"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Ах, этот бал, мельканье масок....


Ах, этот бал, мельканье масок....

Сообщений 101 страница 150 из 358

101

Ох как посмотреть как посмотреть, мне все таки кажется, что он отчасти просто любил ее, а она пользовалась этим. Под маской загорелись огоньки ее черных глаз, а благодаря тому, что маска закрывала только часть лица она хитро улыбнулась. Может мне тоже воспользоваться. Девушке показалось, что она уже забыла где она находится и что они до сих пор танцует вальс и Наде так захотелось, чтобы музыка не кончалась ни когда. От княжны не укрылась не резкое сжатие ее руки, ни как в области поясницы он чуть крепче сжал ее. Ей резко стало жарко и спина буквально горела, от этого прикосновения. По моему даже на лице было это заметно, как хорошо, что ее скрывала маска. Посмотрим Мерлин ох посмотрим, может вы меня заколдуете, а может я вас. Надя лукаво посмотрела на молодого человека.

0

102

Чарующие звуки вальса заполнили зал, и пары заскользили по кругу. Ланского всегда немного удивляло это зрелище. Странным было - как умудряются столько человек, двигаясь в едином ритме - не налетать друг на друга, и не мешать. Впрочем сейчас ему было не до разглядывания окружающих. И не до философии. Он все гадал - что же так тревожило Анну, о чем она говорила с тем типом в черном, и кто он вообще такой. Гадал и о том, как начать разговор. Девушка казалась сумрачной, хотя вроде бы на балу полагалось веселиться. Он, было, уже подумывал и второй вальс провести в таинственном молчании - но потом решил что это чересчур. Этак он и останется для нее безликой тенью. А ведь надеялся на совсем иное. И когда они прошли первый круг - он все же заговорил. Медленно, спокойно, словно философствуя сам с собой, и не ожидая чего-либо в ответ.
- Странный бал. Вокруг столько света, музыки… наряды, улыбки, драгоценности…. учтивые кавалеры любезничающие с прекрасными дамами. А в глазах моей дамы - отчего-то печаль. Странно. Непривычно. Я, должно быть, показался вам хамом, что не стал рассыпаться в преувеличенных любезностях вашему костюму, грации, умению танцевать? И не выразил желания немедленно сразиться с драконами и рыцарями за право объявить вас прекраснейшей из женщин? Возможно я и в самом деле хам, только вот отчего-то мне кажется что вам это совсем не нужно.
Он чуть улыбнулся, когда она подняла на него глаза - явно удивленная таким вступлением
- Ваши глаза так печальны. Вы как будто вовсе не здесь, а танцую я с прекрасным призраком, который витает где-то так бесконечно далеко. Где именно - хотел бы я знать….

0

103

Молчание ее партнера дало Анне возможность уйти в себя. Она вспоминала сейчас совсем другой маскарад, не такой пышный и многолюдный… в поместье. Вспоминала их ссору с Сергеем, свое глупое поведение и неумение слушать. Тогда Владимир помог ей осознать свою ошибку и подсказал, как ее исправить. И сегодня Владимир снова ей помог. Она очень надеялась, что, оказавшись в тишине и одиночестве, сможет разобраться в себе окончательно и перестанет поддаваться тяжелым и неприятным мыслям. Скоро приедет Сергей, они поговорят, и тогда ее сомнения развеются окончательно… Сомнения? А разве они есть?..
Она вдруг осознала, что ее прежде такой молчаливый кавалер говорит что-то, и заставила себя прислушаться, хоть была очень недовольна, что он вытащил ее из маленького тихого мира и заставляет воспринимать окружающую действительность.
Мне вовсе не нужны комплименты, вы правы,к тому же, я уверена, вы большой мастер их говорить, - она и не заметила, как произнесла вслух то, что едва успела подумать. В самом деле, при беглом взгляде на ее партнера становилось почему-то очевидно, что он избалован женским вниманием. И этот его голос… мягкий, вкрадчивый… такой знакомый… Анна внимательнее присмотрелась к лицу, наполовину скрытому маской. Нет, вряд ли она ошиблась. Скорее всего, это в самом деле Ланский. К тому же, во время их последней встречи в Летнем саду он, кажется, упоминал о бале в Гатчине. Только она уже забыла, в связи с чем. Проверить свою догадку Анна решила немедленно.
- Вы невероятно проницательны. В данный момент мои мысли витают на Кавказе, где-то возле Безенгийской стены...

0

104

Ого! Выходит - узнала? Впрочем не так уж тщательно он и маскировался - полумаска скрывала лишь глаза, да и голос изменить не потрудился, но все равно, сам факт, что она его узнала, да еще поддела так мастерски - привел его в невероятно хорошее расположение духа. А эта девочка не так проста как казалась. Совсем даже не проста! Впрочем, на особые размышления времени не было - да и что там размышлять. Вдохновение для таких случаев - лучший советчик.
- У Стены холодно, моя прекрасная незнакомка. Холодно, мрачно и безлюдно. Царство бескрайних льдов и голых скал под ними. Жестокое, страшное место. И - невероятно красивое, если смотреть на него со стороны. Каким странным полетом занесло ваши мысли в такую даль. От роскошного бала - к мертвым льдам. Хотя… - он помолчал, и поднял голову, глядя куда-то повыше ее головы, легко ведя ее между остальными парами - Хотя ваши глаза сейчас кажутся отражением тех льдов. Когда гаснет день и начинают собираться сумерки - лед отсвечивает синевой - как ваши глаза. Такие холодные… далекие… А вы мне сейчас напомнили одну девушку, которую я имел несчастье огорчить. Невежливо, танцуя с одной дамой вспоминать о другой, да еще и вслух, но…. мои опрометчивые слова огорчили и расстроили ее. И я так и ношу в сердце тяжелый осадок. Вы не злитесь на меня за эту откровенность, таинственная незнакомка? Ведь порой незнакомцу или незнакомке только и можно открыть наболевшие мысли - как не получается открыться даже самому близкому другу….

0

105

Анне стало стыдно после первых же его слов. Она была так невежлива со своим кавалером, как будто он был в чем-то виноват. А ведь вся его вина заключалась только в том, что он не вовремя пригласил ее на танец. Да и вообще никакой вины не было - не мог же он знать, о чем она думала и чего хотела… А теперь, получается, она, сама того не желая, выказала по отношению к партнеру… неуважение. В танце полагается вести легкую, ни к чему не обязывающую беседу, а не бросаться злобными взглядами и грубыми репликами. Анна решила попробовать загладить свою вину перед Виктором, тем более что он ее не узнал.
- Нет, я не злюсь на вас, - как можно мягче ответила она, - Но если вас так беспокоит, что вы огорчили ту девушку, то найдите ее и поговорите с ней. Может быть, вам только показалось, что она расстроена, а на самом деле она уже давно все забыла?

0

106

- О…- Виктор горько усмехнулся - Если бы я только знал, где ее искать. Я видел ее лишь трижды… и все три раза совершенно случайно. Один раз в театре, где она оказалась в ложе моей старой знакомой… второй раз - в кофейне, куда завел свою тетушку откушать пирожных… и в Летнем саду… эта встреча была и вовсе похожа на сказку. Она появилась из заснеженного парка как видение… непостижимое, далекое и прекрасное… А я, дурак, вместо того, чтобы сказать ей - как все эти дни думал о ней - стал рассказывать ей о совершенно посторонних вещах. И этим так ее расстроил, что возможно она и вовсе не пожелает меня теперь видеть.
Странно. Он ведь знал, что говорит - с ней, с ней самой. А вот горечь в словах проступала совершенно искренняя. Ланский сам себя не узнавал. Может это действительно благоприятный момент, и говоря такими иносказаниями можно чего-то добиться, но он неожиданно поймал себя на мысли о том что…. чего добиваться-то? Зачем он так упорно пытается обратить на себя ее внимание? Черт побери, ведь не из-за каких-то дел, в самом деле! Какой она может представлять интерес в привычном для него смысле слова? Интересные сведения? Чушь, какие сведения могут быть от сироты, даже не представленной в свете? Возможность завербовать? Еще более несусветная чушь! Очаровать и затащить в постель? Большей глупости и представить невозможно - ведь с первого же взгляда ясно что она не из таких. Так зачем же он устроил на нее форменную охоту, зачем так упорно добивается ее расположения?
Ответа на этот вопрос он не находил. Но вот это самое расположение требовалось ему позарез.
- А может все дело в том, что я попросту боюсь признаться сам себе - что неинтересен ей. - с неожиданным вздохом резюмировал он, и опешил от того, что произнес эти слова вслух. - Ее мысли всегда блуждают где-то далеко… а я, с той первой встречи только о ней и думаю. Странно признаваться в этом. Даже самому себе.

0

107

Ей нужно было, наверное, сразу открыть Виктору, кто она такая - тогда не было бы сейчас так мучительно неловко. Анна растерялась, и не смогла сразу найти слов для ответа. Как отвечать? Играть и дальше навязанную самой же себе роль не-Анны, или признаться прямо сейчас, что она - это она?
Ни то, ни другое не казалось ей возможным. Почему этот вальс такой длинный?
- Зачем вы мне это сказали? - Анна посмотрела на Ланского и тут же отвела глаза в сторону. Какая непривычная и неудобная ситуация… Наверное, если он узнает ее, то пожалеет, что был таким откровенным… но в то же время...
Его слова невероятно грели ее самолюбие. В самом деле, такой человек, как Виктор Ланский, должно быть, постоянно окружен женским вниманием. С чего она это взяла, Анна не знала, но была в это абсолютно уверена. И вот этот светский лев, едва увидев провинциальную простушку, которая едва вылезла из своей норки на свет - так ею впечатлился, что уже и забыть не может… Неужели правду говорят про петербургских девиц, что все они - скучные и самовлюбленные жеманницы?
- Знаете, мне кажется, вам нужно и дальше полагаться на случай, - наконец, нашлась она с ответом, - Если судьбе будет угодно, она сама организует вашу следующую встречу.
А судьбе будет неугодно. Анна вряд ли отважится снова пойти в театр, даже вместе с Марией. А больше им встретиться негде. В кофейне вот разве что… Значит, и туда она больше не пойдет. Ее чем-то очень пугал Виктор. А, может быть, она пугалась не Виктора, а странного чувства, которое он в ней вызывал?

0

108

А вот этого он не ожидал. Двусмысленный ответ. Крайне двусмысленный. Она же наверняка его узнала! Как же это понять? Как обычную светскую любезность, ничего не выражающий совет… или завуалированный намек на то, что его не желают видеть? Он помрачнел так, что даже маска не скрыла окаменевшего лица и потемневших глаз.
- Судьба… ненадежный союзник. И любит весьма неприятно шутить с теми, кто ей доверяется. Если довериться ей - то возможно…. возможно я и вовсе никогда ее не увижу! Она может исчезнуть так же, как и появилась и я….
Ланский закусил губу и замолчал. Его ладонь помимо воли сжала ее пальцы, а рука, обвивавшая ее талию - прижала ее к нему чуть крепче чем это полагалось этикетом.
Поворот, поворот, поворот…..музыка скоро закончится, он это знал, а вот никакие слова отчего-то не шли на ум. Преглупейшее состояние - как сказал бы он о любом постороннем. А теперь вот угодил в него сам.
- Прошу простить меня - неожиданно сухо выговорил он наконец, глядя куда-то поверх ее головы. - Я забылся. Вам ведь нет никакого дела до какого-то незнакомого человека, который отчего-то вздумал поделиться сокровенной тайной с незнакомкой. Ваши мысли витают, как вы говорите, у Безенгийской стены. Как и ее, между прочим. Видимо ей и вправду нет до меня никакого дела. Думает о дальних далях и в упор не видит того, кто рядом. Жестокая ирония. Но - чего я еще мог ожидать. Веду себя как мальчишка. А казалось бы давно должен был избавиться от романтических бредней. Только вот ничего не могу с собой поделать. И не хочу.
Музыка начала стихать, и через несколько тактов завершилась. С тихим шорохом и приглушенным смехом стали расходиться пары. Ланский отвесил девушке низкий поклон, предложил ей руку, и уже совершенно обычным, почти официальным тоном осведомился
- Куда прикажете вас проводить?

Отредактировано Виктор Ланский (13-11-2015 00:32:11)

0

109

С каждым его словом она все больше и больше терялась. И это было странно, ведь когда Мишель признавался ей в своих чувствах, то ей так легко было ему отвечать… Твердо, уверенно, решительно… отказать. А Виктор… нет, это было что-то совсем другое. Он не узнал ее, а она случайно узнала то, что, возможно, никогда не должна была узнать. Анна чувствовала себя так, словно хитрым обманом выведала чужую тайну. Лучше бы он молчал, как тогда, во время их первого танца… А если он ее узнает? Решит, что она посмеялась над ним? И тогда что он почувствует?
Нужно было как можно скорее уйти. Она не знала, сколько времени остается до того момента, когда начнут снимать маски, и поэтому торопилась покинуть зал.
- Вы можете проводить меня до выхода? - Анна огляделась, но ни Владимира, ни Даши не увидела, и это было к лучшему. Значит, и они не видят ее тоже. Будут думать, что она где-то поблизости развлекается и танцует в свое удовольствие.

0

110

- Желаете сбежать как Золушка? А ведь до полуночи еще целый час. - усмехнулся Ланский и предложил ей руку - Извольте, моя прекрасная незнакомка, я с удовольствием провожу вас.
Между расходящихся пар они направились в сторону выхода, когда оркестр заиграл кадриль и мимо них со смехом вновь замелькали пары, направлявшиеся к центру зала. Вот наконец и выход. Огромные двустворчатые двери, два лакея по бокам. Увидев выходящих они поклонились, открывая створки. Разумеется никто не поинтересовался - с чего им вздумалось покинуть бал, слуги таких вопросов не задают.
После многолюдного зала в коридоре было прохладно, А огромный холл и широкая, массивная мраморная лестница так и дышала холодом. Здесь было абсолютно пусто. Обычно на балах в аристократических особняках и усадьбах - по лестницам вечно снуют слуги с подносами и канделябрами - но только не во дворцах. Слуги царствующего дома обязаны выполнять работу быстро и незаметно, словно их и вовсе не существует. А уж о том, чтобы кто-то позволил им шастать по холлу или парадным лестницам и вовсе даже подумать было невозможно. Для того и существовала целая паутина служебных лестниц и коридоров, чтобы не мельтешили они под ногами и не попадались на глаза без надобности.
Ланский поежился, оглядев пустой коридор, холл за ним и подножие огромной лестницы.
- И вы думали я отпущу вас одну? За час до полуночи блуждать по пустому дворцу? Я вам конечно не друг и не родственник, милая леди, но все же позволю себе скорее показаться вам бестактным - чем самому себе - дурно воспитанным. Пойдемте, я провожу вас далее.

0

111

Ей стало очень не по себе, когда она услышала, что Виктор намерен ее провожать. Анна думала, что он просто доведет ее до дверей, и даже выходить вместе с ней в холл не станет. Анна вдруг поняла, что ее гораздо больше страшит перспектива подняться по этой огромной лестнице с ним вдвоем, чем одной.
- Мне совестно злоупотреблять вашей любезностью, - попробовала отказаться Анна, - К тому же, я хорошо помню дорогу, это совсем недалеко, я не заблужусь.
Недалеко - это было слишком смело сказано. Но она лучше поблуждает немножко, чем останется с Виктором наедине надолго… в этой величественной и холодной тишине пустых коридоров.

0

112

- Вы что же - боитесь меня? - бросил на нее Ланский взгляд искоса, и пожав плечами сдернул свою маску. Черная полумаска проскользнула по волосам, которые не были как обычно приглажены за ушами, а растрепаны на средневековый манер, и казались длиннее обычного. Серые глаза в полумраке казались прозрачными. - Я вовсе не черт, не бес и не разбойник. И не уволоку вас в темное подземелье. Я дворянин, сударыня. Лишнего себе не позволю, не беспокойтесь - но позволить девушке одной бродить по дворцу в такое время - не могу никак. Если вы отказываетесь от моего общества - извольте, не смею навязываться - но в таком случае мне следует отправить с вами кого-то из лакеев. И поставить в известность того господина, что сопровождал вас на балу.

0

113

Похоже, весь вечер сегодня она невольно обижала Виктора… а ведь он вовсе не заслужил такого отношения. Его искренность, недавняя, во время вальса, вызывала у Анны такую же искреннюю симпатию. И ей было очень досадно за то, что она то и дело задевала так неуклюже чувства Виктора. Но ведь она не могла на них ответить - значит, все было правильно. Только… откуда тогда это непонятное сожаление и желание хоть немного исправить все, что натворила?
- Пожалуйста, не обижайтесь на меня, - Анна виновато улыбнулась,-  Просто я подумала… нехорошо с моей стороны было бы лишать вас удовольствия потанцевать с кем-нибудь еще на балу. Пока вы будете меня провожать, а потом возвращаться обратно, наверняка пройдет несколько танцев. Но я вовсе не хотела отказываться от вашего общества… - Анна вздрогнула, потому что холод, царивший в холле, наконец добрался до нее, а легкое бальное платье было слишком слабой от нее защитой.
Сообщить Владимиру о ее уходе была не самая удачная идея Виктора  Не нужно отвлекать Владимира от Даши никакими мелочами. Анна давно уже не видела их такими веселыми. Анна посмотрела на Виктора - и вздрогнула снова, теперь уже не от холода. Он снял маску… Выражение его странно светлых глаз заставило ее снова почувствовать страх… но боялась она не Виктора, а саму себя…
Может быть, пусть и правда зовет лакея? Нет, нельзя, она и так уже столько раз за сегодня незаслуженно его обижала…
Чего она боится? Анна пыталась разобраться в природе своего страха, но очень быстро запуталась. Скорее бы остаться одной… Тогда все снова станет простым и понятным. А Виктор… пусть поскорее встретит какую-нибудь хорошую девушку и забудет об Анне. Он ведь видел ее всего три раза, и то мельком. Вряд ли у него к ней очень сильные чувства. Скорее, просто легкий интерес…
Она убеждала себя в этом, но память ехидно подсовывала ей только что услышанные от Виктора слова - и Анна снова запутывалась.
- Идемте, - решилась она наконец.

0

114

Ланский легко поклонился, принимая это ее решение, и пошел с ней рядом. Коридор вывел их в огромный холл, в котором шаги отдавались эхом - таким гулким, словно с ними рядом шествовал целый легион призраков. Тут было почти холодно. Большой дворец был обыкновенно летней резиденцией, калориферное отопление, уже установленное в Зимнем и в большинстве домов петербургской знати - здесь пока даже не предполагалось, а отопить столь огромное воздушное пространство при помощи стенных печей было просто невозможно.
Пройдя с половину холла до лестницы, Ланский молча расстегнул крючки на своей куртке из кожи и замши которая изображала его не то лучником, не то воином, на ходу снял ее, и набросил на плечи Анны - простым, и естественным жестом, который , однако, получился каким-то неуловимо властным, не допускающим возражений. При этом он на нее не смотрел, так, что она не могла бы заподозрить в нем флирта с “прекрасной незнакомкой” - после того как только что рассказывал о своих чувствах. Просто жест вежливости который мужчина обязан сделать рядом с женщиной - которой холодно. Только вот он едва сдержал улыбку. Представляя как куртка, согретая теплом его тела согреет ее озябшие плечи он ощутил странную дрожь возбуждения - словно бы сам обнял ее. Правда продлилось это ощущение недолго, и схлынуло, оставив после себя едкий след разочарования.
- Не знаю кто вы, прекрасная незнакомка - произнес он, глядя вперед, и нарочито избегая ей в глаза - И не знаю могу ли я позволить себе просьбу к вам. Разрешите мои сомнения.

0

115

Когда на ее плечи легла теплая куртка, Анна не нашла в себе сил возразить против этого жеста - потому что и правда очень замерзла. Но в нем было что-то неправильное… Так мог бы поступить Владимир, или даже Мишель… но почему-то такой жест от Виктора казался чем-то запретным. Но она промолчала и продолжала идти рядом с ним. Коротко взглянув на Виктора, она поняла, что он на нее не смотрит, и ей стало немного легче. Странно, ведь его поведение такое безупречное, почему же тогда она испытывает этот навязчивый страх рядом с ним?
- Просьбу? - Анна искренне удивилась, - Не знаю… смотря какую… Если что-то, что я смогу выполнить, то я постараюсь это сделать.

0

116

- Ничего невыполнимого. - Ланский усмехнулся - Я не знаю кто вы. Ваша маска скрывает ваше лицо почти целиком. А вы, возможно знаете меня, а я не хочу знать - кто вы. Но я позволил себе по-глупому разоткровенничаться с вами. С безликой маской прекрасной леди, которая может оказаться кем угодно. Поэтому - прошу вас, забудьте то, что я наговорил. Дамы, знаю, любят сплетничать. Не хочу обидеть вас, но… обо мне ходит слава человека с каменным сердцем. Не хочу, чтобы кто-то в свете узнал о том, как глубоко в этом камне увязла стрела от всего-то трех встреч, да еще от девушки, которой я, похоже, и даром не нужен. Могу я рассчитывать на вашу скромность - кем бы вы ни были?

0

117

Вдруг ее страх совершенно прошел. Как будто по волшебству. Исчез, испарился, как утренний туман с первыми лучами солнца. Анна остановилась и серьезно посмотрела на Виктора.
- Можете быть уверены, я ничего и никому не скажу. Но… простите, если я скажу сейчас бестактность. Это совершенно не мое дело, но… вы ведь совсем не знаете ту девушку. Может быть, она кажется вам такой прекрасной именно потому, что о ее недостатках вы просто не знаете? К тому же, я в этом уверена, где-то рядом с вами есть та, которой вы в самом деле нужны…

0

118

- На свете нет людей без недостатков. - резковато отозвался Ланский, в свою очередь останавливаясь и поворачиваясь к ней. - Я далеко не мальчик, чтобы влюбиться в светлый образ, вообразить его идеалом и водрузить на пьедестал. Но в глазах у Анны словно сияет солнце. И тепло. А когда я прощался и уходил - словно погружался обратно в холод, в котором и живу всю свою жизнь. У меня было больше женщин, чем вы могли бы себе представить - но ни в чьих глазах я не видел еще ничего подобного. 
Он вздрогнул, вдруг сообразив что говорит… чистую правду! Вот так, не задумываясь, с ходу - на язык скользнуло то, что он так мучительно пытался объяснить самому себе, чтобы понять - с чего он вообще так прицепился к этой девушке. А вот сейчас понял. Это был тот самый, трепетный, теплый свет - свет искренней и теплой души. Это ее милое выражение неуверенности и беспокойства - как у девочки, которая нарядившись в мамино платье отчаянно старается казаться взрослой. И вместе с тем - это удивительное ощущение полураспустившегося бутона, который уже готов быть сорванным - но отчаянно боится тех рук, что его сорвут. Вот что им владело. Желание сорвать этот бутон первому! Пока он еще никому не достался! Потому что вся его жизнь так лепилась из предусмотрительности, трезвого расчета, тщательных планов, дел из которых выставить порядочного человека шулером, или рассорить жениха с невестой - были одними из самых невинных. И как мало в ней было искреннего тепла. Такого вот - чистого и невинного. И как захотелось ему вкусить это самое тепло, обладать им. И это ощущение было тем более сильным, что все то, что он ощущал в ее глазах было направлено куда-то в сторону! В сторону этой самой Стены, будь она проклята! Ведь не просто же так она выспрашивала. Из-за кого? Корф? Воронов? Кто был ей настолько дорог, что он так и не сумел обратить на себя ее внимание? И мысль о том, что это самое тепло, которого он возжелал - обращено на кого-то другого - вызывала в нем раздражение и самый настоящий - хоть и не рациональный, но от того еще более жгучий гнев. И он был бы не удивлен, если бы кто-то сказал ему - что эти ощущения отразились и на лице - потому что сейчас он не нацеплял привычной маски. Напротив. Воспользовавшись случаем когда вроде как сделал признание - а вроде как и не делал - он ощущал себя до странности свободным..
- Это - лишь моя проблема. И если она станет моей болью - так тому и быть, и банальные советы “где-то рядом есть другая” - не помогут. Как бы то ни было - повторяю - я прошу прощения за то, что позволил себе разоткровенничаться, и еще раз прошу вас забыть обо всем что наговорил.
-он вновь предложил ей руку и стал подниматься с ней вместе по лестнице.

0

119

Анне захотелось немедленно провалиться сквозь землю… не должна она была слушать эти слова. Это было настолько нечестно и несправедливо по отношению к Виктору, что она уже ненавидела себя за свой маскарад - как будто сама его подстроила. Еще немного - и она бы сдернула свою маску и призналась бы ему в том, что трусливо побоялась открыться  сразу же, как только он начал о ней говорить. Но трусость пересилила благородный порыв. Анна молча выслушала Виктора, низко склонила голову и послушно пошла рядом с ним вверх по лестнице.
- Простите, - тихо-тихо сказала она, испытывая в самом деле искреннее раскаяние. Теперь она возненавидит маскарады. Каждый раз, надевая маску, она будет вспоминать свой подлый поступок. Но ее утешила внезапная мысль, что если бы на ее месте оказалась, к примеру, сплетница Альфтман, то Виктору было бы гораздо хуже…
- Я… забуду, - пообещала она еще раз, и не подумав обидеться на то, что ее вторично попросили держать язык за зубами.

0

120

- Благодарю вас. - Ланский чопорно склонил голову. Остаток пути они проделали в молчании, он отстраненно смотрел перед собой, словно бы лишь из вежливости следя за тем, чтобы его спутница не споткнулась, а на деле - ликовал! Какой же удобный случай - теперь еще он и вот так, безо всяких усилий узнает и где ее поселили. Довел он ее до дверей, поклонился с безупречной вежливостью - но без малейшего намека на флирт пожелав ей спокойной ночи, принял обратно свою куртку, и отправился обратно. Куртку надел и застегнул на ходу, уже на лестнице снова нацепил маску и лишь тогда позволил себе вскинуть голову и торжествующе улыбнуться темным окнам и пустому пролету.
Великолепно! Лучшего и ожидать было нельзя. Теперь он будет выглядеть в ее глазах влюбленным, который мается от неразделенного чувства где-то внутри, а на деле не позволяет себе ни малейших поползновений. Это хорошо. Наверное, первое время она будет ощущать себя скованной и смущенной, как человек знающий о чужой тайне, но так это напротив - представит его в ее глазах как человека безупречно сдержанного. Кроме того - скрытая любовь которая позволяет себе лишь дружеские проявления свидетельствует о величайшей преданности, и заботе об интересах лишь любимого человека. Рано или поздно она поймет что сможет довериться такой вот преданности, не алчущей ничего для себя. А он почему-то хотел этого. Ее доверия, ее искреннего расположения, пусть даже пока без каких-либо сердечных чувств, для них еще рано. Их следует добиваться неторопливо, исподволь. Став вначале ее другом, потом - поверенным, незаменимым для нее человеком, лишенным какой-либо корысти. На такой вот базе семена чувств произрастают куда как вернее и надежнее. Хотя, конечно, намного дольше - с легким сожалением сознавал он, а потом отбросил эту мысль. Терпением он был наделен в полной мере, и торопиться оснований не имел. Планируя свое ухаживание с глубоким расчетом шахматной партии он, тем не менее, был весьма заинтересован в результате. И потратить заведомо много времени и трудов на то, чтобы заронить в этой не замаранной еще пороками света душе - семена чувств к себе - не казалось ему чрезмерной ценой.
Теперь же он возвращался в бальный зал. Дел там больше не оставалось - и можно было провести время, тем паче что других дел у него не было. Зато на балах можно многое узнать и услышать из чужих разговоров. Ну и конечно поприсутствовать при снимании масок

0

121

После котильона с тощим магом - последовала мазурка с каким-то стражником, который на проверку оказался адъютантом мужа, и Мария, запыхавшаяся вернулась к мужу, который стоя у высокого окна, степенно беседовал с какой-то весьма аристократичного вида полной дамой в лиловом платье и крупным представительным мужчиной с пышными вислыми усами. Даму она могла бы и не признать, а вот знаменитые усы генерала Волынского выдавали его с головой. Мария поприветствовала обоих, не называя, разумеется - в дань маскараду по именам. Соболевский принял руку своей супруги у вернувшего ее кавалера, вручил ей бокал с шампанским и с удовольствием повернулся к своим собеседникам, продолжая беседу, в которой уже участвовали вчетвером. Если генеральша Волынская и не была в восторге от некоторых рискованных маневров Марии вроде посещения театра без родственника-мужчины, в сопровождении одной лишь компаньонки, да и той - до неприличия молодой, или организации музыкальных вечеров в его отсутствие - то безупречная репутация графа покрывала все это с лихвой. К тому же Алексей не скрывал своей любви к жене, и она сквозила во всем - в его уверенном жесте, с которым он брал ее под руку, в гордости с которой он представлял ее своим собеседникам, и в тысяче других мелочей.
Когда началось представление - к Волынским подпорхнула совсем еще юная девушка в бело-розовом платье в сопровождении подруги в голубом и некоего юноши, наряженного в ослепительно-белую длинную котту без рукавов, и угольно-черную тунику под ней. Над проделками артистов Соболевские смеялись наравне с юной троицей, тогда как супруги Волынские, более сдержанные - ограничились лишь подобающими случаю улыбками. А по окончании представления - зазвучали начальные аккорды вальса…

0

122

Не так уж просто оказалось пригласить Марию на танец. Мишель прохлопал момент, когда можно было подойти к ней, сразу после котильона. Пока лавировал среди гостей, Марию уже пригласил какой-то хлыщ. Мишель кипел гневом, но ничего не мог  поделать. Неподалеку какая-то юная кокетка пыталась попробовать на Мише свои силы, постреливала глазами и глупо хихикала, прикрываясь с притворной стыдливостью краешком своего веера.Князь сделал вид, что не замечает. Юное создание обиделось и обратило огонь своих глаз на Мишиного соседа, какого-то очередного рыцаря. А князь не спускал глаз с Марии. Она танцевала с такой грацией, до которой всем присутствующим женщинам было недостижимо далеко. Миша то восхищался ею, то начинал ненавидеть ее партнера. Вот ведь неуклюжее создание, кто так танцует, когда рядом - фея?
Промучившись весь танец ревностью, которую он вроде бы не имел права испытывать, но которая не спросила разрешения и завладела князем в полной мере, Мишель, как только начал затихать последний аккорд, решительно направился к Марии.
Но судьба. похоже, решила его сегодня за что-то наказать. В танцах наступил перерыв, а в центре зала устроили какое-то глупое представление. Миша очень хотел подойти к Марии во время представления, но впервые в жизни оробел. Возле не оказалось так много народа, и встревать в этот то ли семейный, то ли дружеский кружок он себя никак не мог заставить. Пожирал свою фею глазами издалека и молча страдал, что на князя было совершенно не похоже.
Рядом с Марией все время находился какой-то господин, уже довольно пожилой, скорее всего, отец. Или дядя. Еще лиловый дракон - не иначе, родственница Мишиного розового, с супругом, по-видимому. И какая-то беззаботная молодежь: девушки, рядом с Марией казавшиеся утками, подплывшими зачем-то к лебедю; и не стоящий внимания юнец. Хотя Мишель дорого бы дал, чтоб оказаться на его месте и быть так близко к Марии… слышать ее смех, видеть, как блестят ее глаза…
Слава богу, представление в конце концов закончилось, и музыканты начали играть вальс. Мишель пообещал себе, что вызовет на дуэль любого, кто помешает ему на этот раз пригласить Марию, и торопливо пошел к ней, не глядя по сторонам и рискуя кого-нибудь толкнуть или задеть. К счастью, идти ему было недалеко. Князь поклонился пожилому мужчине, который не отходил от Марии во время всего представления - какая трогательная забота о дочери… или о племяннице, неважно.
- Вы позволите пригласить вашу очаровательную спутницу на вальс? - спросил у него Миша. уверенный, что “дядя” не станет возражать, сам-то он с Марией не танцевал. И, дожидаясь ответа, князь взглянул на Марию, гадая, узнала она его или нет.

0

123

- Извольте, сударь - но лишь с ее согласия - улыбнулся Соболевский, взглянув на жену. Мария ответила мужу ослепительной улыбкой, присела в реверансе и подала руку Репнину. Поначалу она не узнала его - в ярком разноцветье бала все маски и цвета сливались, все было безликим - но цветным. И лишь когда они вышли к центру зала, когда мужчина в зеленом обнял ее за талию и легко, словно скользя над паркетом - повел в танце - присмотрелась к его лицу повнимательнее. Ей не в новинку были восхищенные взоры, вроде того, который угадывался сейчас за зеленой маской, но вот волосы….Светлые, густые, слишком длинные для мужчины...
Такие мягкие волосы, как у ребенка….. - услужливо напомнила память. Ее ресницы взметнулись, удивленно и недоверчиво. Она несколько секунд смотрела на него со все растущим интересом, вкупе с удивлением и любопытством - словно ребенок на красиво завернутый подарок, прежде чем развернуть, и наконец - осторожно, словно боясь ошибиться спросила
- Князь?

0

124

Мишель едва удержался, чтобы не сморозить от счастья какую-нибудь глупость, степенно вывел Марию в круг танцующих и… не смог произнести ни слова. Танец начался, он наслаждался каждой секундой ее близости, а заговорить никак не мог. Но одно ее слово разом сняло с него это непонятное оцепенение.
- Вы меня узнали! - с каким-то детским восторгом прошептал Миша, и потом добавил громче:
- Я не князь, я - несчастный Зеленый Рыцарь, который потерял голову от вашей красоты. Бедные, бедные наши дамы… представляю, как они сейчас вам завидуют. А вы, оказывается, жестоки. Как можно быть такой прекрасной? Это же бесчеловечно.... Впрочем, феям нет никакого дела до чувств простых смертных, не так ли?
Миша улыбался, болтая, но в его словах было не так уж много лести. Он искренне считал, что по сравнению с Марией все женщины вокруг выглядят либо уныло, либо смешно, либо… никак.

0

125

- Полегче, полегче сэр рыцарь! - смеясь отпарировала Соболевская, не отводя от него искрившихся весельем глаз. Слова молодого человека были невероятно приятны, и грели самолюбие, хотя слушать комплименты ей было не внове, но самый тон его был уже лестен для слуха - Если дамы мне и завидуют, то лишь потому что мой кавалер - неплохой для нее объект. И - помилуйте, в этом зале столько женщин красивее, моложе и ярче меня, что же вы такое говорите? Не иначе, как вас околдовали? Вы случайно не пили отравленного зелья, или… как вы говорите… фея? Ах да, ну феи наверняка способны наводить морок? Придите в себя, благородный рыцарь! А ну как дракон налетит - неужто вы его сослепу тоже за красавицу примете? Воображаю, как он будет удивлен!

0

126

- Вы правы, я околдован, - легко согласился Миша, не отрывая взгляда от ее лица. Зачем ей маска, ее глаза сияют на весь зал, этот взгляд невозможно не узнать… Маска мешала ему любоваться красотой Марии в полной мере, и он испытывал сильное желание немедленно ее снять. Но удержался, само собой. А что еще оставалось?
- Меня околдовало не зелье, а фея. У нее самые прекрасные в мире глаза. И волосы… - он на мгновение отвел взгляд от ее глаз, мысленно проводя рукой по золотистому водопаду, уплывавшему за ее спину, затем снова посмотрел в ее глаза.
- И вообще, она самая прекрасная в мире. А дракон… он уже прилетал. И я даже сразился с ним в полонезе. А затем в вальсе. Мои друзья меня едва-едва спасли.
Мишель все никак не мог понять, что творится с его рукой, обхватившей ее талию. Странное, теплое было ощущение… такое сильное, необычное. Он слегка сдвинул руку, как бы поудобнее подхватывая ее, и вдруг понял. От этой догадки его словно окатило горячей волной. На Марии не было корсета! И от ее кожи его руку отделял всего лишь бархат ее платья…
- Никогда больше не говорите и не думайте, что в этом зале, в городе, в стране, на всей земле есть кто-то красивее или моложе вас, - внезапно охрипшим голосом проговорил Миша, - Потому что это неправда.

0

127

- Ах вот оно что, выходит, фея это я! - словно бы сделав открытие восхитилась Мария, и рассмеялась, откинув назад голову. - Тогда вам угрожает большая опасность, сэр рыцарь, феи - народ ненадежный и опасный! А к глазам и волосам как правило прилагается острый язычок, несносный нрав, и дракон-охранник впридачу! И, кстати! - она легонько стукнула его по плечу полураскрытым веером, который, впрочем тут же снова повис на ленточке вокруг запястья - Мое персональное спасибо вашим друзьям! Я вовсе не из тех фей, которые отправляют рыцарей на битву с драконами! Результат как правило плачевен, а мне куда приятнее вальсировать с рыцарем и слышать его речи, нежели созерцать кучку оплавленных доспехов с обугленными косточками внутри, и обкусанный драконом плюмаж на шлеме!
От движения его руки, словно бы погладившей ее талию по спине пробежали мурашки. Вот оно - то самое ощущение, которое она предвкушала, крутясь перед зеркалом. Да еще от осознания того что такой вот интимный момент, когда она дарит мужчине осознание того, что на ней ничего нет кроме платья - а происходит это на глазах у всех, под ярким светом, а никто ничего так и не понял - голову кружило как шампанским а в глазах, кроме смешинок блеснуло и что-то другое. Она правда не представляла - кто будет тот мужчина, который первым это ощущение почувствует, зная, что как всегда будет танцевать с великим множеством их. Но вот что им оказался Репнин - молодой, симпатичный, и так явно ею очарованный - было приятно вдвойне
- Что касается правды и неправды, право, князь, чары могут вас ослепить, но ведь не настолько же! Или вы полагаете что я моложе шестнадцатилетней Леночки Шереметьевой, которая произвела фурор на своем первом балу? Чары - вещь опасная, неужто вы не боитесь?

0

128

- Не боюсь, - Мишель снова лишился дара речи - вернее сказать, дара осмысленной речи. Сделанное им только что открытие заставило разбушеваться фантазию и разгорячило кровь, - Не боюсь и мечтаю только об одном - всю жизнь быть во власти этих чар.
Тепло ее кожи жгло ему ладонь даже сквозь платье. Он не смог удержаться, чтобы вновь не провести рукой по ее талии. В голове шумело так, что князь почти не слышал музыки.
- Что еще за Шереметьева? - Миша честно пытался вспомнить, кто это, но не смог. Кажется, Саблин был на том балу, и даже что-то восторженно потом плел насчет юной Шереметьевой… а, может, и не о ней.
Она вам и в подметки не годится, поверьте, - авторитетно заявил Мишель и, теряя голову, прижал Марию к себе покрепче. Провалились бы куда-нибудь сейчас все эти люди… или каким-нибудь чудом они с Марией исчезли… перенеслись в тихое место, где кроме них больше никого не будет… убрать бы эту бархатную преграду, чтобы почувствовать нежность и тепло ее кожи...
Кровь взбесилась и с силой ударила князю в голову.
“Приди в себя, идиот!..” - вопили остатки здравого смысла. Несколько мучительно-сладких мгновений он пребывал в каком-то отрешенном состоянии, затем его уши снова обрели способность слышать музыку.

0

129

Однако! Такая реакция льстила ей безмерно - она не могла не почувствовать как напряглась, будто бы окаменела рука, обнимавшая ее, как ее притиснуло ближе к нему - настолько, что это было похоже уже не на танец, а на объятие. И к слову, она совершенно была бы не против - но ведь не на глазах же у целого света и мужа впридачу. Как бы охолонуть его - но при этом так, чтобы не обидеть? Напомнить про то, что они тут не одни? Разговор о Леночке, пришелся как нельзя более кстати
- Это вы так говорите, потому что не видели ее. Если я ,по вашему выражению - фея, то она - настоящая юная Флора - пропела она, делая вид что не замечает ни его напрягшихся плеч, ни такого хорошо знакомого ей взгляда. Напротив - она смотрела ему в глаза без ожидаемого бы от любой светской дамы деланного возмущения, и не скрывала - насколько приятен ей этот разговор. Да и не только разговор - ее спина под его рукой была гибкой и податливой, а не напряглась в попытке изобразить праведный гнев. А язык тела не нуждался в переводе. - Она начала выезжать в прошлом году, и представьте, даже мой супруг отметил что девушка необыкновенно хороша. Берегитесь, сэр рыцарь - если вы готовы пасть к ногам обычной феи - то что с вами станет когда вы встретите ту юную богиню?

0

130

- Что? - у Мишеля потемнело в глазах. Ему показалось, что его кровь, только что лихорадочно кипевшая от желания, в одну секунду превратилась в ледяную воду. Супруг? Она - замужем?! Этого не может быть, это неправда!
- Вы… замужем? - спросил он глухо, глядя в ее глаза и умоляя ее сказать “нет”. Глупая, отчаянная надежда, ничем не обоснованная. Безумная надежда, что она просто пошутила, что ее “супруг” - просто часть ее образа.
Ты - моя, моя! - молча кричали его глаза, - Ты не можешь принадлежать другому! Я не хочу!

0

131

Глаза Марии отразили непонимание. Вот уж чего она никогда не скрывала, да и была уверена что он наверняка знает об этом от Анны, или заметил кольцо на пальце - потому и флиртует с ней так откровенно - ведь некоторые его поползновения, вроде тех, в карете - были совершенно неприличны.
- Разумеется… - как-то удивленно отозвалась она, и побарабанила пальчиками правой руки по его ладони, в которой покоилась ее рука - привлекая внимание к обручальному кольцу. - Уже скоро пять лет, как… о, Боже мой, что с вами, Мишель!
Лицо молодого человека залила такая бледность, что она не задумываясь снова назвала его по имени - как и в карете
- Я… я была уверена что вы знаете…

0

132

- Вы замужем, - мертвым голосом проговорил Миша. Чудовищная несправедливость. Такого не могло быть, он отказывался в это верить, но кольцо… и ее такой спокойный тон… и удивленное выражение в глазах. Все это не оставляло сомнений в том, что она не шутит и не дразнит его.
- Замужем, - снова повторил он, не в силах все же оторвать взгляда от нее. Что же ему теперь делать?..
Вон отсюда, немедленно. Домой, подальше от нее, подальше вообще от всех… пить и сходить с ума от отчаяния. Но… танец еще не закончился. Вот когда Мише пригодилось его умение танцевать. Даже в таком потрясенном состоянии он продолжал машинально кружиться с Марией в вальсе, не задумываясь особенно о том, что делает. Правда, его руки одеревенели и больше ничего не ощущали. Он отчаянно смотрел на Марию, стараясь сохранить в своей памяти ее лицо… чертова маска!
Прощай…
Сердце пронзило болью. Он видит ее в последний раз. Вот-вот окончится танец, и Миша подведет ее к тому старику (хотя до старика мужчине было далеко, но князь уже не мог иначе его воспринимать). И никакой он не отец, и не дядя Марии. Теперь совершенно ясно, что он и есть ее супруг.
- Я не знал, Мария… - Миша тоже назвал ее по имени, надеясь, что она простит ему эту последнюю вольность. Все-таки, он прощался навсегда.
- Я думал… к черту все, что я думал. Я желаю вам счастья. И безумно завидую вашему супругу, - последняя фраза сорвалась с губ помимо его воли.

0

133

Ну вот как так может быть - когда пронзает холодом изнутри и окатывает жаром снаружи? Удивительное ощущение, от которого все ее существо затрепетало. Эти нотки в его голосе.. убитые, безнадежные, словно в слове “замужем” таилась огромная ледяная глыба, придавившая на корню бурно расцветавшую весну. Это ведь… разочарование? Обида, боль? Голос обманутой страсти? Последние слова подтвердили это как нельзя лучше и она вспыхнула таким привычным, и таким сладким упоением от ощущения такой вот любви, страсти - к себе! И это - каким-то странным образом влекло и ее к нему, оправдывая совершенно непонятное, но уже давно сложившееся правило “зеркала” - когда она загоралась страстью лишь к тем мужчинам которые открыто, без тени колебаний опускали свое сердце к ее ногам. А взгляд Репнина, его голос, его одеревеневшие руки - как нельзя лучше показывали ей то, что поэты называют “разбитым сердцем”. С одной стороны ее кольнула как отражением его боль, но с другой - окатило горячей волной упоительным ощущением мужской страсти к себе.
Однако…. “Желаю вам счастья” - это была опасная фраза. В свое время, отец, воспитывавший ее один, внушил ей, что если девушка умна и умеет сохранять свой разум трезвым - то она, если к тому же еще и красива - сможет вертеть мужчинами как пожелает. И это правило оказалось потрясающе верным, и никогда не давало сбоев. Ум Марии всегда оставался трезвым, какие бы страсти не бушевали вокруг нее, да и в ней самой. А потому она, как шахматный игрок мгновенно представив возможные последствия этого, сделанного сейчас Репниным открытия, и оперевшись на эту подсказку “Желаю вам счастья” - поняла, что если отпустит молодого человека сейчас - то никакого продолжения эта история не получит. И в самом деле - человек чести обязан был бы после такого открытия исчезнуть, и постараться никогда больше не увидеть ее. А ей этого совершенно не хотелось. И поэтому….
- У меня кружится голова от вальса - как-то бесцветно произнесла она, отводя глаза, и сбившись с такта остановилась посреди танцующих пар, между тем, слегка сжав пальчиками его руку - Прошу вас, проводите меня к окну, где открыта фрамуга… и угостите шампанским.

0

134

Он хотел немедленно уйти - как только закончится вальс. Потому что было слишком больно видеть ее и осознавать, что теперь она потеряна для него навсегда. Но когда Мария попросила проводить ее к окну - почему-то обрадовался. Момент расставания откладывался еще на какое-то время. Осужденный на казнь получил отсрочку. Радость пополам с болью и осознанием неизбежности утраты… странная смесь.
- Пойдемте, - он предложил Марии руку и повел ее подальше от танцующих. Совершенно случайно окно с открытой фрамугой оказалось в противоположном тому, где находился ее супруг, конце зала.
Мишель остановил проходящего мимо лакея и взял у него два бокала. Шампанское… лично он предпочел бы сейчас коньяк. И пистолет. Сперва одно, затем другое - и к черту всю его бестолковую жизнь, не будет ему никогда уже счастья…
Отдав один бокал Марии, князь легко прикоснулся к нему своим. Раздался тихий звон.
- Я хочу выпить за вас, Мария. Вы - удивительная. Я никогда таких не встречал, и точно знаю, что больше никогда… - он не смог продолжать, и замолчал, застыв напротив нее с бокалом в руке.

0

135

- Остерегайтесь этого слова, Мишель - молодая женщина улыбнулась ему так, словно и не было никакого разговора о замужестве - как в самом начале их вальса - “Никогда” - очень коварное словечко. Дышит безнадежностью, но до чего же нелепо мы выглядим, когда обстоятельства вынуждают нас брать его назад. Но, прошу вас, скажите - отчего вы решили, что я свободна?

0

136

- Наверное, я очень этого хотел, - грустно улыбнулся Миша. Никакие обстоятельства уже не изменят того, что она навсегда для него потеряна, но он не станет ей говорить об этом. Он ведь мужчина, а не тряпка. Пожалуется потом, в укромном местечке, Вольдемару… если, конечно, получится. А сейчас… судьба подарила ему последние несколько минут, и он не собирался отравлять их безнадежным отчаянием.
- Я даже не мог предположить, что вы замужем. Вы слишком молоды…

0

137

- Какой же вы безнадежный льстец, князь - Мари отпила из своего бокала и покачала его в ладонях, поднимая на него глаза - Мне двадцать четыре года. Но вы, верно могли сделать такой вывод - видя насколько свободный образ жизни я веду в Петербурге - в частности ни к Анне ни к Щетининым меня никто не сопровождал… я угадала?

0

138

- Свободный? - переспросил Мишель, - Нет, я об этом даже не думал. Я.... увидел вас и вообще ни о чем не мог думать, кроме того, как вы прекрасны.
Миша зачем-то сам себя растравлял сладким ядом воспоминаний. Их первая встреча… затем вторая, когда она упала в обморок… и он всю дорогу до ее дома держал ее в объятиях…
- Простите, если обидел вас этим предположением, - Мишель сглотнул подкативший к горлу комок. Дышать становилось тяжеловато, и находиться с ней рядом было мучительно. Но он был не в силах уйти, сознательно продлевая свои мучения. Ведь впереди у него - бессмысленная жизнь. Без нее.

0

139

- О, скорее это я должна извиниться - грустновато улыбнулась молодая женщина, не отводя, впрочем глаз, которые вовсе не казались печальными - Теперь чувствую себя чуть ли не обманщицей, хотя оно - она чуть постучала безымянным пальчиком по бокалу и металл кольца звякнул о стекло - вроде бы говорит само за себя. Но…. я понимаю, обмануться было так легко. Я ведь почти постоянно живу одна. Граф.. - она намеренно не стала повторять вслух “мой муж” чтобы не резать этим слух Репнина - Граф Соболевский служит при штабе Отдельного Кавказского Корпуса, он дальний родственник и правая рука генерала Головина. И проводит на Линии почти все свое время. У меня хрупкое здоровье, с открытием Сезона я обычно переезжаю в Пятигорск, на воды, и остаюсь там до сентября, а потом возвращаюсь в Петербург. И если в Пятигорске граф навещает меня относительно часто, то в Петербурге это не так. Он скован своим долгом, не вам, офицеру, наверное это пояснять. А Кавказ - не место для женщины, особенно вне Сезона. Я бы умерла со скуки, если бы моим супругом оказался какой-нибудь деспот. Но граф - удивительный, и понимающий человек. Поэтому я держу открытый дом, посещаю театры и балы, устраиваю у себя музыкальные вечера - и немудрено, не видя рядом со мной мужчины - решить что его нет вовсе.
Она улыбнулась ему, держа бокал у губ, и глядя поверх него. Вроде бы улыбка была покаянной, сознающейся в обманчивости создаваемого ею впечатления. Только вот в глазах такого покаяния не было и следа. Они искрились сдерживаемым азартом, любопытством и интересом, как у игрока, взвинтившего банк до небес имея на руках лишь одну жалкую пару - но при этом не боящийся проиграть - потому что баснословно богат.

0

140

Мишель слушал Марию, чувствуя, что не в состоянии понять ее мужа. Иметь в своих руках такую драгоценность - и так небрежно с ней обращаться? Надолго оставлять… знать, что она будет появляться везде одна… он совсем к ней равнодушен, что ли?
Удивительный и понимающий… бесчувственный он, а не удивительный. Впрочем, в его возрасте это должно быть нормально. Наверное, он уже не способен ценить то, что имеет.
И вдруг в обледеневшее сердце князя прокралась слабая надежда. Муж… часто уезжает, оставляет ее одну… значит ли это, что Мишель сможет хотя бы изредка ее видеть?
Но зачем?
Зачем терзать себя, встречаться с ней, зная, что она навсегда принадлежит другому. зная, что не имеет на нее никаких прав?
Затем, что я ее люблю,
- упрямо заявил какой-то новый Мишель внутри старого.
- Как хорошо, что ваш супруг такой… понимающий, - Мишель едва не скривился. выговаривая слово “супруг”, - Такую красоту прятать от всех - преступление. Впрочем, на его месте я бы спрятал вас так, что ни одна живая душа бы не нашла! - князь не понимал, что с ним творится, но чувствовал, что еще немного - и он начнет говорить совсем уже неприличные вещи. И в то же время его начала охватывать злоба. Нет уж, не будет он прощаться с Марией. Если ее муж не способен оценить по достоинству чудом доставшийся ему бриллиант, то Мишель - может.

0

141

Мария же, с отстраненной улыбкой все же наблюдала за молодым человеком сквозь полуопущенные ресницы, внимательно - как хирург наблюдает за пациентом, над которым только что произвел опасную операцию. И от последних его слов в душе вспыхнуло торжество. Ни дать ни взять - мгновенный, яркий, невероятный восторг рыбака в момент когда рыба дергает за крючок. Одной поклевки мало - надо умеючи подсечь, "поводить" добычу дабы обессилить и лишить способности к сопротивлению, и уж потом извлекать. И этот процесс сам по себе приносил ей невероятное удовольствие. Как же давно она не играла в эту столь любимую ею игру! И ведь не сказать что играла! Ведь каждый раз все это было вполне искренне, и она порой искренне влюблялась в мужчин с которыми играла подобным образом. Ненадолго, что правда то правда - но каждый раз блестел новизной и был так чарующ первым трепетом зарождающегося романа - который не переходил в область состоявшегося до повседневности, и новый и новый - каждый раз - со знакомыми правилами - но очаровательными и захватывающими вариациями, заставляющими ее применять всю свою фантазию, изобретательность и немалый артистизм - на всех этапах, от робкого прощупывания почвы - и до грамотного расставания. И вот - похоже при умелом подходе может проклюнуться и роман! Первый за три месяца, да еще с таким вот великолепным партнером! Репнин ей и сам по себе был симпатичен с первой же встречи, а сейчас, - вначале ошеломленный и сраженный ее словами а теперь - такой резко-откровенный и очаровательный в своей досаде..... Она едва ли не мурлыкала. Теперь надо было слегка закрепить успех - и не переходя впрочем грани приличий - дать ему понять что она вовсе не против продолжения столь многообещающей начавшейся дружбы. При этом - как бы и не давая внешних поводов к ухаживанию, ничего противоречащего законам света и выходящего за пределы невинного флирта... так, чтобы - Боже упаси - не показалось будто она его завлекает, нет! Следовало вести себя так, чтобы Репнин был уверен в том что это он сам ее соблазняет а она не может устоять перед его шармом! Чтобы ощущал себя торжествующим и удачливым охотником, это ведь так важно для мужчин! Спасибо Боже за маскарад и те маленькие вольности, которые можно себе позволить в его рамках, не нарушая приличий!
- Право, сэр рыцарь! Спрятать даму в темную пещеру, чтобы никто не нашел - откуда у рыцаря такие драконьи повадки? - рассмеялась она, и легонько хлопнула его по плечу сложенным веером - Я слышала драконы умели перевоплощаться в людей, уж не оборотень ли вы? Вы меня пугаете - и вместе с тем, это так волнительно, и любопытно, что я пожалуй рискну расспросить о подробностях! Сами виноваты - незачем дразнить женское, ох, простите, фейское любопытство. Теперь вам просто придется пригласить меня на кадриль!

0

142

Ответить сразу он не успел. Вальс заканчивался, и отвесив положенный глубокий поклон партнерше Владимир повел Дашу к облюбованному ими местечку. И небольшой перерыв в музыке, заполненный шелестом платьев, шагами множества ног по паркету, легким смехом и гулом голосов - позволил продолжить разговор.
- Традиции с именами? - Хотя вопрос оказался таким необычным, забавным и каким-то удивительно наивно-милым, что он не удержался от улыбки - Да вроде нет. Корфы - немецкий род, а немцы народ практичный, к подобным сантиментам не склонный. Деда Иоганном звали, Иваном перекрестили, когда ему наконец надоело исправлять тех, кто коверкал имя при знакомстве. Отца так и назвали Иваном с рождения, дабы не мучился подобно деду, меня и вовсе назвали в честь не знаю кого - не то по святцам, не то в честь отцовского друга, по наполеоновской кампании, который погиб как раз незадолго до моего рождения. А почему ты спрашиваешь?

0

143

-значит нет,-удовлетворенно улыбнулась Даша и едва не вздохнула с облегчением. Будь в его роду какая-то давняя традиция, она бы попыталась конечно  ее обойти, не будь она для него важна. А раз никаких традиций не было, то не нужно было и беспокоиться на этот счет. Даша была против каких-либо традиций в отношении имен для детей, как передача имени через поколение или называть малыша в честь друга/подруги/тети/дяди и прочих родственников. По ее мнению, если хотелось сделать человеку приятное или почтить его память- поставь ему памятник, а не делай живым памятником ребенка. Детки должны иметь свое имя, а не доставшееся по наследству или в честь. Но у всех был свой взгляд, и она лично знала одного Александра, который был уже шестым в роду, и был столь огорчен, что у него родилась дочь, что и ее нарек Александрой, - у Рокотовых есть традиция называть сына по деду. Так малыш стал Николаем,еще не родившись на свет,и стал живым памятником Рокотову-старшему, Николаю Александровичу. Я против такого, вот и уточнила, нет ли подобного в нашей семье.-Даша вдруг представила, если бы его звали Иваном и едва не рассмеялась. Это имя ему совершенно не подходило даже по звучанию. Сообщить она ему об этом не успела - объявили кадриль. Взгляд скользнул по толпе, и Даша бросила на мужа игривый взгляд из под темных ресниц, - ах, сейчас доблестный рыцарь появится с песнями о сражении очередного дракона в мою честь! Ты пока придумай куда их складировать будем и что с ними потом делать!

0

144

Может и любил куда то в пустоту ответил Петр. Ему так хотелось снять маску и сорвать ее с княжны, но это было запрещено и глупо. До безумия хотелось открыться и сказать все, что он чувствует, а чувствует он намного больше чем когда-либо. Страшно признаться, но он влюбился как полный дурак и мальчишка. Он влюблялся всего один раз в свою учительницу по французскому языку мадам Бурдон она была молода и красива, а ему было всего 15. От этого воспоминания у него на лице возникла улыбка, жаль что его спутница ее не увидит и какого черта он решил одеть такую идиотскую маску закрывающую все лицо, а ведь собравшись сюда это был буквально самая главная часть костюма. От князя не ускользнула перемена ее взгляда от его прикосновения и он понимал, девушка пытается узнать его и ее грызут сомнения. И в то же время ей нравится этот незнакомец, в душе нарастала такое его любимое самолюбие. Боюсь я опоздал с чарами, а вот вы как только взошли в зал уже напустили их на этот зал, видно я оказался самым слабым из всех присутствующих и поддался им. Вальс заканчивался и как это не эгоистично он на последних секундах еще сильнее сжал руку юной ведьме. Как это не печально, но вальс заканчивается, а я околдованный не могу расстаться с вами. Можно бедному колдуну набраться храбрости и проводить вас и угостить шампанским, обещаю если на ваш танец посягнут другие кавалеры я испарюсь очень быстро.

0

145

- То есть у них там сплошные Александры Николаевичи и Николаи Александровичи? - прыснул Владимир -- недурственный способ избавить потомков от мучительных размышлений о том как называть детей.
Розу уже убрали,  начальные такты кадрили уже звучали в зале
- А незачем придумывать.  Дракон при такой леди - это я,  и зачем нам надо складировать куда -то обугленные косточки этого героя?

0

146

Валевский не спускал взгляда со своей незнакомки, танцующей с высоким мужчиной. И чем дольше звучали звуки вальса, тем больше он убеждался, что никакой он ей не родственник. Невооруженным взглядом было видно, что между ними нечто большее. Кто он ей? Муж или любовник? Кем бы он ни был, было бы разумней отказаться от притязаний ни внимание дамы. Но разум был заглушен азартом. Она пренебрегла им, что только подогревало интерес, она вероятно замужем, что еще больше его распаляло и одновременно окрыляло-ведь то, что она замужем значительно упрощало дело. Алексей никогда не заводил романов с барышнями, а тем более старыми девами, с первыми были больно хлопотно даже в плате обычного флирта-юные создания слишком впечатлительны и влюбчивы, а к последним он питал только презрение. Его незнакомка была не шестнадцатилетней юной кокеткой, а молодой и прекрасной женщиной, а если она замужем, то можно не беспокоиться о так оберегаемом незамужними добродетельном и праведном поведении. Отказаться...нет, оставить ее в покое он не хотел. Прошло около года с тех пор, как он оставил Лизоньку, и большее не встречал женщин по своему вкусу, приходилось довольствоваться теми кто был рядом. Но сейчас понимал, что искал и ждал не зря. Горничная его тетки была темноволоса и невысока, но сейчас, глядя на это неземное создание, кружащееся в вальсе, понимал насколько была нескладна и даже по своему груба его Лиза. Она была совершенна, каждое ее движение, каждый поворот головы были легки и изящны, взгляд не был робким или строгим,как у чопорных дам. У него пошла кругом голова, стоило представить, что сейчас его рука касалась бы ее тонкой талии. Захотелось пристрелить этого мужа-любовника, что бы занять его место. Вальс заканчивался, Алексей потерял ее из виду и залпом допил шаманское.
  Из кружащих голову грез вырвал тычок Вронского, подошедшего к нему и сияющего, как начищенный сапог.
-ты прямо светишься. Неужели нашел даму сердца?
-ну...сердца ни сердца, но нашел.
-расскажешь мне после, кто она,-усмехнулся Алексей и пошел по залу к тому месту, где она стояла до вальса. Она была здесь вместе с сопровождающим ее мужчиной, флиртовала с ним и улыбалась. Валевский молча кивнул мужчине, с трудом удержав злость, едва не проявившуюся во взгляде и подал руку незнакомке.
  Кадриль. Танец-игра с бесконечными переходами. Он мог лишь касаться ее руки, но от касания ее тонких пальчиков, не затянутых в перчатки, его бросало в жар.

0

147

-ммм грозный и свирепый дракон... мне становится страшно за бедного рыцаря,- чуть понизив голос, ответила Даша и повернулась к подошедшему белому рыцарю. Чуть склонив голову, отвечая на его поклон, она взяла его под руку и прошла к выстраивающимся парам. Напротив, была дама в вишневом платье и кавалер в темно-зеленой тунике. Дама так манерно поворачивала голову и держала руку, что Даша едва не рассмеялась, узнав в ней баронессу Альфтман. Вот так встреча! Ох, дорогая, наслаждайтесь вниманием и танцами пока не покрыли сами себя пеленой раскрывшейся лжи. Казалось, ее белый рыцарь был зеркальным отражением Альфтман, такой же натянутый и манерный, что ей стал интересней партнер напротив. Кавалер в темно-зеленом улыбался так весело и задорно, что она не смогла удержать ответной улыбки.

+1

148

Рой мыслей кружился в бедной голове Мишеля, а он был слишком взволнован и огорошен, чтобы попытаться ухватить хотя бы одну. Только что был готов проститься с Марией навсегда, проклиная собственную никчемную жизнь, и вот уже полон решимости быть рядом с ней так долго, как это будет возможно. Он теперь чувствовал себя так, как, должно быть, ощущает себя осужденный, которого помиловали буквально за несколько минут до казни. Несколько минут назад мир представлялся ему мрачной бескрайней пустыней, серой и холодной, и вот сейчас снова казался ярким и разноцветным. А все благодаря тем удивительным словам, которые он услышал от своей зеленоглазой колдуньи.
- Не знаю, какой я оборотень, но я и правда стану драконом, если какому-нибудь опрометчивому принцу придет в его глупую голову попробовать оспорить у меня право танцевать с вами кадриль! - заявил князь и вернул на поднос пустой бокал. Она сама выразила желание танцевать с ним! От осознания этого у Мишеля словно выросли невидимые крылья за спиной - так легко и радостно стало у него на душе.
"Все равно ты моя... пусть замужем... хотя... нужно еще выяснить, что это за муж такой, который так беззаботно бросает свою молодую жену и уезжает к черту на рога... разве он не понимает, что нельзя оставлять такую красавицу без присмотра? Скорее всего, он уже слишком стар, чтобы ее любить..."
Легкие звуки кадрили заполнили зал, и Мишель едва не прозевал момент, чтобы занять вместе с Марией свое место среди танцующих. Жаль, танцуя кадриль, разговаривать можно лишь короткими фразами - постоянные переходы туда-сюда просто не оставляют времени для иного.
- Вы божественно танцуете, - успел шепнуть Миша, когда Мария оказалась рядом с ним, - На месте окружающих нас дам я бы убежал со стыда в парк и закопался бы там с головой в снег... потому что по сравнению с вами они кажутся неуклюжими провинциалками, попавшими на свой первый столичный бал!

0

149

Молодую женщину затопил восторг. Попался! Момент, когда очередной поклонник узнавал, что она замужем - всегда был скользким, никогда не было ясно заранее - решит ли он исчезнуть, или предпочтет остаться. Репнин же, явно готовившийся проститься - теперь вновь стал прежним, и это радовало ее безмерно. А радость красит женщину как ничто другое - придает блеск глазам, свет улыбке, и вообще окружает ее как сияющим ореолом. Вот и она сейчас снова светилась - словно юная и беззаботная девчушка, получившая некий доставивший ей невероятное удовольствие подарок. И она смеялась его комплиментам, поддразнивая и поощряя молодого человека с совершенно особым кокетством из смеси искренности и лукавства.
- И что стали бы делать все эти рыцари, маги и барды, оставшись без дам? - со смехом вопросила она, вновь переходя к нему от очередного кавалера, и раскланиваясь - К тому же, это жестоко, князь! В снегу холодно, а вы готовы отправить туда столь хрупкие существа, как же так? Рыцарям вроде бы полагается оберегать дам и девиц!

0

150

- Все эти рыцари и прочие... маги могут смело отправляться следом за своими дамами, я не против, - улыбнулся Миша, вспомнив, как он совсем недавно мечтал, чтоб все гости вдруг исчезли, а они с Марией остались вдвоем. Пришлось немного подождать с ответом, пока Мария не вернется, а когда она вернулась, он взял ее за руку, повел в танце и как бы между прочим заметил:
- Так я снова рыцарь? Я же был драконом-оборотнем... А драконам нет никакого дела до каких-то там дам и девиц. Драконы обожают красоту... совершенство... сокровище... и если найдут его, то больше ни о чем и ни о ком думать не хотят, - взгляд Мишеля должен был недвусмысленно дать понять Марии, что именно ее князь и считает своим сокровищем.

0


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Ах, этот бал, мельканье масок....


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC