"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » "Просто верь мне сейчас, хорошо? Я вернусь."(с)


"Просто верь мне сейчас, хорошо? Я вернусь."(с)

Сообщений 351 страница 400 из 936

351

Владимир попытался приподняться на локтях навстречу живительной струе, несмотря на боль которой пронзило кисть до локтя, несмотря на головокружение, на резь в груди, на все нарастающий шум в ушах, с присвистом втянул воздух, и едва не вскрикнул от боли которой отозвалось что-то в самом центре грудной клетки на это холодное прикосновение. Где-то краем сознания он еще осознавал что Волконский тут, слышал его слова словно сквозь какую-то вату забившую уши и понимал что что-то еще надо сказать... или спросить... или.... Неожиданно его накрыло совсем другим ощущением и он с усилием перевел взгляд на тестя, силясь улыбнуться, да только вот опасаясь что улыбка слишком будет походить на оскал. Что-то надо было ему сказать... он был.. не такой. Словно каменное ядро сидело в сердцевине этого солнца мешая ему светить... только вот как.. как пробиться к нему... как заставить светить вновь... как увидеть снова его тепло - пусть хоть и напоследок.....
- Тучи.... не погасят... солнца.... - едва соображая что говорит прохрипел он уже почти неразборчиво, непонятные, бессвязные слова - похожие больше на начало бреда нежели на осмысленную фразу. - они.... пройдут...... пройдут.....

+1

352

-пройдут,непременно пройдут-кивнул Волконский,но вряд ли думал он о том же о чем и зять. Пожав его руку,князь вышел из комнаты и спустился вниз.
В столовой уже звенели расставляемые приборы, из гостиной доносился смех детей,и князь остановился у лестницы,выжидая несколько минут, что бы привести самого себя в порядок. Оттолкнувшись от перил,Михаил Федорович прошел в гостиную,окинув всех взглядом.Не найдя дочь, направился в ее новую "норку".Ручка вернулась на место, но дверь не поддалась.Заперто
-Даша-позвал он,постучав в дверь

0

353

Поднявшись на ноги,она распахнула дверь.Казалось прошла целая вечность с того момента,как отец отправился наверх  и она понятия не имела, как себя чувствует муж,о чем они говорят и когда закончат.
-Владимир...как он?Он там один?!

0

354

-не один,этот здоровенный наверх пошел-на вопрос "как он" отвечать не хотелось,лучше его опустить. Сама в скором времени увидит как он-он не один,а ты остановись.Сейчас ты пойдешь со мной в столовую и поужинаешь,прежде чем подняться наверх. Не спорь,за обедом тебя не было, хочешь рядом лечь?Ему нужна ты рядом,а не полуживая,шатающаяся и бледная.Так что не спорь. В столовой уже накрывают,а пока иди сюда-Волконский притянул к себе дочь,крепко прижав и уткнувшись лицом в макушку. Именно так...Все так.

+1

355

Спорить не получалось,ей и рта не давали открыть.Но как бы не хотелось бежать наверх,понимала,что отец прав.Зачем тогда спорить? Бросив взгляд на часы, Даша прижалась к отцу,закрыв глаза. Сразу стало спокойно и уютно,и все само собой решится,и решится хорошо,все наладится...обязательно наладится...Так было всегда,когда он был рядом.Можно было и выплакаться,и выговориться, но сейчас хотелось просто прижаться и постоять пару минут в этих надежных,объятиях,ощущая,как один за другим складываются в душе кусочки мозаики.И тогда можно двигаться дальше.
Ужин прошел тише,чем завтрак  и обед,дети изрядно устали и прилагали усилия,что бы не клевать носом. Егора наверх пришлось нести на руках,и едва она помогла ему раздеться,как малыш уснул на ее руках,ткнувшись лбом в шею и сладко посапывая. Саша же ждала ее прихода,отказываясь лечь без нее и без колыбельной.Даша сидела на краю кровати дочери,поглаживая по плечику, напевая ее любимую колыбельную и наблюдая,как девочка засыпает,обнимая плюшевого зайца,обмотанного серой лентой. Алешка же уже лежал в постели,и Даша,поправляя ему одеяло,заметила лежащий на тумбочке Владимирский крест.Мишель был обнаружен за книгой,и старательно скрывал досаду,когда она погасила свечу.
Поднявшись в бельведер,она уже обнаружила там Любашу во всеоружии и купание прошло быстрее,чем обычно. Спать она сегодня не планировала,во всяком случае не больше пары часов и возможно оставив кого-то в комнате.Она боялась,что он начнет задыхаться,а она не проснется,к тому же надо было постоянно открывать и закрывать окно,что бы в комнате было свежо,но не холодно,достаточно тепло для него,но не душно.Поэтому одев теплое платье,Даша спустилась вниз,не зная в комнате ли еще Данилка и как себя чувствует муж,надеясь,что он уже спит.

0

356

Данилка действительно был в комнате. И уже даже немного успокоился. Потому как ему показалось что захлебывающееся дыхание стало чуть ровнее. Но вот с полчаса назад он перепугался так, что впору было за попом бежать. Говорить Владимир уже не мог - но сообразительный малый  увидев как тот судорожно дернулся в сторону воздушной струи из открытой фрамуги - распахнул оба окна комнаты настежь, открыл дверь, создав такой сквозняк, что разом погасли все свечи, наброшенный на кресло халат Даши вздулся точно парус, со стола полетели на пол перья и бумага, а огонь в камине от возросшей в разы тяги так взревел, словно собирался разом сожрать весь дом.Так он и сидел он в темноте, дрожа и таращась на отчаянно стиснутую на покрывале руку, пытаясь уловить еще какой-то знак, который бы подсказал ему - как теперь быть. Через полчаса затопившего комнату холода он увидел наконец как пальцы Корфа слегка расслабились. Он закрыл одно окно, до половины прикрыл второе, затворил и дверь, и как раз зажигал свечи когда вошла Даша. Растерянно поглядев на нее - оглянулся на раненого и вздохнул с облегчением - вид у того был не хуже чем в последний день. Правда вены под кожей на шее выпирать стали, и он явно не спал, напрягаясь всем телом чтобы сделать очередной вдох, ну так хотя бы бранить его, Данилку будет не за что.

0

357

-ступай в кухню и поешь, ночевать придешь сюда-едва слышно прошептала она камердинеру у самой двери и, выпустив его, прикрыла дверь. В комнате было холодно, и ее пробрало дрожью, словно не в помещении находилась, а вышла на веранду. Зябко поежившись, Даша накинула на плечи халат и, держа полы халата одной рукой на груди, второй подняла котенка, свернувшегося в клубок в кресле. Шерстка была холодной, и она, прижала его к себе, накрыв халатом. Разговаривать было нельзя, она видела и вздувшиеся вены, и как напрягаются плечи и шея при каждом вздохе, какие тут разговоры. Но она видела, что он не спал,  и подойдя ближе к кровати, осторожно коснулась теплой ладошкой его холодной руки.

0

358

Он почувствовал ее прикосновение как что-то невероятно горячее. И даже открыл глаза, ее лицо расплывалось. Губы беззвучно шевельнулись, выговаривая ее имя и Владимир попытался улыбнуться, чтобы успокоить жену, но у него ничего не получилось. Все силы уходили на дыхание, на чертовы попытки растянуть грудную клетку и втолкать в нее хоть сколько-нибудь воздуха - хотя казалось в ней больше нет ни крупицы чего-то способного этот самый воздух воспринять. То, что раньше воспринималось как горячая кирпичная крошка сейчас казалось расплавленным камнем залившим левую часть грудной клетки до отказа, и боль уже не резала тупой пилой а словно медленным тараном на каждом вдохе била и вправо и вверх, в шею и скатывалась по левой руке, и сдавливала живот, перехватывая дыхание еще больше и приходилось напрягать перетруженные спазмами мышцы еще больше. Тяжелый хрип сопровождал уже не только вдох, но и выдох, отдавая в сипящий долгий звук похожий на стон, хотя издавался не горлом а чем-то в глубине.

0

359

-шшшш....все будет хорошо...все будет хорошо....все пройдет...станет легче...обязательно...дыши,только дыши...- тихий шепот, успокаивающий его и уговаривающий себя. Опустившись в кресле, она опустила котенка на колени, поглаживая сжимающие покрывало пальцы мужа. Время потянулось вперед, отсчитываемое тяжелыми,хрипящими вдохами и выдохами. За шитье браться не хотелось, не хотела выпускать его руки из своих пальцев, ощущая,как напрягаются время от времени пальцы. Казалось они идут по какому-то тяжелому пути или по снившемуся ей не раз снежному полю,и стоит отпустить его,как он в миг исчезнет.
Внизу пробило полночь,гулко разнеслись по холлу удары часов, громко щелкнув в тишине, собрались на двенадцати стрелки часов на каминной полке. Рыжий котенок, просыпаясь время от времени потягивался и укладывался вновь,тихонько сопя.В комнату  вернулся Данилка и улегся у камина, укрывшись цветастым одеялом,что бы не тянуло с окна.
Помоги ему, Господи...Ты сотворил чудо, не позволив ему умереть от пуль, помоги ему выбраться и сейчас
Слова молитв, читаемых в мыслях, стали путаться и к свелись к простой просьбе, направленной всей душой из темной, холодной комнаты вверх, к Создателю, вместе с тяжелым хрипом.

0

360

Ночь тянулась и тянулась бесконечно. Только вот похоже на этот раз молитвы оставались без ответа. Если раньше приступы удушья проходили волнообразно - то сейчас не было ни намека на улучшение - наоборот. Дыхание стало реже, хрипы при вдохе напоминали движение металлической зубчатой терки по дереву. Все более выбухающие под кожей вены на судорожно выгнутой шее напоминали узловатых пурпурных змей, пальцы правой руки сжимали ладонь Даши, забинтованная левая бессильно дергалась пытаясь впиться в покрывало двумя едва двигавшимися пальцами, пока ее не сковало рефлекторной судорогой до самого плеча, кожу над правой ключицей глубоко втягивало при каждом вдохе... Время тянулось, перевалило уже за третий час пополуночи. Владимир задыхался, задыхался словно кто-то давил подушкой по лицу, и мало-помалу по телу стали пробегать мелкие судорожные волны. Липкий ледяной пот снова выступил на лбу, на плечах придавая ему вид человека только что выползшего из ванны. Он уже не был в состоянии что-либо думать или осознавать, и лишь чувствовал что умирает - медленно, неотвратимо, у нее на глазах, и пытался что-то выговорить, одеревеневшими, непослушными губами - но по еле заметным движениям невозможно было даже разобрать - что именно он хотел сказать.

0

361

-не сдавайся,не смей...это закончится,обязательно закончится,слышишь?....надо только переждать...это пройдет...только держись...пожалуйста...- негромко порой шептала она, протирая влажной салфеткой его лоб, плечи и шею свободной рукой.
Данилка проснулся и больше не засыпал, напряженно наблюдая за ними из своего угла и подбегая по первому взмаху руки хозяйки. Прикрыть окно или распахнуть настежь обе фрамуги, затушить лишние свечи, поправить съехавший халат или накинуть шаль, налить воды, приподнять хозяину подушки или поправить одеяло со стороны окна. Бедный парень готов был сделать все и еще больше, но вся эта помощь не могла принести облегчения барину, он видел, что ему только хуже, и не сомневался, что ночь эта последняя. Данилка опустился у изножья кровати, кутаясь в цветастое одеяло и потирая глаза кулаком, прогоняя сонливость, которая несмотря на напряжения нет да нет склоняла его голову к груди.
Даша бросила взгляд за окно, темнота за которым казалось сгустилась еще больше.Почему так темно, когда закончится эта ночь...Словно с рассветом все бы закончилось и ему стало легче.

0

362

Четвертый час пополуночи... пятый... мертвая тишина нарушаемая лишь все скрежещущим звуком сдавленного дыхания, и шорохом простыней по которым уже в полубеспамятстве метался Корф. Дом молчал, погруженный в тишину. В половине шестого раздался скрип ворот и топот копыт по подъездной аллее. Чьи-то голоса, и неторопливый топот двух лошадей выезжавших со двора. Это уехал Воронов со своим ординарцем - как и собирался. Снова скрип ворот и тишина. В окнах посерело, но зимой светает слишком поздно.
Данилка попытался было напоить раненого лекарством - то темная едкая струйка лишь побежала по щеке. Кожу над ключицей все сильнее втягивало на вдохе, тогда как над левой она казалось начинала выбухать, почти сравнявшись уровнем с костью. Липкий холодный пот все еще проступал изо всех пор, смачивая волосы, пропитывая подушку, наполняя комнату несмотря на открытые окна едким аммиачным запахом
- Барыня, доктора звать надо - наконец тихонько отважился произнести камердинер - Ведь помирает уже. Неужто не видите.

+1

363

-да...наверное...пошли за Штерном-прошептала она в ответ, не зная,что делать. Нужен ли Штерн, или все так должно быть, но разве должно? Наверное,все же что-то не так. Даша попыталась встряхнуться, собраться, но ее словно сковывало от того, что с ним происходило на ее глазах,и Слава Богу в комнате был кто-то третий и более разумный - пошли за ним

0

364

Камердинер вышел, а Корф к которому сквозь тишину, заполненную удушающим алым маревом проник звук ее голоса - зашарил рукой по покрывалу, пытаясь нащупать ее руку. Что-то пытался сказать, да куда уж там. Глаза заволакивало мутным туманом, в них плыли какие-то блики и отсветы, и мысли если и возникали - то тут же растворялись в пустоте. Казалось бы - простая и естественная вещь - дышать... но вот простой, доступный всем и каждому обычный воздух теперь доставался по крупицам, с мучительными усилиями, становившимися все слабее и беспорядочнее

0

365

Она сжала его руку в ладошках, едва ли не прокусывая нижнюю губу. Что если Данилка прав? А если уже поздно? Надо было отправить за Штерном еще около полуночи, пусть бы сказал, что так и должно быть или наоборот...Что если поздно? Что если Штерн не успеет? Если он не переживет эту ночь? Нет!!! Все будет хорошо, он сможет...сможет...
Время понемногу бежало вперед,она всем существом прислушивалась,надеясь услышать шаги в коридоре.

+1

366

Минуты... часы? Время исчезло. Растворилось в бесконечном падении. Снова дрогнули губы, пытаясь что-то сказать... Что? Последнее "люблю"? Или пытаться уверить что все еще будет хорошо? Кто знает.
Ее лицо расплылось, заволоклось туманным маревом. Его рука в ее ладонях все еще напрягалась, но эти попытки становились все более слабыми, пока наконец не прекратились вовсе, и его кисть не замерла, безжизненная, холодная и влажная от липкой испарины. Медленное, раздирающее слух "ххххххххх" которым был сейчас каждый его вдох раздавалось все реже, и все глуше. Мышцы которые натягивались под кожей точно жгуты - в отчаянной, уже бессознательной борьбе за каждую крупицу воздуха - понемногу расслаблялись. По телу вновь пробежала мелкая судорога. Другая.
Закрылись глаза. Бессильно откинутую на подушки голову дернуло несколько раз беспорядочным сокращением шейных мышц - уже имевших вид конвульсий нежели целенаправленного напряжения. И за каждым медленным, обрывающимся вдохом следовала тишина. Только от упрямых ударов сердца казалось вздрагивали плечи, и по вздутым на шее венам прокатывались едва-едва заметные, редкие пульсовые волны. А дыхание замедлялось. Останавливалось.
Шаги в коридоре казались очень громкими. Штерн возникший на пороге выглядел заспанным, а едва окинул взглядом представившуюся ему картину, его лицо приняло какое-то обреченное выражение
Ну вот. Что и следовало ожидать. А я позволил этому безумцу себя уговорить, и дал ей ложную надежду, хотя с самого начала было ясно что надеяться не на что.
Не здороваясь - он подошел к кровати, коснулся холодной, влажной кожи на шее, наклонился прижав ухо к сердцу и выпрямился поджав губы.
- Плевропульмональный шок. - спокойный и невозмутимый голос показался бы оскорблением всякому, кто бы не знал флегматичного немца. Он открыл свой саквояж и уставился внутрь, поджав губы. - Verdammt verrückt! 
Последняя фраза прозвучала натуральным ругательством. Только вот в чей адрес. И что теперь делать?
Медленное "ххххх" оборвалось на второй секунде и в комнате повисла тишина, после привычных уже уху хрипов показавшаяся свинцовой.

Отредактировано Владимир Корф (21-09-2015 01:48:24)

+1

367

-он...-продолжить она не смогла, не сводя застывшего взгляда с Владимира и по прежнему сжимая его ослабевшие пальцы. Он умер. Она его убила. Она не отправила вовремя за врачом. Ждала...чего ждала?!
-что произошло?! -возникла в дверях всполошенная Любаша,на ходу поправляя выбившиеся из косы пряди.
-барин умер-прошептал Данилка,не сводя глаз с кровати.

0

368

- Не совсем еще.... Еще пара минут, но.... - со вздохом констатировал Штерн, выуживая из сумки троакар, и вновь касаясь взбухшей вены по которой прокатилась едва заметная пульсовая волна - Дарья Михайловна. Может не стоит больше его мучить?
В комнате тем временем стало совсем светло и свечи в бледном рассветном свете казались какими-то зловеще подмигивающими глазами, наблюдающими за находящимися в комнате людьми. Со двора вновь послышался скрежет ворот, и скрип полозьев по снегу

0

369

-Вы можете его спасти?-какой-то чужой голос со стороны,а комната медленно тонула в сгущающейся темноте.
-барыня,отпустить его надобно...намучился уже за дни эти-тихий голос Любаши из-за спины
-нет...Вы же можете,Илья Петрович!

0

370

- Спасти.... - Штерн скривился.- Скорее уж оттянуть неизбежный конец.
Ну зачем, зачем! Вся логика да и милосердие подсказывали - подождать. Ну каких-то две минуты - много ли выдержит сердце и мозг без кислорода? Две минуты? Пять? Он вздохнул, сдвинул повязку с левого плеча, пощупал пальцами под ключицей, чтобы не зацепить артерию, и глубоко воткнул троакар - длинную, в четверть ногтя диаметром, полую стальную трубку с хищным трехгранным острием - между своими, вжатыми в кожу для обозначения места - пальцами.
Пронзительный свист - как из проколотого шилом мяча послышался из устья троакара, в глубине грудной клетки что-то забулькало, дернулись мышцы на шее, рефлекторно пытаясь сделать вдох и набрать хоть чуть-чуть воздуха, пользуясь даже таким мизерным ослаблением компрессии, медленное "хххх" снова прорезало воздух и снова остановилось. Штерн с мученическим видом надавил на грудную клетку. Притихший было свист в устье троакара - снова усилился, и снова - едва слышный, короткий хрип - и крошечная порция воздуха вошедшего в легкое... И даже непросвещенному взгляду было ясно что сейчас немец буквально вручную вдавливает в раненого каждый вдох..

Отредактировано Владимир Корф (21-09-2015 01:49:34)

0

371

Реальность утратила все значение,слова Штерна не звучали таким ясным приговором,как вырывающиеся короткие хрипы.И если он уберет руки...Он умер. Чудо воскресило его на несколько дней,медленно угасало с  каждым днем,а этой ночью она погасила его сама. Странное состояние, в котором нет ни веры в происходящее ни ее отрицания, ни пустоты ни боли, ни вопросов ни ответов.Нет ничего.Даже осознания того,что произошло или происходило прямо сейчас. Он был еще жив, жив,пока руки Штерна вдавливали воздух в его легкие. Сколько это продлится?Сколько он будет согласен поддерживать его жизнь? И есть ли смысл мучить его,если надежды больше нет? Но остановить врача не могла, не понимала-следует ли его отпустить и не мучить или же пытаться спасти... Штерн сказал,что спасения нет.Он не вернется.Все закончилось.
Все эти мысли проскальзывали с такой невероятной скоростью, что она не успела схватить ни одну из них. Она не слышала шагов, прозвучавших в коридоре, не чувствовала рук Любаши,сжавших ее плечи, не слышала ее голоса, что-то шептавшего ей на ухо. Штерн медленно растворялся в сгущающейся темноте,которая уже поглотила большую часть комнаты,Данилку,подбираясь к Владимиру. Только его рука в ее похолодевших пальцах пробивалась сквозь обложившую ее вату,напоминая о реальности.
Ты ведь жив...ты жив...

0

372

- Доброе ут....- послышался от двери бодрый голос, тут же сменившийся ошарашенно - заинтересованным - О, а что тут у вас такое происходит?
Пирогов у которого даже лысина разрумянилась с мороза, бодрый и свежий, несмотря на ранний час, несмотря на то, что ему явно пришлось встать еще затемно, чтобы поспеть сюда после рассвета - казался воплощенной энергией в действии. Этот удивительный человек похоже вовсе не знал усталости и не нуждался в отдыхе. Спал он мало, мотивируя это тем, что во сне бестолку тратится время которое можно потратить с большей пользой, и каким-то образом успевал сделать столько - словно в его теле скрывались незримые двойники. И кто бы сказал, что он не просто выехал из Петербурга в пятом часу утра - но и еще до выезда успел навестить свою ледяную лабораторию, и хорошенько поработать пилой, приготовляя несколько очередных распилов для художника, который должен был прийти к девяти, чтобы сделать очередные картины для атласа.
И вот сейчас - застав в прохладной спальне - такую возню - едва ли не стойку сделал, словно гончий пес, почувствовавший след дичи. Прозрачно-серые глаза заблистали интересом перебегая со слуг на хозяйку, с хозяйки - на пациента. Нос дернулся, улавливая хорошо знакомый запах "смертной росы" и он во все глаза уставился на незнакомого ему человека, но явно врача, поскольку торчавший из-под ключицы Корфа троакар явно не мог принадлежать никому иному в этой комнате. Только вот что это он делает? Молодой хирург бесцеремонно отодвинул замершую девицу, подошел к кровати, и разобрав повнимательнее действия врача - расцвел, словно засияв изнутри. Если бы он даже не услышал надсадного хрипа, не увидел бы вздутых вен, синевы расползшейся по губам и крыльям носа, а главное - такой красноречивой асимметрии надключичных ямок - эти действия яснее ясного показали бы ему - что тут происходит.
- Эм... коллега.... А что это вы делаете? - тем не менее поинтересовался он.
Вот когда можно было увидеть Штерна не только уставшим но и злым. Но он не был бы самим собой, если бы не удержал на лице свое коронную ничего не выражающую маску.
- А вы-то кто такой? Раз коллега - то полагаю видите - что именно делаю!
- Да вижу что вы вроде как компрессию в плевральной полости снять пытаетесь. - Пирогов бесцеремонно обошел его вокруг, и подойдя к Владимиру с изголовья - ткнул пальцем над левой ключицей, где кожа выбухала так, что уже выпирала над костью - Только почему троакаром?
- Чем же еще прикажете? - огрызнулся немец у которого уже дрожали руки от напряжения - Gosh, кто вы вообще такой, и что тут делаете?
- Я Пирогов - не задумываясь отозвался молодой человек, нимало не заботясь тем - говорит эта фамилия что-либо его собеседнику или нет. - Но... как понимаю - плевропульмональный стазис вследствие напряженного пневмоторакса. Откуда же его принесло - позвольте глянуть?
Штерн нахмурился. Фамилия была ему знакома. Еще как знакома. Автор многочисленных инноваций в хирургии, многие из которых осторожно называли "необычайно смелыми" тогда как правильнее было бы назвать их ненормальными. Одна только его сумасшедшая идея наряжать зачем-то хирургов в кипяченые халаты - чего стоила. А отчаянные протесты против глиняных лубков при переломах?! А эта помешанность на покойниках и статьи, от которых многие из врачей чувствовали себя глубоко оскорблеными - откровеными намеками на безделье и закоснелость последних. Хотя не отнять было и того, что многие из предложенных им методов, с иллюстрациями публикуемые в "Ведомостях" уже пятый год - выглядели просто потрясающе. Но на практике самому Штерну их пробовать не доводилось, а на словах и рисунке - многое можно изобразить, а вот попробуйте-ка произвести это в действии.
Впрочем Илья Петрович вполне осознавал что он - уездный лекарь, и семейный врач практически всех дворянских семей в уезде, но далеко не хирург. Операции ему доводилось производить лишь несколько раз в жизни, да и то - в экстренных случаях, и наверняка не ему было судить о том - что действительно представлял собой Пирогов, и на что способен - равно как и молодой хирург навряд ли знал мельчайшие тонкости того - каким именно травяным сбором лечить колики у ребенка или как вылечить круп, не прибегая к ножу. Хотя то, что молодой хирург в две минуты, даже не прикоснувшись к Корфу понял в чем дело - внушало уважение
- Глядите..... хотя что там смотреть-то - вздохнул он убирая руку. Тонкий свист в устье троакара мгновенно остановился, и  очередной вдох - без помощи внешней компрессии - захлебнулся отвратительным, царапающим слух звуком "хххххчччччч"

+1

373

Любаша, которую пришедший отодвинул с дороги, очнулась и даже головой замотала,что бы привести себя в чувство. Умирает,не умирает, дело второе,барином вот эти двое сейчас пусть занимаются,а ей не до того, что бы наблюдать стоять. И не обращая больше внимания на то,что делается у кровати, она обхватила хозяйку под мышки,вздернула словно куклу на ноги и ,обхватив за плечи, отвела подальше. Усадив барыню в кресло у камина, наполнила стакан с водой и едва ли не силой заставила сделать пару глотков.
Даша по прежнему не обращала внимания на то,что творится вокруг,кто ходит и что делает. Но то,что из пальцев выскользнула его рука, заставило вздрогнуть.Рефлекторно глотнув холодную воду,едва не закашлялась,а услышав:- Я Пирогов ,вскинула взгляд и настойчиво отодвинула Любашу в сторону,что бы видеть происходящее.
Она словно вынырнула на поверхность, комната снова наполнилась звуками, стал ощущаться холодный воздух, она видела и Владимира,и Штерна,и Пирогова. "Чудо-доктор" был здесь,а он сможет ему помочь! Снова послышался хрип,и она сжала пальцами подлокотники.Он жив, он еще жив. А значит Пирогов ему поможет,вытащит.Как она не знала, но была уверена,что для этого человека невозможного нет.

+1

374

Пирогов воспользовавшись этим, и нимало не обратив внимание на этот звук - раскрыл собственный саквояж.
- Ну-сс давайте взглянем... - он извлек один из своих ножей - со стальной рукоятью и узким лепесткообразным клинком - при виде которого Штерн широко раскрыл глаза, и двумя уверенными взмахами вспорол широкую повязку, стягивавшую торс. По коже протянулся тонкий алый след, где острое как бритва лезвие сквозь все слои бинта зацепило и кожу. Молодой хирург отбросил повязку и удовлетворенно усмехнулся, указывая острием ножа на обе раны. Они были крепко затянуты толстой коричневой коркой, выбухающей под давлением чего-то изнутри
- Глядите. Бьюсь об заклад что с теми, что на спине - то же самое. Вот так дела! Этот чудо-супчик и правда чертовски стимулирует регенерацию, особливо кожи и мышц, Дондеров не обманул. 
- И какой в этом смысл? Все только хуже! - с горечью отозвался Штерн - Дыры-то в легком остались! Компрессия уже на здоровое легкое перешла, сдвиг средостения налицо...
- Да вижу я - Пирогов отмахнулся и полез в свой саквояж, вытаскивая темный флакон с притертой пробкой - Оттого и шок, так в чем же дело? Надо только сделать декомпрессию достаточной.
- А что я по-вашему делаю? - Штерн разозлился бы, если бы не был так раздосадован на собственное бессилие - Диаметр троакара слишком узок! С каждым вдохом воздуха туда втягивает в разы больше- чем может выйти!
- Да, троакара недостаточно - покладисто согласился молодой хирург, извлекая пробку и обмакивая лезвие ножа в едкопахнущее содержимое флакона - Надо открыть более широкий доступ. Воздух не станет скапливаться, здоровое легкое расправится, и даст время подождать пока дыра в левом не заживет.
- Но как?! - немец воззрился на него как на сумасшедшего
- А вот так - просто ответил Пирогов, и не задумываясь всадил нож в одну из уже закрывшихся ран, проворачивая клинок так, что разом вскрыл ее почти до прежних размеров.
Штерн вскрикнул, отшатываясь от кровати и едва не схватил его за руку, лишь в последнюю секунду сообразив что может сделать хуже. А Пирогов невозмутимо выдернул нож, вместе с тоненькой струйкой крови, как вслед за извлекаемым лезвием из раны - словно из кузнечного меха устремился поток воздуха, наполнив спальню запахом характерным запахом, схожим с запахом сырого мяса.  И тут же - послышался долгий, невообразимо долгий хриплый вдох. Из раны с клокотанием выбросило на руку Пирогова шматок свернувшейся крови, Владимира рефлекторно  выгнуло на кровати, глубже и глубже втягивая такой необходимый, такой желанный воздух, который до этого - убивал его с каждым вдохом, а теперь же - стремительно возвращал жизнь! Как по мановению руки сбежала синева с крыльев носа, оставив лишь едва уловимый синеватый отсвет на губах, опали вздутые вены, вновь обретая свой прежний вид, и по лбу, по вискам, по шее, плечам и рукам - словно бы хлынула вода - смывая мерзкую, липкую, ледяную "смертную росу".  Штерн глядел на Корфа не веря своим глазам, а потом поднял взгляд на Пирогова словно на полубога
- Вы или сумасшедший.... или гений.... - проговорил он наконец.

***

- Состояние при котором при закрытии наружного раневого отверстия - остается свищ в легком - называется внутренним пневмотораксом. Вследствие притягивающего действия грудной клетки - сквозь отверстие в легочной ткани - в плевральную полость всасывает воздух, который накапливается там с каждым вдохом все больше и больше, еще сильнее отдавливая поврежденное легкое к корню. Состояние при котором воздуха в плевральной полости скапливается достаточно, чтобы его давление непрерывно увеличивающееся с каждым вдохом не имея выхода наружу - начинает давить на органы средостения ( средостением именуется загрудинная область, где помещаются сердце, аорта, легочные сосуды, нервный пучок и большой грудной лимфатический проток)- называется напряженным пневмотораксом, и ведет к стремительно нарастающему сдавлению здорового легкого, смещению средостения в противоположную от повреждения сторону и проявляется внешне симптомокомплексом, именуемым плевропульмональным шоком. Исходом его в отсутствии адекватного лечения является смерть вследствие сдавления сердца и здорового легкого.
Методика экстренного вывода пациента из порочного круга - когда каждый вдох лишь усугубляет тяжесть пациента и приближает исход - примененная сейчас Пироговым - была впервые применена французским хирургом Амбруазом Паре, но впоследствии забракованна ученым сообществом как чрезмерно травматичная и негуманная. Неудивительно - учитывая что  как медицина и религия предписывали скорее причаститься и исповедоваться, и осуждали столь отчаянные меры ради спасения жизни - вместо того чтобы заботиться о спасении души. Впоследствии эту методику применил Ларрей, ради спасения одного из ближайших соратников Наполеона, чье имя не указывалось - с крайне неудачным исходом. И когда Пирогов вновь ввел ее в хирургическую практику - это едва не стоило ему обвинения в вивисекции и покушении на убийство. Однако пациент выжил, благодаря усовершенствованию, которое Николай Иванович внес в эту методику - а именно применению самодельного "клапана" сооруженного из перчаток "из индейской резины" настоятельно вводившихся к 1839-му году в акушерскую практику стараниями  Кука, Ватсона и Гудиера. Следует заметить, что несмотря на последовавшее изобретения дренирования грудной клетки по методике Бюлаю - простой клапан Пирогова до сих пор является безотказным и простейшим способом сбрасывать чрезмерное давление воздуха в плевральной полости.

Отредактировано Владимир Корф (21-09-2015 03:52:29)

+1

375

Она не улавливала смысла того,что слышала,лишь по интонации слышала столь разные настроения докторов. Она следила за каждым их движением, успела увидеть,как Пирогов обмакнул лезвие ножа в какой-то флакон,как повернул к нему голову Штерн,а потом...потом ладонь Любаши закрыла ее глаза,погрузив в темноту.Даша не успела сообразить,что происходит,как в ту же секунду раздался вскрик Штерна,и она замотала головой,пытаясь сбросить руку горничной,потому что поднять своих не могла-пальцы до онемения впились в подлокотники.
Любаша же, увидев,что барыня пришла в себя,вновь стала наблюдать за докторами. Каким образом она предугадала,что через секунду сделает Пирогов, она бы и сама впоследствии не объяснила. Но интуитивно она закрыла глаза хозяйке и не ошиблась, врач воткнул нож прямо в грудь барину. Горничная побледнела,крепче обхватив хозяйку за плечи и держа ладонь на ее глазах,как у малого дитя. Вскрик Штерна заставил ее вздрогнуть,а синие глаза девушки широко распахнулись от того,что она видела. Она убрала руку,когда доктор выдернул нож,все так же не отрывая взгляда от происходящего.
Даша часто заморгала,фокусируя зрение, и пытаясь понять,что произошло,от чего кричал Штерн и почему ей закрыли глаза,что не дали увидеть?!Она видела,как его выгнуло на кровати,и забегала глазами по лицам врачей,пытаясь понять,что происходит. В нос ударил запах сырого мяса,она невольно побледнела,к горлу подкатила дурнота.
-дай воды-прошептала она горничной,повернувшись к ней и зажмурившись.Холодная вода несколько привела в чувство,и Даша снова обернулась к кровати.

+1

376

- А вам не говорили, что это две стороны одной медали? - фыркнул Пирогов, снимавший сюртук, с видом человека, которому не раз приходилось слышать подобные похвалы, но его бледная кожа зарделась - и даже лысина отчетливо порозовела. Как бы ни был уверен в себе человек, и как бы он своими словами и поведением не демонстрировал свое превосходство - признание его со стороны и похвалы - всегда драгоценно. - Помогите-ка.
Он придержал Владимира за плечи, а Штерн поняв его мысль выдернул из-под спины все подушки, и они оба уложили раненого плашмя.
- Регенерация идет хорошо - тем временем говорил молодой хирург - Только вот неравномерно. В дыры в легком постоянно сквозит воздухом, жаль что мы не можем вскрыть грудную клетку и зашить легкое так же как я зашил печень...
- Вы зашили печень? - Штерн чуть не перекрестился глядя на молодого человека с изумленным недоверием - А я-то недоумевал почему рана в таком месте - не кровоточит и так хорошо заживает. Но как это возможно? Печеночный шов.... -
- Я, я, и техника довольно простая, потом расскажу
- Пирогов отмахнулся, и бесцеремонно сунул нос в саквояж Штерна. - Хмм.... да у вас тут целая аптека.... Позвольте одолжить? - он выудил оттуда темный флакончик с ярлыком  "Календула", на что немец столь же нетерпеливо бросил
- Извольте если хотите, только у меня там еще и хвощ есть.
- Хвощ?
- Молодой хирург вдруг забыл о чем говорил, и с любопытством поглядел на немца - А разве он не мочегонное?
- Да, только еще гемостатическое, и противовоспалительное.
- Правда? Не знал, спасибо учту
- вот еще одна черта отличала Пирогова от большинства именитых врачей его времени - этот человек никогда не переставал учиться и не пытался изобразить будто знает все на свете, и наоборот - отовсюду откуда только мог- впитывал и впитывал новые знания, как бы незначительны они не были. Он порылся в саквояже, отыскал довольно объемистую бутыль, извлек пробку, понюхал и расплылся в улыбке. Даже из горлышка свежий, горьковатый запах неприметной, но такой полезной метелковой травки расползся по комнате. А пока он набирал ее в каучуковый цилиндр - Штерн извлек оттуда же серебряный лоток.
- Так вы говорили - поторопил он
- О чем бишь я говорил... ах да.... - Пирогов вручил немцу наполненный прозрачно-зеленоватой опалесцирующей жидкостью цилиндр - обошел кровать и подошел ко все еще лежавшему без сознания Корфу с правого бока - Зашить дыру в легком невозможно, а рана на грудной стенке закроется вновь гораздо раньше чем рубец затянет легочную ткань. Как бы не повторилось теперешнее приключение - или же придется постоянно поддерживать ее открытой..
- Не говоря о том, что через вскрытую рану тоже будет поступать воздух
- отозвался Штерн, присоединяя устье цилиндра к отверстию троакара, все еще торчавшего из-под ключицы - Если держать ее постоянно закрытой повязкой - она не будет эвакуировать лишний воздух, а к тому же будет присасывать воздух и сама. - Он надавил на поршень, вливая через троакар содержимое цилиндра - тонкой медленной струйкой. - Хорошо было бы если бы она эвакуировала воздух лишь наружу, но  не пропускала его внутрь.
- То есть имела бы какой-нибудь запирающий механизм... -
задумчиво продолжил молодой хирург. - Что нибудь похожее на венозные клапаны... Хммм... - Дождавшись пока немец вольет весь раствор - он приподнял тело Корфа под правое плечо и перевернул его на левый бок, тогда как Штерн шустро подставил под вскрытый зев раны лоток, и из нее вначале едва заметными каплями, а потом и тонкой струйкой тот же раствор полился обратно - перемешанный с какими-то кровавыми ошметками, и маленькими черными сгустками. - А ведь это идея...
- Что значит идея? Уж не думаете ли вы... Все, довольно, вроде все вытекло, переворачивайте.

Пирогов вернул раненого в прежнее положение и задумчиво всмотрелся в им же открытую рану, по краям которой еще дрожали несколько алых капель. И вдруг щелкнул пальцами.
- Знаю! У вас есть перчатки? Акушерские.
- Гудиеровские? Есть... А зачем?
- Давайте-ка сюда !
- Пирогов азартно протер руки. Штерн расстегнул боковой кармашек своего саквояжа, и извлек оттуда пару каучуковых перчаток - таких тонких, что они казались почти прозрачными. Пирогов тем временем раскатал свои инструменты, макнул в банку с карболкой изогнутую иглу, держа ее в держателе на длинной ручке, вдел в расщепленный конец шелковую нить и усевшись на стул слева от Корфа закатал рукава рубашки. При взгляде на перчатки он просиял - Именно такие. Сделайте одолжение, коллега - отрежьте-ка у этой перчатки средний палец, и давайте его сюда.
Кажется Штерн был близок к тому чтобы решить заданную им ранее дихотомию в пользу сумасшествия своего молодого коллеги, но воздержался, и отрезав от перчатки палец - протянул его Пирогову. Тот во мгновение ока приладил его открытой стороной вниз - к зеву раны, и несколькими стежками пройдясь по кругу - закрепил его на месте. Беспамятство к тому времени повидимому-мало-помалу уже отпускало Корфа, по мере того как   кровь щедро разносила по телу кислород, и первый же стежок заставил его глухо застонать, еще не открывая глаз. Впрочем Пирогов не обратил на это никакого внимания, и продолжал класть стежок за стежком, и новая, острая боль послужила отрезвляющим средством не хуже нашатырного спирта. На последнем витке нити Владимир распахнул глаза, и ничего не понимая попытался оглядеться по сторонам. Штерн предостерегающе прижал палец к губам, но Корф на него не смотрел.
Рана тем временем приобрела совершенно комичный вид - пришитый кусок перчатки выглядел так, из нее словно бы торчал бесплотный белый палец. Пирогов невольно улыбнулся творению рук своих, а потом взялся за свой нож и осторожным движением - вскрыл этот палец от кончика, проложив разрез вдоль - через кончик к основанию, на длину в  полтора вершка. И как суеверный ребенок скрестил пальцы, с нетерпеливым любопытством глядя на то, как все получится. Выдох. Из раны устремился поток воздуха, заставив затрепетать каучуковые "лепестки" проходя между ними. Тут уже и Штерн - поняв смысл сего приспособления - напрягся вытянувшись и глядя широко раскрытыми глазами. Вдох. Воздух потянуло было внутрь - когда каучуковые лепестки сомкнулись и чуть вдавились внутрь раны. И снова распрямились и раскрылись на выдохе.
- Работает! - не веря своим глазам прошептал немец. - Mein Gott, работает....

Отредактировано Владимир Корф (21-09-2015 12:59:57)

+1

377

-барыня,давайте уйдем,не надобно смотреть на все это-зашептала Любаша присев на корточки перед креслом, но не добилась даже взгляда.
Даша не верила тому, что происходило прямо сейчас. Он ведь умирал, и Штерн говорил, что надежды нет никакой,а теперь она слышала и видела буквально то, как его вытаскивали с того света. Пирогов был действительно гением, даже  в таком шоковом состоянии она не могла не ощущать, как растет и растет уважение и почтение к молодому хирургу, хотя казалось бы дальше уже некуда. Ее не напугали ни манипуляции с троакором, ни что-то,чего она не видела,но после чего послышался стон мужа. Не напугали потому что каждая секунда происходящего возвращала его к жизни, а она понемногу выкарабкивалась из той прострации и онемения,где была в начале, но в полной мере осознавать каждую процедуру не получалось.Только то,что они помогали ему,спасали.
Любаша пару минут посидела на полу, прислонившись к креслу. Хоть и была крепкой и физически и морально, но вонзившийся нож в грудь хозяина ее выбил из равновесия. Она оглянулась в поисках Данилки,но того в комнате не было,правда шаги слышались прямо за дверью.Видимо решил,что в комнате и без того много народа.

0

378

- Довольно пожалуй. Можно закрывать - обработав кожу вокруг вскрытой раны и заодно вокруг тех что уже затянуло коркой, хотя до полного заживления и им было еще далеко - Пирогов отер лоб предплечьем и выпрямился со стоном растирая затекшую спину. - Проклятье. Эта работа в вечном холоде когда-нибудь доконает мои почки.
Штерн лишь усмехнулся, и принялся накладывать повязку - тур за туром от подмышек до пояса. Владимир уже пришел в себя полностью, но молчал, полуприкрыв глаза, и слушая реплики, которыми обменивались оба врача. Дышать было больнее чем раньше, но эта боль была острой, режущей - как при свежей ране, а не прежней удушающе-горячей, словно бы забивавшей грудь каменной крошкой.
- Скажите-ка Николай Иванович - а каким чудом он вообще попал в ваши руки? - Штерн провел тур бинта поверх оставленного клапана, и сделал в бинте крошечную надсечку чтобы облегчить обратную эвакуацию воздуха.
- О, эта целая история - засмеялся Пирогов разрезая повязку на левом плече - Я же должен был аутопсию провести после расстрела. Только что не облизывался, да руки не протирал - предвкушая, какой будет экспонат для моего атласа. Тамошний тюремный лекарь чуть из собственной кожи не выскочил с перепугу, когда обнаружил что "покойник" еще не совсем труп. Аутопсия из моих рук уплыла, зато получилось еще лучше. Верно? Номер девятый?
Едва заметная улыбка дернула уголок бледных губ, и он попытался что-то сказать. Поблагодарить или сыронизировать - но Пирогов пригрозил ему снятой повязкой
- Тихо! А то кляп вставлю, и замотаю сверху! Ага, поглядите-ка дорогой коллега! - он удовлетворенно разглядывал толстую коричневую корку и ощупав кожу вокруг с какой-то мальчишеской улыбкой кивнул - Заживает. Эту можно уже не бинтовать.
- Ту тоже
- Штерн мотнул головой в сторону правой ноги. - Я видел ее позавчера. Побаливать будет долго, но заживает чисто.
- Вот и замечательно. - Пирогов небрежно отер кожу вокруг заживающей раны пропитанной карболкой тканью, и передвинулся, чтобы взяться за левую кисть. Тут его лучезарное настроение как рукой сняло. Кисть была забинтована
- Почему повязка? - каким-то деревянным голосом спросил он. - Я же просил оставить ее открытой!
- Да?
- немец закрепил узел на повязке, и перегнулся через Корфа, чтобы посмотреть - Мне никто ничего не говорил, я решил что повязка свалилась сама, или он ее сдернул... Но в ней не было ничего угрожающего - кроме разумеется того что пальцы возможно не будут двигаться он прикусил губы - Неужели моя вина?
- Не факт.... Я сшил там пять сухожилий конец в конец. Повыдергивал осколки костей и заштопал вместе все червеобразные мышцы, не говоря уже о массиве коротких сгибателей-разгибателей. Слишком травматичная операция - но я-то думал что он фактически труп! Вот и старался воспроизвести все анатомически... тренировался.... Хотя ампутация при таком повреждении была бы более щадящим решением.
Пирогов помрачнев взялся за нож, и через минуту разрезанная повязка осталась у него в руках. Он поднес ее к носу, поморщился и протянул немцу. Тот с сомнением поглядел на Пирогова, на повязку, нагнулся чтобы тоже понюхать, и его худое лицо перекосила гримаса отвращения.
- Что... с моей рукой - раздался едва слышный вопрос и оба как по команде оглянулись на Корфа который смотрел на них вроде бы спокойно, но с каким-то ясно ощутимым напряжением на лице.
- Больно? - спросил Пирогов. Тот лишь утвердительно приопустил веки, и Штерн выругался, глядя на его кисть. Вокруг раскрытой трехгранной раны - была разлитая краснота и припухлость, широкая дорожка от ее протягивалась к основанию ладони, и сустав с внутренней стороны запястья казался вздутым и покрасневшим, а когда Пирогов перевернул руку, чтобы поглядеть на тыльную сторону кисти - Владимир вздрогнул всем телом и вцепился правой рукой в покрывало, сквозь стиснутые зубы вырвался долгий выдох
Оба врача переглянулись. Яснее ясного для них было что рана воспалилась, и это воспаление поползло по синовиальным пазухам сшитых сухожилий вверх к запястью и предплечью. Воцарилось молчание. Грозный признак, который мог бы быть излечен - но с куда большей долей вероятности - был похож на начало антонова огня.
- Эту руку надо держать открытой - наконец произнес Пирогов. - Если краснота поползет дальше, или кисть вздуется - то руку придется отнять, и без промедления. Безопаснее сделать это сейчас - но вы такого шока в теперешнем состоянии не переживете.
- Нет....- Владимир стиснул зубы. - Нет....

Отредактировано Владимир Корф (21-09-2015 13:53:56)

+1

379

Даша вздрогнула, побледнев так, что едва не сливалась с накинутой на плечи белоснежной шалью. Рука... Она помнила, как спрашивала у Пирогова по поводу открытой раны, помнила, как он сказал держать ее открытой, помнило, что так оно и было. Но когда она упустила...Штерн приходил вчера утром, ее в комнате не было, а потом...дети,мать, ухудшающееся дыхание,отец...Сидя справа от него, она и не обратила внимания на руку, зная, что та должна быть открыта и не задумываясь, что это уже не так. Господи...если он потеряет руку...
Разжав пальцы и выпустив подлокотники, она опустила голову на руки, упираясь локтями в колени.

+1

380

Штерн некоторое время напряженно молчал.
- У них тут поблизости живет....знахарка - наконец произнес он - В прошлый раз - когда я не ручался за его жизнь - она помимо каких-то своих заговоров оставила банку со святой водой и хлебной плесенью. Чтобы применять при перевязках. И как ни странно воспаление ограничилось лишь локальным абсцессом, хотя рана была в упор, с контузией и ожогом. Абсцесс повредил перикард, но не пополз дальше, как я опасался. А вот в случае с графом Вороновым, когда такого средства не применяли - дело кончилось разлитой флегмоной и мне пришлось прожечь ее сулемой, чтобы не допустить эмпиемы.
Пирогов с интересом поглядел на него
- Хлебная плесень? Любопытно. Чем черт не шутит - применяйте, дорогой коллега, применяйте. И хлебную плесень, и календулу, и хвощ, и ромашку, да хоть каленое железо - если это действительно зачатки антонова огня, то терять все равно нечего. Но следите за раной. Хорошенько следите.
Штерн кивнул поджав губы. Владимир медленно переводил взгляд с одного на другого, и наконец сделал попытку приподняться на правом локте - лежа плашмя он едва находил в себе силы дышать. Увидев это движение немец приподнял его за плечи и принялся подкладывать под спину подушки, чтобы устроить его в полусидячем положении, а Пирогов поднялся, отряхивая руки.
- Вот что - впервые за все время он обратился к Даше, которую до сих пор словно бы и не замечал. - Этот бульон из копыт можно уже не давать. Переходите на обычное питание - только легкое. Перетертое-перемолотое, судя по всему не первая рана, и ваша кухарка должна знать чем кормят выздоравливающих. Маленькие кусочки мяса только чуть-чуть поджаренные, чтобы с кровью были. Сладкое красное - по наперсточку перед сном - но лишь в том случае если нет лихорадки. Мой коллега проследит за раной на руке, следите и сами, в случае чего - присылайте за мной немедля. Если все будет спокойно - то я навещу вас еще дня через три-четыре.

0

381

Подняв голову, она прислушивалась к словам докторов.После очередного страшного прогноза вновь появлялась надежда.Хоть прогноз был не так страшен,как предыдущий. Ее не пугало,если он потеряет руку,это не столько страшно,ее пугало то,что это станет колоссальным ударом для него, и как бы он это перенес,она не знала. Хлебная плесень, Сычиха...Может удастся, Господи,хоть бы удалось!
Когда Пирогов обратился к ней, Даша затеребила за плечо Любашу, призывая к вниманию. Теперь она не полагалась на себя ни ни грош, должен быть кто-то кто не упустит из виду то,что упускала она и едва не убила мужа.Она только кивнула на слова доктора,говорить сейчас не получалось.

0

382

Пирогов,  которого в Петербурге ждала работа распрощался и ушел. Немного погодя  ушел и Штерн,  о чем -то тихо поговорив с Владимиром. Зная дотошного немца можно было не сомневаться, что он выловил и Данилку в коридоре, и спустился на кухню к Варваре,  памятуя о том,  что в прошлый раз весь уход за раненым осуществляли лишь они,  и соответственно разговор о плесени был им не в новинку. 
Корф же после его ухода некоторое время смотрел на закрывшуюся за ним дверь а потом перевел взгляд на Дашу все это время безмолвствовавшую в кресле у камина. Наверное надо было что-то сказать.  Успокоить. Но слова куда-то исчезли и не шли на ум.  Только странная пустота внутри и заполняла его целиком

0

383

Любаша выскользнула следом за Штерном,и комнату накрыла странная, пугающая тишина. Казалось, сдвинься она с места и все рассыпется, разлетится на осколки. Он молчал, а она боялась заговорить с ним. Встретившись с ним взглядом, Даша вздрогнула,ощущая не связанный с температурой в комнате холод. Подняться удалось с трудом, словно приморозило к креслу, каждый шаг к кровати словно по зыбучим пескам. Как заговорить с ним после этого? Что сказать?Просить прощение?После всего, что натворила?! Какой в этом толк? Но еще хуже было предполагать ответ.
Опустившись на край кресла у кровати, она нерешительно посмотрела на него, опустив практически взгляд
-я...я знала  про руку и...и упустила из вида и за Штерном не послала вовремя...я...-закусив губу,она сжимала и разжимала в пальцах оборку платья,сжавшись словно в ожиданииудара- если хочешь, я оставлю тебя с Данилкой или позову Репнина,он ведь здесь

0

384

Странное опустошение. Странные мысли которые появлялись и тут же исчезали. И почему-то не получалось как следует сосредоточиться на чем-либо. Владимир смотрел на Дашу спокойно, а в мельтешащем в голове тумане хорошо если оседали какие-то сказанные ею слова. Позвать Репнина ? Оно конечно хорошо, с Мишелем всегда хорошо.... но почему сейчас? Знала.... что знала? Про руку - и что с того? И вообще как странно она выглядит. Почему? Он пошарил здоровой рукой по одеялу, но только потом сообразил что сидит она в кресле. Мысли ворочались с трудом, тяжелые точно жернова. Такое состояние у него - если исключить конечно боль и тяжесть в груди и руке - бывало лишь с очень сильного перепоя. Странно...Он протянул руку - не зная - дотянется или нет - он почему-то не мог определить даже близко или далеко ли стоит кресло.
- Родная моя... так и не спала ночью? - он не знал - отвечают ли его слова на ее, или он говорит невпопад, но и думать над этим тоже не получалось. Моменты ясности сменявшиеся заторможенностью во время манипуляций обоих врачей расплылись окончательно. Последним что возникло в этот промежуток - были слова о том что возможно руку придется отнять, и даже то, что ему кажется удалось ответить. А потом и эта мысль расплылась.

0

385

Она подняла на него затравленный взгляд и осеклась, встретившись с ним глазами. Не время, совсем не время. После того,что произошло ему нужен отдых, покой и забота, а не мелочное самобичевание. Этим и потом можно заняться, когда все останется позади, когда все пройдет и он пойдет на поправку. Так и будет, обязательно.
Поймав его руку, Даша прижалась к ней щекой,закрыв глаза,что бы удержать ненужные,не прошенные слезы,которые не смотря на мысленные приказы,обожгли глаза.
-тише,не надо говорить-негромко ответила она,наконец открыв глаза и посмотрев на него.
Надо позвать Данилку,пусть Любаша перескажет ему то,что говорил Пирогов,и он не покидает комнату. Ей одной наблюдать за ним нельзя, второго такого раза допускать было нельзя.Привстав,Даша дернула за шнур,и опустилась обратно,не выпуская его руку.

0

386

- Тебе... надо поесть... и поспать... - медленно, словно во сне ронял слова Корф у которого то и дело - не то от слабости, не то от какой-то странной усталости - то и дело опускались веки, которые он тем не менее всякий раз поднимал - словно бы не хотел - или боялся - заснуть. - Давай... позавтракаешь... а потом... поспи со мной... ты там.... слишком далеко

0

387

-и поем, и посплю,обязательно,не волнуйся-негромкий голос,странно спокойный и не вяжущийся с тем,что творилось внутри. Поест потом, когда придет Данилка, а спать.... спать нельзя-сейчас придет Данилка,и я пойду завтракать. Ты отдохни, пока Варя приготовит для тебя.

0

388

- Нет.... - вновь медленное движение век, словно от усталости. Как же ей объяснить. Да хоть самому себе - когда все так плывет и кружится, словно тонет в какой-то зыбкой, но очень теплой трясине. Объяснить то состояние когда боролся за каждую крупицу воздуха, и снова мелькало в мыслях, что вот сейчас закроются глаза, и наступит мрак в котором больше не будет чудом вернувшегося тепла. Ее рук. Ее  глаз. Ощущения ее головы на своем плече. Ее тепла рядом. Запаха ее волос. Как объяснить все это? Что сейчас необходимость обнять ее сродни телесному голоду, а вот нет сил. Они конечно вернутся... но то когда будет... а надо сейчас... Плывущее теплое марево с трудом расступалось, подчиняясь сознательному приказу. Как формулировать все это? Так чтобы хватило дыхания сказать? Долгие фразы скоро станут выговариваться - но сейчас.. не сейчас.
- Не хочу больше.... спать... без тебя - как-то тихо, словно больной ребенок пробормотал он наконец, не соображая толком что говорит - и насколько внятно

0

389

-хорошо,я буду рядом-Даша оглянулась на дверь, в которую заглянула Любаша  с некой опаской-все что слышала от доктора,передай Данилке,пусть придет и будет здесь сразу,как позавтракает.Скажи Варваре,что бы приготовила завтрак для барина,а мне принеси кофе и гренки сюда-горничная только кивала  и вышла так стремительно,что едва не врезалась в открытую дверь. Поднявшись, она передвинула кресло максимально близко к кровати,положив его руку себе на колени и держа в ладошках.Довольно быстро в комнату пришел и Данилка,и Любаша с завтраком,оба встревоженные и часто переглядывающиеся с опаской.

0

390

- Было... очень страшно, да?  - все так же, словно бы в бреду или во сне прошептал Корф. Он словно бы завис на какой-то грани между сном и явью. В странном состоянии когда говорить вроде бы способен, а вот думать над тем что говоришь - не получается. Такие методы допроса иногда применяли к особо несговорчивым горцам - напаивая их до полубесчувствия. А сейчас - почти то же самое. Только вот спиртного не было - Прости... не хотел... тебя пугать...

0

391

-страшно...я едва тебя не убила-ее передернуло,чашечка с кофе звякнула о блюдце. Некогда было засиживаться, чем раньше она ляжет, тем скорее он уснет. Или хотя бы успокоится и будет отдыхать,а не разговаривать.-сядь у камина и не выходи из комнаты-поднимаясь,обронила она Данилке,наблюдавшему за Любашей,уносящей поднос.
Скинув лодочки,Даша осторожно легла на кровать рядом с мужем,как и прежде,обняв за руку и касаясь плеча. Она не стала ничего не говорить, не зачем его подстегивать к разговорам.Быть рядом,как он того просил,что отчаянно было нужно ей.Рядом...чувствовать его тепло, пожатие пальцев, слышать дыхание.Сейчас,прижавшись к его руке,даже думать не хотелось о том,что буквально час назад он мог умереть. Нет,об этом она потом подумает,не сейчас.

0

392

- Едва... не считается - с улыбкой прошептал Корф, поворачивая голову по подушке, чтобы коснуться ее волос - К тому же... мы это проходили... помнишь? Ерунда....

0

393

-верно,я уже дважды едва не отправила тебя на тот свет.-прошептала она в ответ,коснувшись губами его плеча-я для тебя опасна,не находишь?Подожди,не отвечай.Тебе нельзя разговаривать-подняв голову,она нахмурилась-я помню,что говорил Пирогов по поводу кляпа,так что не болтай,а постарайся уснуть или хотя бы просто полежать и отдохнуть

0

394

- Сам виноват.... мог бы... сказать что хуже стало... чтобы Штерна позвали - похоже Владимира совершенно не пугала угроза кляпа, или он и вовсе пропустил мимо ушей окончание мимо речи. Впрочем говорил он словно в полусне, да и ощущал себя так же. Теплый серый туман клубился вокруг, и баюкал его на себе - не затягивая и не отпуская. Словно какая-то необыкновенно глубокая перина. И она была рядом. И дышать было намного легче, несмотря на режущую боль при каждом вдохе - "боль это всего лишь боль, ее можно перетерпеть" - как когда-то сказал ему Воронов - "Куда важнее - скрыто ли что-нибудь под ней, или нет". Вот и под этой болью уже не скрывалось тяжелое каменное удушье нараставшее с каждой минутой. А значит - все уже будет хорошо. Теперь это даже он ощущал без тени сомнения. Только вот рука - которую дергало и скручивало даже без движения.... Слова Пирогова... Об этом не хотелось даже думать, особенно сейчас - Не сказал..... не хотел... тебя пугать... да и... гордость чертова.. прости

0

395

-не хотел пугать,гордость...я тебя поколочу,когда поправишься,так и знай-пригрозила она ему,опустив голову рядом с его плечом и проводя согнутыми пальцами по его кисти. Не говорил,что стало хуже, потому что не хотел пугать.И что из этого вышло? Жутко,что даже в таком состоянии он может положиться только на себя, потому что от нее толку никакого, в этом уже убедились. Оставалось надеяться, что у Данилки и дальше не ослабнет бдительность,а Владимир перестанет в случае чего играть в молчанку. Хотя на последнее рассчитывать было нельзя.Она снова прижалась щекой к его плечу и вздохнула-обещай, что если почувствуешь себя хуже, сразу скажешь.

0

396

- Теперь уже... так не будет... уже лучше намного - он шептал с закрытыми глазами, наслаждаясь этим удивительным покоем и теплом - после целой ночи заполненной медленной смертью, душившей его с каждым вдохом - Как этот.... Пирогов.... тут оказался так рано.... видишь... я же говорил... чудо....не бойся больше... теперь... правда....

0

397

Не бойся.Это ее не убеждало. Сейчас лучше, но кто поручится,что через час ему не станет хуже? Или через  два? Или после обеда, или к ночи, или самой ночью?! Нет, она перестанет бояться когда он встанет на ноги, когда все останется позади, когда отпадет нужда в визитах докторов, а он сможет нормально дышать и говорить. Он уже говорил, что все теперь будет хорошо, а итоге едва не умер. Да, по ее оплошности, но что если она снова упустит что-то из вида? Забудет, уснет или не заметит?! Нет, успокаиваться еще рано.
-ты - мое чудо-едва слышно прошептала Даша, крепче обняв его руку,но сразу отпустив. Чудо, самое настоящее чудо. Подаренное, отнятое и возвращенное.

0

398

- Ты... моя жизнь.... - уже почти неразборчиво, погружаясь в густеющую, теплую пелену прошептал Корф. Не было ни сил ни желания думать о чем-либо. Потом. Все потом... и только горячая благодарность - за то, что он вновь может сказать ей эти слова, и она тут, рядом.. и слышит их. - заполняла душу - Люблю... тебя...
Он замолчал. Не пришлось даже закрывать глаз, которые из без того были закрыты. Теплая перина сошлась с одеялом, окутывая коконом, и увлекая куда-то далеко, темнея из серого в темный, непроглядный и беспросветный, в котором не было ничего. Даже снов. Только бездонная, теплая бесконечность. Уже - теплая.

0

399

Время поползло вперед. Коридор за дверью, наполнялся звуками. То шелестело чье-то платье, то топали шаги, слышался детский бег,вдалеке у лестницы ясно пару раз прозвучал Алешкин смех. К самой комнате никто не приближался, опасаясь потревожить. За окнами слышались то голоса крепостных, то низкий, басовитый смех, шарканье лопаты,откидывающей снег с дорожек, мелодичный свист. Среди рваных серых облаков, проглядывало пронзительно синее небо и впервые за все дни, проглянуло солнце, коснувшись лучами и середины кровати, продвигаясь к изножью.
Данилка время от времени вытягивал шею, что бы посмотреть все ли в порядке,порой  поднимался, что бы лучше видеть. И когда подошло время обеда, обошел кровать, что бы попасть в зону видимости хозяйки и указал на часы. Даша приподняла голову,скосив взгляд на часы, и кивнула, отпуская его.Парень вышел, затопали его шаги по коридору и стихли. Даша снова опустила голову на кровать, рассматривая плывущие за окнами облака и прислушиваясь к его дыханию. Пару раз ее клонило в сон, но стоило закрыть глаза и поддаться утягивающей, шумящей темноте, как она словно оступалась,спускаясь по лестнице, и сразу просыпалась, либо маяча между сном и явью, ее окутывало неосознанной тревогой, что-то холодное касалось руки и выталкивало из сна. Что бы не засыпать, она принималась рассматривать тучки или наблюдать за запрыгнувшим на подоконник Персиком,выкручивающимся то так то эдак на солнышке, вспоминать стихи и романсы, раз за разом продумывать что и куда поставит в будуаре и прочую чушь, которая мешала уснуть и думать о том,что произошло на рассвете.
После обеда в комнату вернулся Данилка, и, оставив его с Владимиром, Даша поднялась в спальню, что переодеться и привести себя в порядок. Любаши в комнате не было, да она была и не нужна. Холодная вода, полотенце и свежее платье, что бы почувствовать себя бодрой и отдохнувшей. Еще бы не помешал крепкий чай или горький кофе, но выпросить их у Варвары не получилось, пришлось проглотить пару ложек супа, правда на кухне-идти в столовую она не желала ни в какую,хоть и знала, что там давно пусто. Узнав готов ли обед для Владимира, Даша поднялась наверх, проверить проснулся он или нет.

0

400

Владимир не спал. Собственно он проснулся - едва Даша вышла за дверь. И теперь - полусидел, опираясь о подложенные под спину подушки, и смотрел в открытое окно со странным отрешенным выражением лица. Едва заметный ветерок шевелил его волосы, а пальцы правой руки бессознательно прохаживались по предплечью левой - от локтя - до вспухшего запястья, не прикасаясь к нему. Снова и снова.

0


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » "Просто верь мне сейчас, хорошо? Я вернусь."(с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC