"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Отворите мне темницу, дайте мне сиянье дня...


Отворите мне темницу, дайте мне сиянье дня...

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Время года: Зима 1840 года
Дата: 29 января
Время действия: день
Место действия: поместье барона Корфа
Участники: Анна Платонова и Владимир Корф
Краткое описание  действия: Наконец-то здоровью Владимира уже ничто не угрожает, и Анна решает поговорить с ним о том, о чем давно хотела - об ее отъезде в Петербург.

0

2

В приоткрытое окно врывалась струйка свежего, морозного воздуха, теребя волосы Корфа, сидевшего в халате в глубоком кресле у окна. Левая кисть все еще  в бинтах была неподвижна, лицо все еще казалось изнуренным после тюрьмы, казематов, и долгой болезни. Истекшая ночь была первой, без выматывающего жара, и теперь, после бритвы и воды - он словно сбросил какие-то тяжеленные вериги которые носил на себе с самого дня ареста. Сейчас он сидел в комнате один, на стуле справа от него лежала горка конвертов, а в руке - как раз было распечатанное письмо.
Он посмеивался, читая строчки исписанные мелким бисерным почерком баронессы Вельго, и отложив конверт в сторону, в кучку таких же медленно вдохнул с наслаждением подставив лицо пахнувшим из окна снежинкам, которые впрочем не долетели до него, растаяв еще в воздухе.
Раны уже практически зажили - но тем не менее Владимир обнаружил что задыхается в наглухо закрытом помещении, особенно по ночам. Впрочем после долгого заключения в каземате - это было наверное неудивительно.
Теперь, после того как он снова смог фокусировать внимание на строчках - вынужденное пребывание в комнате почти перестало его тяготить. Хотя по временам он все же досадовал, но все же возможность читать почту, или просматривать накопившиеся почти за месяц записки от Василия - который продолжал их писать - даже зная что барин их не прочтет, и уж тем более исправно - когда Корф вернулся домой. Чтение утомляло, но для ума почти за месяц изголодавшегося по новой информации это был настоящий пир, хотя часто приходилось отдыхать.
Когда скрипнула дверь и он повернув голову увидел Анну - на все еще бледных губах проявилась улыбка - медленная, спокойная и очень теплая.
- Анна - он сделал жест, указывая на кресло напротив себя, придвинутое спинкой к самому изножию кровати - Проходи, проходи. Садись. Давно ты меня своими визитами не баловала.

+1

3

Она готовилась к этому разговору уже давно, но сейчас все приготовленные фразы куда-то пропали. Слабо улыбнувшись в ответ, она села в кресло и сложила руки на коленях. Непонятно, почему она волнуется... Она ведь и раньше уезжала, и тогда никто не был против...
- Мне нужно с вами поговорить, Владимир.
Наверное, лучше было бы не начинать сразу с разговора об отъезде, но Анна не владела искусством подходить к волнующей теме издалека.
- Я хотела бы поехать в Петербург, в ваш особняк, и... и жить там. Пока Сергей не вернется из Польши. Можно?

0

4

Сам ее вид, не то решительный не то сконфуженный уже выглядел интригующе, да и напряженная поза - поза ученицы сдающей свою первую контрольную - внушала по меньшей мере недоумение. Но сказанное ею заставило недоумевать еще больше. Корф вскинул бровь, откинулся в кресле, поглаживая правой рукой подлокотник
- Снова на "вы"? С какой это стати? Ты не называла меня на "вы" с тех пор как я застукал тебя у Сержа в спальне. - воспоминание о том утре, когда она пылая негодованием влетела к нему в кабинет заставляло его улыбаться - но ее странная просьба погасила улыбку на корню. - Можно-то можно, если ты хочешь, - но зачем? Снова хочешь поступить в Императорский? А Серж в курсе?

+1

5

- Зачем? - ну как она объяснит Владимиру истинную причину своего отъезда? Он не поймет, точно не поймет, и не дай Бог, еще обидится... - Мне... мне нужно. Мы говорили об этом с Сергеем, он был не против. В Императорский я не стану больше поступать, у меня в Петербурге будут другие дела...
Анна судорожно пыталась придумать себе дела, но ничего кроме модных магазинов и книжных лавок, придумать не смогла, а это была такая откровенная ложь, что она просто промолчала, очень надеясь, что Владимир не станет расспрашивать у нее подробности.
- Я буду часто приезжать сюда... особенно когда вернется Сергей...

0

6

Корф лишь пожал плечами, хотя движение вышло странно однобоким
- Поезжай конечно, если тебе нужно. И дом и слуги и все остальное в твоем распоряжении, но.... - он непонимающе нахмурился - Будешь жить там... одна? Слуги и горничная не в счет. Да и что за дела у тебя в Петербурге? Если это конечно не секрет.... - его глаза внимательно изучали ее лицо. Действительно - девушке, жить одной в столице - без родственниц или хотя бы компаньонок - было по меньшей мере неприличным. Хотя Корфа мало заботили приличия когда речь шла о нем самом, но Анне предстоит выйти замуж, возможно - вращаться в свете, а мало ли на свете злых языков. - Можешь конечно не говорить... -
за оборванной фразой отчетливо угадывалось не произнесенное "но", и нетрудно было предположить - что он мог бы сказать. "мне кажется я имею право знать". или "я хотел бы знать", или еще множество формулировок в подобном же духе, но он промолчал

0

7

- Ну... я ведь уже жила там одна... - ответила Анна неуверенно, - Почему бы не пожить сейчас? С Глашей мне никакая компаньонка не нужна...
Невозможно хитрить с Владимиром. И уворачиваться тоже как-то... недостойно. Анна решила попробовать сказать полуправду.
- Понимаешь... я уже давно хотела уехать, а потом все так повернулось... а теперь уже все позади. И ты поправляешься. И вам с Дашей лучше побыть вместе, без посторонних.
Анна осеклась - почти все ведь уже сказала, вот глупый у нее язык...
- А в Петербурге нам с Глашей предстоит совершить набег на огромное количество магазинов... К приезду Сергея я хочу выглядеть не хуже польских модниц, - Анна попробовала перевести в шутку неудобный разговор. И, похоже, у нее получилось.

0

8

- Без посторонних? - Владимир словно бы и не услышал всего остального, его мысль тут же зацепилась за резанувшее слух словечко
Посторонние... да полон дом посторонних, с которыми теплее и приятнее чем многим людям с кровными родичами. Она про них? Не-еееет... Дурак. Это ты перед собой притворяешься или хочешь чтобы она все сказала открытым текстом? Она ведь о своем отъезде говорит "чтобы вы пожили без посторонних". Выходит считает посторонней... себя?  От этой мысли захолодило что-то в животе, но он терпеливо ждал ответа, вперив в девушку пристальный взгляд. Или это я так додумываю из-за ее смущенного вида? В любом случае - сейчас узнаю. В своей способности вытянуть из Анны то, что она недоговаривает - он не сомневался. Девушка никогда не была сильна в словесных поединках, и по ее лицу часто можно было читать ее чувства как по открытой книге. Было ли это результатом абсолютной бесхитростности характера, или же просто долгими годами что они друг друга знали - он не имел понятия, но тем не менее - так было всегда. И вслух он поинтересовался, не сводя с Анны внимательного взгляда - Ты имеешь в виду Елагина, Демидову ....?

0

9

- Ну, что ты, Елагин и Демидова - они почти семья, но они же гости, и скоро уедут тоже, - а я живу тут постоянно... и почему-то мне с каждым днем все сложнее и сложнее. И все больше хочется жить самостоятельно, одной. Без этого ощущения, что я - приживалка...
Анна опустила голову и начала прилежно разглаживать платье. Дело ведь было не в ее доброте, из-за которой она хотела оставить Владимира и Дашу в имении наедине друг с другом и с детьми. А в том, что сама она чувствовала себя очень неуютно здесь. Вот если жить где-нибудь отдельно, а потом просто приезжать в гости, пусть даже надолго - это будет совсем другое.
- Вы - семья, и должны быть вместе. Своей семьей, а не с кем-то еще... Мне кажется, это справедливо... - она начала говорить вслух, и даже не обратила на это внимания.
- А мне... мне тоже нужно учиться жить отдельно...

+1

10

- Учиться жить отдельно? Молодой девушке - до свадьбы? Что за чушь... Где это вообще видано.-  Глаза Корфа казалось понемногу теряли блеск, пока он ее слушал, становились из серых зеркал какими-то тусклыми, цвета старого пепла. Заговорил он тихо, и медленно, словно взвешивая каждое слово
- Елагин... не знаю, он толком не сказал ни да ни нет. Демидову я просил остаться насовсем, и она не отказалась. Они - мне не семья. Они - интересные люди, чье общество мне тепло и приятно, просто самим фактом их нахождения в доме. С каких это пор я должен оглядываться на степень родства, а не на собственные симпатии? Дом достаточно велик, чтобы те кто в нем живут - не докучали друг другу, и наоборот - могли уединиться, если не желают постороннего общества. Следуя твоей логике... "своей семьей, а не с кем-то еще" - то мне следует избавиться от них? Заодно и от Волконского который с этой логики получается всего лишь тесть? А еще следует не приглашать в дом Михаила... Сержа... поскольку они - не семья...? Так? Чтобы не было тут больше никого? - Владимир медленно перевел дыхание, и качнул головой. Пальцы оглаживавшие подлокотник замерли, точно каменные
- "Вы должны жить своей семьей а не с кем-то еще"... Прежде всего - я никому ничего не должен. А во -вторых... Анна... тебе не кажется что этот дом и без того слишком долго был склепом в котором не было никого "лишнего". Я не хочу жить "только своей семьей". И без того слишком долго жил в пустом доме как в собственной могиле. Ты забыла? И не хочу больше в нем тишины. Пока я жив, этот дом больше никогда не схлопнется до понятия "только свои" и сортировать по степени родства я тут никого не допущу. Но даже если и так... если отсечь всех-всех, кроме самых близких - то  моей семьей можно назвать только Дашу, детей и тебя. - он чуть помедлил, и остро поглядел на нее, словно бы желая пробуравить ее взглядом до самых глубин души и добавил уже совсем тихо
- Или.... ты просто не считаешь ... себя членом семьи... и хочешь уехать... как чужая? Так?

Отредактировано Владимир Корф (04-10-2015 01:52:55)

+1

11

Глупо было надеяться, что Владимир удовлетворится неуклюжим объяснением, которое она придумала - он тут же разобрался в ее словах, выделил основное и сделал свои выводы.
- Владимир, - Анна поерзала в кресле, вроде бы устраиваясь поудобнее, а на самом деле растягивая время, - Ты и Даша... вы живете своей жизнью, понимаешь? Это - ваш дом, и вы можете пригласить сюда кого пожелаете на столько, на сколько пожелаете... А я... Я знаю, что и ты, и Даша скажете: "Ты - тоже член нашей семьи, и ты должна жить с нами". Да я и не отрицаю этого. Я всегда буду относиться к тебе как к старшему брату, но... но мне тяжело так жить. Я не могу тебе этого объяснить, я только чувствую, что мне нужно уехать. Не насовсем, не в другую страну, не далеко - всего лишь в Петербург. Мне там будет гораздо... удобнее.

+1

12

Владимир помедлил с ответом, в задумчивости постукивая пальцами по подлокотнику кресла. Со дня смерти отца, положившей конец двадцатилетней ревности - прошло почти полтора года. За это время он успел узнать Анну и с другой стороны. И как-то незаметно привык относиться  к ней действительно как к младшей сестре, хоть и не особо это афишировал. Тем не менее в отношении к ней нескрываемо ощущалась спокойная и доброжелательная опека, это ощущала даже Варвара, которая в их детстве частенько вздыхала над ними обоими, а теперь не могла нарадоваться на то, что дети наконец живут так, как и хотел бы покойный Иван Иваныч.
Слова Анны казалось имели под собой свой резон. Он попытался поставить себя на ее место - ведь доведись скажем Сержу жениться на ней, и живи он сам холостяком при их доме.... пожалуй тоже чувствовал бы себя неловко? С чего бы? Он бы занимался своими делами, семейная пара - своими, виделись бы разве что за обедом, да возможно изредка по вечерам на бренди и шпаги.... Странно.... ему бы и в голову не пришло задуматься о том - что вот-де семейная пара и надо оставить их одних... Дворянские усадьбы так велики что можно год прожить бок-о бок не то что не докучая, но даже и на глаза друг другу не попадаясь - что хорошо доказал Андрей пока жил в его доме. То, что сейчас говорила Анна напомнило ему другое. То, как сам он старался проводить дома как можно меньше времени. Да.... вот это он понимал хорошо, но....
От этой мысли стало больно. Неужели так? Корф повернулся голову к окну, но сидя в кресле видел только затянутое серой хмарью небо.
- Скажи. Ты хочешь уехать чтобы жить в Петербурге? Или чтобы не жить здесь? Ты ХОЧЕШЬ жить в Петербурге? Или... НЕ МОЖЕШЬ жить здесь?-Путаный вопрос. Но у него сейчас не получалось связно сформулировать, вопрос был бы слишком многословным, а потому - как это часто бывает - потерял бы свой смысл в посторонних переплетениях фраз, которые дают спрашиваемому возможность уцепиться за постороннее, и не отвечать на суть. Смысл она должна была понять и так - он был нехитрым.

+1

13

Еще немного - и Анна отказалась бы от всех своих слов, осталась бы в имении и выбросила мысли о Петербурге - только бы не видеть вот этого выражения в глазах Владимира... Остаться. И снова закрыться в комнате? И снова жить какой-то тенью самой себя?
Чувствовать себя чужой в доме, который она считала своим с детства - и который никогда не был на самом деле ее домом? И врать Владимиру - не словами, а поведением и фальшивыми улыбками?
Все равно он все поймет...
Но вот своим вопросом Владимир подсказал ей правильный ответ.
- Да, я хочу жить в Петербурге. Именно хочу.
Там она будет чувствовать себя совершенно по-другому. Конечно, она хочет туда. А то, что больше не может жить здесь... пусть это останется несказанным.
- А насчет того, что не могу... это уже преувеличение, Владимир... - мягко улыбнулась Анна, - Просто... мне правда нужно уехать.

0

14

Корф склонил голову, слушая не столько ее слова сколько голос, и у него вроде бы отлегло от сердца, когда вдруг одно слово ожгло словно удар кнута, и он вскинул на нее глаза, вмиг сощурившиеся, и ставшие прежними - цепкими и вборчивыми, а голос стал каким-то деревянным.
- Нужно? Между "хочу" и "нужно" - большая разница.
Что он хотел услышать? Зачем расспрашивал? Ведь сказано же - хочу, так чего ж вдруг уцепился за это словечко, напрочь перечеркнувшее и ее слова и ее мягкую улыбку. "Нужно". Почему ему слышится в этом слове скорее понятие "вынужден" чем "мечтаю"....  Проклятая привычка докапываться, ну зачем, зачем?! Он чувствовал что расспросы ничего хорошего не принесут, и в то же время.... не умел он стоять на зыбкой почве, и делать вид что под ним - гранит. Лучше уж провалиться по пояс, но нащупать там, под трясиной - твердую основу.
Он больше не прибавил ничего, только вот взгляд этот, Анне был знаком все двадцать лет ее жизни - с того момента как она начала осознавать себя.

0

15

Анна принялась терзать оборку на платье, как будто провинившаяся девчонка, застигнутая на месте страшного преступления - на воровстве варенья из кладовки.
- Понимаешь, - протянула она беспомощно, подбирая слова, которые никак не подбирались. Врать Владимиру, даже самую малость, было бесполезно. И как это у него получается - непонятно, но он всегда добирается до сути.
- Мне в самом деле нужно... почувствовать, что я могу жить... - сложно-то как... будто пробираешься сквозь густую чащу, - ...жить, не мешаясь ни у кого под ногами. Нет, мне сложно об этом говорить. Здесь я как будто у вас в гостях... а пора бы и...
Честь знать - да-да, давно пора. Чувство не-дома - как бы она ни любила Владимира, никогда не оставит ее в имении.
- Ну вот такая я глупая, - она грустно улыбнулась и виновато посмотрела на Владимира, - Но ты ведь не сердишься? Я буду приезжать... И просто так, и на праздники...

0

16

- Не мешаясь под ногами.... в гостях.... - медленно произнес Корф и отведя глаза со вздохом откинул голову затылком на высокую спинку кресла. - Вот мы и докопались до причины. Ты чувствуешь себя лишней тут. Так же как в свое время лишним тут чувствовал себя я.
Это был не вопрос, и в тихом голосе не было ни напора ни укора. Таким тоном говорят о чем-то не нуждающемся в комментариях вроде "дождь идет". Собственные слова не представляли ни малейших сомнений, он был уверен что понял правильно. И от этого по душе разливалось странное оцепенение, за которым вкрадывалась какая-то прохладная горечь и ощущение какой-то пустоты. Он молчал. Очень долго. Заползало в душу тем, что сопровождало его всю его осознанную жизнь - пока был жив отец. Ощущением "я здесь лишний"... А теперь вот...  теперь это ощущение испытывает Анна...
Он не стал вскидываться и утверждать что-де это не так, доказывать что она член семьи, и многое что мог бы сказать. Но... какой был бы в этом толк? Сказал бы ему кто-то в его двадцать один год, "Владимир, ты тут вовсе не лишний, ты дорог отцу, и Анна могла бы стать тебе сестрой, если бы..." Что бы он тогда сделал? Да рассмеялся бы в лицо такому доброжелателю-утешителю. Потому что действия отца ясно доказывали прямо противоположное. Каждым словом, поступком и жестом. А теперь.... теперь выходит....
- Что ж.... кому понять это, как не мне - тихо произнес он вслух, не глядя на нее. - Хотя чести мне это не делает. и вина лишь на мне. Поезжай. У меня нет прав тебя удерживать. А обещать что-то исправить... наверное поздно, да?

+1

17

Анна тоже молчала, думая, как странно поворачивает жизнь свои сюжеты. Ведь еще пару лет назад, если бы кто-нибудь сказал ей, что она вот так будет просить Владимира об отъезде... и переживать, что он подумает, что ей здесь, с ним и его семьей, неуютно... рассмеялась бы и назвала того, кто так говорит, редким лгуном и фантазером... Но сейчас ей было вовсе не до смеха.
- Не говори так, - она тихонько тронула Владимира за плечо, - Никто ни в чем не виноват, и исправлять ничего не нужно. К тому же, я после свадьбы в любом случае уехала бы. Это... это жизнь, Владимир. Не нами придумано, что двум хозяйкам в одном доме не место. И если уж кто-то в чем-то виноват, то только я. Я слишком... поверила в свое время, что у меня есть право тут распоряжаться... Заигралась в госпожу, хоть и твердила себе, как попугай: "я такая же, как они..." - ну то есть, как другие слуги. Да не такая же - совсем не такая же, и сама прекрасно это знала. А с появлением Даши - я ее очень люблю, очень, правда - я увидела... что никакая я не особенная. Моя роль стала слишком маленькой... я к ней не смогла приспособиться, понимаешь? А в Петербурге у меня будет совсем другая роль...
Анна помолчала немножко, удивляясь своим, только что произнесенным вслух словам.
- Ну как же это у тебя так получается? Собиралась сказать, что хочу побегать по модным магазинам и по книжным лавкам - а сказала... правду...
Она посмотрела на Владимира и тепло улыбнулась.
- Спасибо, что понимаешь... И что не обижаешься. Ведь тут не на что обижаться, правда?

+1

18

Корф поднял на нее глаза, когда она тронула его за плечо, невесело усмехнулся, и отвел взгляд
- Обижаться.... - Он покачал головой и выдохнул задумчиво - Обижаться, Анна, досадовать и злиться я могу в этой ситуации только на себя самого. Двум хозяйкам и вправду в доме не место, но где ж это видано чтобы незамужняя сестра хозяина дома уезжала чтобы жить одна, не дожидаясь собственного замужества. Выходит тебе настолько здесь невыносимо - как было и мне в свое время. Получается я поступаю с тобой как отец поступал со мной. - в голосе Корфа звучала отчетливая горечь, которую он даже не старался скрыть - Сам виноват. Почему-то решил что такого не будет... что ты подружишься с Дашей... привяжешься к детям. Будешь так же как и я радоваться обществу Волконского - этот человек как солнце - греет всех вокруг себя.... Демидова конечно не про твою честь, ее ехидство и прямолинейность не в твоем вкусе, но.... Выходит я ошибся. Да как ошибся...... а ведь должен был предусмотреть. Или хотя бы обратить внимание на то, что ты чураешься их общества, ни с кем не общаешься.... даже с детьми, хотя почему-то думал что ты привяжешься к ним как я сам. Но я все надеялся что это - дело времени.... а оказалось... - он прикрыл глаза и с силой протер лоб. Мысль о том что хоть кто-то чувствует такую же боль и горечь как он сам всю свою жизнь, ощущение чуждости в своем родном доме - была невыносима и причиняла почти физическую боль. Он ведь слишком хорошо знал, и помнил - каково это. И даже думать о том, что теперь он - виновник тех же самых ощущений для Анны, как был для него собственный отец - было мучительно. А вместе с тем это была правда.

+1

19

- Может быть, если бы все было не так... стремительно, я успела бы привыкнуть, - ответила Анна. Слова Владимира о том, что она не сумела подружиться с Дашей и детьми были неожиданными и неприятными - потому что были правдой. Если бы Владимир вначале женился, долго-долго они жили все вместе, потом появились дети, а время от времени приезжали родственники - возможно, тогда все было бы по-другому? Но после почти года затворничества внезапно оказаться среди абсолютно чужих людей - Анна не сумела их всех принять и полюбить как родных. Дети - вернее, то, что у нее не получилось с ними сблизиться - мучило Анну сознанием вины. Но ей всегда было страшновато заговаривать с ними. И потом, они постоянно были под присмотром.
- А еще... понимаешь, я стала не нужна. У меня никаких обязанностей, вообще никаких. Моя помощь тоже никому не нужна - и вполне понятно, почему. Даша - отличная хозяйка, она у тебя вообще... такая жена, о которых только, наверное, в сказках рассказывают... Но... в вашей семье мне немножко... ну... не по себе...
Анна решила, что сказала более чем достаточно, и перебила сама себя:
- А вот если я буду жить где-то, и приезжать в гости - и даже надолго приезжать - я уже не буду так себя чувствовать. И это будет совсем не то, что было у тебя...

0

20

- Жить где-то и приезжать в гости... - задумчиво повторил Владимир, медленно, словно мысля вслух - Тебе нужен дом, где ты будешь чувствовать себя хозяйкой. Какая-то почва под ногами, чтобы приезжая сюда ты чувствовала себя увереннее... Чтобы находясь здесь, ты чувствовала что здесь ты - по собственному желанию, и осознанному выбору, а не по вынужденной необходимости. Так? - он вскинул на нее глаза, словно пытаясь угадать по выражению лица - верно ли представляет себе мысли.

0

21

- Так, - кивнула Анна, недоумевая про себя, как это она вместо милой болтовни о портнихах, прогулках, новых книжках и посещении театра - выложила Владимиру всю правду. Ведь собиралась же говорить совершенно по-другому...
- Я очень вас люблю, Владимир, - ей раньше никогда не удавалось так легко это сказать, как теперь - когда она чувствовала, что почти свободна, - И тебя, и Дашу, и детей... кажется, даже княгиню немножко. Вы - моя единственная семья... Вы - мои родные, других я не знаю. И поэтому я буду приезжать так часто и надолго, что ты даже не поймешь, что я куда-то там уехала.
На сердце ее - впервые, наверное, за всю жизнь - сделалось очень спокойно. Как будто тяжелый груз, который там лежал, вдруг куда-то сам собой испарился - и она только теперь, освободившись от него, поняла, насколько ей было трудно.

Отредактировано Анна Платонова (09-10-2015 20:55:48)

0

22

Корф лишь кивнул головой. В ее искренности не приходилось сомневаться. Ей там возможно и вправду будет лучше. Как мне в свое время..... Стоп. не думай об этом. А остальное... разве важно? Возможно - но не для нее, а значит незачем об этом говорить. Он постучал пальцами по подлокотнику, а потом подняв руку - оперся подбородком о кисть а локтем о подлокотник.
- Надеюсь ты предпочтешь жить в нашем особняке на Екатерининском. - тон его сейчас звучал как прежде Спокойно, полуиронично-полутепло, как в утро после маскарада.  - Я приобрел дом на твое имя - с тем, чтобы оставить его тебе по завещанию. Но поскольку я, со свойственным мне нахальством - не сподобился умереть - то жить тебе там рано. К тому же тот дом тебе почти такой же родной как и этот. Да и вся прислуга тебе знакома - вы же часто жили там с отцом. Екатерина Дмитриевна и Ариша будут тебе рады, и позаботятся о тебе.

0

23

Тяжелый разговор был позади, и это окрыляло. Владимир ее понял, не обиделся, не расстроился и не разозлился. И ей можно уехать - хоть завтра. Она бы бросилась Владимиру на шею, но для таких бурных восторгов он был еще слаб.
- Хорошо, на Екатерининском, - кивнула Анна, а вот следующие его слова заставили ее нахмуриться, - Даже в шутку так не говори, а то... а то  я Даше все расскажу.
Теперь, даже если бы она и захотела переехать в тот особняк, о котором говорил Владимир - не стала бы, из-за какого-то суеверного чувства.
Анна поднялась, приблизилась к Владимиру и, нагнувшись, легко поцеловала его в щеку.
- Спасибо, что понял... - ей уже не терпелось сбежать к себе и начать укладываться.

0

24

Владимир едва заметно улыбнулся - не слишком веселой улыбкой, в которой дрогнула лишь половина рта.
- Смотри не проказничай там, оставшись без присмотра - тон его впрочем оставался мягким, и он запретил себе даже тени того, что ощущал сейчас - прозвучать в голосе. Он притянул девушку к себе, коснулся губами лба и выпустил руку. Ну вот - сейчас она умчится к себе, и можно не сомневаться - завтра же придет попрощаться с ним и с Дашей. А потом уедет. А может еще и сегодня. Что-то наверное надо было сказать, но он не знал что именно. Он отвел взгляд. На глаза попались письма, которые он читал до ее прихода. У него дрогнула бровь и он вновь вскинул на нее глаза, в которых на мгновение просветила почти прежнее, знакомое ей с детства мальчишеское выражение - какое было всегда, когда он осуществлял какую-либо каверзу
- Кстати! Я налагаю на тебя мзду в расплату за свободу. - он взял один и конвертов и помахал им - В Петербурге считают что я мертв. Никто, даже в крепости не знает что я выжил, тамошний лекарь - и тот полагал что Серж увез меня умирать. Видишь сколько соболезнующих писулек прислали? Сделай доброе дело - не разубеждай этих добрых людей. Пусть себе остаются в своем заблуждении. В марте мы поедем на бал в Гатчину - надеюсь ты при этом составишь нам компанию, и я больше всего хочу поглядеть на выражения лиц тех, кто все это писал - при виде меня. Не будем портить им сюрприз, договорились?
Анну явно удивила эта просьба, но при взгляде на письма, и на него - она улыбнулась почти так же озорно, принимая эту просьбу как некую интересную игру с возможными еще более интересными последствиями. Ведь действительно же - любопытно.
Она ушла, а Владимир еще долго сидел неподвижно, глядя в окно.
В разговоре с Анной он умудрился скрыть по большей части ту странную горечь, которую пробудили в нем ее слова. А вот теперь - когда ее уже не было, и вообще никого не было - забытое было ощущение всколыхнулось, словно ветер палыми листьями - мельтеша обрывками невеселых мыслей в голове. И с каждой минутой одиночества оно овладевало им все больше и больше

+1


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Отворите мне темницу, дайте мне сиянье дня...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC