"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Тайна семьи Волконских


Тайна семьи Волконских

Сообщений 1 страница 50 из 50

1

Время года: Весна
Дата:15 марта
Время действия:вечер
Место действия: поместье Корфов
Участники: Дарья Корф, Владимир Корф
Краткое описание  действия (не менее трёх строк): Все тайное становится явным. Рано или поздно, так, или иначе.

0

2

Следующий день после именин был настолько же умиротворенным и спокойным - насколько день предыдущий полнился весельем и сюрпризами. Бал в который превратился вечер после именин затянулся далеко заполночь, и поскольку отпускать гостей в двухчасовую дорогу до Петербурга никто не собирался - все заночевали в доме, не исключая и бабушки Полонской с маленькой Китти. И поэтому за завтраком было людно как никогда. Более того, Волконский и Елагин так взяли в оборот генерала, а графиня Салтыкова и генеральша Волынская не спешила расставаться с Софьей Павловной, то гости задержались и до обеда, и лишь после него, когда дети, корча недовольные мордашки все-таки разошлись по своим комнатам, чтобы поспать - гости засобирались восвояси, с тем, чтобы вернуться в Петербург засветло. Даша уехала повидать Натали, и до ужина Владимир ее не ожидал. Воспользовавшись наступившей тишиной в доме он засел разбирать счета и подсчитывать расходы на организацию праздника. Впрочем это не заняло у него много времени, и за ужином, когда все собрались вместе - он никуда не спешил. Временами он ловил на себе взгляд Елагина - выжидающий, вопросительный, и, понимая что тот имеет в виду лишь успокаивающе приопускал веки. Предстоящий разговор, как ни странно - не вызывал у него волнения. Лишь какую-то отстраненную решимость, при которой он старался отбросить от себя все страхи на ее возможную реакцию, словно бы желая твердостью собственного намерения заранее поделиться этой твердостью и с ней.
После ужина был спокойный, тихий вечер, но несмотря на многозначительные взгляды Елагина Владимир не торопился, наблюдая за тем как Даша беседует Михаилом Федоровичем, и не желая даже на миг прерывать их беседу. Всему будет время, он был уверен.
В конце концов все стали расходиться по комнатам. Дом затихал. И Владимир вернулся в свой кабинет, зная что Даша скорее всего придет к нему, увидев что он не торопится спать. Так бывало всегда, и эти вечерние тихие беседы в его кабинете, когда уж точно не постучались бы в дверь по делам, и не влетел бы никто из детей - были маленькими островками для них двоих.

0

3

Не смотря на дневной сон, принесший им отдых, дети даже не просили задержаться внизу еще чуть-чуть, как бывало не редко. Зайдя к каждому перед сном, как в любой день, Даша поднялась в бельведер, где Любаша помогла привести себя в порядок после долгого вечера. Но выйдя из ванной, она обнаружила спальню по прежнему пустой, как и  крышу за запертым окном. Накинув поверх ночной рубашки тяжелый халат и не потрудившись даже собрать волосы, зная, что никого не встретит в доме в этот час, она спустилась вниз и прошла в кабинет, прекрасно зная, где искать мужа. Что его задержало, она не знала, но глупо было бы предполагать, что дел в поместье недостаточно для того, что бы засидеться за бумагами. В тоже время ее даже несколько обрадовало то, что он задержался, так как любила эти часы в его кабинете, когда весь дом засыпал и они могли спокойно беседовать в полной тишине, не нарушаемой ничьими шагами или стуком. Не постучавшись, она вошла в кабинет и не сдержала улыбки, увидев его за столом.
- что на этот раз не пускает тебя ко мне? Подсчеты или письма?-спросила она, подходя к нему.

0

4

Дым поднимался к потолку ,вытягиваясь тонкой струйкой в едва-едва приоткрытое окно. Владимир сидел за столом, слегка передвинув свое кресло так, чтобы сидеть боком к столу и видеть окно по другую руку от себя. Тишина уснувшего дома нарушилась тихо открывшейся дверью, но он не вздрогнул, хотя и сидел спиной к двери. Он ждал этого звука, и с каждым выдохом, уносившим к потолку сизые струйки дыма из легких - казалось улетают и какие-либо сомнения и колебания, если только они вообще имелись. Он не раздумывал что и как скажет ей. Хотя сам факт того, - КАКУЮ новость ему придется ей сообщить - впору было самому рехнуться, ломая голову над тем, как аккуратнее ей сообщить. Собственно его поэтому и окутывало какое-то свинцовое спокойствие и полное отсутствие мыслей, что стоило лишь над этим задуматься как сомнения его одолеют, а беспокойство и тревога задавят окончательно. А Владимир никогда не позволял задавить себя ничему. Даже самым страшным страхам.
Она появилась на пороге и он с задумчивой улыбкой опустил трубку и поднялся ей навстречу.
- Мысли....- он протянул ей левую руку - Я ждал тебя.

0

5

-мысли? И в столь поздний час твои мысли не о жене, которая тебя ждет? Право, впору начинать ревновать,-взяв его за руку с этой беспечной болтовней, она прислонилась к столу, а потом села на краешек, глядя снизу-верх. Взгляд из подначивающего стал внимательным, она попыталась понять о чем он мог таком думать, но даже предположений не было, да и мало ли о чем? Особенно если учесть, что пришла весна и дел в поместье невпроворот. А тут из-за праздника и полного дома гостей еще и откладывать приходилось. Даша подняла его левую руку к своей щеке и коснулась губами трехгранного шрама,- ждал... Днем я тоже жду этих вечером, когда никто не потревожит.Но ты так задумчив. Тебя что-то беспокоит?

0

6

- Беспокоит... точнее - должно беспокоить. - он смотрел на нее внимательно и задумчиво - Знаешь, Даш, я хочу рассказать тебе одну сказку. Очень длинную, и довольно странную сказку. У меня самого она вызвала довольно странные ощущения, и... хочешь послушать?

0

7

-сказку?-непонимающе повторила она, ощущая от этого смутную тревогу. Какая связь между какой-то длинной и странной сказкой и тем, что его что-то должно беспокоить? С чем связана эта сказка или кто ее ему рассказал? Наверное, с этим она связана или... Но не могла ведь сама сказка его обеспокоить. Сказка всегда всего лишь сказка, глупо даже предположить такое. Что ж и до этого доберемся...- хочу, расскажи мне ее.

0

8

Владимир чуть передвинулся вместе с креслом чуть ближе к столу, обвил левой рукой ее талию, придвинул ближе к себе, и глубоко затянулся дымом
- Жил-да был на свете один молодой человек. Кутила и весельчак, любитель шумных компаний и веселых проделок. Человек с большим сердцем и доброй душой, хотя по молодости лет думаю мало кто это в нем замечал. Однажды его отец решил женить сына. Устроил у себя целые смотрины невест, пригласил всех своих знакомых у кого были дочери на выданье. А наш герой вовсе не горел желанием жениться, да и амуров особенных ни к кому конкретному не испытывал. Смотрел он на эту живую выставку и вдруг заметил что одна из девушек далеко не так горит желанием выйти замуж как остальные. Она к нему словно бы вовсе интереса не испытывала, была погружена в какие-то мысли, и мысли невеселые. А сердце у нашего парня было такое что не могло вот не откликнуться на это затаенное от всех отчаяние, замаскированное тщательно соблюдаемыми приличиями. - он вновь затянулся дымом, и придвинул ее еще ближе, так, что она теперь ей пришлось перекинуть ножки через его колено- Искреннее участие в свете редкость, да и тепло его души для девушки было столь неожиданным что она рассказала ему о своей беде. Уж не знаю, какими судьбами эта беда с ней произошла, но выходов у нее было два - в монастырь, или в пруд с камнем на шее. Проникся к ней молодой человек, и поскольку от него требовалось лишь жениться - неважно на ком, то он сделал предложение именно ей. Спас тем самым от позора, от бесчестья, а может и от смерти. И девушка эта по гроб жизни стала ему обязана и благодарна.

+1

9

Даша внимательно вслушивалась в то, что он говорит, стараясь уловить то, что его должно было обеспокоить. И...не улавливала. Сказка судя по всему было историей какого-то напрямую или косвенно знакомого человека. Некто веселый и добрый женился на несчастной и обесчещенной девушке, дабы ее спасти от позора. Однако, этот некто был настоящим рыцарем. Мало кто придет на помощь не знакомой совершенно девушке, к тому же оступившейся. Даша мысленно нарисовала себе и героя-балагура, которого отец принуждал жениться, и задумчивую девушку с печальными глазами, и их разговор и женитьбу... Но ведь сказка или история закончилась хорошо. Герой выполнил отцовскую волю, девушка спасена. Разве плохой конец? Тогда что должно было его обеспокоить? Что она упустила? Но ведь он сказал, что история странная и очень длинная. Значит это еще не конец, есть что-то еще, что-то что было уже после свадьбы героев. Она ничего не ответила, только внимательно смотрела на него, ожидая продолжения и покручивая в пальцах поясок халата.

0

10

- Время шло, они взрослели. - продолжал Владимир тем же спокойным тоном, медленно, словно выбирая слова, на самом же деле припоминая не только то, что рассказали ему Волконские после его ранения но и то, что рассказывал Михаил Федорович несколькими месяцами раньше, незадолго после свадьбы, вот в этом же самом кабинете, когда они втроем с Демидовой пили тут бренди, после того как княгиня ушла. - Наш герой начал мало-помалу отходить от кутежей и юношеских забав, и хотя женился он не по любви, а по одной лишь доброте душевной, то мало-помалу проникся симпатией к своей супруге, поскольку была она и красавица и умница и дом вела всем на зависть. И главное - она, испытавшая с самого начала лишь горячую благодарность и уважение к нему за эту защиту и покровительство - полюбила его. Так искренне и горячо, как он того заслуживал, ибо, повторяю, человек это необыкновенной души. Что стало с тем... маленьким событием из-за которого готова была разбиться ее жизнь, я не знаю. Предполагаю что она либо потеряла ребенка, либо он скончался вскоре после рождения, потому что первый живой ребенок, сын, у этой пары родился лишь спустя два или три года. Счастье этой женщины было совершенно безоблачным, она родила сына от любимого мужчины, за которым была замужем, и ничто казалось не могло его омрачить. Сам же он тоже полагаю был вполне счастлив, потому что привязанность скрепленная общим ребенком зачастую бывает даже крепче любви. Однако... - он помедлил, не зная, как подобрать слова, чтобы вложить свой рассказ не повествование о банальной измене а то, что ощущал сам - ощущение не измены, предательства и преступления а простого проступка. Необдуманного по молодости лет, и вполне простительного если учесть последствия.- Однако через года два или три случилось нечто непредвиденное. Будучи, как я понимаю в столице, в долгой отлучке от семьи наш герой встретил одну молодую женщину. Эта женщина - очаровательная и интересная особа, была моложе него на добрый десяток лет. Она была уже замужем, за вполне достойным человеком, у нее тоже был маленький сын. Не знаю, сразу ли вспыхнула между ними страсть, и по чьей инициативе, но предполагаю что инициатором была женщина, ибо наш герой, хоть и не чувствовал к своей жене глубокой, всепоглощающей любви - был человеком долга и чести... но.... в конце концов это произошло. - Владимир глубоко затянулся дымом, мельком глянув на Дашу, чтобы проверить - какое впечатление оказывает на нее рассказываемая им история, и так же мерно продолжал - Роман между ними продолжался недолго, и носил характер скорее страсти нежели любви, как мне кажется. Такие связи угасают обычно сами собой, и их участники расходятся по своим семьям и благодарят Бога за то что их супруги об этой связи не проведали, а значит они не нанесли своим близким никакой боли своим адюльтером, и, наученные опытом и страхом разоблачения - понимают, что истинное сокровище - собственная семья, что все это время была под рукой. И как правило не повторяют впредь раз совершенной ошибки. Так случается часто. Но.... этим двоим не повезло. Случилось так, что эта женщина забеременела. И не от своего мужа.

0

11

Красивая история... После свадьбы герои не жили, как соседи под одной крышей, а строили семью. Это было здорово. Сколько знала она в Петербурге семей, которые после свадьбы остывали, а то и до нее не чувствовали особого тепла друг к другу, и жили терпя друг друга да виделись лишь за столом. А эти герои выходит, наоборот, сумели построить семью на благодарности, долге и постепенно появляющейся реальности. А позже появилась и любовь... А далее появился и сын. Даша рисовала мысленно продолжение истории героев, невольно радуясь тому, как все повернулось. Ведь было замечательно, что на этих смотринах была эта сама девушка, что герой заметил ее и спас, а тем самым и возможно спас самого себя- мало ли куда бы завела его разгульная веселая жизнь, да и на какой девицы женил бы его отец. А так все получалось очень даже хорошо. Пока... Но он продолжил и стал рассказывать о том, чего она не понимала и даже несколько разочаровалась. Адюльтер. Как банально. Неужели практически в каждой истории, даже сказочной, должна быть непременно измена? Почему не может история кончаться словами "и жили они долго и счастливо"? Эта история видимо не могла. И спрашивается чего не хватало этому герою? Она ведь любила его, хорошо вела дом, была красива, родила ему сына. Почему он так поступил? Выходит что... он ее не полюбил за эти годы? Привязался может быть, а вот любви к ней так и не было. Ей стало так жаль эту женщину, что она опустила глаза глубоко вздохнув. Выходит она была там, в их доме, с маленьким сыном, ждала мужа из столицы каждый вечер, а он в это время... Ошибка... Если он понял, что это была ошибка и вернулся к жене, жалея о своем поступке... Можно ли это простить? В конце концов кто не ошибается, но... Измена...
-она узнала о том, что муж изменил ей?- негромко спросила Даша, поднимая голову.

0

12

- Пришлось узнать - отозвался Корф. Несмотря на свой мягкий тон он был напряжен как струна, не отрывал от нее острого взгляда сквозь облачка дыма, словно врач, наблюдающий за больным во время опасной операции. Но едва она подняла голову он с деланно задумчивым видом отвел глаза, чтобы она не поняла раньше времени, по его взгляду, что этот рассказ имеет к ней непосредственное отношение, и снова затянувшись дымом продолжал. - Как я уже сказал - эта женщина забеременела. Такие последствия уже не скроешь. Ей пришлось повиниться перед мужем. Муж ее, как я уже говорил, был весьма достойный и уважаемый человек. Он сумел простить своей супруге ее адюльтер, но вот ребенка этого, который всю жизнь напоминал бы ему о ее измене - видеть не желал. Поэтому он поставил условием, что она отдаст ребенка в добрые руки, и более не будет иметь никакого отношения ни к этому ребенку, ни к его(или ее) отцу. Женщина согласилась. Уехала в деревню, где и родила, прелестную девочку. Обычно в таких случаях - увы, это не редкость в свете, ребенка отдают в крестьянскую семью и оплачивают приемным родителям щедрое содержание. Только вот наш герой не допустил, подобного, и едва девочка появилась на свет, а женщина вернулась к мужу - он забрал девочку к себе. В свой дом. - Он покусал губу, но долго раздумывать не стал. Клубы ароматного дыма все так же мерно подплывали к потолку с каждым его выдохом и каждым словом, и вытягивались тонкими струйками в окно. - Его жена... можно только представить себе, что она почувствовала, когда ее муж признался в своем адюльтере и принес новорожденную девочку. Нрав у нее был не сахарный, но вместе с тем ее любовь к нему была настолько глубока, что она не смогла его возненавидеть. И простила. И приняла девочку в дом, изобразив для всего мира что это она ее родила. Даже ближайшие родственники были уверены, что у счастливой четы родилось второе дитя, и им как водится стали приносить поздравления. Однако... Знаешь, Даша, даже в сказках люди не всегда бывают такими совершенными и идеальными. А уж в жизни и подавно. Возможно не существует абсолютного прощения, прощения без оговорок. И эта женщина, так любившая своего мужа - мучилась ежедневной горечью каждый раз при виде девочки, которая самым своим видом напоминала ей о том, что любимый предал ее, пусть и единственный раз в жизни. Но знаешь... невозможно растить ребенка, видеть его первые шаги, слышать первое слово, видеть как он растет, и не привязаться к нему. В этой девочке волей-неволей было сосредоточено самое больное воспоминание, и ненависть к бывшей любовнице мужа, но вместе с тем, была и любовь. Странная, болезненная, а все же любовь. Что касается нашего героя.... Знаешь, Даш, я худшему врагу не пожелал бы оказаться на его месте. Вместе с огромным уважением, которое проснулось в нем по отношению к супруге за ее прощение, в нем навсегда поселилось грызучее чувство вины. Перед обеими. Перед женщиной, которую он предал, перед дочерью, перед собственной совестью. Не думаю, чтобы он сожалел о своей бывшей любовнице - скорее уж мучился стыдом за то, что когда-то имел с ней связь. С тех пор вся его душа без остатка принадлежала его семье. Жене, которая со временем все же заняла место не только в его мыслях, но и в сердце. Сыну, который подрастал. А более всего - дочери. Он любил эту девочку так безоглядно и горячо, как только мог любить человек его склада. И полагаю, вовсе не из-за женщины, которая ее родила, а потому что мужчинам свойственно отдавать сердце скорее дочерям чем сыновьям. Его жена зачастую была не в силах скрыть раздражение и досаду самим существованием этой девочки, часто была к ней попросту жестока, но всегда старалась скрывать свое отношение от мужа, которого любила все глубже год от года. И в то же время - ловила себя на том, что все же любит этого ребенка. Что касается той женщины, что ее родила.... матерью ее назвать я даже ради физиологической точности не могу. - она не подавала о себе вестей долгие годы. И никак, ничем и никогда не интересовалась жизнью девочки. У нее самой сложилась вполне счастливая семейная жизнь. Года через три у нее родился второй сын, на этот раз, полагаю от законного супруга. Так и жили они много лет. В тайну эту был посвящен помимо ее непосредственных участников лишь один человек - настоящая скала и наилучшая гробница для любых тайн. На том бы эта история и закончилась, о тайне словно бы забыли даже сами участники событий, проникнутые реалиями жизни как таковыми. Но... спустя много лет возникли обстоятельства при которых в эту тайну вмешались другие люди.

Отредактировано Владимир Корф (29-12-2015 12:12:13)

0

13

Любовь и ненависть в одном флаконе. Смогла бы она принять ребенка измены? Страшно такое представлять, но вот скажи ей Владимир о такой ошибке и о ребенке, родившемся в результате этого... Смогла бы она принять его? Хватило бы ей сил принять ребенка женщины, разбившей ее семью? Хватило бы сил и стойкости воспитать этого ребенка, как своего? Простить предательство и принять вечное напоминание о нем? Она не знала, не могла знать и даже представить. Наверное, смогла бы... из любви к нему, приняла бы ребенка, но вот смогла бы удержать семью, не сломать ее, не дать рухнуть доверию, не отгородиться от него... Не знала, не понимала и не хотела даже мысли допускать, что подобное возможно в их семье. Но какого пришлось той женщине, которая приняла этого ребенка, изо дня в день напоминающего, что муж, которого она любит столько глубоко и предано, предал ее. И все же она сумела полюбить эту девочку, полюбить и одновременно ненавидеть за то, что сотворили ее родители. Любовь и ненависть... Совсем, как у ее матери, которая странным образом переплела и то и другой, то выказывала любовь, хоть и редко, то ненависть без объяснимых причин.
  Даша вздрогнула от непонятного, смутного и неясного холода. Главный герой- большой глубины души человек, веселый и добрый, по одной лишь доброте душевной помогший девушке попавшей в сложную ситуацию, девушка с не сахарным характером, но очень любившая своего мужа, сына и приемную девочку, которую одновременно ненавидела...И еще один человек, посвященный в тайну, бывший настоящей надежной стеной, совсем, как Елагин... Сказка или история...Ко многим семьям можно ее применить, мало ли адюльтеров в свете? Мало ли бастардов рождаются от связей за спинами супругов? Но многих ли принимали в семью? Нет, их отсылали в деревни... А девочку приняли в семью. А та женщина, которая ее родила, вычеркнула ее из своей жизни, словно ошибку... Эта история, раз она должна была обеспокоить его, с кем она пересекается? Кого касается?
-интересная сказка,-медленно проговорила Даша, всматриваясь в его глаза.

+1

14

- Да... интересная - медленно произнес Владимир, не спуская с нее взгляда. Догадалась или нет? Он не давал себе труда скрывать какие-либо детали, и наговорил достаточно, чтобы как минимум заподозрить о ком идет речь, но хорошо бы успеть договорить до конца. Повествование в режиме сказки о посторонних людях оказалось куда удобнее чем сразу заявить "знаешь, дорогая - ты родилась не от своей матери" а потом пытаться что-то пояснять, не зная, что из твоих слов услышано, а что в смятении чувств пропущено мимо ушей. - Но... как я уже говорил, в эту тайну вмешались, спустя много лет. Эта девочка выросла, вышла замуж, и стала вращаться в высшем свете. Тогда та женщина что ее родила - появилась вновь. Но появилась - под видом такой же светской подруги как и все остальные. Муж ее к этому времени умер, и не было никого, кто препятствовал бы ее общению с молодой женщиной. Впрочем женщина эта не спешила открывать девочке тайну.  Не думаю, что в этом была повинна совесть, или обещание данное покойному мужу, или хотя бы элементарное чувство такта. Попросту время было неподходящее. Девочка вращалась среди довольно нелицеприятных интриг, и имела в свете скандальную репутацию. Поэтому и открывать степень своего родства эта дама не спешила именно поэтому, а вовсе не потому, что ее удерживала щепетильность, данное слово или простое нежелание портить девочке устоявшуюся жизнь. Потому что все это не удержало ее впоследствии - когда скандальный ореол приобрел несколько другую окраску, а потом и погас вовсе. Женщина эта появлялась когда ей было выгодно, думаю наверняка рисуя себя самой себе этакой несчастной матерью, у которой отняли ребенка, и которая теперь вынуждена общаться с нею инкогнито. Только вот в те времена, когда девочке становилось по-настоящему тяжело - эта женщина исчезала бесследно. Пережидала периоды бурь, и появлялась в спокойные времена.  И вот однажды, когда скандальный ореол вокруг молодой женщины погас, напротив, она приобрела в свете всеобщее сочувствие и восхищение - эта дама появилась снова. И вознамерилась открыть девочке тайну, которую ее родители давно уже похоронили, спустя несколько лет решив-таки нарушить обещание, которое она могла бы нарушить давным-давно, да только тогда связываться не хотела. Причем я не поручусь за причину. Материнских чувств в этой кукушке много лет не было ни на грош, истинного сочувствия и любви - тоже, и предполагаю что ее внезапное решение есть лишь способ насолить своему бывшему любовнику, а более всего - его жене. Девочку тогда от потрясения спасло другое потрясение. У нее умер муж. Точнее не умер, а был убит. Для нее это было крушением целого мира. Как и следовало ожидать, "кукушка" же - вновь исчезла с поля зрения. Не то не желая связываться с темной историей, не то, по своему обыкновению, решив переждать тяжелое время, и вновь вернуться к общению с девочкой когда то вновь станет легким и приятным, без необходимости поддерживать и сочувствовать на деле, а не только на словах. Отец же, и мать, ибо матерью я называю ту что вырастила а не ту что родила - старались поддерживать ее как могли. - он вновь затянулся дымом, между делом заметив что табак уже почти дотлел до конца, и поразмыслив решил пока не упоминать о "воскрешении" мужа, чтобы не указать очень уж явно на героиню рассказа, прежде чем не поговорит с нею до конца. - Прошло время, для нашей девочки снова наступили светлые времена, и тут "кукушка" появилась снова. Исполненная благости, меда и елея, щебечущая о своей к ней искренней любви и привязанности, и на этот раз твердо намеренная объявить ей тайну ее происхождения. Скажи Даш, что ты думаешь обо всей этой ситуации? Об обеих женщинах, о мужчине?

Отредактировано Владимир Корф (30-12-2015 03:29:28)

+1

15

Этого не может быть... Попросту не может быть. Это просто сказка, точнее чья-то история...Чья-то... но не ее! Тогда почему она слышала детали, которые могла применить к своей семье? Но с другой стороны ведь отец не единственный великодушный человек на земле, а то, что мать не единственная с "не сахарным характером" знала наверняка, да и "скалой" мог оказаться кто угодно, а не Елагин... А эта девочка... С дурной славой в свете, которая впоследствии приобрела другой ореол... Погибший муж... То появляющаяся, то исчезавшая подруга... Подруга, которая была много старше ее подруга, у которой было два сына, совсем как...
  Пальцы до побеления сжали стол, на котором она сидела, когда голова пошла кругом. Эта история... Это не ее история! А просто рассказ о.... она не знала о ком, о какой-то девушке, выдуманной или существующей. Но не ее... Или...что если... Может поэтому он и обеспокоен, потому так пытливо всматривается в глаза, потому мать ненавидела ее всю жизнь, потому что она была результатом предательства отца... Это бы все объяснило. Абсолютно все, каждую вспышку, каждый беспричинный гнев, каждую минуту долгих семнадцати лет... Неужели правда? Как такое вообще возможно... Да возможно ли подобное в реальной жизни?! Это все больше походило на какой-то плохой роман, который и читать бы она не стала. А теперь возможно, что эта девочка, родившаяся от порочной связи, сломавшая жизнь той, которая ее приняла, одним своим нахождением в доме- она сама?!
  Даша не сразу услышала и осознала то, о чем он ее спрашивает. В голове лихорадочно кружились мысли, сопоставляя его историю и ее персонажей с собственной жизнью. Она вдруг почувствовала себя больной, словно поднялся жар, захотелось подняться в комнату, спрятаться под одеяло и никогда больше не думать об этой сказке. Но так нельзя... Если она- эта девочка из сказки, то она должна все расставить по местам...
-что я думаю...- чуть хрипло произнесла она и провела ладошкой по горлу, словно развязывая невидимый узел, мешавший ей дышать,- отец ее предал. Предал свою жену. Но то как он поступил с девочкой, забрав к себе... Надеюсь, что в последующие годы он смог оценить, какое сокровище его жена. А ее мать...настоящая мать- невероятно сильная и благородная женщина, с огромным сердцем и глубиной души, раз ради него смогла не просто простить предательство, но и принять этого ребенка. А та...вторая женщина... Она вряд ли нужна этой девочке, и лучше бы она не появлялась,- соскользнув со стола, она прошлась по кабинету, вытягивая то и дело в пальцах поясок халата то так, то эдак. Наконец остановившись у окна, она обернулась к мужу. Голос ее был тихим, а в глазах поселился какой-то больной огонек,- Владимир... Скажи, что у меня разыгралась фантазия... Скажи, что этой история твоей давней знакомой... Скажи, что эта девочка... эта девочка не я...

+1

16

- Не осуждай его, Даш.... -тихо произнес Владимир, откладывая все еще курившуюся дымком трубку, и поднимая на жену глаза - Он заплатил за свою единственную ошибку долгими годами раскаяния, стыда, и жгучих угрызений совести. И стократно искупил перед своей женой и дочерью ту измену - такой любовью, заботой и преданностью, на какую только способен человек. - больше он ничего не мог прибавить, и лишь смотрел, смотрел как зародившаяся в ней догадка перерастает в понимание, которого она пока не в силах осознать, которого сейчас боится, как наверное и стоит бояться чего-то нового, тайного, странного. А вместе с тем ощущал глубокое облегчение. Теперь оставалось лишь ждать. Ждать, когда это понимание, пройдя первичный страх и полудетское "меня обманывали!" перерастет в разумное осознание того насколько к лучшему раскрытие тайны, грызшей ее всю ее жизнь. Ведь тайна эта по сути ничего не меняла. Несмотря на бесконечный страх Михаила Федоровича Корф был уверен, что никакой тайны, никакой давней измены недостаточно, чтобы разом зачеркнуть в глазах Даши всю жизнь отца, целиком и полностью посвященную ей, и не допускал даже мысли о том, что ее отношение к нему может измениться. Зато появится понимание матери, и как оно появилось у него самого. И главное - не допустит, чтобы эта ехидна Строганова вмешалась в их отношения, и преподнеся эту историю "со своей колокольни" разрушило бы ложью то, что на деле было собственно таким простым. Он смотрел как она прошлась по кабинету, позволяя ей пока молча переваривать услышанное, и лишь когда она заговорила - встал, и подойдя к ней крепко обнял, привлекая ее голову к своей груди и крепко перекрестив руки за ее спиной, чтобы не позволить ей вырваться, когда она услышит то, что должна сейчас услышать.
- Ты все поняла правильно - тихо шепнул он в ее волосы - Это история твоих родителей. И эта девочка - ты.

0

17

-нет...-едва слышно шепнула она на выдохе и, дернувшись, затихла, глядя куда-то в пространство расширившимися глазами. Это она... она та девочка, родившаяся вне брака у двух людей, предавших свои семьи. Она родилась от измены...и отец... отец принес ее домой. Не отправил к какой-нибудь прачке, а принес домой, а мама... мама ее приняла. Приняла ребенка женщины, принесшей ей такую боль. Приняла и растила, любя и ненавидя одновременно, защищая и срываясь, причиняя боль, но приходя на помощь, когда она была ей необходима. Господи... -у меня не укладывается это в голове,- прошептала она, но уже спустя пару минут, когда понемногу удалось отодвинуть эту открывшуюся правду в сторону, все стало вставать на свои места,- вот почему она так ко мне относилась... С любовью и ненавистью...Господи, я же каждый день напоминала ей  о... о той женщине. А отец... что он должно быть испытывал, чувствуя вину перед ней, когда...И...она...он...- она снова замолчала, прерывая этот лихорадочный шепот, закрыв глаза и сглотнув подкативший к горлу ком. Как все просто...и как все сложно. Ребенок адюльтера... Сколько же лет она мучила мать, сколько той пришлось проглотить и претерпеть, что бы принять и жить с этим ребенком... Боже...- я хочу их видеть.

0

18

Владимир вздохнул с облегчением, и только сейчас почувствовал как оказывается все это время какое-то незримое кольцо сдавливало сердце, и как насколько стало свободнее дышать и как тает эта тяжесть в груди, которую он не осознавал, но которая тем не менее была - тревогой и опасениями, которые он отметал призывая на помощь логику и веру в нее, в свою Дашу. Он слегка расслабил руки, поняв, что она не будет вырываться, и медленно гладил ее волосы, слушая эти сбивчивые, вырывающиеся из глубины души слова, и мог лишь догадываться о том, что творится у нее в мыслях.
- Я так и думал. Когда узнал все это... был не в состоянии рассказать, а когда оправился - тебе самой требовалось время, чтобы обрести душевное равновесие. Их тогда уже не было рядом, и мне пришлось ждать, пока они снова приедут. Чтобы узнав все это - ты могла бы увидеть их, сразу же. А не блуждать в лабиринте собственных мыслей, обращаясь к образам тех, кого нет рядом. - он коснулся губами ее лба - Они тут. В доме. В своей спальне. Наверное еще не спят. Хочешь - пойдем к ним сейчас? Я подожду тебя за их дверью.

+1

19

-да, да пойдем!-воскликнула она и дернулась было к двери, но остановилась и закрыла лицо ладошками,- нет... через пару минут... сейчас...
Эта правда сбивала с ног, одновременно вызывала десятки вопросов и давала сотни ответов. Все просто и сложно... Просто и... Даже зная правду, пока не удавалось ее принять, наверное, нужно время? Она не знала, но все казалось фантастическим. Вот она жила двадцать пять лет, задаваясь вопросом почему ее ненавидит родная мать. Жила, искала ответ на этот вопрос и не находила. В детстве придумывала десятки причин, ища недостатки в своей внешности, в характере, даже в том, что она не мальчик, как брат, которого мать обожала. А выходит дело было не конкретно в ней, а в ее происхождении, в том, что она ребенок другой женщины. Женщины, которая влезла в их с отцом брак, который мать, судя по той же сказке, так строила на благодарности, теплоте и преданности. Отец оступился, и она... она его простила, потому что любила столь горячо, простила и приняла ребенка, как он когда-то принял ее дитя. Выходит, что ее мать какая-то женщина, которая ее бросила. Именно бросила, никакое соглашение или требование не заставило бы ее, Дашу, забыть о своем ребенке, можно было придумать тысячи способов не только для переписки, но и для свиданий. А она...она забыла и бросила. Мать. Какая-то чужая женщина ее мать?! И теперь она вздумала сказать ей об этом? Явиться и... Нееет, никогда этому не бывать! Ее мать та, которая двадцать пять лет назад назвала своей дочерью, которая не смотря на боль и ненависть была рядом в самые страшные моменты ее жизни. Даже если бы не была, даже если бы не было любви, а была бы одна ненависть, все равно она и только она была ее матерью. Господи, в голове не укладывается... Надо увидеть их. И отца и мать. Она хотела их видеть, посмотреть в глаза, узнав всю правду, и просто обнять. Да, вот только надо успокоиться.
- можно мне глоток бренди? У меня ноги подкашиваются,-негромко попросила она, опустившись на подлокотник кресла и проведя ладонью по лицу, - это невероятно...вся эта история... словно это не со мной происходит,-она помолчала, глядя на собственные руки и глубоко вздохнула, - эта женщина, которая родила меня. Это графиня Строганова? Поэтому она так спешно уехала с праздника?

0

20

- Черт побери, я дурак что сам об этом не подумал - Владимир, чертыхнувшись выпустил ее и налив в низкий широкий бокал на два пальца бренди, всегда стоявшего в графине на приставке у его стола, подал бокал ей - Пей. - он обошел стол и подойдя с другой стороны к креслу, на подлокотнике которого она сидела, и сел, обвив рукой ее талию. - Да, она. Она не по собственной воле уехала. Ее Степан Афанасьевич выставил. А после - пришел ко мне и рассказал что сделал и почему. Честно говоря, знай я заранее кто она - на порог бы не пустил в этот день. Он говорит что тогда, в январе, она приходила к тебе. Хотела воспользовавшись твоим смятением объявить на тебя свои права и вступить в роль доброй матушки, которую злые люди силой удерживали в стороне от ее дитяти. Только вот когда за заключением последовал суд, на котором твоего мужа признали виновным в государственной измене - она растворилась как дым, я верно понимаю? Еще бы, связываться с женой осужденного, а тем более - казненного не с руки. - его глаза блеснули холодной злостью. - Даже письма с соболезнованиями прислать не удосужилась, хороша отговорка "письма не помогают". У меня до сих пор зубы сводит, как вспомню ее елейный голосок. Зато когда мы с тобой триумфально вернулись в свет, оказалось что с тобой по-прежнему можно дружить, а значит довести до конца задуманное еще в январе. Не сомневаюсь, что она собиралась открыть тебе истину, только преподнеся ее под своим соусом. Неудивительно, что Лидия Алексеевна была готова ей глаза выцарапать, а я-то никак понять не мог, отчего ее так перекосило. Вот только не знаю чего в ее стремлении было больше - получить дочурку, палец о палец при этом не ударив, или же насолить княгине Волконской за то, что после смерти графа Строганова Михаил Федорович не возобновил с нею связь. Я быть может утрирую, но знаешь, не удивлюсь если это окажется правдой.

0

21

Она слушала его, по маленькому глотку отпивая бренди и впервые едва ли замечая его обжигающий вкус, который раньше заставлял морщиться.  Господи, неужели женщина, которая прикидывалась ее подругой, оказалась столь лицемерна и вероломна, как все остальные? Да, близкой подругой она никогда не была, как ни крути, но по возрасту Даша была несколько в другом кругу, но даже из старших матрон она всегда была дружна с генеральшей и Дарьей Сергеевной, которые не исчезли и после смерти Андрея Карловича и после казни Владимира, а Строганова. Она ведь и правда растворилась после казни, не написала и строчки, когда от Волынских приходили письма, и от Анастасии Степановны и Катерины, и от обеих Салтыквых , и не только с соболезнованиями, а с предложением помощи. Надо же... Она хотела заявить на нее свои права, как мать... Мать... Ее мать, как бы не гневалась на нее в обычные дни, приходила на помощь практически всегда, когда в ней нуждалась, как в тот далекий день детства, когда она боялась разгневать отца, или боялась няньки с иглой, или страшного паука, который, как ей казалось сидит под кроватью, когда она чуть не утонула и чуть не расшиблась, упав с лошади. А самое главное, когда пришла настоящая беда. Когда она узнала, что Владимир казнен, она примчалась сюда, не задумываясь ни о чем. А Полина... Полина испарилась. О каких правах она может говорить?!
- все может быть,-несколько отстранено  ответила Даша, слушая его и думая обо всем услышанном. Отпив еще бренди, она вздохнула, прислонившись головой к его виску,- но меня не интересуют ее порывы. Она мне не мать. Не была и не будет. Она та, кто родила меня и та, кто бросила. И на этом все.

0

22

Владимир, обвивавший рукой ее талию молча привлек ее к себе и коснулся виском ее плеча. Все будет хорошо. Все будет хорошо, ей надо просто переварить эту новость - убеждал он себя, и с еще несмелой радостью перемешанной почему-то с крайней усталостью, по мере того как отступало напряжение, с которым он взвешивал каждое слово своего рассказа.
- Знаешь... - наконец негромко произнес он - По сути, ничто ведь не изменилось. Разве что ты теперь не будешь мучиться безнадежными вопросами "за что?", вспоминая обращение Лидии Алексеевны. Теперь знаешь что ты в этом ни в коей мере не виновата. Да и она...  не мне судить. Судьба распорядилась так, смешала пасьянс довольно причудливым образом, но теперь он наконец сошелся. - он крепче прижал ее к себе, не поднимая головы. - Знала бы ты, как казнился Михаил Федорович, рассказывая мне об этом... Жутким чувством вины, стыда... и страха. Он боялся, что узнав правду, ты переменишь свое отношение к нему. Я правда сказал ему, что это невозможно, но он все равно думаю боится этого. И стыдится. Я сказал, что непременно открою тебе правду, и боюсь теперь он ждет этого как свершения приговора. - Корф поднял голову. - Я ведь не ошибся? Не представляю, чтобы ты стала ненавидеть или презирать его, как он того страшится.

0

23

-виновата...только не прямым образом, сама не зная об этом, но виновата. Я ведь не была никогда ангелом, я говорила тебе об этом. И порой... поступала ей назло в ответ на ее слова или какое-то действие, на обиду, наказание... Если бы я только знала тогда...,- прошептала она, чувствуя, как подкатывают к горлу слезы, обжигают, щиплют глаза. Слезы раскаяния, понимания и ..., как ни странно, облегчения. Не смотря ни на что, прямой вины ее в этом не было. Ничьей не было. А отец... Даша вздрогнула, когда наконец осознала слова мужа в полной мере. Ненавидеть и презирать? Отца?! Да ничто в мире не заставило бы ее изменить свое отношение к нему, даже соверши он какой-то гнусный и страшный поступок, наибольшим было бы непонимание, да и его она задвинула бы подальше, железно зная, что раз он так поступил, значит так было нужно. А тут... презирать и ненавидеть... за что?! За измену? Ее это не касалось. Если матушка его простила, то какое право она имеет, что бы брать в расчет эту ошибку? И он не бросил ее, не отдал какой-нибудь прачке, а принес домой. Растил и любил так, как мало кто умеет любить во всем свете. Даша глубоко вздохнула и провела запястьем по глазам, стирая туманящие взгляд слезы,-идем, я должна их увидеть. Он должен знать, что ничто не изменилось и не может. И она...и...Боже, что же такое,- запрокинув голову, она постаралась дышать ровно и избавиться наконец от этих ненужных, не уместных слез. Закрыв на пару секунд глаза, поднялась с кресла, глубоко вздохнув.

0

24

- Тшшш, все хорошо. Плачешь, это нормально - шепнул Владимир поднимая к ее лицу левую руку, и отирая тыльной стороной неподвижных пальцев светлые капли с ее щек - И, знаешь что, Даш... думаю тебе не стоит встречаться с ними прямо сейчас. Утро вечера мудренее, возможно они уже спят, да и... знаешь, разговор подобного рода трудно будет вести с ними обоими сразу. Такие вещи надо говорить каждому наедине. Уверен, ты найдешь что сказать матери, и как развеять страхи отца, но сделать одновременно и то и другое, с обоими сразу... Ты собьешься, начнешь путаться, расплачешься, и в итоге не скажешь и половины того, что ощущаешь, а потом будешь корить себя за недосказанное. Да Лидия Алексеевна думаю наедине с тобой будет чувствовать себя свободнее. И Михаил Федорович тоже.

0

25

Даша соскользнула с подлокотника на его колени и ткнулась в плечо, закрыв глаза. Может она и должна была радоваться без всякой задней мысли, узнав, что причина материнской ненависти не в ней, или же ощущать обиду за то, что правда столько времени скрывалась, или, узнав, что является бастардом, что родная мать выкинула из своей жизни и памяти, чувствовать себя. .. как? Она не знала, не чувствовала ничего кроме глубокой благодарности и невероятной легкости, от того, что рухнул этот вопрос "за что?", терзавший всю жизнь,  и причина была не в ней самой. Она молчала, потому что как ни старалась, не могла остановить слез, которые словно уносили с собой все детские обиды, непонимания и терзания, вмю ту боль и самобичевание на продолжении всей жизни.
- когда он... когда отец сказал тебе правду? Когда ты болел? А мама... ты ведь и с ней тогда говорил...- спросила она через время, когда более ли менее успокоилась, хоть голос еще и прерывался

0

26

- Да. - просто ответил он, поглаживая ее волосы, и не пытаясь успокоить, желая дать ей поговорить, выплакаться, в глубине души радуясь ее слезам. Со слезами все уходит, и приходит успокоение. Тогда как подавленные слезы, затолканные вглубь противоречия приводят лишь к нарастанию душевного конфликта и рано или поздно - к срыву. - Знаешь, я ведь тогда был почти уверен что не выживу. И хотел успеть сделать для тебя еще хоть что-то. Вытрясти из твоей матери то, о чем никогда бы не позволил себе спрашивать. Но когда стоишь одной ногой в могиле - все условности и запреты теряют значение. - Корф коснулся губами ее виска, и приобняв, крепче прижал к себе.- Хотел выяснить, что в конце концов между вами происходит, что за отношение у нее к тебе и почему. Выяснить, и рассказать тебе, чтобы снять с тебя хоть один этот камень. - А она все же удивительная женщина, и воздаю ей должное, хотя ярых симпатий все равно питать не могу. Могу представить себе как выглядел я сам со стороны с двумя-то дырками в легком, и для женщины сохранить при такой ситуации хотя бы видимость самообладания -настоящий подвиг, который внушает уважение. Она не стала ни отпираться не пыталась нагородить кучу ненужных абстракций, как при нашей первой беседе, а говорила так ясно и точно, что уж на что у меня тогда шумело в голове - а слова ее воспринимались совершенно трезво. И, надо отдать ей должное, даже при таком вот допросе - хранила тайну своего мужа. Сказала мне лишь - "это не моя тайна, хотите знать правду - открыть ее может только мой супруг, если пожелает, я же не имею на это права".

0

27

Значит вот как оно было. Вот зачем он так настойчиво хотел видеть ее мать, когда узнал, что она приехала в поместье. Считал, что умрет и хотел...Ее передернуло, пальцы стиснули сильнее лацкан сюртука. Это прошло, прошло, и с ним все в порядке,он жив,он здоров... Но в тот вечер, он считал, что не выкарабкается, а когда мать к нему пришла, то пытался узнать причину их отношений. И не смог. Значит матушка не раскрыла тайну. Считала ли она так же, как Владимир, что он не выживет? Даже если и считала,то это ничего не решило,ничего не дало. Она все же говорила с ним о чем-то, что-то отвечала, но самого главного не раскрыла.
-и тогда ты захотел видеть отца,-негромко продолжила она,вспоминая и те дни и "сказку", которую он ей рассказал,- и он рассказал тебе всю правду. О романе с графиней и моем рождении,-Даша снова замолчала, вновь прокручивая в голове услышанное, которое все равно казалось фантастическим, но уже более ли менее принималось,как реальность,-она все эти годы была в столице, но так ничего и не сказала.И лишь спустя семь лет... Знаешь, теперь слова, что я не похожа на мать, а лишь на отца, воспринимаются комплиментом.

0

28

- Он не назвал ни имени, ни положения этой женщины. - Владимир покачал головой - А я и не расспрашивал. Собственно это меня не интересовало, главным было то, что мне стало понятно отношение Лидии Алексеевны, а остальное меня не касалось. Если бы она не заявилась вчера и Степан Афанасьевич не сказал бы мне кто она - я бы так и не узнал. Знаешь, как не хочу знать ни имени ни подробностей про женщину, которая родила наших детей. Хоть она ни в чем не виновата, она умерла, мир ее праху, но родители, в моем понимании это те, кто вырастили ребенка, а не те, что его зачали. Мой отец был в куда бОльшей мере отцом Анне, чем мне самому, хоть я в свое время из ревности и злился на это, но хоть и не афишируя этого - ощущал это всегда. Оттого собственно и ревновал, что он был ей не просто воспитателем, а действительно отцом. - он помедлил, а потом спросил - А когда умер граф Строганов? Андрей служил со мной, я знал что из родителей у него только мать, но вот когда это произошло?

0

29

-  за полтора года до моего замужества и переезда в столицу, - ответила она, вытирая мокрое лицо кружевным, белоснежным платочком, выуженным из  кармана халата,- он умер внезапно.  Вылетел из седла, когда брал барьер, и сломал шею. Мне об этом рассказала генеральша-Даша помолчала,  а потом невесело усмехнулась, -выходит, что у меня есть еще один старший брат, младший и маленькая племянница. Настоящий бульварный роман, хотя...-она вдруг расхохоталась и ткнулась ему в плечо,-Господи. ..Владимир. .. представляешь, если бы я влюбилась  в Андрея?! Или он в меня?! Тайну раскрыли бы быстрее...

0

30

Нелепая смерть. Зато быстрая.
- Выходит она молчала вовсе не из обязательств перед мужем, хотя я в этом и не сомневался. При желании могла бы если и не открыть тебе тайну, то во всяком случае снестись с Михаилом Федоровичем, попытаться познакомиться и примириться с княгиней, принимать участие в твоей жизни. Значит, выходит я прав. Предпочла для себя более удобную роль, ничем не связанную с тобой, всей этой историей с Императором. Что ж, весьма удобно. - он едва подавил презрение и в ответ на ее смех вскинул брови в утрированно-недоуменном и возмущенном выражении.
- Ты?! В Андрея!? В балагура, гуляку, и игрока, у которого весь ум находится на кончике языка, а вся выдержка - в эфесе сабли? Право, Даш, не пугай меня, я полагал что у тебя более утонченные вкусы!

0

31

-я не о том-выдавила она сквозь смех, на глазах даже выступили слезы, когда она представила себя, вздыхающей по Строганову. Другого такого она еще не встречала, даже Мите до него далеко. Но вместе с тем, что молодой граф был балагуром,  он был добряк, каких еще поискать, борцом за справедоивость. Но представить, что она бы могла в него влюбиться, и правда было смешно.  Даша уже забыла с чего начала, когда успокоилась и подняла голову с его плеча, утирая слезы в уголках глаз и поправляя сбившийся халат, -да, ты прав, вкус у меня более утонченный. Достаточно посмотреть на моего мужа, что бы в этом убедиться.

0

32

- Ну вот я и напросился на комплимент - усмехнулся Корф с нарочитым оттенком самодовольства, - Воистину, хочешь чтобы тебя похвалили - похвали себя сам. Бери с меня пример, душа моя - он поцеловал ее в нос и откинул голову на спинку кресла, с удовольствием рассматривая ее лицо. - Впрочем, тебе даже и напрашиваться не надо. Как же ты красива....

0

33

- я тебя хвалю,только ты не всегда веришь и пытаешься отнекиваться,-улыбнулась Даша  его словам и, перекинув ножку, села к нему лицом. На комплимент в свою сторону она только усмехнулась и развела руки в стороны, демонстрируя свой наряд- распахнувшийся до талии халат, ночную рубашку под ним и рассыпавшиеся по плечам и спине каштановые локоны,не схваченные даже ленточкой, - красива... вот в таком виде?

0

34

- Особенно в таком - он с явным удовольствием рассматривал молодую женщину, и протянув обе руки отбросил назад ее волосы, открывая пену кружев на ее плечах, а потом опустив ладони на ее плечи развел их в разные стороны, спуская сорочку с одного плеча. - Самая красивая. Самая. - Владимир подался вперед, коснулся губами мягкой ямочки над ключицей, и обвив руками ее талию, прижал к себе, глядя снизу вверх. - Пойдем-ка наверх, родная. Утро вечера мудренее.

0

35

Она откровенно наслаждалась его легкими прикосновениями, взглядом, едва ощутимым поцелуем, чувствуя, как даже непонятный сонм чувств из-за раскрывшейся тайны отходит на второй план. В конце концов, он прав - ничего не изменилось, и действительно утро вечера мудренее. Завтра будет разговор с родителями, завтра будут и объятия и возможно снова слезы, но завтра...а сегодня...
-погоди,- прошептала она, положив ладошки на его плечи и вдруг вспомнив о том, о чем хотела узнать, когда спускалась,но напрочь забыла после такого разговора,- я хотела спросить, когда от Наташи приехала,но так и не пришлось. Когда мы ехали к Рокотовым, то едва не столкнулись с экипажем господина Неврева. Ты его знаешь?

0

36

- Неврева? - Владимир пожал плечами - Слышал пару раз, но знакомиться охоты не имел никогда. Его имение за рекой, как и у прочей мелкой шушеры вроде Погодиных. Андрей пару лет назад жаловался что Долгорукая их привечает. Воображает небось себе что это - светское общество уездного масштаба. Столкнулись ты говоришь?

0

37

-то еще общество,- Даша брезгливо поморщилась, передернув плечами. Как хорошо, что эта "мелкая шушера" не заявляется к ним с соседскими визитами. Удовольствие ниже среднего общаться с подобными людьми, странно, что Марья Алексеевна с ними водится. Но от его последнего вопроса она ощутила вдруг какое-то удовольствие, словно вновь попала в детство, где можно было пожаловаться отцу на обидевшего ее мальчишку. Так и сейчас можно было рассказать все, что было в этой неприятной встрече, пожаловаться на этого Неврева, который имел наглость так смотреть на нее и проситься в ее экипаж,- практически. Если бы не Никита, то наверняка бы перевернулись. А так... Они преградили нам путь и добрых полчаса простояли на дороге. А этот  помещик ... крайне неприятный тип.Надеюсь, никогда с ним больше не увидеться.

0

38

- И не увидишь. Отношений с соседями я не особо поддерживаю, кроме Андрея почитай и не общался ни с кем. Да и с ним уже как-то не хочется. - Владимир спокойно обнял жену и провел ладонью по ее волосам. - Неприятный? Он тебя чем-то обидел?

0

39

-нет,не обидел. Просто он крайне невоспитанный тип, если не сказать большего. Просился ко мне в экипаж, хотя видел, что я без сопровождения. И...он так смотрел, словно я была в одном неглиже,а то и вовсе...,-вдруг мелькнула мысль - а что если Неврев знал о ее прошлом? И потому... Вздор! Да почти каждый в столице знал о том, кто она,но никто не позволял себе такой наглости. Даша пожала плечами, обняв мужа за шею,-хорошо, что ты не поддерживаешь отношений с этими соседями. Не хотела бы увидеть этого господина  в нашей гостиной. А Андрей... Кажется скоро у них крестины дочери. Интересно,он знает, что ты жив?

0

40

- Вот как?! - Владимир едва заметно нахмурился, и быстро приопустил веки, словно желая скрыть против воли блеснувшие холодной яростью глаза . "он так смотрел, словно я была в одном неглиже,а то и вовсе..." Вот как. Какой-то местный тип имел наглость подобным образом рассматривать его жену? И уж тем более напрашиваться к ней в экипаж, когда она ехала одна? Он медленно выдохнул, чтобы голос не выдал его ощущений и не развивая более эту тему, уцепился за другую - Андрей? Да, знает. Он приезжал сегодня, пока ты была у Натали. Фейерверк над нашим домом вчера всему уезду раззвонил о том, что трауром у нас и не пахнет.
А сам припоминал - где точно владения этого Неврева. И что надо бы завтра съездить к нему.

0

41

Может Натали была права, и не стоило рассказывать о Невреве? Нет, стоило. Что если она снова с ним столкнется у тех же Рокотовых, если ему приспичит наведаться с визитом? Нет, кто-кто,а он должен знать о таком откровенном поведении соседа.
- приезжал?! - от удивления она даже забыла о Невреве,-надеюсь, он считал, что это я устроила фейерверк в честь... не знаю, чего - нибудь ужасного.

0

42

- Ага, в честь сорокового дня по моим поминкам? - фыркнул Владимир, без особого впрочем веселья, скорее с иронией. - Хотя нет, сорок дней давно прошли. Да какая разница. Андрей все же не дурак. Увидел, что у нас праздник - вот и явился узнавать в чем дело. Он сейчас в университете учится, по большинству в Петербурге живет, зарылся совсем в свои книги и жену с ребенком, ничего вокруг не замечает, и слава Богу. Самая что ни на есть счастливая жизнь, и я весьма за него рад

0

43

- ну и Бог с ним, -   скорее себе,  чем ему прошептала Даша, не желая больше говорить о Долгоруком. Разговоры о нем всегда заканчивались невеселой иронией или горечью, не стоило вообще о нем спрашивать, хоть и было конечно интересно, как отреагировал князь на воскрешение друга. Так же, как и говорить о едких словах княгини Рокотовой. Разозлит его это или никак не зацепит, она не знала, но и кидать кости не хотелось.  С другой стороны, если умолчит, разве это не ложь?   Она не знала. Вздохнув, Даша провела пальчиками по его волосам, пропуская черные пряди,-день был долгим. Идем  наверх.

0

44

- Твоя правда. - Владимир поднялся, пересадил ее пока в свое кресло, и принялся гасить свечи, между делом поинтересовавшись - Как прошел твой визит к Натали?

0

45

Даша поджала под себя ноги,накрыв босые ступни полой халата, и, поправив ночную рубашку,  стала расчесывать пряди пальцами, наблюдая за ним. Вот и вопрос ...
-чудесно,  мы посплетничали вволю.  Николеньку видела. Князь Рокотов,  Николай Александрович, шлет тебе привет. А княгиня... она...,- она так старалась говорить беззаботно,  что бы даже слова т княгине прозвучали так, словно ее это не капли не задело. Но тон невольно поменялся, она опустила глаза и замолчала на пару секунд, подбирая слова. Вновь подняв голову, стала рассматривать внимательно колпачок в его руке,накрывающий свечу,-она не была рада познакомиться со мной и сказала об этом прямо.

0

46

- Не рада? - Корф повернулся к жене, вскинув бровь в недоумении. Неожианно словно некая тень легла на его лицо. Вот так-так. Не слишком ли быстро они с Дашей позабыли о суде и приговоре, после бала в Гатчине и приезда гостей на ее именины. Решили, что они снова приняты в свете, пусть и не в столичном. Так выходит - не везде. Черт побери... А я-то забыл что теперь не только опальный и ссыльный, но еще и бывший осужденный и казненный, хоть и оправдан был пост-фактум. Про оправдание мало кто вспомнит а про суд и процесс будут помнить все. Его взгляд омрачился. Выходит вот оно как. Дашу-то до свадьбы с ним свободно принимали в свете, она вращалась в самом блестящем обществе, а теперь выходит .....Наконец он продолжил, с видимым спокойствием - Вот как? И что же она сказала?

0

47

-первой фразой, вместо приветствия, было "Вот значит какая Вы", затем, что не рада знакомству со мной, и,что я сама понимаю почему,-негромко ответила Даша с преувеличенным интересом рассматривая чернильницу на его столе и сминая в пальцах поясок халата,- Натали раньше рассказывала, что она очень крута характером, что знакома с высокопоставленными людьми. Глупо было предположить, что ее обрадует тот факт, что крестной ее внука стала я.- она замолчала, вспоминая взгляд и тон княгини,  и с трудом подавила вздох,-потом за меня вступился Александр, а Николай Александрович убеждал, что дело не во мне.Но я слишком часто видела этот взгляд, что бы ошибиться.

0

48

- Ах вот оно что. - лицо Владимира прояснилось, и он, усмехнулся - Думаешь она это из-за старой истории с императором? Я бы посмеялся, будь она того достойна. -он пальцами загасил последнюю свечу, и подойдя к Даше поднял ее за руку с кресла - Что ж, князья Рокотовы правы, дело не в тебе, а в невоспитанности и снобизме княгини. - он не сдержавшись фыркнул - Вот же ханжа. Как и все те что кривили носы, а тем не менее принимали тебя в самом высшем обществе. Коли такие уж принципиальные - так закрывали бы перед тобой свои двери все эти семь лет. Так нет же, пороху не хватило. Идем. Эта клуша не стоит даже того, чтобы мы думали о ней, не говоря уже о том, чтобы обсуждать ее довольство или недовольство. - Корф легко поцеловал жену, и повел ее к выходу. Лишь через несколько шагов, уже у самой двери улыбнулся своим мыслям, и произнес с нескрываемым удовлетворением. - А Александр стало быть взялся тебя защищать перед ней? Великолепно.

0

49

Как же быстро растаял этот едкий осадок от его слов и прикосновения. И правда, какое им дело до старой ханжи?! Не хватало еще съедать себя мыслями, касаемых прошлого, только потому что княгиня Рокотова им недовольна. Прошлое осталось в прошлом, и неважно что в нем было, ведь настоящего оно не касается.
-ты прав, -улыбнулась Даша, выходя с ним из кабинета, - Да, он даже не дал ей договорить. Так резко оборвал ее, кажется , княгиня этого не ожидала. А тревоги Наташи все же оказались напрасны, Александр души не чает в мальчике. А он,представь, предпочитает быть на его руках, а не матери. Такой малыш, а уже с характером. -она остановилась на лестнице,  встав ступенькой выше. Наконец, ушла вся эта муть, что была в душе после встречи с Невревым и княгиней, все смятение после раскрытия правды о родителях. Осталось лишь счастье, которое переполняло каждый день, каждую минуту,  и какое-то удовлетворение смешанное с усталостью?-я говорила сегодня, что люблю тебя?

0

50

-М-м-м? Не помню. - с задумчивым видом соврал Владимир, но лукавая улыбка некстати испортила все впечатление. Он обвил руками ее талию. Даже сейчас, стоя на ступеньку выше, она все еще была меньше него, хоть и совсем немного, и смотреть было непривычно, а тем более приятно. Вот такой она и была. Его Даша. Все же правду говорят, что мужчину делает женщина. Каким непередаваемым ощущением в нем отзывалась ее доверчивость, в разы усиливая ощущение собственной силы, ощущение того, что горы свернешь ради того, чтобы оберечь и защитить ее. И какую же благодарность ко всему, к судьбе, к Богу, к ней - порождала каждая минута ее тепла рядом. Он притянул ее к себе поближе, коснулся губами лба, и глянул в глаза с пробуждающимися лукавыми искорками. Все в стороне, все становится решаемым, понятным, да и... неважным. Абсолютно все, когда на тебя такими глазами смотрит любимая женщина. Его глаза блеснули, и он резким движением подхватил ее под колени, опрокидывая к себе на руки, рассмеялся, когда она вскрикнула от неожиданности, и подняв ее на руки, понес наверх, в спальню. И пусть весь мир подождет до утра.

0


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Тайна семьи Волконских


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC