"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Мой друг, спасибо, что ты есть!


Мой друг, спасибо, что ты есть!

Сообщений 1 страница 50 из 69

1

Время года: зима
Дата: 18 января
Время действия: поздний вечер
Место действия: имение Корфов
Участники: Дарья Корф, Анна Платонова, Владимир Корф, Михаил Репнин, Сергей Воронов.
Краткое описание  действия: Получив письмо от графа Воронова, Мишель торопится в имение Корфов. Известие о том, что Владимир выжил, кажется князю то ли бредом, то ли фантастикой. И в то же время ему так хочется этому верить...

Отредактировано Михаил Репнин (17-09-2015 19:29:22)

0

2

- Не везет мне сегодня в карты, значит, повезет в любви! - Сашка Саблин с грустью проводил взглядом уплывшие от него деньги и повернулся к Мишелю, который как-то рассеянно следил за игрой.
- Поедем, проверим, верна ли пословица? - Саблин небезосновательно считал, что Мишель редко упускал возможность хорошенько покутить. И он был почти прав. Прежний Мишель с удовольствием сорвался бы сейчас вместе с приятелем в какое-нибудь интересное заведение, и устроил бы в нем такое, после чего его обитательницы еще долго вспоминали бы с тоской прекрасного сероглазого офицера. Но в последнее время ни кутить, ни играть Мишелю не хотелось. Он и с Саблиным поехал к знакомым только потому, что уже невыносимо было оставаться в своей комнате, где, стоило закрыть глаза, как откуда ни возьмись начинали наползать печальные воспоминания.
Несколько дней после поминок Владимира Мишелю пришлось провести в Ямбургском уезде. Барону Велио привиделся заговор, и Мишель был отправлен разобраться. На самом деле заговора не было, а имел место очень неумело замаскированный адюльтер. И Мишель долго думал, что же ему потом писать в отчете. В конечном итоге он плюнул на все и написал правду. За что потом пришлось выдержать небольшую нотацию, завершившуюся просьбой рассказать подробности. После этого рассказа под громкий хохот князю Репнину была выражена благодарность, но отчет попросили переписать.
С каким бы удовольствием он рассказал бы обо всем об этом Владимиру...

о том, что делал Мишель в Ямбургском уезде

Как приехал в Ново-Ивановское имение, как приветливо встретила его супруга Велио, как они чинно беседовали вечером о странных происшествиях, творящихся в имении. Сам Велио был убежден, что в окрестностях орудует шайка вольнодумцев. В доказательство он приводил странные происшествия. По ночам сама собой перемещалась садовая лестница. По утрам ее непременно находили возле дома, прятали в сарай, навешивали на сарай замок - а к утру она снова валялась под домом. Мишель слушал, вежливо кивал и ненавидел себя за то, что согласился выполнять это поручение.
А Велио, воодушевившись, продолжал рассказ. Оказывается, лестницей злоумышленники не ограничились. Они еще оставляли в коридорах грязные следы. А постоянно пропадающие ключи от погреба? Они находились в самых неожиданных местах! Однажды даже оказались на одном из ангелочков, которые служат украшением для супружеского ложа!
Супруга Велио, потряхивая согласно чепчиком, охала и ахала, но пыталась убедить Мишеля, что не стоит волноваться, что скорее всего, это проделки слуг, и что незачем было князю так беспокоиться и утруждать себя.
Князь был с ней полностью солидарен. Велио кипятился и доказывал, что заговор зреет, и что он снимает с себя всякую ответственность, если что-нибудь произойдет.
Мишель вспоминал его донесение и удивлялся, какая огромная разница была между грамотно написанным доносом и тем бредом, который нес сейчас хозяин Ново-Ивановского имения. Сия неувязка вскоре выяснилась. Оказалось, донос помог составить сосед Велио, человек, помешанный на юриспруденции.
Ночью князю не спалось. Он вылез из мягкой постели, пахнущей фиалками, и стоял у окна, думая о своем, как вдруг двор пересекла чья-то тень, отчетливо видимая на белом снегу. Мишель не обратил бы на тень внимания, но тень была не одна. Она тащила на себе лестницу. Пока князь одевался, пока выбегал из дома - едва не потерял "заговорщика". Но тот не спешил. Он подтащил лестницу к окну второго этажа, и принялся взбираться по ней, уверенно и ловко.
Нужно ли говорить, что в освещенном окне второго этажа обалдевший Репнин увидел знакомый чепчик?
Наутро был неприятный разговор с супругой Велио. Мишель ненавидел себя за него, но он должен был быть уверен, что "заговорщики" впредь будут осмотрительнее и не станут докучать барону Велио. А тот, в свою очередь, не станет докучать Мишелю.

Сколько бы язвительных комментариев услышал Мишель от Владимира... Как бы они вдвоем хохотали...
А теперь...
Кому рассказать? Сашке? Неинтересно. Начнет пошло шутить и сам же смеяться над своими шутками.
- Не поеду, Александр, не могу. Дела, - отказался он поспешно и заторопился домой, будто у него и в самом деле скопилась куча работы.
День мягко перетекал в ранний вечер. В другой жизни таким вечером можно было бы проехаться до знакомого имения, увидеть теплый свет в окнах первого этажа, войти в прокуренный насквозь кабинет и со вздохом упасть в кресло, жалуясь на превратности судьбы. А потом вдруг заспорить на какую-нибудь совершенно отвлеченную тему. А потом вкусно поужинать и снова болтать - но уже о пустяках... или о женщинах. Или просто молчать.
Там всегда было хорошо.
Но это навсегда ушло в прошлое.

Тимофей с порога всучил Мишелю письмо.
- Неужели еще один донос? Больше никуда не поеду! - простонал князь, плюхаясь на диванчик. Но подпись заставила его торопливо разорвать конверт.
- Что?! - вопль Мишеля разнесся по передней. Жалобно звякнули шарики на люстре. Тимофей споткнулся на ровном месте и упал, держа в руках один княжеский сапог. Второй снять с князя он не успел.
- Как это - жив? Жив? ЖИВ!
Тимофей крестился и отползал от свихнувшегося ни с того ни с сего барина. И когда барин накинулся на него, бедняга камердинер с перепугу закричал тоненько:
- Только не убивайте, барин!
- Сапог отдай, дурак! - ответил Репнин, не задумываясь о странном поведении верного слуги, - Мне ехать нужно!
Карету уже увезли, лошадей распрягли, а он не мог ждать. Вскочил на лошадь, и понесся, как сумасшедший, по городу, пугая прохожих своим шальным видом.
Корф жив! Корф оправдан! Корф дома!
Это был то ли бред, то ли сон. Но если сон - то Мишель торопился увидеть Владимира, пока не проснулся.
Скачка получилась сумасшедшая. Встречные редкие кареты и телеги пугливо жались к обочинам, пропуская бешеного всадника.
Неужели я увижу тебя, Владимир? Неужели ты правда выжил?
Дорога тянула последние силы, трепала терпение, выводила из себя своей нескончаемостью. Но каждый шаг приближал его к знакомому имению.
Ну вот, наконец, последний перелесок, за ним поле, поворот...
Уже совсем стемнело, когда Мишель, оставив бедную измученную лошадь на попечение выскочивших слуг, ввалился в дом.
Владимир, ты тут? А вдруг я сошел с ума, и не было никакого письма?
Мишелю навстречу попалась смазливая служанка с каким-то знакомым лицом. Он схватил ее за руку.
- Где? - от волнения князь позабыл все слова, - Где он? Владимир... где?
Больше всего он боялся ответа вроде: "Ополоумели, барин? На погосте давно."
Но служанка испуганно захлопала глазами и ответила, что в комнате на втором этаже. Мишель понял, в какой.
Взлетел по лестнице и постучал дрожащей рукой в дверь. И, даже не дождавшись, когда ему разрешат, вошел.

Отредактировано Михаил Репнин (17-09-2015 00:44:03)

+3

3

О чем говорила мать с Владимиром,она не знала. Матушка ушла от ответа,а расспрашивать Владимира...Только расспросов и разговоров ему не хватало. Когда она уложила Мишу, проводила мать и вернулась в комнату, Владимир лежал с закрытыми глазами. Может быть спал, может просто отдыхал, но заговаривать она не стала. Опустившись привычно в кресло,вытащила из корзинки крестильную рубашечку, но работа не шла, игла так и норовила исколоть все пальцы, что приводило в раздражение. Небрежно бросив шитье в корзинку, она отстранено смотрела куда-то на изголовье кровати, слушая тяжелое дыхание мужа. Впереди была ночь,еще более страшная,чем предыдущая, и она мысленно гнала время вперед, что бы скорее комнату осветили лучи зимнего солнца. Чудо,в чудо надо верить...
Отче наш,иже еси на небесех....
Даша вздрогнула, когда раздался стук в дверь, но не успела даже выбраться из своих мыслей,когда последовал шорох открывающейся двери и шаги. Посмотрев на дверь, она вскинула брови,увидев Репнина, но не сказав ему ни слова, посмотрела на мужа. Если проснется или и без того не спит и откроет глаза на стук,то она выйдет и оставит их одних.Хотя разговаривать ему бы сейчас не следовало,но визит лучшего друга не мог не порадовать  его. Но если спит, то будить она его не станет.

+1

4

Владимир и не спал и не бодрствовал. Странное, подвешенное состояние между сном и реальностью - когда часы сжимались до минут, а секунды разрастались в года. И отвратительный, хрипящий звук собственного дыхания заполнял все пространство настолько что он старался отрешиться даже от него, раздиравшего не только грудь но и уши. Краем сознания он ощущал что Даша тут, рядом, но говорить у него не было сил, да и нужно ли было. Временами он приоткрывал глаза, глядя то на ее опущенную к рукоделию голову, то в темноту за окном, а потом тяжелые веки снова опускались, но ни сон ни забытье не приходили, отгоняемые подсознательной необходимостью дышать. Словно бы провалившись в сон, и не заставляя себя делать очередной вдох он мог перестать дышать вовсе - настолько истаяли силы, которые начали было понемногу возвращаться от грамотного питания. Ничего... вот отдохну... все пройдет...
А в голове не переставая вертелись слова Волконской. "Спросите у моего мужа". И прерываемые полусном - снова возвращались рваные, бессвязные предположения - что это могло быть и почему...
Когда в дверь постучали - он открыл глаза и перевел взгляд на дверь - на какую-то минуту подумав - уж не Михаил ли Федорович пришел? Может теща передала ему их разговор? А был ли он вообще в доме? Владимир не помнил - видел ли он его за эти дни, что пришел в себя, но действительность заставила его широко раскрыть глаза и тронула побелевшие губы улыбкой. На пороге стоял Репнин.

+1

5

Мишель боялся каждую секунду, что его вот-вот толкнут и скажут: "Просыпайтесь, князь!". И что все происходящее окажется сном.  Дарья Михайловна, сидящая с рукоделием у постели Владимира, молча посмотрела на Мишеля, и ему нужно было бы что-нибудь сказать, хоть поздороваться... но князю было сейчас не до приличий. Там, на постели, белый, как... как непонятно что, но гораздо белее собственных простыней, какой-то высохший и осунувшийся, лежал Владимир. Вид у него был такой, будто он в самом деле выбрался из могилы. Мишель в какой-то ужасный момент решил, что Владимир все-таки мертв, просто все вокруг сошли с ума и считают его живым.
Но глаза!
В них, казалось, только и теплилась жизнь. И только по взгляду Мишель и узнал прежнего Владимира.
- Это правда, - выдохнул Репнин и едва не осел на пол, - Господи...
Никогда князь не отличался особой религиозностью, но сейчас был близок к тому, чтобы упасть на колени и начать благодарить вначале Бога, а затем всех святых... и вообще всех.
Он даже не заметил, как оказался уже возле постели - так близко, что мог при желании дотронуться до Владимира.
- Ты жив... - похоже, впервые в жизни князь не мог найти слов, - Я... я... так... рад...
И, опомнившись, посмотрел на Дарью.
- Простите, Дарья Михайловна, я даже разрешения не спросил... я что-то не в себе, я не понимаю ничего... но...
Слова у Мишеля безвозвратно иссякли. Он снова перевел взгляд на Владимира и вдруг почувствовал, как что-то горячее и мокрое растекается по его лицу.
Это было ужасно, но он... плакал?!
Князь Репнин, не плакавший с тех незапамятных времен, когда в возрасте четырех лет нечаянно пропорол ржавым гвоздем себе ногу, не плакавший, когда его самым чудовищным образом предали, не плакавший даже в тот страшный день казни Владимира... сейчас всхлипывал как... в общем, всхлипывал.
Только и сумел, что отвернуться и закрыться рукой.
Успокоиться ему удалось после нескольких мучительных минут, когда он испытывал одновременно и жгучий стыд, и не менее жгучую радость, и еще что-то непонятное, но невероятно сильное.
- Простите... - хрипло извинился он кое-как перед Дарьей и Владимиром за собственную несдержанность.

+3

6

Даша не сдержала улыбки, наблюдая за князем, поспешно собирая рубашечку, игольницу и нитки,складывая все это в корзинку. Действительно, поверить в то,что Владимир жив было сложно. Расстрел не оставлял шансов на жизнь, но произошло действительно чудо,и теперь в это чудо надо было поверить. Она видела неподдельную радость Михаила, видела, как улыбкой осветился взгляд мужа. Он наверняка устанет после разговора,но вместе с тем не могли повредить положительные эмоции, которые обязательно последуют. Пусть спокойно поговорят.
-я оставлю вас-негромко ответила Даша,поднявшись,и вышла из комнаты,оставив их одних.

+2

7

- Мишель - с хрипом выдохнул Владимир, в глубине глаз которого словно бы теплились горевшие свечи. - Ми...шель......
Все он казалось видел, за эти дни своего возвращения к жизни, но зрелище слез друга защемило сердце каким-то невероятным, глубоким ощущением, которому не было названия. "Выпей тот ящик крымского который задолжал мне - за упокой души. Только не за один присест" - вспомнились собственные слова - и теплая улыбка казалось заставила его лицо ожить. Вот он - тут. Друг с которым за исключением краткого Польского похода Скобелева и трех лет Кавказа - они были неразлучны с восьми лет! С которым вместе смеялись и выпивали, флиртовали с девушками, фехтовали и стреляли, охотились, сплетничали, упражнялись в остроумии и вели беседы обо всем на свете. Друг, вместе с которым стоял у стены, и за которого пошел на дуэль с цесаревичем - друг, всегда понимавший не то что с полуслова - а с полувзгляда. Мишель... и вид его слез ничуть не показался чем-то за что следовало извиняться. Наоборот - каждая из них казалось горячим прикосновением проникала в душу растекаясь по ней непреоборимым чувством тепла.
Корф с усилием пытаясь протянуть ему здоровую руку. Левая кисть, пробитая штыком насквозь, лежала поверх одеяла без движения, и в ее глубине протягивался красно-желтоватый массив сшитых во всех направлениях мышц и сухожилий ладони, но трехгранная дыра на коже, окруженная чуть припухшей темно-розовой каймой оставалась отверстой.
- Видишь.... вернулся.... скучно там... без тебя...

+1

8

Миша скорее угадал, чем увидел, движение руки Владимира, и осторожно взял эту руку в свою. Теперь, когда первое потрясение немного прошло, он внимательно и тревожно смотрел на друга. По-видимому, нескоро еще им предстоит отмечать его возвращение. Состояние Владимира было, мягко говоря, тяжелым. И его хриплый голос, который с таким трудом выговаривал слова, подтверждал Мишины наблюдения.
"Пусть нескоро... Зато жив," - подумалось князю, и он, отпустив руку Владимира, уселся на Дашино место и, глядя на Владимира, сказал:
- Да и без тебя тут было не очень весело. Правильно сделал, что вернулся.
Так хотелось расспросить его обо всем! Что было на казни, почему он дома, как его оправдали и что вообще произошло. Но Мишель не был уверен, что Владимиру можно так много разговаривать. Поэтому он решил все серьезные разговоры и расспросы отложить на потом.
- Я думал, с ума сойду, честно. Ты больше так, брат, не шути... - Мишель хотел рассказать Владимиру о том, как тут всем без него было плохо, но вовремя осекся. Такие разговоры не для выздоравливающего.
И это тоже отложил на потом.
Но о чем же тогда поговорить? Спросить, как Владимир себя чувствует? Глупый вопрос, и так все видно...
- Придется мне доставать новый ящик крымского... тот я весь прикончил, - сокрушенно вздохнул князь в конце концов, так и не найдя подходящей темы для разговора.

+1

9

- Неужто.... за один... присест....? - Корф вскинул бровь улыбаясь с почти прежней ехидцей - Ничего.... проспоришь... как-нибудь... еще один....
Его пальцы чуть сжались, да только сил в этой руке было не больше чем в руке годовалого ребенка.
- Знаешь... я боялся... за тебя... боялся... глупостей наделаешь... Спасибо... что.... послушал меня....
У него не было сил говорить долго, но Репнин и сам мог вспомнить их последнюю беседу, свое возмущение и настойчивость с которой Корф отговаривал его от малейших мыслей о восстановлении справедливости, мести и прочем - призывая на помощь все аргументы - включая и родителей и сестру. Тогда мысль о том что если Репнин, со свойственной ему горячностью загремел на гаупвахту только за шум поднятый в приемной - то что же он мог схлопотать после казни - и думать было страшно. О Воронове он впрочем думал то же самое - но Сержа тогда не было рядом, а во-вторых того бы подобные аргументы не проняли, даже наоборот. Да и опыт Безенгийской стены подсказывал что подобные отговоры стали бы не только оскорблением, но и действие бы произвели прямо противоположное, он это знал, и запомнил накрепко

+1

10

-Я, Вольдемар, напился свинья свиньей... и проспал твои поминки, - ужасное слово теперь почему-то потеряло свой страшный смысл. А Мишель постепенно обретал возможность говорить легко и свободно - как всегда говорил с Владимиром.
- Веришь ли - пил и спал, спал и пил, а потом пришло письмо, я протрезвел, примчался - но опоздал. А потом уж меня одно глупое дело нашло, пришлось уехать.
Глупости... да я не то что глупости, я вообще ничего тогда делать не мог... Пил... а потом по бутылкам стрелял. Тимка у меня пистолет отобрал, так пока отбирал, я его едва не пристрелил.

Мишель дернул головой, откидывая со лба волосы привычным жестом.
- Вольдемар, ты еще не устал? Я-то могу тут хоть до утра тебе надоедать, но тебе, наверное, много говорить нельзя?

+2

11

- Надо бы.. взглянуть...на твою пальбу.... на пьяную голову.... - усмехнулся Владимир опуская руку на повязку. Вот как, по нему оказывается и поминки справили. Господи.... Даша, дети... он вдруг вспомнил те кошмарные дни между пожаром и похоронами и содрогнулся. Хорошо что тут был именно Репнин. Вот уж кто не давал застаиваться в голове мрачным мыслям - Успею... Ты скажи... как Натали?... Огорчена?.... Бедняжка...  и на этот раз... не удалось... сплясать.... на моей могиле.... Как я неучтив.... к даме.....право...

+1

12

- Лучше не надо, там не на что смотреть... да и небезопасно. У меня в комнате портрет висел... какой-то двоюродный дед, по маминой линии, так я ему глаз прострелил. Если бы был трезвым, да еще прицеливался хорошенько - нипочем бы не попал. Не представляю, что теперь маман скажет... если заметит. Этот портрет какой-то там известный художник рисовал... легенда семейная, в общем. Надо будет в другой раз для симметрии и второй прострелить. Не знаю, что там был за художник, но особого отличия между отверстием от пули и нарисованным глазом я не увидел...
Мишель болтал так, будто приехал, как обычно, к Владимиру скоротать зимний вечер. Как будто все то страшное, что предшествовало этой встрече, просто привиделось князю. Теперь ему казалось, что казнь Владимира - это что-то, чего на самом деле не было.
Упоминание о Натали немного омрачило повеселевшее было лицо князя.
- Натали... а я давно не был у нее. Как она? Да хорошо она. Вряд ли расстроится, узнав о том, что ты выжил. С кем же ей тогда пикироваться было бы, если б ты... вот.
Мишель помедлил, будто думая, говорить или нет то, что у него на душе.
- Знаешь, она другая стала, я совсем не узнаю ее. Была такая открытая, смелая, уверенная, дерзкая, ироничная... и вдруг как подменили. И моя сестра - и не моя. Чужая взрослая женщина. Я даже ее побаиваюсь немного.
А супруга ее... мне лучше вовсе не видеть.

+1

13

Теплая улыбка едва не перешла в смех, Владимир закусил губу, пытаясь не рассмеяться, и сдавил повязку, давя всколыхнувшуюся боль. Он так явно представил себе портрет с пробитым глазом, и озадаченного Мишеля перед ним - что стоило огромных трудов не расхохотаться. А в ответ на грустные  слова друга о сестре - лишь едва заметно кивнул с сочувствием в глазах. Он ведь тоже не раз отмечал как изменилась Натали. И не узнавал прежнюю веселую, отважную и искреннюю, острую на язык и пылкую девушку в той степенной, шлифующей каждую фразу матроной в которую она так стремительно превратилась.
- Рокотов-то.. тебе.. чем не угодил....

+1

14

- Я стараюсь о нем не думать. Не понимаю я его. Что их связывает с Наташей - они же совершенно разные. Были. Мне кажется, это он превратил мою Натали в чопорную мать семейства - за одно это я готов его придушить собственными руками... но нельзя, потому что - супруг сестры. Поэтому чем реже я его буду видеть, тем лучше для нас обоих.
Мишель тряхнул волосами и резко сменил тему, не желая тратить драгоценное время на обсуждение Рокотова.
- Знаешь, Вольдемар, я с наследником помирился. Он приехал сюда, чтобы сказать нам о том, что император оправдал тебя. И еще кое-что сказал...
Миша воровато оглянулся на дверь, понимая, что за такой рассказ Дарья Михайловна вполне могла бы выставить князя вон, да еще пнуть вдогонку - и была бы права. Владимиру явно нельзя такое слушать. Но не мог Миша молчать, никак не мог. И не мог больше прятать это внутри.
- Это ведь граф Воронов добился твоей полной реабилитации. Александр услышал их беседу с императором.
Мишель поник головой.
- Вот уж кому наплевать было на себя и на свою жизнь. "Не наделать глупостей" - думаю, в его лексиконе и фразы такой нет. Твой Воронов примчался к императору и в лицо заявил ему, что он - подлец. Не уверен в точности слов, но суть была таковой. А потом, уже добившись всего, чего хотел, едва не заколол себя на глаза Его Величества. Император хотел его разжаловать, похоже. Как мне жаль, что я не мог этого видеть...
В итоге, император подписал указ о твоем помиловании, а Воронов не разжалован. Он нашел тебя в лазарете, привез сюда... а потом написал мне, что ты жив.

Мишель поднял голову и с грустной улыбкой посмотрел на друга.
- У Анны будет хороший муж. Конечно, он ее больше достоин, чем я...

+1

15

Владимир едва заметно нахмурился. А это ведь Мишель еще не знает, что именно Рокотов и состряпал дело против него. Хоть и чисто номинально, но... когда это Репнин вдавался в подобные мелочи. А вот рассказ друга встретил с неослабевающим вниманием. До сих пор он слышал лишь как о свершившемся факте - о том, что Серж добыл ему помилование, но услышав такие подробности - лишь сжал губы покрепче. Да.... собственно он так и предполагал что разговор с Императором не был легким, а зная Воронова по самым тяжелым передрягам на войне - знал что уж кто-кто  а этот точно не будет выбирать выражения. Поистине чудо что Император не велел кинуть его в каменный мешок или попросту снести ему голову на той же Плясовой. Чудо не меньшее чем то, что из десяти ружей - лишь четыре пули попали в цель, да из тех - лишь две раны были тяжелыми. Впрочем... это чудо устроил сам того не желая сам Никольский. Корф хорошо помнил лица солдат, смотревших на него поверх неровной стены штыков. Не спокойные и равнодушные - как это обычно бывает - а взволнованные, почти испуганные, растерянные, переводившие взгляд с него на Дашу и обратно. Он бы не удивился, узнав что часть из них так и не смогла выстрелить - а часть намеренно выстрелила в воздух - как оно собственно и было. Никольский перестарался - и забыл что на курки должны нажимать живые люди. И если он рассчитывал на то что у Владимира сдадут нервы - то не предвидел, что они сдадут у солдат. Только вот кое-какие нотки в голосе друга его насторожили.
- Мишель... неужто... ты... серьезно... к Анне....

+1

16

- Не знаю, Вольдемар, - честно признался Мишель, - Очень надеюсь, что нет. Не будем про нее лучше, а то я очень опасаюсь, что... Ну, неважно. Дай бог ей счастья и все такое.
Анна... Она ведь где-то здесь, совсем рядом, в доме. Мысль о ней была и горькой, и приятной одновременно. Мишель усилием воли отправил эту мысль подальше.
Нельзя.
- Как хорошо, что ты выжил, - вдруг заявил Михаил, - Дом без тебя был черт знает на что похож. Все черные, все плачут... брр... Ты хорошо придумал вернуться. Вот поправишься, съездим вместе на охоту... Давно я не охотился как следует. А у вас тут вроде как опять волков развелось...
Уводил намеренно в сторону разговор об Анне - и сам неожиданно загорелся.
- Представляешь, этакая освободительная кампания. Поможем твоим крестьянам - чтоб не дрожали по ночам от волчьего воя.

+2

17

- Это тебе.... прошлогодний... медведь... покоя не дает? - Владимир усмехнулся было и невольно схватился за горло, силясь подавить кашель. Вот уж что сейчас было бы некстати. С сипом втянул воздух и продолжил - Не от... кажусь... только... нескоро... еще... охотиться смогу....
Да, прошлогодняя зимняя охота на громадного черного медведя которого выслеживали четверо суток и наконец обнаружили лишь они втроем - из кучи народа, собравшегося на охоту из чистого энтузиазма - была еще долго у них предметом шуток и споров. Тогда, когда лесной великан был уже в зоне видимости - Корф предложил на спор - и из азарта - воскресить традиции старорусской охоты на медведей, без помощи ружей, но Репнина эта идея не воодушевила - очень уж четыре дня и ночи в лесу, на холоде и впроголодь - не способствовали духу авантюризма. А кроме того - он вполне резонно заметил, что поскольку охотиться подобным образом они еще не пробовали и со способом этим знакомы лишь по книгам да рассказам егерским - то очень может статься что убить медведя с одного удара не выйдет, и Бог весть сколько их понадобится - а грех это был - портить шкуру столь замечательного экземпляра. Сказано-сделано, медведь был убит двумя выстрелами из ружей, грянувшими практически одновременно. Пуля Корфа попала зверю в глаз, выстрел Репнина угодил в брюхо, и великолепная черная с редкой проседью и коричневатыми кончиками волосков - шкура с тех пор украшала кабинет Корфа, превращая пол перед камином в удобнейшее место отдыха.

+1

18

- Да ты поправляйся, не торопись. Мне не к спеху, - но глаза у Мишеля уже горели азартом. О, если бы выследить такого же здоровенного медведя, как в прошлом году... Мишель всегда с завистью поглядывал на шкуру в кабинете Владимира - неужели это было так заметно?
- Я останусь, наверное, здесь... пока какому-нибудь рогоносцу не привидится снова заговор и меня не вызовут для разбирательства, - Миша хмыкнул и спросил:
- Ты как? Не устал еще? Может быть, хочешь вздремнуть? Я тогда пока пойду прогуляюсь, а потом еще зайду... если можно.

+1

19

Корф лишь приопустил веки в безмолвном согласии - причем сразу со всеми подряд вопросами друга. Говорить было тяжело, а Мишель, непосредственный, живой, словно зажигал вокруг сотню свечей одним своим появлением. Оставайся - хотел бы сказать он. Оставайся - ты же знаешь - что твоя комната всегда тебя ждет, и никого туда не заселяют. И знаешь как хорошо с тобой рядом. - Но говорить уже сил не оставалось - и без того разговор с тещей и непонятные противоречия о ней, и Волконском вымотали его до предела. Он лишь пожал руку другу, и выдавил с хриплым выдохом
- Расскажешь... потом.... про заговор... с рогоносцем.....
Впрочем прозвучало это так -  словно говорил пьяный - или бредящий.  И переводя дух после каждого слова - он едва заставил себя удержать глаза открытыми

+1

20

Мишель настороженно глянул в лицо друга. Не слишком ли долго утомлял он Корфа своей болтовней?
Ох и достанется мне от Дарьи... - обреченно подумал князь. И поспешил проститься с Владимиром.
- Расскажу обо всем, о чем захочешь. Потом. Я пойду, да? Ты спи...
Осторожно ответив на пожатие Владимира, князь, как какая-нибудь балерина, на цыпочках вышел из комнаты и тут же наткнулся на служанку.
- Иди, скажи барыне, что барон устал и будет спать, - Мишелю не хотелось, чтоб друг оставался один, поэтому он прибавил:
- И скажи, пусть кто-нибудь придет, с ним побудет.
Хотя, Владимира вряд ли надолго оставляли одного. Можно было бы поспорить на что угодно, что Даша уж точно проводит дни и ночи с ним рядом.
Вот, кстати, ярчайший пример женской преданности и любви. Наверное, Дарья Михайловна - редкое исключение. Мишелю же такие пока что не попадались ни разу.
Счастливчик ты, Корф... несмотря ни на что... счастливчик...
Мишель спустился вниз и остановился перед дверями кабинета. Вот теперь туда можно входить без страха, без противного кома в горле и без острого сожаления о навсегда утраченном прошлом.
Но в кабинет Миша не пошел. Накинул шинель и вышел на улицу. Мороз, звезды, колючий ветер, растрепавший его волосы - вот что сейчас было нужно князю.
Прийти в себя, очухаться от внезапно свалившейся радости. И примириться с потерей.
Мишель не умел долго тосковать. Что бы ни случилось, он забывал об этом через день-другой, максимум через неделю. Но вот мысли об Анне его упорно не оставляли, и князь уже начинал пугаться самого себя. Что же это за жизнь у него будет, если он все время будет с горечью вспоминать Анну?
Нужно было как можно быстрее изгнать все мысли о ней. Но мысли неожиданно проявили упорство, и изгоняться не желали. Даже лезли навязчиво со всех сторон. Взглянул в сторону аллеи - "вот там мы с ней гуляли, когда Александр приехал...". Посмотрел в сторону театра - "а там я ее ждал и был уверен, что она мне признается в любви"... Посмотрел просто на снег - и вспомнил, как бежал по такому же рыхлому снегу в тот ужасный день, когда узнал о ее помолвке.
"Я - сентиментальный болван, - вынес он сам себе приговор, - Мне нужно чем-то заняться... чтоб не осталось времени для вот таких вот мыслей... одному, что ли, на охоту сходить?.. Но уж точно не сегодня. Темно... Да и спать скоро захочется. Подумаю завтра. С мужиками поговорю в деревне. Может, со мной кто вызовется пойти. Было бы неплохо..."

Отредактировано Михаил Репнин (20-09-2015 16:07:33)

+1

21

Воронову не спалось. Проворочавшись с час - он вновь встал, оделся и спустился вниз, воспользовавшись тем, что дом притих, погрузившись в сон. Непривычно тихими были гостиная и библиотека. Ходил он уже без трости, и прихрамывал только едва-едва.
Погасли камины, убраны свечи, в доме стало прохладно и темно. Впору было похвалить себя за предусмотрительность. Еще днем он отправил посыльного в отцовское имение с запиской, и тот вернулся к вечеру, ведя за собой полного сил гнедого мерина, с сумкой переброшенной через седло. А в сумке - было то, что он просил прислать. Шинель, коробку с сигарами, смену белья, чистую рубашку и бритву. Промчавшись из Кракова до Петербурга словно бешеный вихрь он разумеется не прихватил с собой ничего, потерял шинель в петропавловской, сигары выкурил по пути из Петербурга в Двугорское, и все то время что был здесь - пользовался бритвой Корфа, и даже лошади у него не было, поэтому следовало запастись необходимым.
Так что сейчас он вышел на крыльцо, набрасывая шинель на плечи, и остановился, глубоко вдыхая воздух. Мирная тишина ночи в деревне, мелкий редкий снежок, тишина. Идиллия. Ее нарушало лишь то, что в комнате наверху - Корф все еще боролся за жизнь, но тут уж он ничем не мог помочь. Лишь непоколебимо верить что все будет хорошо. А заодно и отдать распоряжение Никите - чтобы отправили за Пироговым в Петербург, как тот и наказывал к раннему утру послезавтрашнего дня.
Возвращаясь из конюшни, где все-таки пришлось разбудить парня, мирно спавшего в своей каморке над стойлами - Воронов увидел одинокую фигуру и сощурился, пытаясь разглядеть кто это. Мужчина ростом был пониже Елагина, но выше Волконского и не такой кряжистый, да и надето на нем... да, точно - не пальто а шинель. Кто бы это мог быть? Он направился навстречу - и подходя ближе узнал светлую шевелюру и осанку..
- Репнин?!

Отредактировано Сергей Воронов (20-09-2015 20:55:34)

+1

22

- Граф Воронов? - отозвался Мишель, услышав голос, который он безошибочно узнает теперь всегда, везде и при любых обстоятельствах.
- Я очень рад, что увиделся с вами, - Мишель шагнул навстречу и протянул руку, - Я хотел поблагодарить вас, граф, хотя одной благодарности будет явно недостаточно. Просто знайте, что если вдруг вам что-то понадобится - вы всегда можете рассчитывать на Михаила Репнина.
Миша хотел добавить, что только один граф Воронов из всей толпы страдающих по Владимиру сумел сделать то, что спасло Корфу жизнь. Что делал Мишель? Пил и оплакивал друга. Что делали остальные? Подчинились воле императора, чтоб ему... да. И помогали Даше не сойти с ума.
А Воронов...
Но словами это все он не смог бы сказать. Поэтому очень надеялся, что когда-нибудь они с графом смогут подружиться. Никакая женщина не сумеет заставить Мишеля не считать графа достойнейшим среди друзей Владимира. Даже Анна.

+1

23

- Право,  Наследник престола похоже взял на себя роль вестника перед всем уездом и половиной Петербурга заодно? - криво усмехнулся Воронов,  пожимая руку Репнина. - Бросьте,  князь. Все это изрядное преувеличение, и не стоит ни упоминания ни тем более благодарности.
Он поглядел на дом в котором тускло светилось лишь одно окно во втором этаже и кивнул на него
- Если я правильно понимаю - вы уже были у Корфа? Я признаться боялся что мое письмо не застанет вас дома.

Отредактировано Сергей Воронов (22-09-2015 01:59:40)

0

24

- Стоит, граф, - тихо, но твердо произнес Миша, уверенно сжав руку Воронова.
- Первым делом, конечно, я отправился к Вольдемару. Он... - Мишель умолк. Корф был в таком состоянии, описать которое можно было, в принципе, одним словом: полутруп. И Мишелю очень хотелось узнать у графа, каковы реальные шансы Владимира.
- Ваше письмо пришло как раз в тот момент, когда я вернулся из одного пренеприятного места... по службе отправляли. Я понял из него, что Корф выжил, и это меня настолько потрясло, что кое-какие подробности, боюсь, я упустил. Скажите, граф, как так получилось, что солдаты промазали? Каким образом Владимира помиловали, я уже в курсе. Наследник приехал сюда, как только смог сбежать из-под наблюдения и рассказал нам о вашей беседе с императором, -  перепугав этим Анну, но Мишель об этом обстоятельстве решил почему-то умолчать.
- Но я все никак понять не могу, хоть бесконечно этому рад, каким чудом Владимир сумел остаться после расстрела в живых... и насколько серьезны его ранения. И когда можно ожидать его выздоровления. Потому что сейчас он выглядит... боюсь даже произнести это вслух.

0

25

- А вы не бойтесь, князь. спокойно отозвался Воронов нашаривая портсигар в кармане - Выглядит он как покойник, вы это хотели сказать?  Только вот я говорил уже баронессе. Бог не совершает чудес наполовину. Я видел тех кто выживал после расстрела - хоть и крайне редко. Гораздо чаще видел сорвавшихся с веревки висельников. Но то, что произошло с Корфом это такая цепь совпадений, что иначе как Божьим промыслом это не назовешь. - он раскрыл портсигар и предложил Репнину, как-то совершенно позабыв о том, что тот не курит - Потому что это был.. скажем так, не просто расстрел.

0

26

- Благодарю, я не курю, - рассеянно отозвался Репнин, думая о том, что только что услышал. Божий промысел... О чем это говорит граф Воронов? Не просто расстрел?
- Что там было? - глухо спросил Мишель.

0

27

- О-о чего там только не было - невесело усмехнулся Воронов, и вытянув сигару сунул портсигар обратно в карман. - Вы слышали про некоего Никольского с которым у Корфа были в свое время трения на Кавказе? - поинтересовался он, зажав сигару в зубах, и чиркая уокеровской спичкой о шитье на обшлаге рукава. Поднес спичку к сигаре, держа ладони лодочкой и прикуривая, поднял на Репнина взгляд поверх огонька, странным образом осветившим его лицо снизу и придавшим ему какие-то гротескные, пугающие черты.

0

28

- Никольский... - припоминая, произнес Миша, наморщив лоб. Не очень приятный тип. Корф как-то упомянул о нем - по случаю - но Владимир был не тем человеком, который станет пространно рассуждать о чем-либо. В тот раз было сказано лишь несколько фраз,  и по ним Мишель не сумел составить мнение об этом Никольском.
- Что-то там было с его сестрой... Смутно, если честно, помню... но причем тут Никольский?

Отредактировано Михаил Репнин (21-09-2015 23:20:53)

0

29

- Да при том, что этот господин заимел на Корфа зуб. Большой и острый. - Воронов выдохнул клуб дыма и запрокинул голову и поглядел в темное небо, сыплющее мелкими редкими снежинками - Жизнь у него покатилась под откос, и оказался он в конце концов смотрителем в Невской куртине. А Владимир возьми, да и попадись к нему в руки. Туда и посадили. Что там творилось в тюрьме - не знаю. Но зная обоих - могу представить что Никольский пытался взять реванш, да не сумел, и обозлился. - он снова затянулся дымом. В спокойном голосе звучала крепко сдерживаемая ярость.  - Казнь должна была состояться в полдень. Только вот он решил отомстить. Прислал за Корфом конвой четвертью часа раньше. Как раз когда у него Дарья Михайловна была. Вывели к стене у Плясовой площади. И заодно озаботился тем, чтобы посты в каземате и по пути до плясовой - снять. Простой расчет, верно? Что станет делать женщина, от которой конвой уводит любимого мужчину - особенно если не встретит на пути никаких заграждений?

0

30

- Вот же ..., - ругнулся Репнин и спохватился, - Прошу прощения, граф. Но ведь какой ...! - князь сжал кулаки и закусил губу. Если он скажет что-нибудь еще, то до утра придется извиняться. Миша издал странный звук, похожий на рычание и несколько раз стукнул себя кулаком по ладони. Потом заходил взад-вперед по крыльцу, вполголоса приговаривая:
- Подлец... сволочь... он... да я... сволочь... гнида мерзкая...
Резко остановившись, князь взъерошил свои волосы - что было у него признаком крайнего волнения.
- Дарья Михайловна... видела, как стреляли во Владимира? Видела?!

+1

31

- Видела - сухо кивнул Воронов. - И можете не стесняться в выражениях, я не барышня. Видит Бог - он заслужил. Этот сукин сын хотел чтобы и Корф видел ее. И он увидел. Хотел позлорадствовать, увидеть как он будет унижаться, и как будет мучиться, зная что его убьют на глазах у любимой женщины. - ротмистр глубоко затянулся дымом и выдохнул ароматный сизый дым. - Только вот просчитался. Солдаты-то живые люди. Можете представить каково им пришлось? Когда человек у стены бросил им в лица "Убицы вы, а не солдаты" и до хрипоты требовал "Уберите отсюда мою жену" Да еще когда сразу за оцеплением женщина без пальто - в одном платье - бледная и потерянная. Просчитался Андрюшенька. Хотел сломать Корфа а сломал своих солдат. Те и без того заколебались, все же застрелить человека на глазах у его жены - это не два пальца обмочить. А когда Никольский заорал "Пли" - Корф сам кинулся под выстрелы. Сошел с места. Вот и залп оказался... соответствующий. - он стряхнул пепел с сигары - Вразнобой, кто во что горазд. Двое вообще не выстрелили, кто-то стрелял в воздух, кто-то промахнулся раз цель на месте не стояла...Те еще стрелки судя по всему. Команда из десяти человек, а в Корфа попало только четыре пули. В грудь, справа под ребра, в левое плечо и правое бедро. Вполне можно выжить... И он еще на ногах стоял - сразу после залпа....

Отредактировано Сергей Воронов (22-09-2015 00:55:18)

0

32

- Сукин сын, - сквозь зубы прошипел Репнин. Он с трудом удерживался от более резких выражений - все же, несмотря на разрешение графа, сдерживаться было необходимо. Мишелю хотелось заорать в голос, вскочить на коня и помчаться в Петербург... в крепость. Больше всего на свете сейчас он мечтал бы перерезать горло Никольскому...
- Где был комендант? Что там вообще у них творится?.. - хотелось кричать, но Мишель говорил вполголоса, только голос дрожал, выдавая напряжение.
- Удержался после залпа? Корф... железный просто. Я не удивлен. Но... Но четыре ранения - даже пусть пули выпустили криворукие солдаты - это... это не шутка, - кое-как князь все же смог немного успокоиться и даже начать рассуждать, - Его, получается, тут же отдали врачам? А те спасли... Но почему тогда Дарье Михайловне ничего не сказали? Ничего не понимаю. Мы мертвым его считали... панихида вот эта... поминки... траур...

+1

33

- Комендант - Воронов с усмешкой выдохнул дым - Я же упоминал кажется... казнь была назначена на полдень. А он устроил все так, чтобы его вывели к стенке на четверть часа раньше. Хотел провести ее сам. По своему сценарию. - он вновь затянулся дымом, стараясь успокоиться - до сих пор при воспоминании обо всех этих подробностях у него внутри все скручивало от бешенства, и как он не сдерживался - а голос нет-нет да выдавал. - Скобелев вышел на площадь ровно в полдень. Чтобы принять и выстроить команду, выслушать зачитываемый приговор, задать традиционный вопрос, ну и далее в том же духе. Проводить казнь должен был он. И появился он на площади - за пару секунд до залпа. Заорал "Отставить" так, что даже у меня - через пол-площади уши заложило. Это, да и мой собственный вопль полагаю они тоже услышали. Было от чего дрогнуть пальцам на курках, учитывая все что там творилось. - ротмистр стряхнул пепел, и оперся спиной о стену, сбоку от двери, глядя на Репнина немигающим взглядом. - Да только залпом дело не кончилось. Корфа отбросило к стене, он еще цеплялся за кирпичи чтобы удержаться на ногах. И Никольский... в общем он думаю совсем рехнулся от ненависти и бешенства. Весь его план рухнул к чертям, да еще и Скобелев появился - а значит новые неприятности из-за Корфа светят.... - он вновь затянулся дымом и выдохнув его через ноздри продолжил, сам не замечая что цедит слова сквозь стиснутые зубы - Он вырвал винтовку у одного из солдат, и всадил штык  Владимиру в грудь. До самой пятки. Насквозь. С воплем "Да сдохни же ты наконец". На глазах у его жены, моих, Скобелева и всех солдат расстрельной команды и оцепления. Вот и судите - насколько можно было считать живым тело, упавшее после этого в снег.

Отредактировано Сергей Воронов (23-09-2015 10:39:28)

+1

34

Мишель, слушая рассказ графа, скрипел зубами в бессильной ярости. Сорваться сейчас же, в Петербург, в Петропавловскую, найти подлеца и избавить навсегда землю от этой гадины в человеческом обличье! - кружилась у него в голове одна-единственная мысль. Каким чудом князь сумел побороть этот порыв, ему и самому было непонятно.
Мишель спустился с крыльца, зачерпнул прямо из-под ног горсть снега и размазал ее по лицу.
Стало чуть полегче.
- Где?... - выдавил он кое-как. Говорить спокойно стало невероятно трудно, - Где... сейчас... эта тварь?..

+1

35

- В крепости. Разжалован, заключен и ожидает высочайшего вердикта о своей судьбе - Воронов неотрывно смотрел на Репнина не упуская ни секунды его реакции. Да.... У Владимира хороший друг. И вот эта глубина и серьезность которую он сейчас видел в своем собеседнике - характеризовала его истинное лицо - а вовсе не попойка по Анне и уж тем более не многоречивый флирт и россыпи комплиментов перед дамами. Сейчас он видел молодого князя таким, как он есть - и был вполне доволен - за Владимира, да и за Анну тоже - тем, что видит.
- Что с ним стало потом - я не знаю.... Когда вышел из карцера, и обнаружил Корфа едва дышащем в той мертвецкой которую там именуют лазаретом - я был гораздо более заинтересован в том чтобы привезти его домой, чем поисками Никольского. Может он уже и получил свою кару, пока я там загорал, может пока нет - но никуда он не денется. Россия велика, но его я и в тайге под кустом найду, если избежит государевой кары.
Он вновь затянулся дымом.
- А про Корфа... вот вам еще два момента доказывающие прямой Божий промысел. Он зажал рану на груди рукой, и когда Никольский ударил его штыком - острие прошло сквозь кисть и изменило направление, не задев сердца. Второй еще чуднее. Его тело должны были отдать для вскрытия одному молодому энтузиасту из Академии. Уже почти совсем было вскрыли - когда сообразили что труп еще живой. Этот самый энтузиаст и вытащил его с того света. Такое совпадение, ведь задержись это светило и явись чуть попозже - так бы и умер Корф, хоть от шока хоть от ран, хоть от потери крови. - Воронов  поглядел на алеющий кончик сигары в своих пальцах - и пожал плечами - Вот вам и пояснение того что я сказал ранее. Все с ним будет хорошо, потому что чудеса не случаются наполовину.

+1

36

Всего лишь разжалован! Садист и убийца, слизняк, возомнивший, что он имеет право творить беспредел.. сидит себе спокойно в крепости. Что же это за несправедливость такая?!
- Легко отделался... мерзавец... - голос Мишеля постепенно становился нормальным, - Граф, я понимаю, вы там были и все видели... и вы вправе желать самостоятельно с ним расправиться, но если этот... избежит наказания, я тоже хотел бы принять участие... в восстановлении справедливости.
Мишель внимательно выслушал рассказ графа о каком-то чудо-докторе.
- Надо же... это в самом деле удивительное совпадение.
Владимир выживет - теперь Мишель поверил в это. Не верил, когда сюда ехал, не верил, пока был в комнате друга и бодро строил планы на будущее... но теперь, слушая Воронова, как-то неожиданно поверил.
- Выживет, - повторил Миша следом за графом и посмотрел вверх, на небо, откуда потихоньку сыпался редкий снег, покалывая лицо князя ледяными иголочками.
Господи... спасибо... - подумалось Мишелю, и какое-то время он так и стоял, задрав голову вверх и позволяя снежинкам таять на его щеках. А потом повернулся к Воронову.
- Граф, я не умею говорить такие вещи... но не сказать не могу. Я... Вы... Нет, не то... В общем, граф, я был бы счастлив, если бы мог с сегодняшнего дня считать вас своим другом.

+1

37

- Ну он пока еще не отделался. Государь был в бешенстве, и еще не решил как с ним быть, когда я был у него. - глаза Воронова сузились. Смягчится ли Император или наоборот - выместит на Никольском все то, чем аукнулась история с Корфом. Вполне возможно что его уже прогнали сквозь строй. С дюжину раз - а это тот же смертный приговор, только куда более мучительный, чем ружейный залп или веревка. Вполне возможно. Такое частенько бывало и за куда меньшие огрехи. Возможно Андрею уже пришлось пожалеть о том, что его выдрали из рук ротмистра там, у стены
- У меня не было времени вызнавать что с ним. Надо возвращаться в полк, остались лишь сутки, если не хочу попасть под трибунал за дезертирство. А вы, как я понимаю, не слишком связаны обязательствами, и можете навести справки.
Только вот удержитесь, если сможете, и оставьте  до моего возвращения, если он еще жив - хотелось добавить, но он промолчал, затягиваясь дымом, и глядя на Репнина, запрокинувшего голову к небу. О чем он думает сейчас - хотелось бы знать. Но когда молодой князь повернулся и заговорил -  что-то неуловимо дрогнуло на его лице. Веки ли чуть приопустились, гася внезапно блеснувшие глаза, дернулись ли уголки губ в намеке на улыбку, или все это - капризы слабого, пляшущего  отсвета  от покачивавшегося фонаря. Но он медленно кивнул, и ответил коротко, просто и искренне.
- Почту за честь.

+1

38

Миша благодарно кивнул - он оценил простоту и серьезность, с которой граф принял его предложение. Как все-таки странно, Мишель может болтать о чем угодно и никогда не лезет за словом в карман - если речь идет о чем-то незначительном. А вот в такие моменты ему катастрофически не хватает слов.
- Обязательств у меня почти никаких, граф. А те, которые есть, они настолько смехотворны... что о них даже упоминать не стоит. Я поеду в Петербург в ближайшее время - наверное, через несколько дней. И тогда узнаю все об этом Никольском. Я просто не могу уехать сейчас отсюда...
Если будет что-то срочное - Тимофей сообразит, приедет за ним, в этом Мишель был уверен. Правда, он никак не мог вспомнить, сказал ли камердинеру, куда едет, или нет... но это было неважно. Пусть выгонят со службы - он не уедет, пока не увидит, что Владимиру становится лучше.
- А пока я буду здесь - можете быть уверены, граф, я не стану навязывать свое общество... - о, как же сложно выговорить это имя! - Анне...
Не буду вообще показываться ей на глаза. Теперь она неприкосновенна... и навсегда для меня потеряна.
Он ведь твердо решил ее забыть. Почему же ее образ то и дело возникает перед ним?
Мишель тряхнул головой, наивно думая избавиться от слишком яркого воспоминания. Снег... много снега, парк, скамейка... граф и Анна. Чужая и счастливая...
Будь счастлива, я не стану мешать тебе... только как прогнать тебя из своей головы?
Никак. Потому что эта заноза - не в голове, а в сердце.

+1

39

Воронов глубоко затянулся дымом, слушая его, и медленно выдохнул его через ноздри, вдумчиво и серьезно глядя на Репнина. Не так уж много времени, какие-то три недели прошло со времени знаменательной попойки в уездном трактире, и он слишком хорошо помнил все что там было сказано. Если бы Репнин заявил что напрочь забыл про Анну - он бы ему не поверил. Поэтому он понял эти слова куда лучше чем тому хотелось бы. Хотя возможно князь сам не помнил многое из того, что говорил тогда, учитывая многодневный запой.
- Она по-прежнему дорога вам - спокойно произнес он, стряхивая пепел в снег. Это был не вопрос, а нечто не нуждающееся ни в подтверждении ни в оспаривании. - Поверьте князь, мне жаль что все так случилось. А что касается вашего общества - вы друг Корфа а она привязана к нему как сестра. Довольно глупо было бы с моей стороны пытаться ограничить ваше общение. Я знаю ее душу, и доверяю вашей чести, поэтому не испытываю беспокойства от вашего пребывания здесь. Напротив. Ей будет тяжко одной, пока Владимир в таком состоянии, а всем в доме - нет до нее дела. Если бы это не было для вас тяжело, я попросил бы вас быть ей добрым другом как к названной сестре нашего общего друга

Отредактировано Сергей Воронов (24-09-2015 17:16:36)

+1

40

- Я... - начал Репнин и осекся. Он хотел было сказать: "не смогу выполнить вашу просьбу" - но тут же сообразил, что Воронов и не просил его ни о чем. А вот его слова о том, что до Анны здесь нет никому дела, неприятно царапнули слух. А ведь и правда - никому. Дарья Михайловна - невероятно чуткая и понимающая женщина, но в создавшейся ситуации, когда Владимир в таком состоянии, было бы нелепо ожидать, что она станет уделять внимание кому-то кроме него.
А еще... Мишель обругал себя последними словами за собственный эгоизм. Ему, видите ли, тяжело видеть Анну. А о том, каково самой Анне, он и не думал, пока Воронов ему об этом не сказал.
Репнин вспомнил, какой увидел Анну, когда приехал на поминки, и у него защемило сердце. Нет, он будет последней свиньей, если гордо отстранится сейчас и будет лелеять собственное горе.
- Я постараюсь поддержать ее... как смогу. Обещаю, - твердо сказал Мишель и посмотрел прямо в глаза собеседнику. Своих чувств ему не перебороть, но уж сдержать их он сможет.

0

41

- Благодарю - Воронов чуть кивнул, все это время следя за ним цепким, подмечающим каждый вздох, каждое выражение лица взглядом, и ощутил как схлынуло напряжение от его слов. Сигара дотлела более чем наполовину. Он поглядел на алеющий кончик, потом на Репнина.
- Вы наверняка устали с дороги, и промерзли. Я признаться рад возможности беседовать с вами, князь, а учитывая что я в отличие от Корфа крайне любопытен по природе - то у меня к вам множество вопросов, не относящихся к ни к Корфу ни к Анне, ни вообще к текущим событиям. Но не хочу оказаться форменной свиньей, которая мешает вам отдохнуть после тяжкого дня. Думаю у нас еще будет возможность побеседовать и на менее животрепещущие темы...
- он неожиданно усмехнулся, блеснув искорками в глазах - К тому же мы помнится так и не допили некую пузатую бутылочку. Непорядок.

+1

42

Да вовсе я не устал! - хотел возразить Мишель, но вдруг понял, что - да, устал, причем чертовски. Ноги вдруг одеревенели и отяжелели, спина настойчиво заболела, а живот скрутило внезапное желание поесть. Надо же, он ведь совсем забыл, что последний раз ел... да утром только, позавтракать успел. У знакомых Саблина обедали, но ему тогда не хотелось... И не съел почти ничего, только пару кусочков буженины, затем жареного цыпленка лишил его крылышек и одной ноги, после слегка только попробовал фаршированную щуку, а десяток блинов с икрой и сметаной вообще за еду считать нельзя. Ну и несколько бокалов вина, которыми он меланхолично все это запил, тоже были не в счет.
- Граф, вы правы, должен признаться, я только сейчас понял, как устал. Но больше, чем я хочу спать, я хочу есть. И в связи с этим у меня появилась идея - возможно, вы ее не одобрите, но все же. А что, если нам с вами совершить небольшую вылазку... или даже набег - на кухню? Варвара никогда не упускала шанса меня накормить...
Мишель бросил взгляд в сторону кухонного окна - оно дружелюбно светилось, несмотря на поздний час.
- Можем, кстати, и ту бутылку прихватить, о которой вы упомянули...
Тут князь смутился. То, что было в трактире несколько недель назад, он помнил весьма отрывочно.
- Надеюсь, я не слишком буйствовал... тогда, когда мы с вами... беседовали?..

+2

43

- Буйствовали? - Воронов фыркнул - Право, князь, вы меня удивляете. Всего-то мы с вами даже одну бутылку не прикончили. А вот ваша идея безусловно заслуживает самого подробного рассмотрения!
Из его слов вытекало что они попросту посидели немного за коньяком, как два приятеля - а вовсе не как бывшие соперники, один из которых к тому же чуть ли не неделю до этого беспробудно квасил. Вот не было этого, и все тут. Он щелчком отбросил остаток сигары в сугроб и широким жестом пригласил Репнина в дом. О том, что бросать окурки нехорошо - даже не задумался. Какая разница - завтра крепостные все равно будут расчищать двор и сгребут снег, так и окурок с ним заодно сгребут, было бы о чем думать.
В дверях возникла заминка, как часто бывает, и отряхивая с сапог снег в холле Воронов вдруг вспомнил Шишкина.
- Варвара кстати не только вас все время накормить пытается. Эта добрая душа похоже готова кормить всех кто окажется в радиусе ее досягаемости, без различия пола, возраста, комплекции и степени сытости. Вообразите - утром пятнадцатого прислал сюда своего ординарца сообщить о том, что везу Корфа домой, чтобы комнату приготовили, врача вызвали и прочее. Приезжаю вечером, а паренька нигде не нахожу. Иду к Варваре по делу а там - что бы вы думали? Сидит мой Юрка на табурете в варварином фартуке и честь по чести картошку чистит! Между прочим с полведра начистить уже успел, когда я его от этого занятия отвлек. У корфовской кухарки и вправду какой-то дар к себе притягивать, что ни говори.

+1

44

Мишель издал неопределенный "кхм" - это означало, что он очень хочет поскорее забыть свой запой, из которого его так благородно вытащил граф Воронов, а затем поднялся по ступенькам и вошел в дом вместе с ним.
- Я бы сейчас не отказался, чтоб меня хорошенько накормили, - хохотнул князь, стягивая шинель, - Но вот чистить картошку меня бы никто не заставил. Даже Варвара, хотя я ее по молодости лет даже боялся. Помню, приехал с Корфом на каникулы как-то зимой. А отсутствием аппетита, надо вам сказать, я страдаю редко и в самых исключительных случаях. Так вот, вскоре после ужина почувствовал я настоятельную потребность немного поесть... И вот пробрался я на кухню - а там темно. Шарил-шарил по полкам, свечку искал - что-то уронил, во что-то наступил, потом что-то с грохотом на меня завалилось... И вот открывается дверь, входит со свечой Варвара... И я стою - одной ногой в корзинке с луковой шелухой, сверху присыпан мукой, еще варенье какое-то, оказывается разлил...
Варя, не разбираясь, запустила в меня чем-то, что впоследствии оказалось веником. Ух и напугался же я тогда! Но зато понял, что на кухне - Варино царство, и вторгаться туда без спроса чревато...

Болтая, Мишель вместе с Вороновым дошел до дверей кухни и преувеличенно-громко постучал. Затем распахнул дверь и, увидев восседающую за столом "царицу кухни", склонился в почтительном поклоне.
- Добрых вечеров тебе, добрая женщина!

+1

45

По кухне расползался запах вареных копыт. Густой и тяжелый, отдающий запахом хлева и конюшни, но вместе с тем чем-то странно привлекательный для мужского носа - ибо продукт их вываривания обещал крепчайший бульон на свете, и мясной-костный дух в общем, на первый нюх - непривлекательном воне, прослеживался весьма ясно.
Варвара пила чай с пышками, и приглядывала за огнем, под медленно булькающей и исходящей густым опалесцирующим паром кастрюлей. Увидев вошедшего Репнина она расплылась в улыбке, и встала ему навстречу
- Михал Саныч! Вот хорошо что вы пожаловали! А давно ли приехали? Радость-то нашу знаете уж поди? Заходите-заходите, сейчас я вас кормить буду... Время-то позднее, к ужину не поспели, ай-яй-яй.... - кухарка заторопилась было к кухонному шкафу, но увидев входящего за князем Воронова остановилась, уперев руки в боки.
- А вам-то чего? И не совестно сюда соваться после того как вот это -он обвиняюще ткнула пальцем в сторону кастрюли - мне по вашей милости кажду ночь нюхать приходится! Да вас за это...
- Ну прости, прости, великодушно - Воронов поднял руки защищаясь от возмущенного указующего перста, и смеясь - Не для себя же. А Владимиру и правда на пользу пойдет, вот увидишь.
- Увижу, как же - проворчала кухарка, поглядывая на него с неодобрением - но тут снова взглянув на Репнина сменила гнев на милость, а присмотревшись - ахнула
- Михал Саныч! Что ж вы похудели-то так?! Чай не кормят вас в этом Петербурге? А ну-ка идите-ка сюда, идите.... И правда похудел, Госсподи тощой какой стал... ничего, сейчас я вас покормлю....
Воронов переглянулся с Михаилом, и едва сдерживая смех пошел за ним, потому как его вроде как не выгоняли, да и может ли вообще добрая женщина выгнать из своей кухни тех, что сами явились с намерением подкрепиться.

+1

46

-Бог мой, ну и вонь! - сморщился Мишель, шагнув следом за графом в кухню, - Варенька, я голоден, но, право же, не настолько... Это зачем ты устроила тут...
Князь замолк, ворочая головой, с ужасом представляя, что сейчас его начнут кормить тем самым, что дымилось на плите, распространяя вокруг невероятно противный запах. Но Варвара вмиг развеяла его страхи, когда принялась выставлять на стол разные вкусности. И запах как-то сразу перестал беспокоить Мишеля. Гораздо сильнее его занимал теперь огромный пирог, точнее, половина пирога, из которого выглядывала соблазнительно, словно ножка из-под платья юной кокетки, многослойная начинка.
Князь не мешкая уселся за стол, поближе к дивному творению, и, наблюдая, как Варвара режет предмет его восторженного внимания, рассеянно ответил ей:
- Да, Варя. что верно, то верно, в Петербурге у меня не повар, а шарлатан... Держу из милости. Или из жалости. Ем, что придется, и каждый раз вспоминаю твои пироги... с тоской. А помнишь, ты такие хитрые котлетки делала как-то? Внутри еще были грибы...
Обернувшись к Воронову, Мишель поинтересовался:
- Граф, вы ведь согласитесь со мной, что Варвара - волшебница?! Ее стряпня - это что-то невероятное и фантастическое. Правда, для меня загадка, зачем она варит какую-то... хм... в общем, то, что варит, но, как я понял, вы более осведомлены на этот счет.

+1

47

Ох, золотой мой, а ведь помнит! - умилилась добрая женщина, - Грибочки, грибочки были! Лисички. А еще яичко рубленое, да кусочек масла внутрь! Ох, порадовали старую Варю, барин! Варвара чуть ли не прослезилась, и несомненно - не будь Репнин князем а она - бывшей крепостной - не постеснялась бы его по голове погладить, как маленького. В знак поощрения добавила на стол тарелочку с соленьями, и услышав продолжение его речи закивала с жаром, выкладывая в крошечную мисочку крепко взбитой сметаны
- Вот! Вот! А я о чем! - кухарка обвиняюще ткнула ложкой в сторону Воронова - Вот, Михал Саныч! Пришел давеча, говорит - варить -де барину надо суп с копыт, что навроде как он пользительный. А как по мне - так несъедобный! Нет бы хоть лучок туда, да морковку, ячменем или рисом заправить, так нет же! Даже лаврового листу ложить не велел, чтобы хоть запах энтот отбить!
- Варварааа- ротмистр мученически закатил глаза, что в общем никак не вязалось с его довольным видом - Не моя это идея, про бульон этот врач вспомнил. А вас, князь, я как-нибудь угощу этим же варевом, по-кавказски. Это сейчас у него запах не приведи Господь, пока варится. А в готовом виде, да в соответствующее обстановке... С уксусом, чесночком, рубленой зеленью, мяском и водочкой. М-м-м закачаетесь. Одну тарелку утром - до ночи не проголодаетесь. Что же лучше для человека который толком есть не может а сил набираться должен за все то время что оголодал, да и впрок? А в одной ложке хаша - питательности больше чем в полной чашке обычного бульона.
- Да-а, коли вообще есть какой-то прок окромя запаха - Кухарка выглядела совершенно непримиримой, и нос морщила соответственно, но на ус все же намотала. Может и вправду хорош будет если подать по-человечески? Надо бы на Григории проверить, благо нос воротить не станет, этому что перед ним не поставь - все очистит, да добавки попросит. - Там на этом вашем Кавказе хоть едят по-человечески? Владимира- то Иваныча в детстве накормить - да все равно что на мельнице ветряной муку просеивать было. Хоть к стулу привяжи а есть не заставишь, то "не хочу", да это не желаю, да то "настроения нет", да то "тороплюсь куда"... то ему горяча еда то холодна, любым предлогом пользовался чтоб из-за стола сбежать. Не ребенок - сущее наказание, вот вам крест - она с размаху поставила на стол тарелку со стопочкой оставшихся после ужина блинов, и добавила довольно - А как с войны-то вашей треклятой вернулся - так любо-дорого глядеть! Ест да помалкивает, да спасибо говорит!
Воронов покатился со смеху.
- Еще бы! На Кавказе, Варенька - от роскошных пирушек с реками шампанского, до жестокого голода с вареной упряжкой на ужин - много чего бывало. Когда на месте стояли - питались по-разному. А коли марш был на дальние расстояния без привалов, то почитай сутками горячей еды не видели - местные пресные лепешки да солонина или вяленина, большего на ходу не съешь.

Отредактировано Сергей Воронов (26-09-2015 13:08:12)

+1

48

Мишель с сомнением покосился на булькающее варево и невольно содрогнулся. Да чтобы он добровольно согласился есть суп из копыт... А кстати, уж не лошадиные ли там копыта? Нет, только не это! Лошадь он не станет есть, даже если будет подыхать от голода. Съесть лошадь - это ведь почти то же самое, что съесть человека.
Мишель вежливо улыбнулся графу, ласково кивнул Варе и, взяв большой кусок пирога, уложил бережно его в свою тарелку, хищно поглядывая в сторону блинов. Конечно, лучше бы им быть горячими, но и холодные тоже подойдут.
Запах, когда к нему уже принюхаешься, почти не казался противным. Поэтому Мишель смог насладиться пирогом без помех.
- А ведь верно, Корф не привередничает в еде после Кавказа... - задумчиво пробормотал князь и одобрительно кивнул, когда Варвара поставила перед ним кувшин - скорее всего, с квасом.
- Граф, если не поторопитесь, то я прикончу этот пирог в одиночку! - заявил Миша, уплетая за обе щеки. От тепла и от сытной еды его начало потихоньку клонить в сон. Варвара все хлопотала, заставляя стол разнообразной снедью, и это так напоминало Репнину годы его юности, что он ненадолго почувствовал себя почти что ребенком.
Было тепло, вкусно, и больше ни о чем не хотелось думать... Все мысли Мишель отложил на завтра - в особенности те, что тревожили и мешали спокойно наслаждаться простыми радостями жизни.

+1

49

- Ну что вы, от сражений я никогда не отказывался, особенно от таких, где надо поддержать кого-то в неравной битве со столь грозным противником, как этот пирог - рассмеялся Воронов, в свою очередь принимаясь за угощение. - Хотя ваша доблесть, князь - внушает мне беспримерное уважение, и я снял бы перед вами шляпу, если бы она у меня была
Он не был особенно голоден, но и вправду отказываться от вкусного угощения тому кто пять лет жил то роскошно то впроголодь - было не с руки. Варвара глядя на это почти смягчилась и в знак поощрения выставила на стол бутылку вишневой наливки. Ротмистр покосился на нее
- Помилуй, а почему только две рюмки? Наливай и себе, составь компанию.
- Да вы никак спятили, барин - Варвара захихикала как девчонка, отмахиваясь тряпкой. Воронов хмыкнул и встал. Приметить откуда она доставала рюмки он успел, и самолично наполнив третью - протянул ей.
- Ой, да где ж это видано, чтобы с господами - запротестовала было кухарка, все еще хихикая, отчего узкие щелочки ее добрых, мудрых глаз совершенно утонули в пухлых щеках, но рюмку приняла. Все же как она не кокетничала - такое было не впервой. Сергей же, не садясь - поднял свою.
- Ну что же, позвольте сказать тост. За выздоровление Владимира, и чтобы вас, князь отныне приводили сюда только добрые новости.

+1

50

- Отличный тост! - Мишель одобрительно посмотрел, как граф налил Варе наливки и поднялся со своего места - все же, пить сидя, когда остальные стоят - как-то даже некрасиво.
Князь со вкусом уничтожил содержимое своей рюмки и был бы совсем не прочь повторить сей подвиг, но смущался выказывать свое желание в присутствии Воронова.
Поэтому, выпив, он потянулся к блинам. Свернул один трубочкой, макнул в сметану и с огромным удовольствием откусил чуть ли не половину сразу. Расправившись с блином, он чуть ли не силой усадил Варю рядом с собой, и только после этого сел сам.
- А знаешь, Варенька, я, пожалуй, на тебе женюсь! - заявил Репнин, - Только так, пожалуй, и можно сманить тебя от Корфа... А повара своего отдам тебе в помощники. Картошку там почистить, за водой сходить...

0


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Мой друг, спасибо, что ты есть!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC