"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Ты- гибель моя...


Ты- гибель моя...

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Время года: несколько лет
Дата: Ноябрь 1832 - октябрь 1837
Время действия: Разное
Место действия: Петербург, Кавказ
Участники: Мария Соболевская, Сергей Воронов
Краткое описание  действия (не менее трёх строк):

Терзаем мы друг другу души, день изо дня, из века в век,
И ничего тут не поделать, так уж устроен человек.
Всю жизнь он мечется, всё ищет, какой-то в жизни идеал,
Не замечая, что попутно, другому душу поломал.
В любви друг другу признаёмся, скрестивши пальцы на удачу,
Потом, остынув, расстаёмся, и из двоих один лишь плачет.
Любовь, всегда крадется тихо. Безжалостный и хищный зверь.
И выпив кровь твою, уходит, оставив нараспашку дверь.
Потом идет победным маршем, сияет утренней звездой,
И стелет землю алой кровью, сердец загубленных собой.

+1

2

декабрь 1832 г
Санкт-Петербургской губернии Ямбургский уезд, "Березово" Имение Алексеевых.

- Мари, Мари, как же я рада тебя видеть! - Две девушки, на вид не более семнадцати лет кружились по светлой, широкой комнате во втором этаже, выходящей окнами в сад. - Маменька все обещала, обещала со дня на день, а я никак дождаться не могла!
Миловидная девица с толстой каштановой косой достигавшей талии, быстроглазая и шустрая первой прекратила вертеться и обняла кузину с доброжелательной симпатией, которая в этом возрасте еще не имеет под собой подводных камней.  Волосы другой, тоненькой и гибкой, с прекрасно развитыми для семнадцати лет женственными формами - отливали на солнце цветом старого золота, и хотя были безжалостно стянуты в такую же косу - невольно притягивали взгляд.
Когда-то давно Августа и Франц Крейц, близнецы, родившиеся у обедневшего еще при Екатерине Великой  курляндского дворянина Мартина Крейца явились покорять Россию, в надежде, что на новом месте удастся выбиться в люди. Не имея ничего кроме худородного дворянства, не подкрепленного к тому же ни землями, ни титулом, ни состоянием , и обладая вместо всего этого лишь чисто немецкой практичностью и трезвомыслием, каждый устроился в жизни как мог. Франц, заделавшийся чиновником при Министерстве внутренних дел перебивался своим жалованьем едва-едва умудряясь поддерживать видимость образа жизни, приличествующего дворянину, Августа же удачно вышла замуж, за хоть и не титулованного, но весьма состоятельного Кирилла Алексеева, и, втайне от мужа изредка поддерживала брата финансами.
Когда супруга Франца, прожив с ним несколько лет в конце концов сбежала в Италию с каким-то балетным танцором, оставив того с маленькой дочкой, Августа взяла шефство над племянницей, и та часто и подолгу гостила в Березовом, вместе с теткиными детьми, Валентином и Ольгой.  Кузен был тремя годами старше, а с кузиной они были ровесницы. Но если Ольга от рождения имевшая все, что только могла пожелать, была легкомысленной и довольно недалекой девицей, то Мария, к семнадцати годам фактически бесприданница, компенсировала недостаток средств и свое бедненькое дворянство - не по годам развитой практической сметкой, и довольно острым, предусмотрительным умом. С некоторых пор ее визиты в имение Алексеевых возымели целью очаровать кузена и выйти за него замуж. Тетка этому  намерению не противилась, да и сам Валентин наверняка был бы не против, да только выпустившись из Кадетского корпуса он так редко бывал дома, что уже полгода как посещения Березового оказывались бесплодными.
Но не сейчас. Хохот и громкие возгласы со двора были слышны даже сквозь закрытые окна. Молодые, веселые и несомненно мужские голоса. Значит, Валентин дома! Этот вывод окрылил златовласую девицу, и она от души расцеловав кузину увлекла ее к окну.
Это действительно был Валентин, только он был не один. В глубоком снегу, на садовой полянке у пруда, недалеко от курившегося паром бревенчатого здания бани, в одних портках несмотря на мороз,  хохотали, и боролись двое молодых людей,. Щеки девушек невольно зарумянились, и Ольга хихикнула, прикрыв рот ладошкой. Мари глядела во все глаза. Юным девицам не полагается смотреть на полуобнаженных мужчин, и тем притягательнее и завораживающе было зрелище. 
Светловолосый, вихрастый Валентин, облепленный снегом хохотал, швыряя снежок за снежком в своего противника, а тот, незнакомый Мари, смуглый и темноволосый не оставался в долгу, и уворачиваясь от большинства снежков, обсыпал Алексеева снегом с ног до головы. От разгоряченных тел казалось шел пар. Валентин... Тинка, как вслед за Ольгой мысленно называла его Мари, хоть и знала как он не любит это прозвище был белокож, с усыпанной веснушками спиной, широк в плечах и коренаст, но его противник - ростом на полголовы выше него был сложен как древнегреческий бог. Широкоплечий, узкобедрый, жилистый и крепко сбитый, он двигался со стремительной грацией хищной птицы, и у девушки перехватило дыхание от этого, никогда ею ранее не виданного, но завораживающего танца какой-то первобытной силы. Когда незнакомец увернулся от набегающего на него Тинки, подсек его ногой и повалил в снег, наваливаясь сверху и прижимая к земле девушка так и потянулась к стеклу, в неосознанном желании погладить бронзовую от загара кожу на его спине и руках, под которой рельефными тяжами выступали контуры напряженных мышц.
Странное желание. Нелепое, постыдное, непростительное для юной девушки, но ей вдруг захотелось почувствовать - что бывает, когда тебя обнимают такие вот сильные руки, как пахнут темные волосы, с запутавшимся в них снегом, каково это - прижаться к этой обнаженной груди, и провести руками по горделиво развернутым плечам, и шее, словно бы изваянной резцом талантлиейшего скульптора....
Захотелось...
- Кто это? - спросила она шепотом, словно бы двое,  боровшиеся там, внизу в заснеженном саду, могли их услышать.
- Это Тинка со своим приятелем по роте. Привез его к нам на праздники.  Знаешь... - Ольга тоже перешла на драматический шепот, хихикая и прикрываясь ладошкой - Кажется у папеньки есть на него виды, относительно меня. Он вроде граф, и из очень состоятельной семьи. Представляешь?
Граф?!
Глаза Мари снова метнулись к окну, и она непроизвольно напряглась. Темноволосый к этому времени поднял Валентина на ноги, смеясь, и выговаривая ему что-то. Валентин ответил чем-то,  тут же ткнул противника пальцами меж ребер. Тот согнулся, хватаясь за ребра, от щекотки, а Тинка, воодушевившись, набросился на него уже не с колотушками а со щекоткой. Темноволосый отступал, закрываясь и хохоча, оступился, рухнул навзничь в снег, и принялся смеясь отбиваться от насевшего сверху приятеля.
Глаза у него тоже темные. Лицо пожалуй слишком характерное, и черты слишком жестко очерченные чтобы считаться красивым, но было в нем что-то такое, что...
Не бывать этому.  Чтобы вот  он,  эта великолепная, стремительная, сильная, хищная птица досталась такой курице как Ольга?
Не бывать.

Ты будешь моим. Не знаю как - но будешь.
Ей не пришло в голову ни одной формулировки про любовь, и в душе не задрожало и не екнуло, как описывают это состояние французские романы. Просто она знала, что он должен принадлежать ей.
Должен. И будет.
И все тут.

+2

3

- Наряжаешься?  - Валентин вошел в комнату, сияя как начищенный пятак.  Сергей бросил на него взгляд через плечо, застегивая поясной ремень.
- А как же. Это вон тебе перед родителями не стыдно расхлебаем ходить.
- Только ли перед родителями? - приятель обрушился в кресло, и закинул ноги через один подлокотник, вольготно запрокинувшись на другой - Эх, темнишь ты, друг любезный.
- С чего ты взял? - Воронов оправил мундир и повернулся. Новенькие корнетские эполеты отразили блик свечей на потолок. За четыре года от рядового до корнета - взлет был бы поистине головокружительным, кабы не сознание того, что почти все однокурсники из корпуса получили те же эполеты еще четыре года назад, вместе с саблей и свидетельством о выпуске. Впрочем о полученной в казармах школе он не жалел. Догнал сокурсников, и ладно, теперь и в обществе показаться не стыдно.
- Сестра-то моя на тебя глаз положила. Али не заметил? - Алексеев хитро прищурился - За столом и в гостиной взгляда с тебя не сводит. Танцевать-то с ней сегодня будешь, нет?
Сергей неопределенно пожал плечами. Ольга Алексеева была безусловно хороша собой, даже красива, если отнестись совсем уж беспристрастно. Но от ее пустопорожнего щебетания у него начинала ныть голова уже примерно на первых пятнадцати минут разговора. Хвала светским любезностям, не приходилось измышлять, как повежливее ответить на душераздирающий рассказ о гибели ее любимой канарейки, задранной каким-то наглым пришлым котом, и какими словами сочувствовать ее безымянной подруге, безответно влюбленной в учителя рисования. И в альбом, испещренный розовыми сердечками и наклеенными клейстером вырезанными из книг гравюрами с изображениями влюбленных, расписанный чувствительными стишками и изречениями на французском - написать тоже не составляло труда столь же избитое " Il n`est jamais tard d`être celui qu`on veut. Exécute les rêves."  Но поддерживать беседу на хоть сколько-нибудь более осмысленные темы было решительно невозможно. Более того девица напрочь не понимала ни шуток ни иронии, принимая его полуироничный галантный тон за чистую монету. Но черт возьми, не мог же он быть груб с сестрой своего приятеля, находясь в их же доме?!
- Послушай, Валентин, нет у меня намерений волочиться за Ольгой Кирилловной. - Воронов одернул рукава. - Барышня она милая, но не в моем вкусе, понимаешь, нет? Не взыщи, если обижает. Внимание - простая вежливость и с ее стороны и с моей.
- Да ничуть не обижает, честно говоря. - Валентин потянулся, с удовольствием вытягивая ноги. - Я сестру люблю, но жениться на ней и не подумал бы. Да и ей куда лучше кого-нибудь нравом поспокойнее чем ты. Отец-то на твой титул зарится, если уж совсем откровенно. А Оля... ну, не знаю чем ты ее пленил, но она похоже воображает тебя этаким Онегиным в эполетах, а себя, соответственно, Татьяной. Хотя ты больше смахиваешь на Конрада.
- В таком случае мне не следует задерживаться у вас в доме - помолчав заметил Сергей, отворачиваясь к темному окну. - Завтра уеду.
- А ты чего это так помрачнел? - Валентин заинтересованно вглядывался ему в спину. - Эй, Серж! У тебя что, есть причины дорожить пребыванием здесь, разумеется помимо моей распрекрасной персоны?
Воронов промолчал, только пальцы, сложенных за спиной рук сжались сильнее. Алексеев расхохотался
- Похоже, угадал. Послушай, а не из-за Мари ли ты...
Сергей резко обернулся.
- Валентин!
- А что  я? Я ничего. - смех сменился добродушной улыбкой, и молодой человек наконец скинул ноги с подлокотника кресла, усевшись по-человечески, и даже подался вперед от заинтересованности - Нет, правда? Да не жмись ты, я ж не со зла. Ты мне друг, да и она не чужая.
Воронов прошел за спинкой противоположного кресла, и усевшись в него вперил в приятеля пронзительный взгляд.
- Допустим. Ты имеешь что-то против?
- Я? - Валентин легкомысленно пожал плечами - С чего бы это? Она конечно красива, да и неглупа. Мать похоже спит и видит, чтобы я на ней женился, но у отца на меня другие виды. Мари хороша, но ведь бесприданница, да еще и родственница. Такие браки там у них в Курляндии может и приняты, а у нас добром не кончаются.
- Стало быть... - Воронов немного расслабился, только сейчас ощутив каким напряжением его сковало с того момента, как приятель упомянул имя девушки.
- Стало быть я вовсе не против. - резюмировал Валентин, откидываясь на спинку кресла. - Из вас бы красивая пара вышла. Да только что родители твои скажут? Худородная дворяночка без гроша за душой. Мезальянс это, милый друг.
Сергей промолчал. Он пока не думал о женитьбе, равно и вообще как не пытался осмысливать трезво и строить планы в отношении собственных чувств. Но они были, и были куда сильнее чем хотелось бы в этом признаться. В предрождественскую неделю, в череде игр, прогулок и балов он довольно тесно пообщался с обеими барышнями. И насколько пресна и слащава казалась ему Ольга, настолько же интересна была Мари. И при том, что она уже была прелестна, а с возрастом обещала стать и вовсе настоящей красавицей - он был совершенно очарован ее прямотой, ее манерой говорить, недюжинным для барышни острым умом, и совершенно ненавязчивым, легким чувством юмора. В ней не было ни капли того, чего он не выносил - манерности, напыщенности, заученности в поступках и словах. Если любую фразу Ольги можно было предсказать заранее, то с Мари никогда не было ничего известно наперед, она умела отвечать на шутки, да и сама не лезла за словом в карман, и в отличие от большинства девиц, приторных до тошноты, и не умевших поддержать разговор ничем кроме затверженных пустопорожних фраз и слов - была, живой, яркой, настоящей и создавала вокруг себя словно какой-то ореол к которому его тянуло как магнитом.
Родители? Об этом Сергей не думал. Он был совершенно уверен, что родители примут любую девушку, которую он приведет к ним в дом. Но... является ли Мария этой девушкой? Взаимно ли то влечение, которое он испытывает к ней? И любовь ли это?
- Признаться, я еще ни к кому не испытывал ничего подобного - медленно произнес он  наконец. -  Праздники заканчиваются, мне пора уезжать. Да и увижу ли я ее снова...
- Хе, дружище,  слыхал пословицу "лишь гора с горой не сходится "? Она уже выезжает, хоть и возможностей у нее поменьше, чем у Ольги.  А за симпатии моей сестрички не беспокойся, с тем же успехом она влюблялась во всех героев госпожи Остин без разбора. Хотя - с некоторым скептицизмом пожал плечами Валентин - Рано или поздно мне придется отстаивать ее честь у какого-нибудь гусара или великосветского хлыща. Мне пожалуй и было бы спокойнее, если бы ты действительно ответил на ее чувства, но не неволить же тебя.
- Спасибо.... - явно думая о чем-то своем отозвался Воронов. - Спасибо, Валентин. - он встал - Пойдем. Мы задержались, нас наверное уже ждут.
- Ждут, как же. - фыркнул Алексеев, впрочем поднимаясь с кресла - Сознайся уже, что самому не терпится поскорее увидеть красавицу Мари.
Ответом был чувствительный тычок в бок, отчего молодой человек хохоча вылетел из комнаты, увлекая приятеля за собой.

+2


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Ты- гибель моя...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC