она дернула за шнур и сама вышла навстречу поднимающейся горничной. Передав все, что сказал принести Штерн, Даша вернулась в комнату и подошла к креслу.
-мне остаться?-спросила она скорее у Владимира, чем Штерна.

0

645

"Остаться?" Владимира передернуло. Хотя предстоящая процедура была в его понимании скорее отвратительной чем страшной - но все же Даше ее видеть совершенно не следовало, и он твердо качнул головой.
- Нет. Поцелуй меня, и уходи. Вернешься, когда доктор уйдет. Хотя нет.... помоги мне вначале снять халат.
Подняться с кресла сам, чтобы сделать это - он не мог. Штерн придержал его за плечи и кряхтя попытался приподнять за плечи - чтобы помочь Даше вытянуть из-под него полу халата. Корф заскрежетал зубами чтобы не застонать - но получилось плохо, из его горла вырвалось какое-то хриплое рычание когда пришлось передвигать больную руку и снимать с нее рукав. Занятно. Утром, когда Данилка его укутывал - он был настолько обессилен, что почти не воспринял боли, а вот сейчас....
Штерн прицокнул языком, поглядев на побуревшую повязку - не столько от крови, сколько от пролитой на нее ночью воды, и принялся срезать ее. Корф, уже знавший что там под этой повязкой - прикрыл рану ладонью, чтобы спрятать от глаз Даш пришитый к ней кусок раздвоенного каучука.
Врач же подволок стул, поставил его перед креслом спинкой вперед, и помог пациенту сесть, подавшись вперед и перекинув через спинку стула руки. Несмотря на всю его осторожность - тот факт что левую руку пришлось снова двигать заставил Корфа побелеть.
Скорее бы уж. Его не удивило что врач предпочел вначале провести свою мудреную процедуру а уж потом вскрывать ладонь. Не факт, что он после этого мероприятия удержится в сознании, а прокалывать грудную клетку надо только сидя....
- Все. - выдохнул он наконец, когда ему помогли сесть - Иди, Даш.

0

646

Ответ был в общем-то ожидаемый, она ему даже обрадовалась. Во-первых ему будет проще, если ее рядом не будет.Она не знала, что именно его ждет, но знала, что он будет переживать по поводу того, что ее может напугать. А во-вторых не знала, выстоит или свалится в обморок, это уже был совсем ни к чему.
Вытянув халат, она помогла снять его с правой руки, подождала пока Штерн снял в левой и откинула его на кровать. Реакция Владимира на малейшее движение больной руки заставляла ее стискивать зубы. Действительно, наверное, проще согласиться на ее потерю, чем вот так чувствовать ужасную боль при малейшим ее движении.
В дверь без стука вошли слуги, внося то, что требовал доктор и с интересом и испугом поглядев на происходящее,вышли обратно. Даша вышла за ними следом, коснувшись на секунду плеча мужа и прикрыв за собой дверь.

0

647

На то, как Штерн подготавливал каучуковый цилиндр, и прилаживал к нему троакар с трехгранным острием, Владимир смотрел без особых эмоций. Эту процедуру ему уже проводили и не раз. Она была болезненной, но после нее несмотря на точечную острую боль под ребрами обычно намного облегчалось дыхание, а ради такого - стоило потерпеть. Вопрос с рукой его беспокоил гораздо больше. Чем больше его мучила боль - тем чаще он вспоминал Воронова, и если раньше - лишь воздавал должное его необыкновенной выдержке, то сейчас - просто поражался. Какая-то неделя изматывающей, постоянной боли в руке - и он готов был хоть зубами ее отгрызть, хоть хирургу под нож положить, чтобы сделали что угодно, да хоть бы и отняли, лишь бы все это наконец кончилось! А Серж... откуда же он черпал силы?
Его размышления прервало прикосновение пальцев Штерна, отсчитывающего межреберья у левого бока. Казалось пальцы впиваются между ребрами как ножи. Он сидел, навалившись вперед с закинутыми на спинку стула руками, и холодное прикосновение стали к открытому боку заставило его поежиться, словно это была не полая трубка в пол-ногтя диаметром, а лезвие ножа.
Однако.... я совсем расклеился
Молчание начинало ощутимо давить на уши. Теперь, когда Даши не было рядом - ассоциации с лазаретом стали настойчивее, подстегнутые запахом карболки, спирта, каучука, ляписа и прочих эскулаповых принадлежностей. А ведь в лазарете никогда не было так тихо. Ни в полковом, ни в Моздоке. Ни даже в Пятигорске. В скольких он побывал? Не считая тех царапин, которые и за раны-то не считали - ему доводилось несколько раз выбывать из строя с ранениями разной степени тяжести. После памятного перевала, на котором убили Сашку Аминова. После Безенгийской стены. После перестрелки у Кровавого моста и засады у Кель- Кетчхен... Лазареты были разными... раны тоже.... но ни в одном из них не было тихо. И в этой тишине казалось он слышал издалека отголоски криков и стонов, которые почти непрерывно терзали слух - тогда.
- Долго это будет по-вашему? - спросил он, чтобы хоть что-то сказать вслух, и глухо охнул от неожиданной боли, когда острое жало троакара впилось между ребрами без предупреждения.
- Спокойно - запоздало предупредил врач, вводя троакар глубже, сквозь кожу, через межреберные мышцы, так, что его пальцы буквально ощутили скольжение стали по верхнему краю седьмого ребра. Корф медленно выдохнул сквозь зубы, опуская голову на правое предплечье, лежавшее на спинке стула. Сейчас... сейчас.... Мгновенная, острейшая боль от прокола плевры, когда острие пройдя через грудную стенку "провалилось" в плевральную полость - заставила его сжаться, крепче втиснувшись лбом в собственное предплечье. От напряжения заныли даже мышцы живота, но почти сразу же пришло облегчение. Конечно зрелище со стороны выглядело неприглядным - когда у человека из бока торчит стальная трубка в пол-пяди длиной, но теперь, когда она была неподвижна - боль сменилась лишь на ощущение чего-то лишнего, мешающего. Штерн же тем временем аккуратно подсоединив каучуковый цилиндр к устью троакара методично оттягивал поршень. Цилиндр заполнялся в равной степени воздухом, пузырящейся прозрачной жидкостью и полужидкой, густой и черной как деготь полусвернувшейся кровью. Когда он заполнялся до отказа, врач отсоединял цилиндр, сливал его содержимое в таз, подсоединял снова и все начиналось заново. Тягостное ощущение что тебя подцепили за ребро на удочку - появилось вновь вместе со сторанным, присасывающим чувством, отчего в груди вдруг стало холодно, и долгая, тянущая, мерзкая - не слишком сильная - но какая-то медленная боль протянулась от грудины до левого бока как холодный, натягивающийся все туже и туже канат.
Штерн тем временем занимаясь своим делом тоже похоже заскучал - и решил наконец дать волю своему любопытству.
- Я все хотел спросить - откуда у вас эта рана на руке? Она не огнестрельная, но ни на сабельную, ни на ножевую не похожа - поинтересовался он, отирая кончик цилиндра, прежде чем вновь подсоединить  его к троакару. - Чем же она нанесена?
- Штыком- глухо вымолвил Корф не поднимая головы. Зато Штерн так и застыл, глядя на него во все глаза
- Да неужели?! Я признаться предполагал нечто такое, когда увидел треугольный контур ран, но подумал это возможно - результат обработки. Пирогов-то успел обработать ваши раны еще в крепости, и чертовски хорошо с этим справился.... нет, но...в таком случае... Ох простите!
Заговорившись, Штерн вдвинул цилиндр в устье троакара слишком сильно и сдвинул его с места. Пронизывающая боль в боку заставила Корфа тихо зрычать сквозь сжатые зубы.
- В таком случае.... что? - едва слышно произнес он, чтобы как-то отвлечься от нее
- В таком случае вам повезло, что удар пришелся вначале по руке. Немудрено что рана загноилась - ведь штыки кажется полируют ружейной смазкой.
- Хотите сказать что если не так.... все это загноилось бы у меня в груди?
- Ну да....Была бы эмпиема, а значит - ни малейших шансов. Тяжко и мучительно - Штерн медлено оттягивал поршень, который на этот раз двигался с ощутимой натугой - А так - штык прошел дальше, уже как бы обтертым.
- Что ж.... спасибо Андрею за его нетерпение - Владимир попытался улыбнуться, все еще упираясь лбом в собственное предплечье и держа голову склоненной.
Штерн оттянул поршень до предела, и убедившись что больше ничего уже выкачать не удается - резким движением выдернул троакар. Корф вздрогнул и попытался распрямиться - но комната поплыла перед глазами и он услышал стук, звяк, почувствовал как руки врача подхватывают его подмышками. Полыхнувшая в руке боль не позволила даже потерять сознание и в серой мути не исчезая плыл потолок, с белой лепниной. Какой-то резкий запах под носом, странное отупение и чувство заложенности в ушах... что это?
Хлесткие удары по щекам слека разогнали серый туман, и в нем снова появилось лицо Штерна. Губы шевелились. Он что-то говорит?
- Что? - казалось он спросил, но голоса своего не услышал
Немец лишь покачал головой и осторожно придерживая левую руку вновь устроил своего пациента полулежа в кресле, и опустил руку на подлокотник.
- Вы уверены, что хотите продолжать? Не слишком ли две процедуры в один день - руку можем оставить и на завтра
- Нет... - с трудом ворочая языком выговорил Владимир. - Незачем гонять вас... сюда... и завтра....
А про себя думал другое. Не факт, что я и завтра решусь возобновить все это. Раз уж начали... лучше уж сегодня. Поскорее...

+1

648

Дожидаясь пока Владимир отдышится, Штерн взялся за приготовления. Он выудил из своего саквояжа свернутый тугой рулончик промасленной бумазеи, которая не промокала и не пропускала сквозь себя ни воды ни крови, и расстелил ее через подлокотник кресла на колени Корфу. Уложить и зафиксировать кисть было самым трудным. То, что рана была сквозная и нарывала одновременно и с ладонной и с тыльной стороны - по обе стороны от сшитого Пироговым кружева из мышц и сухожилий - означала что дренировать ее надо будет с обеих сторон. В конце концов Штерн вышел из положения тем, что пристроил на подлокотнике свой почкообразный серебряный лоток, уложил на него распухшую кисть ладонью кверху, так что пальцы слегка выступали с другой стороны.
- Сможете так? Больно?
Корф, бледный как смерть, с испариной на лбу лишь покачал головой. При одной мысли о том, что сейчас будет - становилось тошно. Раз уж простой поворот кисти вызвает такую разрывающую боль, то....
- Зафиксировать? - Штерн поднял веревку со стула
- Да - хрипло произнес Владимир. Да... Привязать руку было нужно. Иначе - в лучшем случае он мог дернуться от боли, а когда в тебе при этом ковыряются ножом - это не самая удачная затея, от любого движения пациента врач рискует сделать неловкое движение и повредить больше чем помочь. А в худшем... в худшем он мог и засветить Штерну в глаз свободной рукой. Надо бы попросить его привязать и вторую руку, но у него язык не повернулся, а врач похоже об этом и не подумал
Петля охватила левый локоть - туго притягивая его к подлокотнику. Владимир откинул голову назад и зажмурился. Тур за туром веревка ложилась дальше, приматывая к креслу руку от локтя до запястья. После чего несколько туров веревки прошли под лотком и снова зацепились за руку - двумя обхватами зацепив распухшие пальцы, так, что они слегка вывернулись назад. Он едва не взвыл при этом, чувствуя как скрипят зубы, и ощущая во рту отчетливый вкус крови. Прикусил щеку изнутри? Черт... надо бы кляп какой-нибудь....
Едва переводя дыхание он нашарил у правого подлокотника сброшенный на него халат и вытянув из него пояс одной рукой сложил его вчетверо. Штерн тем временем разложил поблизости свои тазы, и инструменты, придвинул стул чтобы сесть поудобнее, взялся за нож, и макнул его в бутыль со спиртом.
- Готовы?
Корф едва заставил себя кивнуть и еще успел сунуть меж зубов сложенный в несколько раз пояс - когда острейшее лезвие глубоко и сильно полоснуло по ладони - дугообразно, очерчивая возвышение большого пальца - по линии которую хироманты именуют линией жизни, и боль взрезаемой по-живому плоти заставила бы его закричать - если бы не импровизированный кляп. Кожа разошлась под ножом как кожура переспелого плода, из разреза рекой хлынула кровь, перемешанная с гноем. Придушенное мычание, перешло в долгое шипение, зубы сжались до хруста, стискивая черный кашемир, Владимир зажмурившись и отвернув голову к правому плечу часто и быстро задышал, пытаясь оправиться от боли, пальцы правой руки впились в подлокотник что было сил. Штерн отложил нож, и взял какой-то инструмент, рукоять которого смахивала на обычные ножницы - но бранши напоминали сомкнутые ножки пинцета, с закругленными кончиками и чуть изогнутые на концах. Он не хотел смотреть. Не смотрел и не видел - как этот инструмент нырнул в разрез, и быстрыми, резкими движениями из стороны в сторону - под поверхностными мышцами ладони, под возвышением большого пальца, под сшитыми срединными сухожилиями - принялись разрывать тонкие перепонки фасций, вскрывая одну камеру абсцесса за другой. Ослепляющая волна рванулась по руке наверх, сжала сердце, ударила в голову темным облаком, и несмотря на всю свою выдержку Корф закричал бы, если бы не кляп.
Придушенное "ыыыыыы" казалось рыком какого-то зверя, он замотал головой по высокой спинке кресла, правая рука заколотила по подлокотнику, а потом сжалась на нем так, что казалось толстое дерево сейчас хрустнет, или же разломаются вцепившиеся в него пальцы.
А из разреза, следом за первой кровью, следуя быстрым и резким движениям корнцанга - по ладони, струйкой стягиваясь в заполненный кровью лоток - заструился густой изжелта-зеленый гной с кровавыми прожилками. От запаха гнилости Корфа замутило хуже чем от боли, в глазах потемнело, а страный инструмент все продолжал свою изуверскую работу, словно пропарывая кисть изнутри между мышцами и костями, вверх, вниз в стороны. Рука была уже сплошным пылающим костром, когда вдруг под напором тонких стальных бранш что-то лопнуло, Владимир едва ли не физически ощущал, как с треском разошлась какая-то перепонка, словно внутри кто-то разорвал плотную ткань, и ладонь словно взорвалась. Из полости под стянутыми сухожилиями вырвался настоящий фонтан, потек рекой по ладни. В глазах все больше темнело и кружилось, он уже не понимал - что происходит, и на каком он свете, когда Штерн отложив наконец свой инструмент взялся за одну из склянок и вылил ее в воду.
Вдох, выдох... дыши.....
Мало-помалу темнота рассеивалась, когда этот адов инструмент перестал в нем ковыряться, и хотя боль рвала ему руку в клочья - Владимиру показалось что она стала чуть слабее. Он заставил себя открыть глаза и посмотреть. Развороченная кисть походила на анатомическое пособие, и при мысли о том, что этот вскрытый, истекающий кровью и гноем кусок мяса - его рука - ему делалось дурно.
- Все? - хрипло выдавил он, а Штерн лишь с виноватой улыбкой покачал головой
- Боюсь только начало.
Это и вправду было начало. Штерн опустил его руку в таз с водой и раствором сулемы, чтобы прочистить рану окончательно. потом - вылил на нее столько календулы и ромашки, что настойки стали просачиваться сквозь корку на тыльной поверхности кисти. А потом, когда увидел что взгляд Корфа приобретает вновь осмысленность - продолжил. Он вскрывал все камеры абсцесса, не пропуская ни одной. Бранши его инструмента шарились над и под каждой мышцей, над и под каждым сухожилием. То же самое он проделал и с тыльной стороной кисти. Владимир едва дышал от сдавливавшей все его существо боли. Еще немножко.. немножко....
Позади были и промывания, когда тот же цилиндр, наполняемый то одной то другой настойкой - втискивался кончиком в каждый из боковых "карманов" центрального абсцесса, и Штерн с усилием вгонял жидкость в каждый из этих карманов, под - и над сухожилиями, вымывая из раны кровь и гной вместе с вводимым раствором - до тех пор, пока из вскрывшейся дыры на тыле кисти - не потекла полупрозрачная жидкость и чистая, алая кровь
Говорить Корф не мог, кричать тоже. Черный кашемир рвался в зубах, и он перехватывал сложенный пояс то выше то ниже, сдавленное рычание - равно похожее и на стон, и бессловесную брань - теперь почти не умолкало, снова и снова....
Штерн взял уголек с жестянки и раздул его.
- Это надо. Иначе она снова загноится.
- Знаю.... с трудом процедил Владимир - Делайте... быстрее..
Быстрее,  мысленно взмолился он  - пока у меня еще хватает мужества....
Руку, плечо и сердце полоснуло, вспыхнуло, запылало, туманя разум, застилая мир, вырывая из его души бешеный, полузвериный рев, заглушенный полоской кляпа, и комната завертелась перед глазами, когда Штерн приложил горящий уголек к разверстой ране, и прижал щипцами. Его тело выгнулось в жесточайшей судороге боли, перед глазами потемнело, он слепо рванулся куда-то, и словно бы наткнувшись на стену - рухнул обратно - едва не сползая с кресла, если бы его не удержал врач, и привязанная рука. По лбу градом скатывался холодный пот, дыхание стало частым-частым, словно бы он бежал, бежал со всех ног, спасаясь от настигавшей его боли, которая захлестывала с головой. Но ничто не вечно. И продержав уголек прижатым к коже на тыльной и ладонной стороне кисти - врач отбросил его наконец опять на жестянку.
Владимир не сразу пришел в себя. Он не понимал - потерял ли сознание. Слишком все это было похоже на какой-то полусон. И плывущая вокруг комната. И жар которым пылала рука до самого плеча. И отвратительный запах... боль в зубах и вкус крови во рту.

Отредактировано Владимир Корф (04-10-2015 02:06:44)

+1

649

Все последующее Владимир воспринимал в каком-то сером и алом тумане. Как Штерн убирал с его колен запачканную ткань - несмотря на его предосторожности - лоток переполнился, и зелено-алые лужи пестрели и на полотенце и на полу, забрызгали и руку до самого плеча, запачкали жилет самого врача. Тот долго оттирал руку водой и водкой, промывал прижженную кисть карболкой, потом забинтовал ее натуго. Сидеть Корф уже не мог - он почти лежал в кресле, едва понимая - где находится и что происходит. Пожилой, худощавый врач не смог бы управиться в одиночку, и ему пришлось позвать на помощь. Горничная привела Григория, и здоровяк перенес полубесчувственное тело на кровать, где Штерн оттер его начисто, проверил рану на груди свечой, и решив оставить вшитый в кожу клапан ее на пару дней - снова стянул торс повязкой. Свежее одеяло укрыло как благословение. Из распахнутых окон рванулся свежий воздух, проветривая комнату от удушливой вони крови, гноя и прижженного мяса.
Врач  некоторое время еще сидел возле Владимира, время от времени щупая пульс и выслушивая сердце - в опасении - не сказалась ли на нем эта процедура каким-нибудь неожиданным образом. Но в конце концов убедившись что это состояние прострации - вроде бы в сознании а вроде бы и нет - всего лишь последствие боли - успокоенно собрал свои инструменты, и распахнул дверь, в надежде обнаружить за ней кого-нибудь, кому можно дать рекомендации по дальнейшему уходу. Мимо двери как раз проходила Любаша. Ей он и высказал, что повязку на руке трогать до завтра не следует, что завтра он обработает ее сам, что все лекарства принимать тем же образом что и раньше, и отправился восвояси. И лишь спускаясь с лестницы - почувствовал как теперь - наступившей после сложной манипуляции реакцией - у него начинают дрожать руки.

0

650

Остаться на этаже было нельзя. Процедуры займут явно не четверть часа, а она не выдержит и войдет в комнату, потому что нарисует себе такие ужасы, что никакой разум ее не удержит на месте. Нет, рисковать нельзя, к тому же занять себя было чем, дела сами собой не сделаются.
Спустившись вниз, Даша внезапно попала в объятия старшего сына, который выскочил откуда-то из-за угла. Это было чем-то невероятно, обычно сдержанный Мишель сейчас светился, словно солнышко и,предварительно оглянувшись и убедившись в отсутствии свидетелей, обнял ее посреди холла
-почему Вас не было на завтраке,баронесса?Я должен был проследить за Вами.Поэтому поведу к Варваре!
-помилуйте,барон! Сразу к Варваре?!-едва не рассмеялась Даша, обняв мальчика за плечи,- я завтракала с Вашим отцом, так что можете спросить у него, прилежно я вела себя или нет
-спрошу, не сомневайтесь,-рассмеялся мальчик, но через пару мгновений стал серьезным, как прежде,-я видел, как поднимался доктор Штерн. Отцу стало хуже? Я был у него утром, мне показалось, что ему легче
-ему действительно легче, кажется лихорадка пойдет на убыль. Доктор Штерн прибыл с осмотром,только и всего
-доброго утра,барыня. Проблемы у нас нынче,-выплыла из-за угла Серафима с довольно угрожающим выражением лица. Ключи на ее широкой талии позванивали так, что слышно было ее задолго до появления.Женщина посмотрела на мальчика и кивнула,-утра доброго,барин
-доброе утро,Серафима Матвеевна. Я пойду заниматься,-чуть кивнул Мишель и скрылся в коридорчике к классной комнате.
-доброе утро, идем, не в холле же разговаривать,- всю дорогу до будуара, Даша с трудом удерживала улыбку. За спиной так и позвякивала массивная связка ключей.  Она помнила, как войдя в дом Владимира женой и взявшись за домашние обязанности, впервые разговаривала с ключницей.
-дак куда ж Вам их-то? На эту э то талию?Так переломится,как тростиночка! Вот Вам ключики, но носить их Вам не надь!
- что случилось?-войдя в будуар, спросила у женщины Даша.
-Во-первых Фекла ногу нынче повредила, это ж прачка наша значит,-загнула полный палец Серафима,-во вторых...
-погоди. Что значит "повредила"?Ее осмотрели?
- а то ж! Осмотрели, кость сказали цела, но ходить немогет. Сидит да приказы раздает, королевна. Подмену ей надо б,барыня
-девок мало что ли в доме? Вон Полину отправь
-Польку-то?С ее хлипкими ручонками? Да она и портков застирать не сумеет, а уж что б отжать и говорить нечего,пальцы все переломает!-отмахнулась Серафима,сморщив нос,- я вот ж что думаю,матушка. К нам намедни баба она пришла, Марфой звать, работу просила али какую-нибудь, что б говорит с голоду не помереть или на морозе не замерзнуть.На все согласная!Можа ее в прачки-то?Пока Фекла ногу не подлечит
-у нас своих людей достаточно, что бы каждого постучавшегося принимать,-покачала головой Даша
-так жалко ж ее совсем.Измученная, смотреть на нее заморышную без слез нельзя!-вздохнула Серафима,-можа быть пригреем-то,а? Пока Фекла не поправится, а там пущай идет дальше место ищет
-коль "заморышная", как она с работой справится? -прищурилась Даша, заинтересованная заступничеством ключницы. Обычно та гоняла всех, кто приходил работы просить.А тут....-сдается мне, рассказала она тебе очень печальную историю сиротинки...или вдовы несчастной и всеми брошенной
-ага,ага!Ой такая ж судьбинушка у нее,барыня!Без слез не слушаешь!А коль взглянешь на нее....Муж-то ее...
-тихо!Помолчи,не хочу знать о ее муже. Отправь ее к Василию, того грустными глазами не возьмешь.Пусть бумаги проверит,вдруг беглая
-ой барыня ж,спасибо!-расплылась в улыбке ключница, но быстро встряхнулась и предала лицу прежнее суровое выражение,-ключ у меня пропал!
-какой ключ?От чего?-нахмурилась Даша, бросив взгляд на массивную связку ключей
-так от ларца ж, что в подвале! Я ж каждые утро-вечер пересчитываю все ж запасы- припасы,что Варваре на кухню поднимают то знаю,а тут ключ пропал! Дак от ларца где мед у нас стоит в кувшинах!Да орехи засахаренные, ягоды сушенные, ну самая сласть!
-ты связку с ключами снимала?
-Бог с Вами,барыня!Вот Вам крест! Да я сплю даже со связкой-то!
-когда говоришь ключ пропал?
-так сегодня ж ночью
-спишь ты со связкой, ключ пропал сегодня ночью.Хороша видимо Варина наливка, раз спала ты так крепко.
-дак я...а как...а Вы...а то ж...
-значит так, поднимешься с Любашей, она снимет тебе ключ ларца с моей связки. Проверишь,пропало ли что ночью или нет.Про пропажу ключа молчи. Ночью отправь в подвал Василия или Никиту,они точно у тебя его не снимали.Появится если наш воришка, пусть ловят
-угу,поняла,поймаем-уши надеру да ноги повыдергиваю!-потрясла массивным кулаком Серафима и замялась,-тут еще вот какое дело. Я б сама конечно, но Вам видимо знать лучше.Полька-то слухи про князя распускает
-разберусь-кивнула Даша, поднимаясь из-за стола
-а тут еще вот!-поежилась ключница и некой опаской посмотрела на хозяйку,- Манька-то наша...на МихалВладимировича глаз положила. Девка млада еще, а вздыхать то вздыхает,хоть годками то по более его будет
-Манька?Это...
-Настасьи дочка-то,швеи.Вместе с ней ж девичьей и работает
Манька...дочка Настасьи...Настасью помнила, а вот дочь Машу нет.Знала, что есть у нее такая, старшая самая, но вот...А по сути какая разница, как выглядела девочка?!
- так... Машу отправь к Марье Егоровне, той помощницы требовались к весеннему сезону, а Маша неплохо справляется,если не путаю
-не путаете, у девоньки ладно с нитками-иголками!Эток хорошо! И девка поучится,и Вам денежка,и ей денежка!
-у тебя все?
-нууу опись бы вот еще.Январь-то кончается, надо бы проверить- на стол легли листы бумаг
-хорошо,я посмотрю,а позже проверю все вместе с тобой.Ступай с Любой за ключом
Ключница испарилась в мгновение ока.Серафима была довольно крупная женщина, но передвигалась с такой скоростью, что позавидовать можно было.Даша посмотрела на лежащие на столе листы и поморщилась.Совсем не хотелось сейчас ни читать, ни считать, ни отправлять по сундукам,ларцам,шкафам да подвалам. Знать бы что творится наверху...как там Владимир, что творит с ним Штерн.Наверняка,что то страшное и очень болезненное,а тут писанина о том сколько овсянки ушло за месяц, да яблок испортилось! Потом!
Закрыв будуар на ключ, единственный, который был у нее всегда с собой,а не спрятан в известном только ей и Любаше месте, Даша прошла в гостиную, где собрались малыши. Выслушав истории о происшествии за завтраком, жалобы Саши и поговорив с Егором, она поднялась наверх, где сразу же натолкнулась на Любашу. Та спускалась вниз в сопровождении Серафимы, которая  в мгновение ока испарилась, а горничная поведала о том, что сказал ей Штерн. Даша нетерпеливо выслушала ее и почти бегом отправилась в спальню. Штерн ушел, все закончилось, как он себя чувствует? Как все прошло?В сознании ли он вообще после процедур?

+1


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » "Просто верь мне сейчас, хорошо? Я вернусь."(с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC