"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » И светел день, крылами осененный...


И светел день, крылами осененный...

Сообщений 151 страница 200 из 227

151

От прикосновения холодных рук пробегали мурашки, и она прикусила губу, что бы не рассмеяться или передернуть плечами. С наслаждением вдыхая еще ощутимый запах дыма и мороза, Даша наслаждалась этими краткими минутами, которые ей приносили удовольствие, равное как и когда он застегивал платье или лиф, поправлял кружево или натягивал чулки. Одновременно домашние и интимные вещи, дозволенные только ему. Осторожно поправив волосы, что бы застежка ожерелья оказалась под ними, поднялась, осматривая себя в зеркало, любуясь тем, как поблескивает бриллиантовая нить, играя в мерцании свеч.
-сюрприз... или не сюрприз, скоро узнаем,- слегка пожала она плечами, пробегая взглядом и по его отражению. А вот перчатки застегнули зря, ведь сначала будет ужин. Расстегнув пуговки, она стянула перчатки и вернула на место колечко,- жаль, что не будет графа и... Мишель ведь не присылал ответа на приглашение. Или присылал?

0

152

- Серж должен приехать через пару дней, он как раз в пути. - Владимир заложил руки за спину, выжидая пока она наводила последние штрихи. Предстоящий ужин в компании гостей его слегка беспокоил, но он тщательно отбрасывал картины, которые рисовались ему о том, как он, с едва действующими всего двумя пальцами на левой руке сможет управляться с ножом и вилкой. Ладно бы домашние привыкли а гости? Да, впрочем где наша не пропадала. Вопрос пришелся очень кстати, и он улыбнулся, отвечая. - А Мишель прислал ответ - вчера вечером привезли. Извиняется, пишет что ужасно занят. Просил поцеловать супругу, и поздравить, но я этого делать не стану, пусть целомудренные поцелуи ручек остаются Репнину с Вороновым, у меня куда более весомые предпочтения. Не удивлюсь, если сегодня в гостиной будет ждать громадный букет от Репнина, я туда еще не заходил вечером.

0

153

-интересно, занят по службе или амурными делами с той особой, с которой обещал нас познакомить?-не сдержала смеха Даша и повернулась к мужу. Пора было спускаться, и она несколько волновалась по поводу приглашения пары семей из Петербурга. Не окажется ли так называемый сюрприз ему неприятным? Относился то он к ним хорошо, но все же может лучше было бы сказать? Что если она поступила неверно, и попросту испортит ему вечер? Но поворачивать назад было уже поздно.
-нам пора идти, лучше быть внизу, когда появятся гости,-поколебавшись, она вздохнула, поправив и без того лежащий безукоризненной черный шелковый платок,- наверное это странно, но я волнуюсь.

0

154

- Не вижу в этом ничего странного - Владимир предложил жене руку и повел ее вниз. И внезапно, в силу какой-то странной ассоциации - моментально вспомнилось - как они выходили из спальни и спускались по лестнице к ожидающим внизу жандармам. Ассоциация была настолько сильной, что когда после второго пролета с лестницы открылся вид на холл он почти увидел там дюжину фигур в серых мундирах, и со счастливым вздохом прижал локтем к своему боку ее ручку, лежавшую на его руке. Вот так, спускаясь тогда, был уверен, что это - в последний раз. А теперь, теперь - они спускались к празднику, в сиявшем огнями доме, к довольным лицам детей, гостям и музыке.
И спустились они как раз вовремя. Со стороны входной двери уже раздавался стук подъехавшего экипажа, и через пару минут в дверях показались Илья с Полиной

0

155

У нее же может и возникли бы ассоциации с тем январским утром, но охватившее волнение пополам с тревогой не оставляли место больше ничему. Даша цепким взглядом пробежала по детям, но те выглядели безукоризненно. И вновь, хоть детей и полагалось бы отослать наверх, они были здесь среди гостей. Первыми прибыли Илья и Полина, которые жили ближе всех. Молодой князь был таким же как и всегда - спокойный и даже несколько безразличный. Лишь обнимая сестру, он тепло улыбался, но когда на руки к нему взлетела Саша, и они отошли к дивану, уже через минуту слышался их общий смех. Полине же беременность шла явно на пользу, она была прехорошенькой, со здоровым румянцем, а щебетала так, что у Даши кругом пошла голова с непривычки. Но на разговоры времени не было, следом за Волконскими, приехали Рокотовы, и Даша поспешила в холл встретить гостей. Для Натали это был первый выезд в свет, и, поздравив подругу, она подсела к Полине, а вот Александр, как показалось Даше, не совсем понимал зачем приехал.
   Во дворе снова застучал экипаж по подъездной дорожке, буквально через пару минут в холле послышалась знакомая перебранка, и Даша едва не выбежала из гостиной, уводя за собой мужа. В холле она выпустила его руку и почти бегом бросилась к отцу.

0

156

- знал бы, что будет такая дорога, остался бы у детей до самого марта!-ворчал Волконский, помогая супруге снять верхнюю одежду и откидывая ее на руки человеку, не глядя. Шубка полетела куда-то в сторону от того, но вышколенный малый умудрился поймать и расправить. Князь едва не расхохотался, мгновенно вспомнив войну с лакеем в их доме, которую он вел довольно долгое время, но мелькнувшие воспоминания оборвал чувствительный тычок в спину, - Елагин, тебе даже в холле места мало! И кому из нас пора худеть?! Так, а где новорожденная?
Михаил Федорович собирался было направиться в гостиную, откуда слышал голоса, но оттуда уже несся маленький вихрь, степенность которого испарилась, едва за спиной оказался порог гостиной. Шагнув вперед, князь подхватил дочь в объятия, чуть приподняв от пол и, поставив, прижал к себе.
- с рождением тебя, мой ангел,- прошептал он в переплетение каштановых прядей,прикрыв глаза. Каждый год, заключая дочь в объятия в день ее именин, он против воли вспоминал ту далекую ночь двадцать пять лет назад, когда первый раз увидел этого крошечного человечка, появившегося на свет под покровом ночи в тайне от всего мира. Подняв голову, Волконский коснулся ее лба и выпустил, отступая и пропуская к матери. Сам же шагнул к зятю,, заулыбавшись и протягивая руку. Казалось он не помнил ни страшных октябрьских дней, ни темных январских, словно перелистнул, забыл и вновь светит и греет, подобно солнцу. Но те, кто хорошо знали князя, прекрасно знали, что ничто, а особенно темное, не проходило для него бесследно, а оставляло глубокие зазубрины и шрамы. И чем больше их было, тем с большей силой он старался согреть тех, кто был дорог.
-рад вновь видеть Вас, Владимир.

+1

157

-не ворчите, друг мой, распугаете всех гостей,-мягко пожурила она мужа, поправляя выбившуюся из-за капора прядь. Лидия Алексеевна до последнего сомневалась стоил ли ей ехать. С одной стороны в письме приглашались оба, но не была ли это простая вежливость или дань официальности касательно нее? Знала ли Даша правду? Сказал ли муж ей то, что узнал в январе? Она не знала, как не знал и Мишель. Да и упомянет ли сама Даша об этом, если узнает? Заведет ли разговор? Она не знала. А потом сомнения удваивались. Во-первых отношения с хозяином дома у нее были мягко говоря не теплые, а во-вторых если дочь знает правду, то вряд ли ей стоит там появляться. Но с другой стороны теперь она не собиралась просто так уйти, слишком много времени было отдано ненависти и желанию отгородиться от этого ребенка. И теперь, когда узел был разрублен, надо было вязать новый.
  Именинница, выйдя их встречать вместе с мужем, вполне ожидаемо первым делом обняла отца, а княгиня ощутила легкий, но ощутимый укол. Нет, не ревности, а чего-то иного, в чем пока не разобралась, слишком были новы многие ощущения. Она внимательно посмотрела на зятя, словно желая понять, сказал он жене правду или нет, и после вежливого приветствия с ним, обняла дочь. Тихое поздравление, услышанное лишь Дашей, минутное объятие, и она выпустив ее, шагнула в сторону, взяв под руку мужа, и он накрыл ее руку своей ладонью. Она мгновенно почувствовала как становится спокойней и уверенней.

+1

158

-а ты совсем не подросла, толку от именин!-посмеиваясь, заметил Елагин, обняв крестницу и отстранив,держа руки на ее плечах. Некоторое время он молча и внимательно всматривался в ее лучившиеся глаза, словно желая увидеть что там за этим светом, и заметил, как  дернулся уголок губ совсем в другой улыбке, как чуть опустились ресницы. Князь едва заметно кивнул ей и вновь привлек к себе, с долгим вздохом. Нельзя, наверное, думать о подобном в праздник, но куда денешься от мыслей? Ведь все повторится, - благослови тебя Бог, девочка,-негромко проговорил Елагин, отстранив от себя именинницу, держа левую руку на ее плече, правой перекрестил и коснулся губами лба.
Во дворе вновь послышался стук колес, Елагин шагнул в сторону, увлекая за собой крестницу и подавая руку Владимиру, глядя на него глубоким взглядом. Все было очень похоже на день Рождества, когда он впервые пришел в этот дом. Похоже, но не так. Говорил ли он с той же Демидовой о тех днях? Или с Мишей? Или все это осталось похоронено и забыто? Как знать, стоило ли вообще говорить об этом, ворошить. Вновь не подобающие для праздника мысли. Тот еще гость, который пребывает в каком-то мрачном тумане воспоминаний. Бред! Он ведь всегда просто отмахивался от мыслей, которые ему не нравились. Вот и сейчас надо бы, до поры до времени.
-кажется нас ждет не семейный ужин, а грандиозный праздник?-усмехнулся Елагин в бороду, которую носил наперекор всем предпочтениям современников и  запретам.

Отредактировано Степан Елагин (17-12-2015 02:30:02)

+1

159

Принимать гостей - пожалуй одно из важнейших умений для дворянина. Кем бы эти гости не были. Но сейчас был совсем иной случай, поскольку ни для одного из гостей не приходилось нацеплять искусственную улыбку, или подыскивать приличествующие случаю безличные и пустые вежливые формулировки. Даша бы удивилась, но он был рад приходу Александра, и вполне искренне пожал ему руку. Служба есть служба и если женщины могли предполагать, что участие Рокотова в процессе против Корфа могло как-то изменить их взаимоотношения - то лишь потому что ну невозможно понять женщине, что долг обязывает делать то, чего возможно вовсе не хочешь делать. И то обвинение которое был вынужден состряпать Рокотов, включая привлечение лжесвидетелей - ничуть не заставило Владимира переменить отношение к нему к худшему. Напротив. Корф не забыл как вел себя Рокотов во время допроса и как, будучи не в силах выйти за рамки своего долга, все же проявил такое понимание, на которое он и надеяться не мог. Александр же, в свою очередь не мог не оценить достоинства с которым держался Корф и на допросе и на суде и на казни, и поэтому, хоть оба были слишком горды, чтобы приносить друг другу какие-то пояснения вслух - тем не менее держались друг с другом спокойно, без малейшей тени внутреннего напряжения. Они и раньше уважали друг друга, хотя и не испытывали особенной симпатии, один - потому что видел в другом проржавевшего до мозга костей правильного законника, второй - потому что не любил подобных Корфу задир, вечно противопоставляющих себя обществу и закону. Взаимное уважение осталось и возросло, а о неприязни никто не заикался, хотя и особенных симпатий тоже не выказывал ни один ни другой, но во всяком случае принимал его Корф так же спокойно и радушно как и остальных гостей, ничем не выделяя среди прочих.
А вот те, кого стоило выделить - приехали позже, когда уже Анфиска несколько раз заглядывала в гостиную, пытаясь поймать знак хозяйки, по которому могла бы судить - пора ли открывать двери в столовую или нет. Услышав знакомый рокочущий бас, Владимир не сдержал улыбки, выпустил руку жены, которая моментально унеслась навстречу отцу, и пошел следом за ней, с удовольствием приветствуя супругов Волконских и Елагина.
До чего странным было - видеть вновь эту женщину, которая всегда казалась ему Снежной Королевой из сказки, после их последней встречи, когда он задыхался и исходил кровью от многочисленных ран, под ее спокойным холодным взглядом, и требовал правды, которую получил потом от ее мужа - странным было видеть ее сейчас, стоя перед ней здравым и невредимым, при полном параде, и.... не ощущая того холода, который неизменно охватывал его при встрече с ней. Нет, он по-прежнему не жаловал ее. Такое обращение с Дашей он не мог простить никому, но... Но теперь он по крайней мере знал его причины. И мог хотя бы попытаться ее понять. Раньше о испытывал к ней чистую ненависть и презрение. Сейчас же... сейчас это была смесь из понимания, уважения и все же - неприязни. Которая однако теперь была глубоко затолкана под двумя предыдущими. Поэтому поприветствовал он ее, и склонился к ее руке совершенно спокойно, не вымораживая холодом подчеркнутой учтивости, как делал это раньше, будучи не в силах забыть их первый разговор в Царскосельском.
И поприветствовав и Михаила Федоровича и Елагина - не сдержал теплой улыбки. И хотя многочисленность ушей - других гостей, детей, слуг принимавших верхнюю одежду, общая праздничная суета - не способствовали никаким разговорам кроме самых обычных он все же не удержался, и, провожая вместе с женой всех троих в гостиную,  откровенно произнес идя рядом с Волконским по другую его руку
- Вас тут очень не хватало. 

0

160

Не смотря на состояние дорог где-то разбитых, где-то уже раскисших, но начинающих к вечеру подстывать на холоде, генерал получал искреннее удовольствие от поездки. Сидя с сыном напротив дам, он с интересом наблюдал за женой и дочерью. Буквально через четверть часа после выезда стали шепотом делаться ставки на то, кто же первой вытащит зеркальце на этот раз. Что Анастасия Степановна, что Катерина то и дело запускали ручку в ридикюль за зеркалом, дабы в очередной раз убедиться не примяты ли локоны, не выпачкано ли чем-то лицо, не потрескались ли губки от мороза, не примяты ли ленты капора и далее и далее. И когда экипаж поворачивал к поместью, что генерал, что Алексей расхохотались в голос, когда буквально спустя пять минут обе дамы одновременно подняли зеркальца, которые уже попросту держали в руках. Дочь скинула капор, поправляя золотистые локоны и удовлетворенно вздохнула.
-прошу Вас, душа моя, прошу. Осторожно...,-Петр Иванович помог супруге выйти из экипажа и окинул взглядом внушительных размеров особняк. Интересно, интересно.
  Когда пришло приглашение на именины баронессы и супруга спросила его согласия, его волновал только один вопрос-хочет ли она ехать. Раз хочет, значит нужно поехать. Отчего нет? Ссыльный и опальный? Верно, но офицер. Был бы штатским был бы другой разговор. Опозорил честь мундира, стреляясь с Наследником? Вот уж в что генерал не верил. Целься он в Наследника, помиловал бы его Император? Сомнительно.
  -генерал Волынский,-бросил он миловидной служанке, умчавшейся известить хозяев, и помог раздеться супруге,тогда как Алексей помог сестре. Отдав шинель, оправил мундир и взял Анастасию Степановну под руку, когда видимо из гостиной, раз оттуда слышалось столько голосов, показались хозяева дома. Шагнув к ним навстречу, генерал поцеловал ручку молодой женщины , - добрый вечер,хозяевам. Поздравляю Вас с именинами, баронесса, и благодарю за приглашение.
Алексей в прямом подражании отцу, в котором однако большого успеха не достиг, склонился к руке хозяйке, произнося поздравления, а затем следом за отцом, шагнул к барону, подавая руку.
-с днем ангела Вас, моя дорогая,- улыбнулась генеральша, горячо обнимая именинницу. И едва выпустила, как Катенька уже подскочила, обняв и не отпуская, обнимая обеими руками за талию, но молча, что дало генеральше договорить,-я так рада, что Вы решили устраивать праздник! После бала в Гатчине я не чаяла увидеть Вас так скоро, и несказанно этому рада! - и предугадывая вопрос, кивнула, - Дарья Сергеевна боюсь задержится, но обещалась быть.

0

161

Она буквально утонула в объятиях отца и никак не желала возвращаться. Как жаль, что он не может взять и остаться у них навсегда, как Софья Павловна. Непередаваемое ощущение тепла и спокойствия, надежности, нерушимости, безграничной любви такой силы, которая может быть только у родителей, окутало ее словно одеялом. И вновь она чувствовала себя маленькой девочкой, которая пробиралась ночью в спальню отца в ночь на именины и, взобравшись на кровать босоногая,с растрепавшимися волосами, упрямо не желая одевать чепец на ночь, в одной ночной рубашке, тормошила отца за плечо и шептала "я уже родилась,папенька!". А он, проснувшись, делал удивленные глаза или пытался укутать ее в одеяло,смотав по рукам и ногам, а потом укладывал у себя на руках и шептал теплые, ласковые слова или же сказки до тех пор, пока она не засыпала.
   Нехотя отстранившись от отца, Даша обняла мать, которую была несказанно рада видеть. Может наладится все в их отношениях? Может не вернется эта спираль к предыдущему витку, скатившись? Дай то Бог. Но что бы ни было потом, сейчас она была здесь, рядом, она приехала, а это было главным. И надо было сделать все, что бы она чувствовала себя в кругу семьи, тепло и уютно. От едва слышных поздравлений, Даша крепче обняла мать и взглянула ей в глаза, отстранившись и увидев в них ту неуверенность и даже робость, которые были присущи раньше ей самой.
  Крестный. Она рассмеялась на его замечание и, отстранившись после короткого объятия, невольно вздохнула под его взглядом. Умел он вот так выискивать то, что скрывалось,  пусть и ненамеренно. Она знала, что он хотел узнать, помнила короткий разговор перед его отъездом, и чуть приопустила веки, дернув уголком губ, словно говоря "все так. Но все хорошо". Вновь обняв его, она улыбнулась уже по настоящему, ведь секундные мрачные мысли были затоплены лавиной такого счастья, которое трудно передать словами. Они были все здесь. Все самые дорогие ей люди- муж, дети, родители, крестный, тетушка, брат, подруги... Все были живы, здоровы, каждый по своему счастлив! И все они были здесь, под крышей их дома, перевидавшего за последние два года столько мрачного, темного и тяжелого, а теперь вновь горели огни, звучал смех, разговоры, скоро будет музыка, будут танцы и фужеры с шампанским.
-спасибо,дядюшка,-прошептала она в ответ на благословение и прижала на секунду его ладонь к щеке. Но через секунду глаза засияли лукавыми искорками и, взяв его под руку, повела в гостиную вслед за мужем и родителями. Но едва они вошли к гостям и она собиралась было пригласить всех в столовую, как в комнату торопливо вошла горничная.
-барыня, Его Сиятельство генерал Волынский с семьей прибыли.
  Приехали! Они приехали! Генерал приехал! Все-таки приехал! Значит опасения Владимира были напрасны, и те слова, сказанные, как ей показалось, с горечью, о доме опального, ссыльного,осужденного, хоть и оправданного были не верны! Ведь он приехал. А генерал не тот человек, который мог приехать ради желания супруги, если это противоречит его принципам и устоям. Раз он здесь, это значило, что он не считал недостойным посещать их дом!
  Она бросила внимательный, вопросительный и одновременно настороженный взгляд на мужа, и, взяв под руку, повела к пришедшим. Как бы не хотелось услышать прямо сейчас о "сюрпризе", не рассердился ли он за то, что не сказала о том, кого именно приглашает, но надо было встретить гостей, проводить, а потом....и потом не получится. Что ж будет время и  для этого.
-благодарю Вас, Петр Иванович,-улыбнулась она генералу, подавая руку и подмечая вполне довольное выражение на его лице. Алексей был сдержан, стараясь выглядеть, как отец, но все кто достаточно его знал, знали, что молодой человек похож на мать,- рада видеть Вас, Алексей Петрович,- а вот оказаться в объятиях Анастасии Степановны было сродни с ощущением, с которым она обнимала бы родную мать, будь их отношения другими. Эта женщина, невероятной доброты, сердечности, а вместе с тем силы, стойкости, верности, была оплотом человеколюбия и милосердия в Свете, пресекая на корню сплетни, недопустимые высказывания или недостойные намеки. Ее дом обходили стороной те, у кого было не чисто на душе, та же Огинская могла попасть к ней только с мужем, который пользовался уважением и был дружен с генералом, а вот Браницкая, хоть и получала официальные приглашения, не смела приезжать и находила причины для отказа, так же как и Анастасия Степановна не переступала порога их особняка. И Даша благодарила Бога за то, что оказавшись замужней дамой в Петербурге, попала под опеку генеральши.
  Едва Волынская опустила руки, как Катерина уже оказалась на ее месте, а расцепив объятия, обняла за талию, привлекая к себе. Даша не удержала смеха, обнимая девушку в ответ. Ей нравилась живая непосредственность девушки, ее озорство и некоторая наивность, вместе с тем она была умна и ангельски добра, однако это не мешало ей иметь довольно острый язычок, который она однако старалась прятать от маменьки.
-я невероятно счастлива видеть Вас, Анастасия Степановна! Не скрою, волновалась, не получив ответа, но благодарю Вас за то, что приняли приглашение!-ответила она генеральше и взглянула на обнимающую ее девушку с лукавой улыбкой,- а Вы очаровательны, мадемуазель. И прямо светитесь...Сдается мне, что ...
-Мишель возвращается из Польши!-зашептала Катерина, приникнув губами к ушку баронессы.
-значит скоро идти Вам под венец,- раз возвращается Тверской, значит и младший Волынский. И слава Богу. Даша даже думать не хотела о том, что каждый день переживает Анастасия Степановна, когда ее сын там, в мятежной Польше. Разговаривать с Волынскими можно было долго, но ждали гости, бежало время. Кивнув на слова о приезде Салтыковых, Даша оставила гостей с мужем, предоставляя провести в столовую,  и прошла в гостиную, пригласив всех к ужину. Гости довольно шумной толпой, в которой отчетливо слышался бас Михаила Федоровича, щебет Полины, голосок Саши, что-то увлеченно рассказывающей Илье, двинулись в столовую, где к ним присоединилась и Анна.

+1

162

Его Сиятельство генерал Волынский с семьей прибыли.
Владимир не поверил своим ушам. Волынский? Сюда? Да еще с семьей? Нет, конечно Даша говорила что дружна с Анастасией Степановной, да и сам Корф хранил о ней самые лучшие воспоминания, хотя лишь недолго общался с ними, да и то, очень давно, в Пятигорске, в июне тридцать пятого года, в те три недели, которые проводил на водах на лечении - глотком жизни, который пришелся как раз между ледяным пленом у Казбека и кроваво-огненной мясорубкой Безенгийской стены, последовавших друг за другом ровно через полгода....
Он бросил на Дашу взгляд полный такого изумления, что ошибиться в его реакции на "сюрприз" она не могла. Владимир уважал Волынского, проникся искренней симпатией к его супруге, был в приятельских отношениях с Алексеем, через которого собственно и познакомился с генеральшей, и с маленькой Катей, которой в то время было всего тринадцать лет. Анастасия Степановна почти не изменилась, что он отметил, почтительно склоняясь чтобы поцеловать ей руку, не изменился и генерал, видный осанистый мужчина с пышными вислыми усами, разве что на мундире его прибавилась еще одна звезда. Не изменился даже Алексей, который после рукопожатия не удержался, и хлопнул Корфа по плечу. Глядя на них можно было бы счесть что истекшие почти пять лет - ему лишь приснились, ведь они остались прежними, а вот сам он.... сам он изменился до неузнаваемости. И в свои двадцать шесть чувствовал себя едва ли не сорокалетним, потому что хоть и оставался он внешне прежним - память, его вечный дар и вечное проклятие хранило в себе все. Он не умел забывать, и даже сейчас здороваясь с Алексеем и вспоминая их прежние веселые или страшные, мирные и боевые дни на Кавказе - помнил и год абсолютного молчания. Когда никто из бывших приятелей и сослуживцев, даже Алексей, даже братья Строгановы, даже Митя Елецкий, - никто кроме Репнина не удостоил ссыльного не то что визитом - но даже и письмом. Поистине надо было умереть и воскреснуть чтобы о тебе вспомнили - мелькнуло в мыслях усталой иронией когда он приветствовал гостей, которых и не надеялся когда-либо увидеть в своем доме. Но мысли об изоляции в которой он оказался, о немом осуждении - сейчас не приносили горечи. Это была просто зарубка на памяти. Зарубка которая не мешала относиься к людям сообразно их собственным личностным качествам а не по их отношению к его персоне. И он принимал Волынских с тем же почтением и доброжелательностью, с какими общался с ними пять лет назад. И только Катерина - уже совсем барышня на выданье, которую он запомнил тринадцатилетней девочкой - наглядно иллюстрировала собой количество истекших лет. Пять лет.
А словно бы все пятнадцать. Глядя на эту девочку, на то, как она щебечет с Дашей, отвечая в тон на комментарии Алексея он вдруг поймал себя на том, что ощущает себя гораздо старше чем есть. Намного.... намного старше. И дни, и месяцы, каждый удар которому приходилось противостоять, каждое потрясение которое приходилось переживать - старили его тем сильнее - чем меньше он показывал это внешне. Старили - внутри. Душевно. И вспоминая словно мельком о том что ему самому еще оказывается всего двадцать шесть - он порой готов был этому удивиться как самому странному явлению на свете.
С Салтыковыми он близко знаком не был, поэтому кроме приветствия пришлось выдержать еще и церемонию представления, причем роль представляющего выпала самой Даше. И когда гости проходили в гостиную, отделенный от жены несколькими обступившими ее дамами, которые видимо решили сами проводить именинницу - встретился с ней взглядом в котором светилось тепло, нежность, чуточку печали и нечто глубокое, бесконечное, чему не было названия. Владимир слегка помедлил в опустевшем холле, прислонившись спиной к стене, и переводя дух, после неожиданно многолюдного и почтенного сборища, а потом глубоко вдохнул и вошел в гостиную.
Как раз вовремя. Внутренние двери открылись, и Данилка, наряженный по такому случаю мажордомом возвестил о том что ужин подан.

+1

163

Варвара постаралась на славу, стол казалось переломится от количества блюд, а аромат, наполнивший столовую только способствовал тому, что попробовать хотелось все. Компания за столом собралась самая дружеская - еще не было в этом доме праздника, когда среди гостей был кто-то из сплетников или злоязычников. Разговоры настоящие, живые, не притянутые в дань этикету не смолкали, пресекаясь время от времени тостами за здоровье именинницы и хозяина дома. Даше не нужно было следить за тем, что бы не возникало напряжения или молчания, гости развлекали себя сами, время от времени втягивая в разговор ее или же Владимира. Она лишь наблюдала за тем, что бы не пустели бокалы, не стояли  пустые блюда, и хватало одного взгляда или наклона головы, что бы слуги мгновенно все исправили. Сама она к еде едва ли прикасалась, не чувствуя голода абсолютно, а пребывая в каком-то странном состоянии от смешения двух миров. Ведь вот прямо сейчас в их доме, в их столовой вот так сошлись и переплелись две ее разных жизни. Волынские и Салтыковы были неотъемлемой частью первой, прошедшей в Петербурге, жизнью, разделенной надвое, двуличной и прошитой изменой, а Владимир и дети были второй жизнью, не ее частью, а целой жизнью. Были и пять человек, находившееся вне их, бывшие и там и там и до них-родители, крестный,брат и Демидова. Все это переплелось в какой-то замысловатый, яркий узор, который она пока не могла рассмотреть и даже несколько терялась.
  Сменялись блюда, менялись темы разговоров, и казалось прошел ни один час прежде чем была отдана дань вкуснейшим десертам и поставлены бокалы на стол. Еще о чем-то посмеивался отец, поглаживал пышные усы генерал, прикасалась к губам салфеткой Салтыкова, но уже все и каждый были готовы к дальнейшему празднику, только кто-то танцевать, а кто-то расслабиться и отдохнуть в кресле. И когда был закончен ужин, мужчины помогли встать дамам, ожидая дальнейшего от хозяев.

0

164

В последнее время в Анниной жизни почему-то все время получалось так, что когда ей нужно было побыть одной, привести мысли хоть в какое-то подобие порядка, успокоиться и разобраться в себе - нужно было срочно куда-то идти, причем туда, где будет много людей, где придется улыбаться и поддерживать беседу, казаться беззаботной и веселой... Не выходить бы никуда, закрыться в своей комнате и отправить Глашу куда-нибудь подальше... но нельзя. Дашины именины, Анна не имеет права просидеть весь вечер в своей комнате. Это будет выглядеть... ужасно некрасиво.
Из зеркала на Анну смотрело с недоумением ее отражение. Бледно-голубое платье с узором, такое модное, просто просилось, чтоб его поскорее показали. Оно так замечательно сидело на Анне, так удачно гармонировало с цветом ее волос, которые Глаша трудолюбиво завивала и укладывала битых два часа. Анне казалось, она рассматривает иллюстрацию из модного журнала, а не свое отражение. Анна вздохнула, но корсет напомнил ей тут же, что с глубокими вздохами придется потерпеть.
Снизу уже раздавались голоса, смех... Гости прибывали.
Анна вышла из комнаты, подошла к лестнице и оттуда наблюдала за тем, как приехали Волконские. Оставаясь незамеченной, она рассеянно разглядывала их. Анна не хотела вмешиваться в происходящее, поэтому дождалась оповещения о том, что ужин подан. и только тогда пошла в столовую.
На нее обратили ровно столько внимания, сколько было нужно, чтобы поздороваться - и то, ближайшие соседи за столом. Остальные, рассаживаясь, издалека дружелюбно ей кивали и она прилежно всем отвечала однообразной улыбкой и легким наклоном головы. Веселая и оживленная беседа за столом практически не требовала ее участия, и Анна смогла отдать должное мастерству Варвары.
"Нужно будет сказать Варе, что гатчинские повара и в подметки ей не годятся" - думала Анна, разглядывая стол. Она собиралась попробовать всего по чуть-чуть, но очень быстро почувствовала, что есть больше не может.
До конца ужина Анна делала вид, что участвует в общем веселье, но мыслями все время возвращалась к оставленному под подушкой письму Сергея.
Два или три дня - и он приедет. Какой будет их встреча? И как нужно ей себя вести? В голове не было ни одной толковой мысли на этот счет.

0

165

После ужина и небольшого перерыва, в который дамы приводили себя в порядок, а мужчины остались в столовой в компании сигар и вина - двери большого зала растворились, и гости, которых в отличие от большинства подобных же мероприятий - никто специально не приглашал - потянулись в зал, привлеченные звуками музыки, снова сходясь попарно в квадратном холле. Большой зал, который как и перед свадьбой и рождеством держали запертым до самого торжества, и украшение которого производились исключительно через боковую дверь - сиял множеством огней, и был уставлен зеленью, так, что в холодный вечер начала марта создавал иллюзию лета. Апельсиновые, лимонные и померанцевые деревья, магнолии и  олеандры, перенесенные сюда из оранжереи в своих массивных кадках замаскированных полосами выращенного Игнатом по английской технологии дерна - обрамляли простенки между окнами и канделябрами, и делили пространство зала на две как бы обособленные зоны, первая из которых представляла собой открытое поле для танцев, а вторая - предназначалась для бесед и отдыха, туда стащили кресла, диваны и столики из пустовавших гостевых комнат, там же был буфет с напитками и сластями, и ломберный стол в уголке для желающих, короче большой зал превратился в огромную гостиную, где каждый из гостей мог разместиться с удобством и по собственному вкусу, отличаясь от любой гостиной лишь размерами и наличием большого пространства для танцев. Еще одним отличием было то, что Владимир не велел перетащить сюда рояль. Понимая, что если рояль будет в доступе, то гости непременно примутся петь и музицировать, и почти наверняка львиную долю времени играть и петь придется Анне. А девушка в последние дни была не в том настроении чтобы это могло доставить ей удовольствием. Поэтому искусственных предпосылок к ее выступлению он создавать не стал, рассудив что если вдруг ей все же захочется спеть - а гостям - послушать - то перетащить рояль будет недолго, учитывая количество рабочих рук в доме, и наличие такого мудрого приспособления как колесики.
И пока гости разбредались - кто рассматривая декорирующее зал зеленое обрамление, кто рассаживался по диванам и креслам, кто направился к буфету за бокалом шампанского, кто приглашал себе пару на танец - Владимир по уже сложившейся было традиции - не пошел дальше двери, а ведя жену под руку просто развернул ее так, что она проскользив по паркету какой-то полукруг - очутилась в его объятиях и почти тут же раздались вступительные аккорды медленного вальса, и зал поплыл вокруг них.
Впрочем кто бы спросил сейчас Корфа о том - что делают дети, куда девалась Анна, чем заняты гости - он бы не смог ответить. Потому что стряхнув с себя необходимость поддерживать беседу за столом - он вздохнул с облегчением и сейчас оставшись среди блестящего сборища - наедине со своей любимой женщиной - видел лишь ее одну.
Видел ее сияющие глаза, ее улыбку, видел как напряжение первых минут вечера - смытое вначале обществом приятных ей людей, потом ужином за котором благодаря непринужденности Волконского и Елагина, с которыми очень быстро спелся и генерал Волынский не было ни следа великосветской натянутости, когда дамы жеманясь едва прикасаются к еде а мужчины сидят словно шомпол проглотив, и наконец этим украшенным залом, вальсом и тысячью бликами которыми искрили хрустальные подвески, отражая свет свечей.
Он смотрел в ее глаза словно окунаясь в глубокое, теплое море - пространство где он мог быть один, вне гостей, вне  голосов, вне необходимости что-либо делать. С ней. И улыбнулся тихо-тихо
- С днем рождения, родная...

+2

166

Вальс. Вальс ставший символом с того самого бала в конце сентябре. Символ неизменно присутствующий на каждом празднике, был ли это их праздник или бал в Гатчине. Она не успела толком рассмотреть зал, как заигравшая музыка и его объятия увлекли ее в скольжении вальса. И разом исчезли гости, да и сам зал растворился, кроме мерцания свеч, музыки и него. Она еще не замечала, что какое-то время они вальсировали в одиночестве, а первыми из гостей повел в вальсе свою партнершу отец. Она не видела, как в эти мгновения светилась  княгиня Волконская и тепло улыбался князь, как следом за ними третьей парой вышли супруги Волынские, а за ними Салтыковы и Рокотовы. Алексей пригласил Вареньку, которая не могла, хоть и стараться, счастливого блеска в глазах. Князь Елагин направился с приглашением к Анне, а Катенька устроилась рядом с Софьей Павловной, окруженной детьми.
  Не хотелось ни говорить, ни смотреть по сторонам, что бы убедиться в том, что гости довольны. Только скользить в вальсе в мерцании свечей, утопая в теплом свете его глаз, пребывая в мире, в котором есть только они вдвоем и никого больше.
-спасибо,-прошептала она  в ответ с улыбкой, благодаря сразу за все, за это тихое поздравление, за весь сказочный день, за устроенный в ее честь этот вечер, за удивительные подарки... и за каждую секунду этих шести месяцев, за каждое утро в этом доме, начинающееся с его теплого взгляда, за каждый вечер и ночь, прогулки, разговоры, поцелуи...за каждое мгновение без исключения, даже за те страшные дни, ведь каждую их секунду он боролся за жизнь, за последующие недели, которые шаг за шагом восстанавливали и возвращали к жизни все, что было сожжено в пепел.  За все...  - у меня еще никогда не было таких именин. Таких... светлых и сказочных, когда просто радуешься празднику. Спасибо.

+1

167

- У нас впереди еще много, очень много таких вот твоих именин - мягко, без улыбки, со спокойной уверенностью отозвался Владимир. - И если однажды ты заявишь мне, что не хочешь их праздновать или что этот праздник навевает на тебя тоску - я буду считать, что не справился.....
Вальс плыл, медленно кружа пары по кругу, мимо колеблемых теплым воздухом листьев деревцев, мимо свечей, мимо окон, за которыми была разлита глубокая, чернильная темнота позднего вечера. И неожиданно он заговорил о том, что думал всегда, но никогда не произносил вслух. Тихо, словно бы думал вслух.
- В тот день, когда я встретил тебя в саду - я сказал себе, что хотел бы жить только ради того, чтобы ограждать тебя от мира. От забот. От тревог. От того непосильного воза, который ты тянула. Я видел в твоих глазах девочку, лишенную самых необходимых радостей, загруженную делами за которыми у нее не осталось ничего светлого, которая отчаянно пытается быть сильнее чем она есть. В тот день, когда ты согласилась стать моей женой я поклялся себе, что сделаю все, чтобы вернуть тебе то, что у тебя отобрали. Снова сделаю тебя девочкой. Любимой, обожаемой, оберегаемой. Что сниму с тебя то бремя, которое ты волокла, и до тех пор, пока я жив - тебе не придется знать забот, ни хозяйственных, ни каких-либо других. Поклялся что каждый твой день постараюсь сделать светлым и радостным. Поклялся, что ты не будешь существовать ради того, чтобы волочь свой воз, хозяйство, детей, семью, все что непосильным бременем висело тогда на твоей шее, а будешь жить. Жить в счастье и радости. Я хочу, чтобы сколько бы не пролетело лет - ты встречала этот день с радостью, благодаря Бога за жизнь. Это будет означать что я сумел сдержать свою клятву. И клянусь тебе еще раз - пока я жив - так будет.

+1

168

-я благодарю Бога за то, что он подарил мне тебя. Моя жизнь до тебя была словно дурной репетицией ужасного спектакля. Скомканная, с плохо прописанным текстом и сомнительной игрой актеров. Именно актеров и именно игрой... Кто-то играл в любовь, кто-то в добродетель, пряча под масками совсем друге. А сейчас все правильно, все так как должно быть, не игра, не пьеса, а жизнь ... настоящая жизнь без масок, без притворства, без страха ошибиться. И ее создал ты,- так же тихо ответила Даша, не отводя взгляда от его глаз,- вот за что я буду благодарить Бога, и не каждые именины, а каждый день, если не чаще. За то что у меня есть ты. За то, что он позволил нам вернуться друг к другу. За то, что в тот далекий сентябрь ты вышел в сад подышать воздухом, за то что Бунтарь вышел к полянке, за то что там, в экипаже, ты не ушел, так же как и в каземате. Ты делаешь куда больше, чем поклялся,-понимая, что может продолжать в этом ключе бесконечно, постаралась вынырнуть и добавить в разговор немного шутливых тонов,- ведь даже сегодня, когда  я стала практически старухой, все равно ощущаю себя любимой, обожаемой и оберегаемой девочкой!

+1

169

- Ну разумеется, настоящая бабушка - Корф не полез за словом в карман, расплываясь в беззлобно-иронической улыбке - Только вот как так получается что я не знаю ваших внуков? Их наверное уже пора женить и замуж выдавать?

0

170

-наверное, дорогой мой, наверное. Дело в том, что у меняя в силу возраста уже память не та совсем, так что я даже не помню, как они выглядят и сколько их у нас,-пожала она слегка плечами, едва сдерживая смех.
Мимо в вальсе проплыл отец о чем-то разговаривающей с партнершей, и Даша заметила, что та смеется, как девица, опуская ресницы. Даша прыснула, наблюдая за ними, пока они были рядом, но через пару мгновений они уже проплыли мимо Волынских, который молчали, но взгляды их были так глубоки, что Даша поспешила отвести глаза, словно увидела что-то, что ни ее никого другого не касалось. Пары кружились, наслаждаясь музыкой и танцами, кто-то разговаривал, кто-то молчал, обмениваясь лишь взглядами и едва заметными улыбками. Но вскоре музыка начала стихать, и в наступившей тишине слишком громким показались голоса тех, кто остался у стены. Пары стали сбиваться в группки дабы поговорить и выпить шампанского. Уже слышался звучный смех Волконского и вторящий ему бас генерала, с довольным видом расправляющего усы, что-то щебетали дамы, обмахиваясь веерами и оглядывая внимательными взглядами украшенный зал.

0

171

- А генерал с Михаилом Федоровичем неплохо поладили - тихо заметил Корф провожая жену к креслам, куда тут же как мухи на мед потянулось большинство гостей, явно предвкушая что вокруг именинницы и будет сейчас самое интересное общество, но явно не торопился, и бросил на нее долгий взгляд в котором была и признательность и довольство и... что-то куда более глубокое - Это и был твой сюрприз, да? Спасибо... Не ожидал никак... Не представляешь, что для меня значит их визит.

0

172

- с моим отцом довольно трудно не сойтись. А генерал замечательный человек. Так что это не удивительно,-улыбнулась она, держа его под руку и расправляя веер одним взмахом. Она довольным взглядом обвела гостей и не могла не порадоваться тому, что среди них нет никого, кто чувствовал бы себя не в своей тарелке, видел бы людей, которые ему не по душе, и предпочел бы уйти поскорее, едва наступит время, позволяющее сделать это вежливо.Почти никого. -да. Честно говоря, я боялась, что ты рассердишься, что я не предупредила об их возможном приезде.

0

173

- Рассержусь? - он бросил поверх ее головы быстрый взгляд на генеральшу, сидевшую в кресле посреди небольшого кружка дам, в который как-то затесались князь Елагин и Алексей Волынский и снова посмотрел на жену - Я бы не поверил что они приедут. Разве что ради тебя. Волынские открестились от меня точно так же как и все, хотя на Кавказе я был довольно дружен с Андреем а в Пятигорске Анастасия Степановна была со мной по-матерински тепла. Алексей видимо рассказал ей, как мы с Вороновым однажды оказали ему небольшую услугу, и прикрыли его от трибунала. А может и просто как к приятелю своего сына. Но стоило мне попасть в опалу.... не забавно ли? Они открестились от меня за дуэль с цесаревичем, в которой я не сделал ничего предосудительного, а вернули свою благосклонность после того как был осужден за угрозу Государю, которую как ни крути а все же высказал, пусть и по провокации. А все - ради тебя.- его губы тронула улыбка - Кто бы мог подумать...

0

174

-может... просто... С генералом ведь у тебя просто не было возможности пересечься, как и с Анастасией Степановной. Вы ведь виделись  в Пятигорске да и только. То есть... не дружили семьями, не вели переписки, что бы это прервалось. Не думаю, что встреться ты с ними где-то у кого-то генерал не подал бы тебе руки.Так что не думаю, что они от тебя открестились,-пыталась найти она опровержение не то его словам не то мыслям, что бы избавиться от этого осадка прошлого, который он не мог не видеть сейчас, глядя на гостей,- и ты ведь знаешь, что если бы генерал считал тебя виноватым в дуэли с Цесаревичем, видел вину или угрозу, то никакая дружба супруги со мной не привела бы его и семью к нам. А Алексей... Он ведь был приятелем, а не другом, так же как Митя. Как у меня довольно много приятельниц, но на помощь придет только Наташа. Думаю, что дело было не в твоей опале, а в отъезде. Будь ты под домашним арестом в Петербурге, он бы бывал у тебя вечерами с бутылкой вина или шампанского, а так...и ...-она замолчала, понимая, что говорит как-то сбивчиво. Довольно скверно получалось передать словами лихорадочно мечущиеся мысли, которые не получалось выстроить в нужном направлении. Не дойдя до группки у стены, она остановилась, что бы перевести дыхание и посмотрела на него несколько взволновано. После его слов она не понимала хорошо или плохо то, что Волынские приехали. Если это напоминает ему о тягостном прошлом, то плохо, но тогда почему он говорит, что благодарен ей за их визит? Если он считает, что они приехали только из-за нее,чего быть не могло, то тоже плохо, а если... Как же запутано!

0

175

- Даш, мужчины это не дамы, для которых расстояние в два часа езды - серьезное препятствие - напомнил ей Корф. - . Если кто-то с кем я дружен или просто в хороших отношениях- получал нагоняй или был в чем-то безвинно обвинен - мне не составляло труда навестить его, выпить по бокалу коньяка, и просто поговорить. Не помочь, чем тут поможешь, а просто показать человеку что он не один. Нет. Они просто забыли о моем существовании - и все тут. И Алексей, и Митя, Андрей Строганов, и многие, многие другие. Мы прошли Кавказ, а это многое значит - во всяком случае мне так казалось. Но... я попросту ошибался, и люди которых я считал хорошими приятелями оказались просто знакомыми, которые были мне рады пока я был на виду, и попросту забыли о моем существовании когда я исчез с глаз долой. - он посмотрел на ее встревоженное лицо и улыбнулся - Чему ты беспокоишься? Думаешь это доставляет мне боль? О нет, нет.... это было больно полтора года назад, когда разбилось и мое будущее, и иллюзии, и оборвались все связи кроме Репнина. Сейчас это не рана, а просто шрам. Зарубка на памяти. Я благодарен что они приехали. Мне глубоко симпатична Анастасия Степановна, приятен генерал, да и к Алексею никаких обид я не испытываю. Ощущение, словно после кандалов на руку снова одели бархатную перчатку. Шрам от кандалов остался, никуда не денется, ну и Бог с ним. Но какое же удовольствие снова ощущать прикосновение бархата. Понимаешь?

+1

176

-да, понимаю,- не громко ответила она, разбираясь в его словах, которые бы казались простым объяснением, а ей казались путанной сетью, если сопоставлять их с реальностью. Ладно генерал, он и не должен был ездить к нему, как и Анастасия Степановна, но Алексей, если считался хорошем товарищем... Захотелось прямо сейчас выгнать его из дома, нечего ему здесь делать, если не удосужился навестить ни разу за полтора года. Почему она не подумала об этом, когда подписывала приглашения? Но было бы крайне не вежливо приглашать троих Волынских, обойдя его стороной. И Владимир сказал сейчас, что ему не причиняет это боли или неудобств, а может общение со старыми... знакомыми все же приятно? То есть семья и родные это замечательно, но ей ведь к примеру порой хочется поболтать с той же Наташей или Полиной, обсуждая безделушки и наряды. Оказалось все слишком запутано для нее, потому что теперь она ощущала откровенную неприязнь к Алексею и даже к Мите, и к Андрею Строганову, и ко всем тем кто исчез полтора года назад. Нелогично и неразумно, а никуда деться пока не получалось,- если он решит пригласить именинницу на танец, имей ввиду, что он обещан тебе. Даже если это будет мазурка или кадриль.

+1

177

- Катюша, он совсем на меня не смотрит,- вздохнула Варенька, теребя кружево на белом веере.
- Как это не смотрит? А с кем ты танцевала вальс? Он ведь сам тебя пригласил.
- Это потому что приглашать больше некого!
- Он мог меня пригласить между прочим, как сестру. И пока ты одна привлекаешь его внимание, действуй!
- Как это? Не могу же я пойти и заговорить с ним первая!
- Отчего? Он же не стоит один в сторонке, а в целой компании, в которой, между прочим, твоя maman! Не глупи, Варя, иди!

Катерина проводила подругу взглядом и прикрылась веером, пряча смех. Вот ведь Варенька… Из всех подруг самая непоседливая и неугомонная, сколько раз попадали в переделки с ее легкой руки. Но как только речь заходит об Алексее совершенно бесполезное создание! Перепуганная, нерешительная, неужели все влюбленные такие? Нет, у нее такого не было никогда. Получится что-то или нет… Она внимательно посмотрела на брата, но не заметила в его взгляде, обращенном на подошедшую девушку, никакого интереса. А жаль. Было бы здорово породниться с лучшей подругой и стать одной семьей! И почему Алешка такой балбес? Вздохнув, девушка обвела взглядом зал, рассматривая убранство. Тут она увидела остановившихся поодаль хозяев и, не раздумывая, направилась к ним.
-позволите, самым не тактичным образом нарушить ваш тет-а-тет? Прошу Вас, господин барон, простить мне мою вольность, но я посмею  украсть у Вас именинницу,- нисколько не смущаясь заявила генеральская дочь с озорной улыбкой на кукольном личике и поспешила  к матери, увлекая за собой баронессу.

   Анастасия Степановна  стояла в  компании Софьи Павловны и Лидии Алексеевны , покручивая ножку хрустального фужера в пальцах. Она была весьма довольна этим праздником! Генеральше пришлось по душе, что было мало народу, но вечер не заключался в ужине и игре на рояле, а включал в себя и танцы. Конечно, она была уже не юная девица, желающая протанцевать каждый танец, но ведь невероятно приятно скользить по паркету в вальсе в объятиях мужа.
- еще раз примите мои поздравления, Дашенька, праздник просто чудесный! И как Вам пришло в голову такое чудесное совмещение?
- праздник для меня был сюрпризом, Анастасия Степановна, - улыбнулась хозяйка дома, а генеральша бросила взгляд на молодого барона.
- как интересно,- протянула она и хлопнула себя веером по руке со смехом,- а вот моему супругу такое доверять нельзя! Он бы приказал развесить мишени и устроить соревнование по стрельбе между гостями!
- о, за этим дело не станет, если появятся желающие,- усмехнулась княгиня Волконская, отпивая шампанское.
- это верно,- со скрытым удовольствием протянула Демидова, и уголок губ дернулся в усмешке,- а давно у нас не стреляли на праздниках! С самой свадьбы! Пора бы это исправить.
- стреляли на свадьбе?- несколько испуганно, но в тоже время заинтересованно переспросила Катенька.
- выбивали у бутылок дно,- кивнула Софья Павловна, покачивая упертую в пол трость, и добавила, уже не скрывая удовольствия,- через горлышко!- поймав вопросительные взгляды Волынских, она усмехнулась и продолжила, - право, дамы, ничего особенного. Я похитила невесту и потребовала таковой выкуп, а мой зять не отказал мне в удовольствии полюбоваться красивой стрельбой!
- кто бы сомневался, что лучший стрелок Императорской армии откажет Вам в этом,- усмехнулась Волынская - старшая, а Катерина не то оценивающе, не то заинтересовано посмотрела на барона.
- еще бы! Но расскажите-ка последние вести столицы, пока вы снова не упорхнули танцевать.
-ах, да какие вести!- отмахнулась Волынская, но тут же вспомнила и чуть кивнула,- совсем забыла! Буквально вчера по Петербургу прошел слух, что баронесса Альфтман пыталась покончить с собой.
-  о Боже…,- выдохнула Даша, прижав кружевной край сложенного веера  губам. Неужели из-за того, что произошло на балу?- но она в порядке? Как она?
-Альфтман? Эта не та девица, что клеветала о вас с Владимиром Ивановичем?- посмотрела на дочь княгиня, а Даша только кивнула.
- не переживайте, дорогая,- мягко сказала генеральша, коснувшись руки взволнованной женщины,- уверена, что и попытки никакой не было. А сплетня очередная попытка привлечь внимание. Ведь общество от нее отказалось.
- а жаль, одной вольной дамочкой в столице сделалось бы меньше,- хмыкнула Демидова, а Волынская посмотрела на нее с согласием, хоть и не высказанным вслух. Сплетня ей показалась не интересной. Вот если бы эта самая Катиш таки прикончила себя, да еще как-нибудь этак, что бы шокировать народ  или, подражая романам да с запиской в руке, то было бы интересно, а так… Она обернулась, поворачиваясь к мужчинам, и окликнула, - Владимир Иванович, как Вы смотрите на соревнование по стрельбе?

0

178

-  нет, Михаил Федорович, я, конечно, не возражаю, но и подтвердить не могу! – смеясь, заявил генерал, заложив руки за спину.
- не можете? В жизни не поверю, что бы Вы не могли этого подтвердить!
- да как я могу, когда я лет двадцать там не был!
- вот так раз! – расхохотался Волконский и помотал головой, - право слово, Петр Иванович, как можно! Вы сейчас вдребезги разбили мою уверенность в том, что такой человек лишь один,- он указал на Елагина,- а теперь вас двое. Расскажите, друг мой, как так вышло?!
- служба, семья, столица! Вот так и вышло!
- а изредка разбавить это трио?
-клубы да салоны,- усмехнулся генерал.
-какой ужас,- скривился Волконсий и, заметив, что зять наконец-то оказался свободен, окликнул его,- Владимир, я призываю Вас на помощь!
-боишься, что один не справишься?- поддел его Елагин, который хоть и посмеивался над другом, но был более скуп на эмоции.
- ага, значит боитесь, что в одиночку Вам меня не убедить?-прищурил весело глаза  генерал и обратился к молодому барону,- вот, Владимир Иванович, Ваш тесть пытается меня убедить, что жизненно необходимо время от времени выбираться в трактир на… как Вы сказали? А, вольный воздух!
- конечно, необходимо,- с широкой улыбкой заявил Волконский и с деланным сочувствием в сторону генерала, сказал, глядя на зятя,- а его Сиятельство выбираются  в клуб да салоны столичные! Против клубов я еще ничего не имею, но салоны это вовсе не отдых! Вот представьте, целый вечер какая-нибудь особа читает и читает читает Пушкина, а другая следом издевается над роялем!
  Волынский расхохотался, когда князь изобразил литературный вечер именно так, как он его представлял. Как бы хорошо не читали стихи и не пели, ему это набило такую оскомину, что в последнее время он, ссылаясь на службу или плохое самочувствие, практически отказался от подобных мероприятий.
- согласен! Тут даже спорить не стану! И вообще, Михаил Федорович, после Ваших описаний, могу и отказаться уезжать, пока не покажете мне сей вольный воздух!
-напугали ежа иголкой,- хмыкнул Волконский и заговорщически посмотрел на зятя,- есть у нас тут местечко вольное ...,- но тут он  услышал слова кузины, обращенные к Владимиру, и замолчал. В это время в зал неуверенно вошла графиня Полонская с внучкой, к которым сразу направилась Даша. Было не слышно, как та извиняется за опоздание, но вполне очевидно. Графиня с Дашей прошла к дамам, а маленькая Китти, уже была окружена детьми.

+1

179

- Ну вот еще, не хватало, чтобы у тебя возникло предубеждение к Волынским вообще и Алексею в частности - фыркнул Владимир, которому очень хотелось в назидание дернуть жену за кончик носа, а потом поцеловать туда же. Только вот не получится при гостях-то. А жаль. Впрочем он не скрывал довольства, и улыбка его была искренней, не оставлявшей сомнений в том, что разговор который они вели и вправду затрагивает вещи, которые давно уже перегорели, затянулись шрамом, и не причиняют никаких тягостных ощущений. И хотя он уже открыл было рот, чтобы напротив поддразнить Дашу тем, как она весь вечер будет нарасхват, но возникшая из ниоткуда, словно сказочный эльф Катерина увела именинницу, и только веером махнула напоследок. Корф усмехнулся им вслед. Очень уж у юной девицы был заговорщический вид. К тому же долго оставаться в одиночестве ему не пришлось, и услышав голос Михаила Федоровича он с удовольствием подошел к компании и с любопытством прислушался к разговору. Речь впрочем шла о вполне ожидаемых среди мужчин вещах, и он невольно поднес к губам кулак, словно в попытке скрыть улыбку, которая так и норовила расползтись до самых ушей. И было отчего - представив выражение лица Хворостихи, если к ней заявится кутить такая вот компания - можно было не только заулыбаться, но и покатиться с хохота. Вмешиваться в разговор старших он все-таки не стал, но не сдержал довольного утвердительного кивка при словах тестя.
Оклик княгини Демидовой заставил его обернуться, и удивленно вскинуть бровь, однако он не сдержал довольной улыбки.
- С позволения и благословения дам, княгиня - я готов на что угодно. - он заложил руки за спину, и обвел заискрившимся азартом взглядом мужчин - Что скажете, господа? Кто пожелает принять участие? Условия и награду победителю определит именинница, поскольку раз праздник в ее честь, то и соревнование тоже предлагаю посвятить ей.

0

180

- в награду требую вальс с именинницей,-заявил Михаил Федорович, хотя и знал, что проси он этот танец, уж ему не отказали бы точно. А вот другим... Он весело прищурившись, словно подстегивая этим, взглянул на генерала,- вальс с моей дочерью позволено танцевать лишь супругу, ну и мне разумеется. Что скажете?
- недурно. Стреляться за танец, красиво,- усмехнулся Волынский и разгладил пышные усы,- чувствую себя вновь юнцом, бьющимся за право танцевать с прекрасной дамой!
- Елагин, ты с нами?
- разумеется. Крестница мне не простит, если я останусь в стороне,-чуть пожал плечами князь, но особого энтузиазма, впрочем как и во всем, не выказал.
-и того четыре... Алексей Петрович!
- к Вашим услугам князь,- подошел к ним Волынский- младший, оставив кружок, в котором стоял.
- Вы с нами или против нас?- со смехом спросил Михаил Федорович.
- в чем дело не знаю, но против Вас пойти не рискну!
- отлично, пятеро. Илья не станет, а вот князь,- обводя взглядом гостей, перечислял Волконский,- господа,  предпочтете пистолет фужеру с шампанским?
Рокотов беседовавший с Ильей кивнул, и оба направились к ним. Илья, как и ожидалось, не проявил к этому никакого интереса, но, как и Елагин, видимо решил, что поучаствовать стоит. Хотя бы потому что Полина задергала его за рукав с загоревшимися глазами.
Волконский с довольным видом хлопнул сына по плечу и заложил руки за спину, оглядывая желающих пострелять.
- а вот задание выбирать имениннице не с руки. Вы же знаете свою жену, Владимир, задание будет легким даже для нас, не то что для Вас.

+1

181

- Не сглазьте, Михаил Федорович - Владимир со смехом сделал жест, словно бы отказываясь от незаслуженных лавров - Я так давно не набивал себе руку, что пожалуй рискую осрамиться у вас на глазах. А что касается задания - давайте поручим это княгине Демидовой - он отвесил Софье Павловне поклон. - Уж ее-то надеюсь никто не заподозрит в снисходительности.
Он оглянулся, подозвал к себе одного из слуг, стоявших навытяжку у дверей, отдал вполголоса какое-то распоряжение, и поклонился.
- Дамы и господа, прошу меня простить, но поскольку нас больше чем пистолетов в футляре на моем столе, который мог бы принести лакей - мне следует самому сходить за остальными. Надеюсь по возвращении услышать задание, которое всех нас повергнет в трепет, Софья Павловна!
Корф с улыбкой поцеловал сухонькую ручку княгини, улыбнулся Даше и направился к выходу.

0

182

- придумаю- придумаю, не сомневайтесь,- усмехнулась Демидова на поручение и оглядела довольным взглядом стоящих кружком дам. Анна, Натали, Полина и Салтыковы тоже подошли к ним, и зал словно разделился на три группки. Третью составляли дети, бывшие в другом конце зала. Но даже отсюда было видно, как загорелся Алешка, позабыв о маленькой Полонской, которой что-то рассказывал.
- я бы посмотрела на стрельбу в горлышко бутылки,- протянула, усаживаясь на диванчик, генеральша.
- это я уже видела,- качнула головой Софья Павловна, присаживаясь рядом.
- и к тому же Алешка вряд ли  в бутылку попадет, не то что в горлышко!- фыркнула Катерина, становясь подле матери.
- Катюша, ты не справедлива, Алексей хороший стрелок.
- а когда он стрелял в последний раз? Из пистолета имею ввиду, а не глазами на барышень.
- мадемуазель, Вы мне определенно нравитесь!- рассмеялась княгиня, обернувшись к девушке. А она то думала, что эта девочка с кукольной внешностью кроткая овечка, оказывается нет. Как приятно порой ошибаться!
Даша тем временем помогла устроиться бабушке Полонской, Полине, матери и взяла под руку Натали, что-то ей зашептав.
-я бы предложила сбить яблоко с головы именинницы,- невозмутимо сказала Софья Павловна,- но из всех стрелков я уверена в руке только одного, а рисковать племянницей желания не возникает. Дарья, ты не хочешь крепостной пожертвовать? Например, той нахальной?
Дамы замерли в каком-то шоке и изумлении, не понимая шутит Демидова или говорит вполне серьезно, к тому же и хозяйка ответила в той же манере.
- нет, тетушка. Где я еще потом возьму такую актрису? К тому же я, как и Вы, не знаю о меткости наших стрелков. Крепостных не напосешься.
- и то верно,- задумчиво протянула Софья Павловна, словно не замечая вопросительных взглядов,- тогда обойдемся свечами?
- только не на люстре,- вдруг решив подражать дочери и снохе, отозвалась Волконская,- я еще не прочь сегодня потанцевать.
- разумеется,- вновь согласилась Демидова, - распорядись установить свечи, пусть посбивают огоньки.
Даша подозвала лакея, того если и удивило приказание, то внешне это никак не отразилось.
- а победителю-таки можем дать право прострелить яблоко!
- только не на голове моей дочери,-возразила Волконская, которой эта затея не нравилась в любом случае, даже если  победит Владимир.
  Софья Павловна бросила внимательный взгляд на золовку и увидела в ее глаза... тревогу? В глазах вот этой женщины?! Демидова не была склонна не то что к всепрощению, а к прощению вообще. Она никогда ничего не забывала и не прощала, за исключением небольшого количества людей, в число которых княгиня Волконская не входила. И сейчас она не придавала значения этой вновь проснувшейся материнской любви и заботе.
- Вам так хочется сделать меня мишенью, тетушка?!-не сдерживая смех, спросила Даша.
-только если победителем будет твой супруг, девочка. А ты знаешь,- она оглянулась на племянницу, и в мутно-зеленых глазах загорелся огонек,- это не передаваемое ощущение.
-почему?-прошептала Варенька, а в круглых глазах Катеньки читался такой же вопрос.
- потому что в эти секунды твоя жизнь целиком и полностью в его руках. Не как в красивом романе, а в сама прямом смысле,- произнесла Демидова, не отводя взгляда от племянницы. Но вдруг заметила глаза юных барышень и усмехнулась,- красиво звучит? Дааа. Но если стрелок не ахти, то ваш лобик украсит аккуратненькая дырочка.
- и часто у вас в доме проходят такие поединки?-поинтересовалась Волынская, так и не решив как относится к этому, казалось бы, шуточному разговору.
- к сожалению нет. Не до поединков было.
- А я бы тоже хотела научиться стрелять!- заявила Катенька, что вновь вызвало одобрительный свет в глазах Демидовой.
-Катенька, барышня должна уметь вышивать, музицировать, рисовать, а не стрелять.
- не знаю-не знаю, Анастасия Степановна, ни мне ни племяннице умение стрелять не помешало вышивать, музицировать и рисовать,-
  Вновь общий кружок дам разбился на группки, щебечущие каждая о своем. В то время как мужчины что-то бурно обсуждали, то и дело взрываясь смехом, а лакей выстраивал свечи на высоких торшерах.

+1

183

Пожалуй только Корф и мог бы, со своей страстью к оружию - легко и не глядя, раздобыть в своем доме потребное количество пистолетов. Учитывая что он заказывал новую пару как только появлялась какая-либо новая модель, и при этом никогда не выбрасывал старые - в доме накопился целый арсенал, самые старые экземпляры которых еще помнили его кадетом, а самые последние - были призом за победу на турнире в Гатчине, и хранились в еще даже не распечатанном футляре. Впрочем их он оставил, поскольку нужное количество набралось и без них - пара пистолетов которая постоянно стояла в футляре на его столе, еще одна - из которой учились стрелять Миша и Алеша - достаточно новая, но великолепно пристрелянная и отданная в обучение именно из-за точности своего ствола, не дававшего перекосов. И третья, - та, что хранилась в запертом футляре на нижнем ярусе стеллажа в его кабинете. Из этих пистолетов за все время - было сделано лишь по одному выстрелу. В то время многие дворяне хранили у себя дополнительную пару пистолетов в запечатанном кофре, на тот случай если им будет предстоять дуэль, и понадобится откуда-то спешно добывать совершенно новое оружие. Во всяком случае иметь абсолютно новую пару было гораздо проще, чем выдерживать долгие и муторные переговоры, которые обычно затевали секунданты, об особенностях тех или иных пистолетов если противники предпочитали каждый - свои собственные. Вот и Владимир держал у себя новую пару, по старой памяти, она и пригодилась ему двадцать четвертого сентября прошлого года, для второй дуэли с Александром.
Стоя в своем кабинете с уже приготовленными двумя футлярами, и в ожидании пока Григорий и Василий хоть сколько-нибудь приведут себя в порядок, чтобы было не стыдно показаться перед гостями - он отпер этот третий футляр и с улыбкой провел пальцами по холодным корпусам с серебряной насечкой, вспоминая ту дуэль. Вот этот пистолет был тогда в его руке. Номер второй - он как сейчас помнил как отблеснуло солнце на выбитом на рукояти номере, когда он вытянул руку с оружием. А вот из этого в него стрелял Александр. Интересно у кого хватило выдержки подобрать оружие а не бросить его на месте дуэли. Было бы жаль их лишиться.
Наконец Григорий и Василий явились. Корф отдал им все три коробки, и повел в зал. Там по его распоряжению уже установили стол, на котором предстояло заряжать оружие.
Раскланявшись с гостями, и выслушав задание Владимир лишь поклонился и поглядел на обоих бывших крепостных. Те, явно поняв что от них требуется живо выложили все шесть пистолетов на стол, и принялись заряжать, поскольку процедура эта была не слишком быстрая - двое помощников на шестерых было весьма разумным решением.
Пока они возились с пистолетами Корф с удовольствием присоединился к кружку мужчин, обсуждающих задание полученное от Софьи Павловны, и временами разражаясь смехом, когда то одному то другому приходило на ум испытание еще более заковыристое, которое едкая княгиня могла бы для них изобрести. Так, Рокотов порадовался что им не придется выбивать пулями вензель именинницы на стене, а Волынский погрозив молодым людям пальцем заявил что право на вальс со своей дочерью - он бы отдал не меньше чем за попадание в свечу через обучальное кольцо. Елагин не преминул поинтересоваться - может тогда стоило бы подвесить это самое кольцо на веревочке и раскачать, высказываемые идеи становились все более занятными, когда наконец Григорий не заявил что все готово.
Шесть пистолетов были разложены на столе, а за ними стараниями расторопных помощников были приготовлены наперстки с порохом, щетки и шомпола, для того чтобы заряжать с наименьшими потерями времени.
- Господа, я предложил бы по шести выстрелам на каждого из нас, из каждого пистолета по очереди, но у меня перед вами преимущество. Вы с ними не знакомы, а я - напротив. Поэтому предлагаю вам выбрать наугад пистолет каждому себе, я же с вашего разрешения возьму вот этот. - он коснулся Лепажа номер один с серебряными насечками - поскольку это единственный из этих пистолетов которого я до сих пор, даю вам слово - ни разу не держал в руках.
- По скольким же выстрелам? - поинтересовался генерал Волынский, снимая со стола Лепаж второй - тот самый который двадцать четвертого сентября сделал холостой выстрел в голову Наследнику Российского Престола. Владимир подавился пытаясь сдержать смешок, точно напроказивший мальчишка. Знал бы генерал что за оружие у него в руке. Разобрали пистолеты и остальные
- А это уже решат наши дамы! - Корф повернулся к Софье Павловне, отсалютовал  ей пистолетом как это обычно делается шпагой - подняв его дулом кверху перед лицом, и резко опустив вниз, и с веселыми искорками в глазах поглядел на Дашу.

+1

184

-грохот выстрела и едкий запах дыма всегда успокаивали Вам нервы, душа моя.
-верно, а знаете почему?
-ммм?
- потому что каждый раз вместо яблока я мысленно сносила Вашу голову, стирая вот эту ухмылочку.

Она так отчетливо услышала раскатистый смех мужа, что едва-едва удержалась, что не обернуться. Но уже давным-давно знала-обернись и иллюзия исчезнет, словно мифологическая Эвридика, и она давно выучила свою роль Орфея.
-мое счастье, Сонечка, что в доме было всегда достаточно яблок!
-Ваше счастье,что я знала,что Вы не гидра, и новой головы Вам не отрастить.
-ради Вас я отрастил бы ни одну новую голову.
-лжец,- не сдержала она усмешки,-Вы уже обещали всегда быть рядом.
-и я рядом. Всегда.

Что-то со стуком врезалось в одно из огромных окон в эту самую секунду, и княгиня, вздрогнув всем телом, обернулась. Но за окном чуть поодаль показалась перепуганная мордашка крепостного мальчишки, попавшего снежком в окно. Тут же вынырнула голова еще одного, видимо тот, в которого целились, и оба, оскальзываясь на остатках сырого снега, кинулись бежать. Софья Павловна едва не рассмеялась, но по обыкновению лишь уголок губ дернулся в улыбке. Дети всегда остаются детьми, дворяне они или крепостные, и слава Богу что это так. Не будь детей, не будь их смеха, их воображения, непринужденности и любви, у которой часто нет под собой ни причин ни скрытых мотивов, мир бы давно рухнул.
-сейчас я могла бы поверить, что Ваша рука направила этот снег в окно,- мысленно проговорила она, прекрасно зная, что он уже не ответит. Едкий дым и грохот выстрела... Верно, так оно и было. А она хоть и любила стрелять сама, но еще больше наблюдать за ним. Как он играюче вытягивал руку с пистолетом, как в усмешке дергал уголком губ, зажимая в зубах сигару, чуть щурился и спускал крючок. Николай стрелял превосходно, пожалуй он был единственный с кем она могла сопоставить Владимира по меткости. Да, стрелял он мастерски... А вот шпаги были не его! Она задыхалась от хохота, когда он брал в руки шпагу и показывал ей какие-то выпады и взмахи. Словно цирковой медведь с тростиночкой, ей Богу! И она хохотала безудержно,а он продолжал выписывать кренделя ради того, что бы она смеялась и дальше так задорно и беззаботно. А вот Василий пошел явно не в отца. Мальчику было не занимать меткости, но и шпагой он владел так, словно родился, зажав ее в ручонке. Она любила наблюдать за ним, когда он с приятелем приезжал домой, или потехи ради соревновался с отцом.  Тогда ей казалось, что он может все... И ждет его блестящее будущее. Она гордилась им с самого рождения, когда на руки ей дали первенца, маленького и хныкающего. Гордилась и боялась, когда он ушел на войну...Гордилась и умирала, когда пришла похоронка...
-ох, Бога ради, простите княгиня, я сегодня такая неловкая!- пролепетала графиня Полонская, толкнув Демудову локтем. Софья Павловна не хотя вернулась из своих мыслей, вновь увидела освещенный зал, услышала щебетание дам и хохот мужчин.
-ничего страшного,дорогая, я не стеклянная,- как-то безэмоционально отозвалась она и чуть повернула голову,- Дарья, можно тебя на пару минут?- и когда племянница подошла, опустила ее на подлокотник, взяв за руку и переплетая пальцы, скрывая за пышными складками платья,- посиди со мной, дружочек.
  Спроси ее и она бы не призналась никому какой острый укол одиночества почувствовала, вернувшись из воспоминаний. Никому. Даже самой себе. Ведь столько лет она от этого отгораживалась. Но было просто необходимо почувствовать что-то теплое, родное здесь, сейчас, не утопленное, не оставленное в прошлом, не разбитое. И рука племянницы, сжавшая ее руку была тем самым, что сейчас возвращало ее в настоящее, напоминая, что не все осталось там, за чертой.
  Дамы обсуждали предстоящее соревнование, попутно вспоминая какие-то случае со стрельбой, которые знали или видели сами. Мужчины что-то обсуждали и громко смеялись, дети подобрались поближе, что бы не стоять в сторонке. Наконец все было готово, разобрали оружие, и Софья Павловна выпрямилась.
-до первого промаха,- ответила она сразу всех и позволила себе откинуться на диванчик, касаясь виском руки Даши, смотревшей на мужа. Но теперь она уже отчетливо ощущала пробуждение прежнего азарта и ожидания зрелища.

+1

185

- Что же мы стоим, господа. - Алексей воинственно прищурился. - По одной свечке на брата, слева направо.
- В таком случае первая - ваша - безмятежно заявил Рокотов, занимая место между Ильей и князем Елагиным. Генерал не испытывавший ни малейшего желания разлучаться с Волконским в котором словно бы обрел родственную душу стал рядом с ним, а Владимир пристроился крайним.
Казалось бы - простое дело - стрельба из пистолета. Но какими разными были лица, позы и манера вытягивать руку для стрельбы. Алексей прицелился, щурясь попеременно то одним то другим глазом, и целился так долго что дуло пистолета в его руке заколебалось словно пьяное. Он выстрелил, а свечка продолжала стоять как ни в чем не бывало, выстрел дернул отвыкшую руку вверх и пуля вышибла фонтанчик пыли и штукатурки из стены за шандалом на добрую сажень выше. Молодой человек сконфузился, кто-то из дам все же зааплодировал - из явного сочувствия. Алексей виновато посмотрел на отца и генерал самодовольно усмехнулся в усы, поднимая свое оружие. Грохнул выстрел, свеча качнулась и погасла. Пуля срезала верхнюю ее часть вместе с воском и фитилем, загасив огонек, и Волынский довольно глянул на сына дескать "Вот как надо". Илья выстрелив, даже не проследил за результатом - свечка получив пулю в самую середку переломилась пополам, Елагин добился чуть большего - попав на два вершка ниже огонька он вышиб из гнезда всю свечу целиком, под громкий хохот Волконского, на который не замедлил отозваться язвительной шуткой. Владимир почти не целился - сшибить огонек со свечи на таком расстоянии было легкой задачей, Рокотов и Волконский тоже загасили свои так легко, словно бы задули их самолично.
Результат был встречен аплодисментами дам.
- Ну что же, господа, подведем итоги? - приосанившийся генерал оглядел собравшийся кружок. - Алексей безбожно промазал, да и вас, ваши сиятельства, по сравнению с другими результатами можно считать выбывшими, не так ли? - он адресовал вопросительный взгляд на Илью и Елагина. Илья кивнул, и вернулся к жене, Елагин остался поодаль, наблюдать за продолжением, а Алексей колебался - вернуться к дамам было конечно интересно, но предвкушая поток Катерининых шуточек он предпочел остаться рядом с Елагиным, подзуживая Корфа и Рокотова, и суля им каждому по горской папахе взамен промаха. Григорий с Василием тем временем в четыре руки довольно споро перезарядили оружие, причем Владимир с улыбкой заметил что каждый предпочел снова взять тот пистолет из которого стрелял в первый раз, повышая тем свои шансы.
- Одну минуту! - предложил он, видя что генерал уже присматривается к новой партии свечей - В первый раз мы все вчетвером попали в цель, в этот раз возможно попадем тоже, и поэтому в качестве усложнения задачи я бы предложил увеличить дистанцию.
Предложение было принято без возражений - стрелки отошли еще на пять шагов. Теперь задача стала действительно затруднительной. С двадцати шагов огоньки на свечах и различались-то не слишком легко.

+1

186

-ну что, генерал, остались мы с Вами один на один против молодой гвардии,- со смешком заметил Волконский, рассматривая ряд свечей.
-вот и поглядим кто кого,- усмехнулся в пышные усы Волынский,- надеюсь, что мы с Вами-таки проиграем. А то если обойдем... на кого отчизну оставляем?!
-это вряд ли, Петр Иванович,  я и огоньки-то не вижу!- захохотал князь, давая волю хорошему настроению и потешаясь над самим собой. Огоньки он и правда едва ли различал. Зрение, что ни говори, а было уже не то, совсем не то. И если с прежней позиции целиться было не так уж и сложно, то вот сейчас пришлось бы чуть ли не на интуиции прикидывать где эта мерцающая точка должна быть в соответствии с расплывчатой белой полосой, бывшей самой свечой.
- как я Вас понимаю, друг мой,- пробасил Волынский, всматриваясь туда, где были свечи. Он видел огоньки, мутно, но видел и все же, подняв руку, задержался на пару секунд дольше, чем обычно, прицеливаясь. Тоже делал и Волконский сбоку от него,выстрел которого грянул первым.
- не досчитал!-с наигранной досадой воскликнул князь, когда свеча опрокинулась точно так же, как до этого у Елагина. Степан Афанасьевич уже приготовился было съязвить, когда грянул второй выстрел, и пуля Волынского прошла чуть левее и ниже, зацепив и ободрав кромку свечи. Зато выстрелы молодых людей, последовавшие один за другим, погасили огоньки словно играючи.
Не смотря на проигрыш, что Волынский, что Волконский были довольны и походили на двух котов, наевшихся сметаны.
- так держать, господа,- пробасил генерал и, хлопнув князя по плечу, увлек его за собой.
- ну вот,а Вы говорили "на кого оставляем". Поглядите на кого!
-так если бы...,- он оглянулся на сына, стоявшего поодаль и чуть нахмурился,- говорил я тебе про твои салонные выверты? Ну что, как тебе твоя сегодняшняя стрельба?
Лицо молодого человека покрылось чуть ли не пунцовыми пятнами, и он потупил взор, как мальчишка, а генерал повернулся к Волконскому.
- засиделся в этой столице. А там не служба, а одно название. А мой второй вот в Польше, прибыть должен не сегодня-завтра. Да сразу на смотр.
Волконский хотел было что-то ответить, но внимание и его и собеседника обратилось к двум оставшимся стрелкам, чье оружие уже перезарядили.

Отредактировано Михаил Федорович (25-12-2015 14:29:59)

+1

187

- Что ж, барон, остались лишь мы с вами - усмехнулся Рокотов, поигрывая пистолетом - Это уже почти дуэль!
- Так точно, князь - не остался в долгу Владимир, берясь за свой. Он так и светился. Кто бы мог подумать об этом в их последнюю встречу, когда - прежде питавшие друг к другу глухую антипатию они встретились в допросной комнате Невской куртины. И как же странно что тот разговор, разговор следователя и смертника - так многое изменил. Может женщины и могли бы как-то пенять Рокотову на то, что он был главным поваром на той кухне где стряпался процесс против Корфа, но оба-то они слишком хорошо знали - что такое долг, и Александр - по долгу службы подготавливавший Владимиру смертный приговор - в душе проникся глубоким уважением к тому как тот держался. А Корф - прекрасно понимавший что и без того недолюбливающий его Рокотов мог бы вести допрос с явным торжеством - был удивлен и впечатлен тем, как этот законник сумел переступить через собственное предубеждение, увидеть истину и даже несмотря на то что вынужден был продолжать свое дело - сумел быть справедливым. Друзьями им было не стать - слишком разные у них были пути и слишком разные характеры, похожие на два кусочка мозаики абсолютно одинаковой формы, которые никак нельзя сопоставить друг с другом - но вот после той встречи они остались людьми исполненными спокойного уважения друг к другу - уважения чисто рассудочного характера.
- Право, Корф, мы с вами можем до утра свечи гасить - примерился Рокотов к свече и опустил оружие так и не выстрелив. - Надо выбрать что-то посерьезнее. Не слабо ли вам повторить фокус, который вы показали на приеме у фон Розена?
- Серьезный вызов - усмехнулся Владимир - Особенно если учесть что я не стрелял с начала января а левая рука сейчас неспособна держать оружие. Предлагаю нож.
- Ого! - Рокотов вскинул бровь - И кто же будет его держать?
- Вы о чем, господа? - немедленно заинтересовался Волконский. - Что за нож?
- Да вот барон изволил вспомнить о старом споре, который имел место на Кавказе между ним и графом Вороновым.
- пояснил Рокотов - Воронов тогда приобрел у одного умельца саблю за совершенно фантастическую сумму - две тысячи рублей - как вам?
Елагин присвистнул. Обычная сабля стоила не больше ста, даже самая лучшая сталь не стоила бы и трехсот. За изукрашенную самым роскошным образом запросили бы тысячу, но чтобы две?!
- Что же она - из золота? В каменьях? - фыркнул генерал
- Нет - Владимир усмехнулся - Никаких изысков. Только вот клинок - какой-то особенный булат - мастер уверял что создал всего три таких за всю свою жизнь. Я решил что Серж рехнулся, а он предложил поспорить - что этот булат перерубит пулю пополам, и не затупится.
- Да полноте, невозможно! - отмахнулся генерал но Алексей поддержал
- Да-да, я тоже присутствовал при этом, все так и было.
- Заранее скажем что Корф этот спор проиграл - изобразив нежнейшую улыбочку елейно протянул Рокотов за что получил тычок в плечо, расхохотался и продолжил уже обычным голосом - Да, спор он проиграл, на клинке даже зазубринки не осталось, зато в полку появилась еще одна забава - способ проверки на меткость. Правда она не прижилась за чрезмерной сложностью.
- Если сложно - то давайте применим! - загорелся Волконский.- А то и правда, свечей на вас двоих не напасешься.
- Извольте, господа - поклонился Корф и обвел взглядом гостей - В таком случае - кто-нибудь рискнет держать мишень, или придется соорудить для нее подставку?

0

188

Гости возбужденно загалдели, особенно дамы, даже княгиня Демидова, до этого наблюдавшая за стрельбой беспристрастно, прониклась более сильным интересом и с любопытством ожидала продолжения. Подобного ей видеть не приходилось, а что-то новенькое всегда интересно. Желающими были практически все, но в тоже время желали посмотреть и со стороны. Даже Катерина выкинула было руку, желая узнать это ощущение, о котором рассказывала княгиня. Но генеральша отдернула ее руку, и девушка присмирела.
- я рискну. Должен же я хоть как-то обелить себя перед дамами после такого конфуза,- заявил Алексей шагая к товарищам.

0

189

Пока Корф подзывал Григория и велел принести нож из столового прибора, Рокотов со смехом советовал Алексею надеть перчатку, желательно - рыцарскую, латную. Владимир же, вернувшись к кружку собравшемуся у стола вовсе не счел это шуткой
- Поскольку Воронова с его саблей среди нас сейчас нет, и в случае успеха нож скорее всего переломится. Так что перчатка была бы не лишней.
Алексей пытался сопротивляться, но геройствовать ему не дали. Плотные перчатки были принесены и надеты, столовый нож - самый обычный, серебряный, с закругленным концом принесен, и с некоторой опаской зажат в кулаке.
Молодой Волынский чувствуя себя по меньшей мере сыном Вильгельма Телля - отошел к стене, и встал между шандалами старательно вытянув в сторону руку с зажатым в ней ножом. Корф с Рокотовым остановились на отмеренных пятнадцати шагах, переглядываясь с уже с явным духом соперничества потому как испытание выглядело весьма и весьма серьезным.
- Я готов! - заявил Алексей на всякий случай придержав второй рукой себя за локоть
- Да не так. Ребром поверни. Режущим краем по направлению к нам. - крикнул ему Корф со своего места, а Рокотов "подбадривающе" добавил
- Если рука будет дрожать - останешься без нее!
Теперь уже стало не до шуток. Рокотов медленно поднял руку с пистолетом, и чуть сощурился, ловя в прицел тонкую полоску лезвия. Вот же чертова идея, ведь промахнуться по такой мишени - девяносто девять шансов из ста... хоть бы еще дистанция была короче...
Корф затаив дыхание отсчитывал секунды. Одна, другая, третья... на счете девять раздался выстрел. Алексей вздрогнул, лишь усилием воли заставив себя не подпрыгнуть и недоверчиво посмотрел на свою руку. И на нож. Они остались как были. а на стене за ним появилась еще одна выбоина.
- Промахнулся - сквозь зубы проговорил Рокотов, опуская пистолет. - На таком расстоянии это невозможно, господа.
- Ну поглядим что скажет на это мой зять - Волконский выжидательно посмотрел на Корфа. - Владимир?
Корф вместо ответа взглянул на нож, в руке Алексея, который снова вытянул ее и мало ли что не зажмурился.
В такие минуты не существовало ничего кроме него и мишени. Словно какая-то невидимая нить соединяла его с этой тонкой полоской металла.
Он поднял пистолет к лицу - словно бы для того чтобы дать руке опору в согнутом локте и сбросить с нее напряжение а потом медленно вытянул руку с пистолетом опуская ее сверху вниз. На линии взгляда через выступ дула оказалась судорожно сжатая рука, он чуть приподнял кисть, вдох...
Не промахнусь.
Грохот выстрела слился с воплем Алексея. Нож вырвало из его руки, ударило об стенку, после чего он с жалобным звяком шлепнулся на паркет.
Молодой Волынский поднял его и присвистнул. На середине режущей кромки зияла круглая выбоина, а лезвие было сворочено напрочь, и удерживалось лишь тонкой рифленой полоской, которой было декорировано лезвие от кончика до рукоятки - как и все столовые приборы из этого набора.

Отредактировано Владимир Корф (25-12-2015 16:04:38)

+1

190

Соревнование и вправду стало чуть ли не украшением вечера! У нее всегда была какая-то особая любовь к подобному, нет, не к стрельбе вообще, а именно наблюдать в эти секунды за мужем. За каждым движением, за каждым взглядом, которой словно отражал сталь, подобно зеркалу. Будь то стрельба или фехтование, зрелище было воистину завораживающим. А сегодня и вовсе в ряд выстроились столько стрелков, что глаза разбегались, и она жадно следила за каждым. Выражение лиц, взгляды, движения рук были столь разными, как и сами собравшиеся. Похожи были разве что Илья и Степан Афанасьевич- оба спокойные и даже несколько безразличные. Но тут она и не удивлялась- брат всегда был безразличен к стрельбе, как и ко всему практически, а крестный попросту редко когда был эмоционален.
-я же говорила,- усмехнулась Катерина, когда Алексей промазал, -он точно в свечу целился?
-Катюша, не будь так язвительна,- мягко упрекнула генеральша дочь.
  Даша только улыбнулась и притянула к себе Сашу, которая зажала ушки ладошками. Мишель и Алешка с жадностью следили за каждым движением и словом стрелков. Егор же прислонился к подлокотнику со стороны Лидии Алексеевны и рассеянно перебирал пальчиками кружево на платье той, посматривая то на гостей, то на стрельбу.
-браво,- улыбнулась генеральша с гордостью глядя на мужа, а княгиня Волконская только улыбалась,не сводя с мужа полного нежности и гордости взгляда.
Даша не удивилась, когда выстрел Владимира погасил свечу, задание было для него настолько легким, что вряд ли было заданием. Она ожидала, что будет дальше, прислушиваясь к разговорам и  отвечая на вопросы дочери.
После второго этапа выбыли и отец и генерал, но были так довольны собой, что явно считая поражение победой. Дамы восторженно аплодировали, награждая овациями каждого, а вот последовавшее дальше и вовсе вызвало пересуды. Предложенное Владимиром и Александром испытание казалось невозможным. Даша заинтересовано поддалась вперед, пытаясь представить себе как это будет и выполнимо ли это вообще. Нет, в меткости супруга не сомневалась не на секунду, но все же нож...тонкая полоска стали... Но если кому-то и удастся попасть, то только ему. Она не вызвалась вместе с той же Катериной подержать нож, во-первых хотела все видеть, а во-вторых не представляла как удержать руку в равновесии.
Она вместе со всеми затаила дыхание, когда Александр прицелился и...промахнулся. Ожидаемо. Но неужели и правда не возможно? И все же... Напряженно следя глазами за мужем, она дернулась, когда прозвучал выстрел, раздался вскрик. Взгляд метнулся к Алексею, рассматривающего нож и завопившему
-есть!
Тут же раздался гром оваций, свист, одобрительные и восторженные выкрики,смех. Мальчишки побежали к Алексею, дабы рассмотреть нож, дамы, поднявшись направились к мужьям, дамы поздравить пусть не с победой, но участием. Лишь Софья Павловна осталась сидеть на диванчике. Даша двинулась было к мужу, но тетушка остановила за руку, удерживая  рядом с собой, и она замерла ,  не сводя с мужа сияющего, полного гордости и восторга взгляда.

0

191

-ооо,вот это интересно!-протянула Демидова, когда испытание не просто усложнили, а взвинтили до какой-то невидимой планки. Она поддалась вперед, опираясь на трость и буквально поедая оставшихся двух стрелков взглядом, вбирая каждое движение, каждый взгляд. Ах, до чего хороши! Оба! И молодой Рокотов и барон. Даа, видела она пару раз друзей мужа с пистолетом, так выглядели так же комично, как и Николай со шпагой. Но что князь, что Владимир смотрелись так, что хотелось гравюры срисовывать. Непринужденные, уверенные движения, пальцы привычно и спокойно сжимали рукоять. Хороши!
Первый выстрел ознаменовался промахом, и она лишь усмехнулась. Без издевки, а с каким-то пониманием. Она плохо представляла себе попадание в узкую стальную линию, но считала возможным. Тренировки, навыки, опыт... Выстрел. Попадание. Демидова тихо рассмеялась, когда зал потонул в овациях. Дамы, шелестя платьями, направились к мужьям, а она успела поймать племянницу за руку, не давая уйти.
- браво, барон! Вы с каждым разом не устаете меня восхищать!- не скрывая удовольствия, заявила она Владимиру, поднявшись с диванчика.

0

192

Владимир раскланялся аплодисментам без малейших признаков смущения, отдал пистолет Григорию, жестом велел собрать и унести все остальное, вместе со столом, передать музыкантам чтобы начинали вновь играть - начиная с вальса и направился к дамам
- Весьма польщен, Софья Павловна. В ваших устах похвала стоит дороже сотен других - он запечатлел на руке княгини вежливый поцелуй и повернулся к жене
- Баронесса, похоже я завоевал право танцевать с вами вальс! - заявил он, заложив левую руку за спину и поклонился протягивая правую. - Окажите мне честь?
И по заведенной уже привычке, едва дождавшись ответа закружил ее от самого кресла - словно не желая терять времени для того чтобы дойти до центра зала обычным шагом

0

193

- так или иначе,но вальс всегда принадлежит тебе. Даже соревнование не помогло никому его украсть,-поддела она мужа, кружась с ним в вальсе. К ним присоединялись и другие пары, но она не обращала на них внимания, в который раз ощущая себя влюбленной гимназисткой, буквально утопающей в глазах возлюбленного. Она не знала, как охарактеризовать то чувство- тщеславие ли, гордость или как-то еще, вспыхивающее каждый раз, когда он одерживал ту или иную победу. Была ли это шуточная схватка или соревнование, или что-то куда более серьезное и темное, как тот же арест или болезнь после дуэли или казни, но он выходил победителем, и ощущение этой силы заставляло ее трепетать, как листок на осеннем ветру от восторга, от гордости, он осознания, что он принадлежит ей. Вынырнуть из этого состояния удалось не сразу, но удалось, - ты еще сомневаешься в собственной руке?

0

194

Каким же удовольствием было - вести ее в вальсе, смотреть в ее глаза, снова и снова добиваясь права быть с ней - как величайшей награды. Такое простое, доступное блаженство - быть вместе -а тем не менее  не утрачивавшее свою остроту день ото дня. Вокруг кружились пары.. Алексей с Варей... Волконский с генеральшей Волынской и генерал с княгиней Волконской, даже Илья с Полиной, хотя беременность той была уже более чем явно заметна. Спокойное, теплое общество и в котором не было необходимости оглядываться и рассчитывать каждое слово и каждый жест. А на ее вопрос, он улыбнулся
- Разумеется. Когда начинаешь задирать нос и почивать на лаврах, полагая "я все умею и невозможного нет" - это начало конца. Именно поэтому я никогда не перестану набивать себе руку, иначе кто-нибудь помоложе и пошустрее отнимет у меня мои лавры, а я как-то знаешь, привык называться лучшим стрелком императорской армии. Даже учитывая что к армии этой отношения больше отношения не имею.

0

195

- как хорошо, что мой задранный нос не влияет на твою меткость!- рассмеялась Даша, вальсируя с ним среди редкой толпы, которая буквально разошлась по всему залу, не мешая друг-другу. Она увидела Алешку, о чем то жарко рассказывающего Китти, а вот Мишель с Сашей двигались в вальсе по маленькому кругу в стороне от всех, и даже отсюда заметила, как считает мальчик "раз-два-три", а Саша сосредоточена на шагах. Вновь посмотрев на мужа, она весело прищурилась,- кстати, тетушка желала выставить меня живой мишенью. Но так как уверена была только в тебе, то отказалась от этой затеи. Зато так заразительно рассказывала об ощущениях, когда кто-то простреливает мишень над твоей головой, что желание попробовать охватило сразу нескольких.

0

196

- А она не рассказала часом, что от пистолетной пули яблоко или апельсин которые чаще всего принято использовать в эскападах подобного рода - разрываются на мелкие кусочки, и какие ощущения испытываешь, когда фруктовый сок превращает тщательно сооруженную прическу в подобие довольно экзотического десерта? - в тон ей поинтересовался Владимир и рассмеялся добродушно - А вот я никаких особых ощущений не испытывал.  Разве что если бы неуверен был бы в стрелявшем - тогда это было бы.... занимательно. В любом случае я наслушался на свист пуль еще на войне, так что эта музыка не представляется мне ни заманчивой ни пугающей.

0

197

Ах, до чего ужасны дороги! И погода к вечеру испортилась! Но ничего, это все мелочи. Вот наконец-то и закончились эти мелочи. Экипаж, качнувшись, остановился у желтого особняка с белыми колонами. Строганова ступила на землю, и окинула взглядом дом. Пройдя внутрь, она сунула лакею приглашение и развязала ленты капоры.
-что это у вас происходит?- вскинула бровь Строганова, отдавая шубку и переобуваясь.
-господа стрелять изволят,- невозмутимо отозвался тот.
- Что ж, ну проводи меня в зал, голубчик,- бросила она, когда освободилась от верхней одежды и дорожной обуви. Лакей повел ее в зал, а она попутно рассматривала дом. Вот значит где и как живет ее дочь…. А ведь сегодня здесь должно быть все – и Мишель, и княгиня Волконская, и Степан Афанасьевич. Вот так будет встреча, интересно, как поведут себя оба князя, и знает ли о ней княгиня?  По-хорошему ей вообще бы приезжать не следовало, зная об этом. В конце концов, Даша отправила ей приглашение чисто из вежливости, зная, что ее сейчас в столице нет. И не вернись она на неделю раньше запланированного срока, то было бы ехать уже поздно.
  Она должна сказать Даше правду. Мужа, которому она дала обещание молчать, давно нет в живых, а значит, ничто не может помешать ей, открыться дочери. Дочери…  Дочери, от которой она отказалась. Пусть и не по своей воле, но ведь отказалась, вычеркнула ее из жизни на семнадцать лет. Нет, конечно, она помнила о девочке, часто думала о том, как она и как ей живется, какой растет. Но и сильных переживаний не испытывала, не считая первого года. Потом становилось легче, а потом и еще легче, когда забеременела и родила второго сына. А теперь спустя столько лет она хотела, что бы дочь знала правду. И пусть скажет она ее не сегодня, дабы не ставить именинницу в  такое положение, но скажет, обязательно.
  Лакей провел ее в зал, и Полина обвела взглядом всех гостей. Волынские, Рокотовы, Волконские… Интересная компания. Она скользнула взглядом по лицо Мишеля, а затем едва ли не с вызовом посмотрела на Елагина, который смотрел на нее с плохо скрытой яростью. А это, стало быть, княгиня Волконская…
-добрый вечер,- улыбнулась она всем присутствующим и направилась сразу к имениннице,- дорогая, простите меня за такое опоздание! Я сегодня только вернулась домой и сразу к Вам. С именинами Вас!
Она прижалась щекой к щеке молодой девушки и, приобняв за талию, бросила не двусмысленный взгляд на княгиню, у которой, она видела это превосходно, побелели губы.

+1

198

Елагин едва не вздрогнул от удивления, когда в открывшиеся двери вошла ни кто иная, как графиня Строганова. Он ощутил, как медленно поднимается ярость пополам с изумлением. Как у этой женщины хватило наглости явиться сюда?! Не могла она не знать, что сегодня здесь будут и родители Даши. Явилась, изображая подругу? Или так и держит в мыслях этот бред -  «я ее мать!». Мать… Она ведь прекрасно знала, что Владимир был в тюрьме, видел Дашу после того, как был практически вынесен приговор. Знала, видела и…исчезла. Исчезла после того, как в гостиной ее же дома называла себя матерью! Забыла ли она об этом?!  Забыла эти возмутительные мысли?! Нет.  Он увидел, каким взглядом Строганова посмотрела на Лидию, и его глаза запылали от сдерживаемой ярости. Да за один этот взгляд он был готов свернуть ей шею. Видит Бог, он не был дружен с Волконской, искренне не понимал привязанность друга к ней, считал жестокой матерью и черствым человеком до этих последних месяцев. Но даже он не смог и не стал бы отрицать, что княгиня приняла в дом незаконнорожденного ребенка своего мужа, назвала своим и вырастила его, да в строгости, граничащей с жестокостью, но вырастила. И что бы эта… женщина, бросившая и забывшая свое дитя, забывшая тогда и сейчас, когда ей нужна была помощь и поддержка, смеет смотреть на княгиню таким взглядом?!
Ах, ты ж змея.… Погоди. Даша не будет вечно стоять рядом с тобой. Погоди же.

+1

199

-нет, об этом она умолчала,- отозвалась Даша и, не выдержав, рассмеялась. Она мгновенно представила себя в таком "экзотическом десерте", и выглядело это довольно комично,- но можно же установить бумажную мишень, лист бумаги с нарисованным яблоком повесить на спиной или ммм одеть шапочку!- пыталась вообразить она способы, что бы остаться чистой. Но хоть это ощущение, о котором говорила тетушка, и казалось ей волнительным, она очень сильно сомневалась в том, что у нее хватит смелости и выдержки встать и ждать выстрела, даже не смотря на то, что уверена в его руке. Хотя...мало ли,- хватит с тебя свиста пуль. Не та эта музыка, которую надо слушать. Хотя присутствующие здесь со мной не согласятся.
Вальс уносил их в своем вихре все дальше, сказочный и легкий. Волконский, круживший генеральшу, о чем-то перекрикивался с Волынским, а их дамы смеялись над мужьями, которые всего за пару часов спелись так, словно были знакомы всю жизнь.
  Когда музыка смолкла, Волконский с княгиней отошли к Елагину и Софье Павловне, Волынские двинулись было к ним, но буквально налетела Катерина с какими-то вопросами, Алексей беседовал с Варенькой, а Салтыковы с Рокотовыми. Даша обвела всех гостей взглядом, в который раз убеждаясь, насколько теплая в этот вечер собралась компания под их крышей. Вместе с мужем она двинулась было к родителям, когда ее остановил даже не шорох открывающихся дверей, а ярость во взгляде крестного, смотревшего ей через плечо. Обернувшись, она увидела, как от дверей идет к ним графиня Строганова. Все же приехала! Ведь это здорово! Хоть присутствовала неприятная тень, что в эти месяцы, когда все считали ее вдовой, от нее не было ни строчки, в отличие от Волынской и Салтыковой. Но она слышала, что графиня уехала еще в январе, мало ли что.
-главное, что Вы приехали,- улыбнулась она, подойдя к графине и приобняв. Отстранившись, она подвела ее к родным,- господа,позвольте представить вам, графиня Полина Николаевна Строганова. -отца с крестным она знала, а потому она продолжила без их представления,- моя мать, княгиня Лидия Алексеевна Волконская и мой супруг Владимир Иванович Корф.

0

200

-вот душа моя, прошу, -подал Волконский фужер с шампанским супруге, которая благодарно коснулась тонкими пальцами его руки, - так о чем ты говорил Елагин? Ни о какой поездке и речи быть не может. Степ?
Михаил Федорович обернулся, когда друг вдруг напрягся, и остолбенел. Он предполагал, что Даша пригласит ее, раз здесь уж Волынские и Салтыковы. Но был уверен, что Полина догадается сослаться хотя бы на банальную мигрень и не приехать. С одной стороны, всего лишь приезд подруги, а с другой… Он, как и друг, увидел взгляд графини, и едва не вскинул брови.  Одновременно рука супруги, лежавшая на его руке, напряглась. Отвернувшись от нежданной гостьи, он поднес к губам пальцы жены. Поняла, она без сомнения поняла, кто эта женщина. Хотя может просто догадывается или даже не догадывается. Ну, приехала Петербургская знакомая и что с того?! Мало в столице, что ли женщин?! Еще бы Елагин так глазами не сверкал!
- а дом все полнится гостями,- с усмешкой протянул Волконский, хотя веселиться ему хотелось меньше всего. Подошедшей графине он коротко поклонился, словно самой обычной знакомой, которых было пруд пруди.

+1


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » И светел день, крылами осененный...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC