"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Змея скользила меж камней...


Змея скользила меж камней...

Сообщений 1 страница 50 из 113

1

Время года: Весна
Дата:18 марта
Время действия:день - вечер
Место действия: поместье Корфов, хижина в лесу
Участники: Анна Платонова,  Владимир Корф, Дарья Корф, Константин Ливен, Марфа, Сергей Воронов, Савелий.
Краткое описание  действия (не менее трёх строк): Жажда мести пылает долго и обжигающе. Особенно, если каждый взгляд в зеркало укрепляет ее.

+1

2

Дорога до Двугорского затянулась куда дольше, чем он рассчитывал. Езда в тряском экипаже по погоде, выбравшей в себя и еще не до конца ушедший холод и уже подбирающуюся сырость, удовольствия не приносило. Колено ныло так, что он был готов разнести к чертям и экипаж, отколотить свою спутницу, но не дало бы это ничего.И  Константин молча скрипел зубами, загоняя себя глубже и глубже в мысли о мести, ведь кроме нее его ничего уже не радовало. А мысли были одна темнее другой, и чем больше он раздражался, тем более фантастическими и нереальными становились планы.
Посланный заранее вперед Савелий встретил их у трактира Хворостихи, где ошивался каждый день, поджидая барина. Запрыгнув в экипаж, мужик поведал хозяину и о том, что Корфы в поместье, и о том, что избушку потребную нашел, и разжился едой кой-какой да одеялами. Константин был доволен, как никогда. Теперь, когда весь этот путь остался позади, он все ближе и ближе к осуществлению своего плана. Ничего, день-два-три, и они будут у него в руках, он сполна насладится муками обоих. И даже больше...
  Покосившаяся избушка, хоть и протяжно стонала от порывов ветра, все же стояла довольно крепко. Внутри была лишь одна комнатушка да крохотные сени. Но ему большего и не надо было. Позволив сестре да крепостному поесть холодной каши с черствым хлебом, отправил их наблюдать за домом Корфа, а сам устроился у разведенного огня, поглаживая колено. Он был похож на дикого зверя в своей берлоге. По сути Ливен таким и стал. Ничто в нем не напоминало того холеного господина, которым он был каких-то полгода назад. Черные волосы отросли и свисали на покрытое щетиной лицо сальными прядями, одежда была грязной, а черные глаза горели лихорадочным безумным огоньком. Уголок потрескавшихся губ то и дело дергало в кривой улыбке, походившей на оскал, а длинные пальцы мелко подрагивали сжимая и разжимая колено или набалдашник поцарапанной,но крепкой трости. Константин уже и не пытался контролировать свое безумие, не сдерживал порывы ярости или злости, нет, он упивался им.
  За сутки не произошло ничего, как и на вторые. Корфы не показывались, Савелий приносил из трактира водки да кое-какой еды, которую Константин в первый день брезгливо откинул, но голод взял свое. Наконец, 18-го числа в избушку прибежала раскрасневшаяся Марфа и сбивчиво доложила, что Дарья с какой-то девушкой, детьми и видимо нянькой поехала в Церковь. Константин не сдержал довольного смеха и поднялся, тяжело опираясь на трость. Если они отправились на службу, то у него достаточно времени, что бы приехать, оставить экипаж и всем троим разместиться так, что бы наблюдать и выполнить то,что он задумал. Он не знал пока конкретно как сделает задуманное, обычно у Церкви всегда много народа, но он не может ее упустить, а значит...

0

3

Она сама не могла себе объяснить почему именно сегодня, среди недели,  вдруг решила ехать в Церковь, да еще и с детьми. Обычно они ездили на воскресную службу, но она хотела попасть именно сегодня. Исповедаться,помолиться и зайти на кладбище, раз уж в феврале так и не сподобилась. Правда ей хотелось скорее спалить могилу, чем украшать розами, но все же... Воевать с покойниками дело бессмысленное и недостойное. Погода была тихая, хоть и было довольно холодно,но все же не было пронизывающего ветра,а это не могло не радовать. К удивлению Даши Анна согласилась на ее предложение поехать с ними. Может это было связано с тем, что граф должен был после завтра поехать в свое поместье? Неплохой способ убить время.
   Оставив цветы в экипаже, Даша с детьми, Анной и нянькой прошли в храм. Мерный голос священника, молитвы и свечи... Все это наполняло душу покоем и лишь усиливало ощущение счастья, которым она буквально упивалась, когда пару дней назад исчез вопрос, терзавший ее всю жизнь, и теперь не оставалось ни теней ни тревог. Только семья, только счастье, только жизнь без подстерегающих со всех сторон мрачных теней. После службы она исповедалась, впервые с венчания, отправила детей с нянюшкой домой, а сама с Анной прошла на кладбище. Холод ранней весны не позволял раскиснуть дорожкам, по которым не ходили и не ездили, и до могил они дошли беспрепятственно. Какое-то время она задумчиво смотрела на табличку на могиле баронессы Корф, потом положила розы и повернулась ко второму земляному холму. Какими они были эти люди? Владимир их знал и любил, а она знала лишь по его словам, но питала столь противоречивые чувства. Его мать для нее была кем-то таинственным, ведь воспоминаний у него было мало, но представлялась настоящей женщиной, хорошей хозяйкой, доброй матерью и любящей женой. А барон... он не вызывал у нее ничего кроме жгучей ненависти. Даже сейчас, стоя у его могилы, она не могла не ощутить некое мрачное удовлетворение от того, что старый Корф получил по заслугам, что ему не дано больше принижать своего сына, издеваться над ним, нанося новые и новые раны. Да, Владимир любил его, но будь этот человек жив, страдал бы до сих пор. Ей захотелось швырнуть розы на могильный холм, начисто исчезло желание примириться, едва она вспомнила рассказы мужа о детстве. Но...нельзя.  С трудом подавив в себе эту желчную волну, Даша опустила цветы и выпрямилась, вспомнив вдруг, что не одна здесь.
-Анна,я подожду Вас в экипаже,-мягко тронула она девушку за руку и направилась к выходу с кладбища. Анна любила этого человека, как отца, ей наверняка есть о чем поговорить с ним или просто постоять в одиночестве у могилы родного человека.

0

4

Каждый раз, приходя на могилу к Ивану Ивановичу, Анна испытывала странное чувство, но оно было не пугающим, а, скорее, успокаивающим - ей казалось, будто барон Корф где-то рядом с ней. Не тот барон Корф, которого похоронили, который лежал сейчас в гробу под этим земляным холмиком, а живой, настоящий барон Корф. Как будто он не умер. И он может слышать не только ее слова, но и мысли. Но вот ответить не может.
И все равно, побыв какое-то время здесь, Анна чувствовала потом себя гораздо лучше, будто получила какую-то невидимую поддержку. Но когда кто-то еще оказывался рядом, ничего подобного Анна не чувствовала. Поэтому сейчас она была очень благодарна Даше за проявленную ею тактичность.
- Я еще немножко тут побуду и присоединюсь к вам, - пообещала она баронессе.
Когда Дашны шаги стихли, Анна подошла к кресту и провела рукой по перекладине. На ее перчатке остались темные следы, но она не обратила на это внимания. Кто-то - вроде бы, Варвара - сказал ей, что когда приходишь на кладбище, нужно дотронуться до креста - тогда умерший будет знать, что к нему пришли. Анна не верила этому, но почему-то все время соблюдала этот ритуал.
На кладбище было очень тихо - словно звуки не смели тревожить вечный сон умерших и не проникали за ограду. Анна попыталась было обратиться мысленно к Ивану Ивановичу, как она обычно делала, но вдруг поняла, что это не нужно - он ведь наверняка уже все о ней знает. Сейчас ей просто хотелось тишины...
Она не знала, сколько так простояла, потому что полностью отрешилась от действительности, и пришла в себя только тогда, когда почувствовала, что замерзает. Она снова погладила крест, уже прощаясь, и направилась к карете, надеясь, что Дарье не пришлось ждать ее слишком долго.

0

5

Савелий съежился, как мог, что бы его не было видно за могильным холмом неподалеку от могил четы Корфов. Пробрался он сюда, как только дамочки свернули в сторону от экипажа и теперь выжидал.  Дельце ему барин не хитрое поручил, исполнить его не сложно было. Недоброе дело барин задумал, ох недоброе. Успел за эти месяцы Савелий понять, какая ненависть у хозяина к Корфам этим. А теперь добрался... За такое дело и в Сибирь можно, а то и на эшафот,да. Но не его ума это дело было. Преданность хозяевам Савелий с молоком матери впитал-раз приказал барин-делай, а думать не его забота.
Ох, спина затекает...Что ж вы,бабоньки,на кресты эти уставились то? -вздохнул Савелий, которому было все тяжелее прятаться. Мужик он был здоровый, с кулаками как молот да косой саженью в плечах, с кустистой бородой и мохнатыми бровями, угрюмо нависающими над темными глазами.
Наконец-то! Одна из них ушла с кладбища, Савелий вскочил и тут же охнул- спину прострелило так, что в глазах потемнело.  Эх нелегкая, не хватало сорвать все дело!Тогда ведь барин хребет вынет по косточке! Кое-как, все время зорко наблюдая за девушкой, которая и не шевелилась, словно в землю вмерзла, Савелий наконец смог нормально двигаться у нее за спиной. Но едва он обошел могилу, как девушка направилась к выходу. Савелий в пару шагов сократил расстояние и,обхватив одной рукой за талию, притянул к себе, а второй приставил к горлу блеснувшее лезвие ножа. Хотя по его мнению, проще было шею свернуть, но барин желали и велели так.
-тише, барышня, не будем кричать да дергаться. А то покойничков всех распугаем, -пробасил он ей на ушко, прижимая  к себе.

0

6

От неожиданности Анна даже не сопротивлялась, когда возникший из ниоткуда страшный человек вдруг схватил ее и приставил к горлу нож. Происходящее было слишком ужасным, чтобы быть реальностью. Она и подумать не могла, что кто-нибудь когда-нибудь вздумает напасть на нее... да еще на кладбище. Ей было слишком страшно, чтобы сказать хоть что-нибудь, поэтому она только молча кивнула, отчетливо почувствовав при этом холодный металл прижатого к ее горлу лезвия.
Господи, что ему нужно от меня? - панический страх практически парализовал ее, даже если бы страшный человек сейчас вдруг выпустил Анну, она не смогла бы сделать ни одного шага.

0

7

Такое возбуждение его не охватывало давно. Одному Богу да черту известно, сколько усилий пришлось приложить, что бы устоять на месте. Она была так близко... Десяток шагов, и он мог ее коснуться! Притянуть к себе и... Нет! Этого мало! Прикосновение?! Ерунда! Скоро она будет принадлежать ему! Совсем скоро он погрузит пальцы в эти каштановые волосы, непослушная прядь которых выбилась из под капора и словно дразнила его, играя на легком ветерке, совсем скоро он сорвет с нее эту шубку и это платье... Совсем скоро...  А для этого сейчас надо было увезти ее.
Ливен с силой провел ладонью по лицу, хищным взглядом наблюдая за женщинами, ушедшими на кладбище. Но вот они разделились... почему?! Он не успел среагировать и остановить Дашу, как она быстро прошла к экипажу, видимо спасаясь от поднявшегося ветра. Как поступить теперь... Ответ был на поверхности и был столь простой, без каких- либо ухищрений, но Константин не мог угомонить взметнувшиеся мысли. В голове творился какой-то хаос, что его злило и мешало еще больше. И когда наконец он принял решение сесть в ее экипаж сейчас и просто увезти, то увидел, что она возвращается на кладбище.  Константин выругался и, оттоланувшись от стены храма , прошел за ней. Она замерла, увидев, как и он, огромного и косматого мужика, принимающего нож к горлу хрупкой перепуганной девушки.
-ты скучала по мне, любовь моя? -негромко произнес сумасшедший,  опустив ладони ей на плечи и сжав тонкими пальцами

0

8

Кажется погода решила радовать не долго. Ветер крепчал, и Даша поспешила спрятаться в экипаже. Бросив перчатки на сиденье,  она стала поправлять капор, перевязывая ленточки. 
  Дети уже должно быть дома, переодеваются, потом отправятся пить чай с теплыми булочками и осаждать отца, если она не успеет вовремя. Занятия сегодня были только после обеда, а значит взятие крепости неминуемо, хоть "крепость" и не сопротивляется.
  Даша откинулась на сиденье, прислушиваясь к тишине вокруг.  В будний день редкие  прихожане после службы торопились кто домой, кто на работы, и во дворе сейчас был один молрденький служка, зевавший на крыльце. Анны не было,  и Даша, сидевшая без движения,  начала замерзать. Подобрав перчатки,  натянула одну, но второй на сиденье не было, как и на полу. Неужели выранила у могилы, когда цветы опускала? Возвращаться и мешать Анне не хотелось, но оставлять свою вещь на кладбище  - дурной знак. Суеверие победило.
Захлопнув за собой дверцу, Даша вновь пошла на кладбище, но едва вошла в ворота и остановилась, как вкопанная, увидев Анну в руках какого-то типа. Но то что произошло в следующую секунду, пронзило таким ужасом, что она ощутила как леденеет душа. Этот голос... Господи, нет... Этого быть не может! Она словно вернулась в свой старый кошмар, но теперь не могла проснуться. Он был мертв! Но она не могла спутать этот голос ни с чьим. Чьи-то пальцы сжали ее плечи, и Даша отскочила в сторону, обернувшись.  Она побелела, как полотно, глаза расширились в непередаваемом ужасе. Это он...Он словно восстал из ее кошмаров и стоял здесь. Она еще не видела каким он стал, только лихорадочно горящие черные глаза.
-как... ты же... умер...-едва слышно прошептала Даша, не сводя с него глаз и ощущая как сковывает каждую клеточку тела от его кривой улыбки, походившей на оскал,-чего ты хочешь?

0

9

О,эти секунды были бесценны! Он упивался этими мгновениями, когда она застыла в кошмарном узнавании, а отскочив наконец увидела его. Константин ощутил необъяснимое торжество, когда она побледнела в один миг, когда потемнели от ужаса широкораспахнутые глаза. Да, дорогая... Ты думала, что все закончилось? Неет, все только начинается.
-умер?! -Ливен рассмеялся каким-то лающим кашлем,-это этот подонок так сказал? Он ошибся. А ты ведь знаешь, что мне нужно-ответил он ей, дернув уголком губ в гримассе, похожей на оскал,-и я это получу. Сейчас ты поедешь со мной... Ты же не хочешь, чтобы твоя маленькая подружка пострадала. Верно?

0

10

Но как... как такое возможно?! Ведь Владимир говорил ей, что Константин мертв! Неужели сумасшедшему удалось провести его?! Это казалось немыслимым. Но ведь он стоял здесь, живой и, кажется,  еще более безумный.
Ты ведь знаешь, что мне нужно.
Что ему нужно?! Она?! Или теперь, нечто большее и еще более страшное?! В прошлый раз он мучил ее, дразнил Владимира из азарта, а теперь?! Месть?!
Сейчас ты поедешь со мной
Нет!!!!!!!!
Перед глазами потемнело, ее заколотило от паники и ужаса. Она не пойдет на это добровольно! Нет, слишком живо вспомнились издевательства и побои осенью. Что будет теперь?! Не поедет!Здесь где-то есть люди! Есть сторож, батюшка, служка,если закричать... Только крик застрял в горле. Поехать...
Нет,нет, ни за что!!!!
Ты ведь не хочешь, чтобы твоя маленькая подружка пострадала. Верно?
Господи, Анна!!!
Только сейчас она вспомнила, что кроме нее и сумасшедшего есть еще кто-то на этом чертовом кладбище. Даша обернулась, что бы убедиться, что с ней все в порядке, и увидела, как заскользил вверх - вниз нож, явно показывая, что верзиле ничего не стоит перерезать ей горло.
Даша побелела еще больше, не сводя полного ужаса и паники взгляда с лица Анны и лихорадочно думая. Но вариантов не было... На кладбище никого нет, дворик пуст, да и остановит разве отец Кирилл или тоненький Гришка этого громилу или Константина?! Нет... Помощи ждать неоткуда, разве что барон Корф восстанет из мертвых дабы защитить воспитанницу. Нельзя,  что бы Анна пострадала!
-я поеду с тобой, - негромко произнесла Даша,ощущая всем существом, как подписывает себе приговор, - отпусти ее.

+1

11

-отпустить?! О,нет! У нее своя роль в нашей маленькой пьесе! - гадко усмехнулся Константин. А ведь судьба была к нему благосклонна!Он и не рассчитывал на такое приятное дополнение, как девушка. Но раз судьба привела ее к нему... Он точно знал,  кто расскажет обо всем этому выродку. И знал, что она сделает это куда лучше, чем кто-то посторонний, ведь ее испуг будет натуральным,- пока она с нами, ты будешь вести себя смирно. К тому же...-опираясь на трость, он подошел к Савелию и провел пальцами по щеке девушки, чуть нажимая на нежную кожу длинными ногтями
-барышня и сама не прочь прокатиться с нами. Верно?

+1

12

Анна видела, как появилась Даша, но была слишком напугана, чтобы крикнуть ей что-нибудь. Она вообще уже с трудом понимала происходящее. Следом за Дашей появился настолько странный и отвратительный человек, что Анна испугалась его еще больше, чем этого типа, который угрожал ей ножом. В его взгляде было что-то нечеловеческое. Он что-то говорил Даше, и Анна поняла, что баронесса напугана не меньше, чем она.
Страх становился всепоглощающим - главным образом потому, что Анна никак не могла понять, что происходит, и что хотят от них с Дашей эти люди. Когда тот, с жуткими глазами, приблизился, и его пальцы дотронулись до ее щеки, она вздрогнула от отвращения и попыталась отвернуться, но лезвие ножа ей не позволило.
Куда они хотят нас увезти? Зачем?
Ситуация была ужасная, пугающая своей абсурдностью.
- Пожалуйста, отпустите нас... - попросила Анна, стараясь смотреть на страшноглазого без отвращения, - Мы же ничего вам не сделали...

+1

13

- ничего не сделали?! - выкрикнул  Константин и тонкие пальцы сжали щеки девушки. Он наклонился вперед, едва не касаясь ее лица своим, всматриваясь бушующими черным пламенем глазами в расширившиеся от страха глаза Анны, и прошипел,-ничего не сделали? Я расскажу тебе, что это не так. Но не здесь!
Медленно выпрямившись, Константин буквально пожирал хрупкое тело девушки глазами.  Хороша... Нежная, хрупкая... Он гадко усмехнулся и, развернувшись, прихрамывая подошел к Даше.
-Савелий, убери нож. Не пугай дам... Они итак не станут сопротивляться,-растягивая слова, протянул сумасшедший и, сжав руку баронессы выше локтя, повел к выходу, негромко продолжив,-а если рискнете, то я прикажу свернуть ей шею.
Дворик церковный был пуст, лишь рыжая псина лениво гоняла блох у крыльца.  Паренек, сидевший на козлах, соскочил и вытаращил глаза, увидев хозяек в такой компании, перепуганных и бледных. Но он и рта не успел раскрыть, как рухнул на землю, а за его спиной с камнем в руках стояла Марфа. Он знал, что Даша узнает ее, но это его мало волновало.
-разберись с мальчишкой и вези нас,-бросил он Савелию и, усадив в экипаж Дашу, взобрался сам. Савелий буквально сунул ему в руки Анну, а Марфа влезла последней. Теперь вместо огромных лап Савелия, Анну обвивали руки сумасшедшего, прижимая ее руки к телу. Ему нетерпелось снять с нее капор, но ...чуть позже, -свяжи-ка нашим спутницам руки,-бросил он сестре и та, выудив из под худого плаща веревку, стала связывать руки молодых женщин,-крепче вяжи!Вот так! Ты удивлена, встретив поломойку?Познакомься с моей сестрой, любовь моя,- рассмеялся Ливен, а экипаж тронулся с места. Когда Марфа , стянула запястья девушки, Константин сорвал с нее капор и зарылся носом в золотистые волосы, пробежав пальцами по шейке,-может я и передумаю отпускать Вас, -прошептал он ей на ушко, едва не касаясь губами.

0

14

Даша по личному опыту знала, что нельзя ему перечить и сопротивляться.  Потому молча смотрела, как он склонился к Анне, и не сопротивлялась, когда он повел их к экипажу.  Господи, куда он их повезет, что будет с ними делать?! Отпустит ли Анну?! И самое страшное- какой удар он решил нанести Владимиру?! Как уберечь его,  как не дать ему причинить вред Анне?! Господи, хоть бы Владимир решил выехать им навстречу! Или отец Кирилл видел все и послал человека в поместье! При мысли, что он сейчас спокойно играет с Егором и не знает, что сумасшедший жив и вернулся, что она вновь в его руках, ее наполняло такое отчаяние, что она едва не теряла сознание.
Даша едва не закричала молоденькому Федьке-"беги!",  но едва шевельнулись побелевшие губы,  а кучер рухнул на землю.
Марфа! Поломойка, которую Владимир выставил из дома!Та самая, которая затевала свары в их доме! Что она здесь делает?! Но спросить не могла, горло словно сдавило кольцом. Взобравшись в экипаж она по прежнему молчала, глядя, как Константин уселся вместе с Анной, но едва не застонала, когда Марфа стянула ее запястья веревкой.  Воспоминания о прежнем ужасе нахлынули волной. Неужели все повторится, весь тот ужас, что они пережили осенью? И как далеко зайдет Константин в этот раз? Как же спастись...
Что-то стукнуло по ноге, и Даша только сейчас увидела, что Ливен, едва не опрокидывает девушку себе на колени. Боже, что если он...
-оставь ее в покое! Она здесь не причем!Отпусти же ее! -со стороны услышала она свой голос полный страха и гнева

0

15

Константин вздрогнул, услышав ее голос, и медленно отстранился от Анны. Взгляд черных глаз обратился к Даше, и он прищурился. Она боялась его, о да! Боялась так, как не боялась осенью. Но вместе со страхом он увидел в ее глазах что-то еще... гнев ... ненависть... и гордость? Он не знал, был ли ее взгляд таким в действительности, но ему казалось, что именно так она на него смотрит.
Выпустив Анну из своих рук, он хлестко ударил сидящую напротив Дашу по щеке
-замолчи! -выкрикнул он и дернул ее за связанные руки на себя. От рывка Даша упала на колени, и Константин прошипел, сталкивая с ее головы капор и запуская руку в волосы,сдвигая шпильки,- не в твоих интересах ставить мне условия. Но мне будет приятно сломать тебя еще раз и на этот раз до конца.[/b]-выпрямившись, но так и держа молодую женщину на полу, не позволяя встать, усмехнулся, посмотрев на Анну,-Вы кажется, хотели домой? Разве Вам так плохо в нашей компании?

0

16

Ей еще никогда не было так страшно. К страху примешивалось отвращение, ее мутило от выражения в глазах этого человека, от звуков его голоса и от его пальцев, дотрагивавшихся до нее.
Это слишком ужасно, чтобы происходить на самом деле, это какой-то кошмар, он должен скоро закончиться, пожалуйста, пусть это все закончится и я проснусь...
Но кошмар не собирался заканчиваться. Продолжение его было еще хуже, чем начало. Оказавшись в карете со связанными руками, во власти ужасного и непредсказуемого человека, Анна не смогла найти в себе сил, чтобы хоть как-нибудь сопротивляться. В какой-то момент отвращение оказалось даже сильнее страха, и она все же постаралась вырваться из рук страшного человека, но его хватка была очень сильной.
Но он сам выпустил Анну, неожиданно - и ударил по лицу Дашу. Анна вскрикнула испуганно, глядя на то, как он грубо схватил Дашу. Странно, но это зрелище почему-то немного привело Анну в себя. Она не перестала дрожать от страха, но теперь внутри нее нарастал гнев. Никто не смеет так обращаться с Дашей!
- Вам лучше отпустить нас, - она сама удивилась тому, как вдруг окреп ее голос, - потому что нас будут искать. А когда найдут - вам же будет хуже.

0

17

- да, Вас будут искать,- оскалившись прошипел Ливен и глаза его хищно блестнули, бросив на Анну быстрый взгляд. Он сжал волосы Даши в кулаке и запрокинул ее голову, заставляя смотреть на него и видеть Анну, но сам он не сводил взгляда девушки, не мигая, глядя в ее голубые глаза, - И ты мне в этом поможешь, дорогуша. Через некоторое время я отпущу тебя, и ты расскажешь Корфу обо всем, что увидишь за это время,-резко оттолкнув Дашу, он метнулся к Анне и прижал ее к сиденью, прошипев в самое лицо, -но если надумаешь геройствовать, я лично переружу тебе горлышко.

0

18

Удар, рывок, рука, сжавшая с силой волосы. Кошмар начался... Ее начинало колотить от одного звука его голоса, страх и удас все нарастали. Она не хотела вновь всего этого, не хотела! Она хотела домой,  к мужу и детям, которые сейчас ждут ее из Церкви, а она... Колоссального труда стоило молчать и унять панику и отчаяние, от которых непрошенные слезы щипали глаза.
  Голос Анны подействовал несколько отрезвляюще, встряхнул, напоминая, что она здесь не одна. С одной стороны нахождение рядом близкого человека ее немного успокоило, а с другой вызывало страх за нее. Она не должна пережить все то, что этот ирод может сотворить.
  Даша запрокинула голову, едва не вскрикнув от полыхнувшей в затылке боли. Она переводила взгляд с Константина на Анну, силясь совладать с собой. И как ни странно ее успокоили слова сумасшедшего.  Он отпустит Анну! Значит ей ничто не угрожает, раз он...он... "расскажешь Корфу обо всем, что увидишь за это время". Она будет лишь смотреть, что бы передать...Смотреть на что?! На что-то, что подтолкнет Владимира к ее поискам? Можно подумать недостаточно того, что она не вернется сегодня домой! Господи, что он собирается с ней сделать, да еще на глазах Анны?!
  Константин оттолкнул ее так резко, что Даша повалилась на пол прямо к ногам Марфы,неловко взмахнув связанными руками. Она не слышала, что говорил сумасшедший Анне, толком не вилела, что делает. Экипаж накренило влево, через мгновенние качнуло вправо и дернуло вперед.  Пара минут и экипаж остановился, дверца распахнулась и внутрь сунулась лохматая голова Савелия. Подняв Дашу с пола,  он вытащил ее на улицу. Марфа проворно выскочила и побежала к избушке отпереть ржавый массивный замок. Константин,  осторожно ступая, вышел следом и повел Дашу в избушку, а Савелий, схватив в охапку Анну, побрел следом.

0

19

Протяжный,  заунывный скрип ржавых петель был слишком громким,  а крохотные сени встретили их кромешной тьмой и запахом сырости и затхлости.
-огонь разведи,-бросил он Марфе, войдя с Дашей в небольшую комнатку. Нет, не заботился он о пленницах, а о самом себе. Колено итак начинало ныть из-за поднимающегося ветра, а весь день в холодной комнате и вовсе подкосит, а ведь у него на этот день такие планы.-а ты усади нашу гостью сюда, да перевяжи руки к спинке.-не глядя, бросил он Савелию и толкнул в его сторону стул. Сам же отставил трость к грубосколоченному столу и, вытащив нож, воткнутый прямо в столешницу,  перерезал веревки, стягивающие руки своей пленницы. Взгляд черных глаз скользнул по ее фигурке, пальцы щелкнули застежками и шубка отлетела в сторону. Ее тут же подобрала Марфа и, повертев, накинула себе на плечи. Савелий,  стоявший за спиной привязанной к стулу Анны, одобрительно хохотнул.
-ну чиста барынька!
Константин не обращал на них никакого внимания, казалось он вообще забыл об их существовании. Его внимание было сосредоточено на ней, все его желания и мечтания за эти полгода могут осуществиться прямо сейчас.  К чертям их всех, он желал ее прямо сейчас! Он чувствовал, как она дрожит под его руками, не решаясь вырваться,  видимо боясь навредить девчонке, но испытывая страх. Страх перед ним. О, как ему это нравилось! Константин рванул высокий ворот  платья,разрывая до самой груди, скрытой сорочкой, и припал губами к обнажившейся шее,сжимая руками  ее плечи. Она вскрикнула от треска ткани и рванулась в сторону от прикосновения к себе. Удержать ее на месте было не сложно, но, заглянув в серо-голубые глаза, Константин замер,  а желание сменилось яростью.  Ведь в ее взгляде был не столько страх, сколько отвращение. Удар последовал незамедлительно, такой силы, что молодая женщина упала к его ногам.
-ты забыла кто я?! Ты забыла, что я могу сделать с тобой?! И ведь не только с тобой! -шипел он сквозь зубы, давясь собственной злостью,- привяжи ее здесь.Оставь у веревки запас. А ты только  посмей сопротивляться.
Тяжело опираясь на трость, сумасшедший отошел к двери, где стояла Марфа и велел идти на улицу.  Не хватало гостей незапланированных. Когда он обернулся, Савелий привязывал другой край веревки к вбитой в пол стальной петле, видимо служившей ручкой крышки подпола. Он снова хищно улыбнулся, ярость улеглась мгновенно, ведь картина была словно бальзамом.  Веревка стягивала ее запястья впереди нее, длинна позволяла встать на колени,  но не более.  И сейчас вид ее в разорванном платье с покрасневшей щекой и скулой, рассыпавшимися практически волосами на полу, не имеющую возможность встать, как ничто грел ему больную душу.
-ступай на улицу,-бросил он Савелию и обернулся к Анне, словно только сейчас вспомнил о ней и заговорил, словно продолжив беседу на кладбище, -говоришь, ничего не сделали?  А ты спроси по чьей милости я стал калекой? С чьей руки мне всю жизнь ходить с тростью и таскать за собой ногу? -слова вновь звучали с яростью, а он подходил все ближе к привязанной к стулу девушке,-дааа, это ее муженек сделал меня калекой!И он за это ответит!

+2

20

Стоило Анне снова увидеть вблизи эти страшные глаза, как она снова почувствовала, как ее захлестывает волна панического страха. Она больше не смогла сказать ни слова, только кивнула. Да, она все услышала, все поняла, только бы он скорее отпустил ее и отодвинулся. Вблизи это существо было еще отвратительнее, особенно когда дотрагивалось до Анны. Казалось, это был не человек, а какой-то злой дух, принявший человеческое обличье. Анна уже прекратила бесполезные попытки понять, что ему нужно, куда он их везет и что они ему сделали. Несмотря на парализующий страх, она все же смогла сообразить, что лучше пока что молчать, со всем соглашаться и не злить лишний раз этого злодея. Поэтому удержала протестующий вскрик, когда он толкнул Дашу, и она упала. Анна сейчас ничем не могла ей помочь, а криками своими лишь еще больше обозлила бы мерзавца.
Только бы их выпустили скорее из кареты... Анне почему-то казалось, что, оказавшись на улице, она сможет что-нибудь придумать, чтобы сбежать. Глупо было надеяться на это, потому что, как только карета остановилась, Анну и Дашу привели в какую-то хижину, сбежать из которой не представлялось возможным.
Анна попыталась было вырваться, когда ее начали привязывать к стулу, но на ее слабые попытки даже внимания не обратили.
А потом началось самое страшное. Страшноглазый подошел к Даше и... Анна не могла поверить, что она видит это наяву.
Господи, не допусти этого, пожалуйста...
Анна зажмурилась, но через секунду открыла глаза - Дашу стали привязывать, и пока что этот ужасный человек с липким взглядом ее не трогал.
Когда же это закончится?
Но это, похоже, только-только начиналось...
Страшноглазый, наконец, снизошел до того, чтобы пояснить свое поведение, и Анне теперь кое-что стало ясно. У этого человека были претензии к Владимиру, и он не нашел ничего лучше, чем отомстить его жене. Анна уже собиралась сказать, что только трусы воюют с женщинами, но вовремя сдержалась.
- Владимир всегда отвечает за свои поступки, - осторожно сказала она, - Но здесь, как вы можете заметить, Владимира нет.

+1

21

-он будет здесь. Примчится, спасать ее,- лающе рассмеялся Константин, изучая горящими от предвкушения глазами личико девушки. Может и не отпускать ее, а отправить Марфу? А самому поиграть с ней  немного, ведь Даша уже никуда от него не денется, а эту девицу придется после всегр лишить ее воспоминаний. Нет, она расскажет Корфу все куда лучше, чем Марфа, ее страх расскажет за нее сам. Но что мешает ему заполучить ее после? Сумасшедший прищурился, проводя пальцами свободной руки по длинной шейке, опускаясь ниже к груди, скрытой высоким воротом платья, и вновь вверх. Пальцы зарылись в золотистые локоны на затылке и, сжав, потянули вниз, запрокидывая голову,-да, Корф ответит за свой поступок. Ответит жестокой болью. Ты знаешь, как причинить человеку самую сильную боль?

+1

22

От удара на мгновение потемнело перед глазами, лицо запылало, но все это было незначительно в сравнении с тем ужасом, который грозил ей секунду назад. Господи, что же делать, как избежать этого кошмара?! Она не знала и была в каком-то ступоре, не слыша ни слов Константина над ней, ни шагов Савелия. Осталось в стороне и то, что ей вновь стянула руки, даже не поднимая с пола, а лишь развернув. Она безучастно наблюдала за тем, как привязывают другой конец к стальной петле, и осторожно села. Дрожащие руки стянули разорванное на груди платье, и Даша с содроганием услышала полный ненависти голос Ливена. Все верно, им двигала месть. Но что сделать, как защититься, как непозволить ему тронуть себя?! Она знала, что выдержит побои, но непереживет того, что он так желал.
Что если попробовать развязать тот конец веревки?! Бессмысленно... Он заметит, что если отыграется на Анне, что бы усмирить ее? И перед окошком то и дело мелькала могучая фигура Савелия. Западня...
В каком шоке она ни была, но Даша восхитилась ответу Анны, точнее ее тону, спокойствию. Впору было устыдиться собственного отчаяния, с которым не получалось бороться. Прозвучавшее имя мужа заставило сердце колотиться где-то в горле, и она опустила низко голову, зажмурившись. Сейчас не время, совсем не время утопать в панике! Все будет хорошо, будет!!! Анна расскажет ему все, а он... он приедет и... Константин всего лишь человек, сумасшедший, одержимый местью, непредсказуемый, но человек. И Владимир сумеет найти выход и не дать ему сломать их жизнь! А что если нет, что если Константин в этот раз добьется своего? Нет!!!!!!!!
-да, Корф ответит за свой поступок. Ответит жестокой болью. Ты знаешь, как причинить человеку самую сильную боль?
Господи, защити его, помоги нам, прошу!!!

0

23

Когда он говорил, было противно, но терпимо, но вот когда прикасался... Анну трясло от омерзения. Но она заставила себя не показывать своего отвращения. Почему он был так уверен, что скоро здесь появится Владимир? То говорил, что Анна должна что-то Владимиру рассказать, то теперь вот ждал, чтобы отомстить...
Он сумасшедший! - запоздало догадалась Анна. Но почему тогда его слушаются те люди? Разве сумасшедших не держат под замком?
На его вопрос девушка постаралась ответить спокойно, чтобы избежать новой вспышки гнева:
- Я не знаю, как причинять людям боль...
А вот сумасшедший, видимо, знал. Ей пока что было не очень больно, скорее мерзко, но вот при мысли о том, что он может сделать и с ней, и с Дашей, становилось так жутко...

Отредактировано Анна Платонова (10-01-2016 00:44:14)

0

24

Спокойная речь девушки его не успокаивала, а наоборот злила и выводила из себя- она его не боялась! Решила вести светскую беседу?! Трость со стуком упала на пол, Константин схватил ее второй рукой за шею, чуть сжав пальцы так, что отросшие, обломанные ногти впились в нежную кожу, а лалонь давила на горло, мешая дышать.
-самую сильную боль причиняют страдания близких. Но ты... ты сейчас узнаешь другую,-прошипел он в самое лицо девушки и оттолкнул, опрокинув вместе со стулом.
Подняв трость, он несколько секунд смотрел на нее, а потом с размаху опустил трость на нее. Удар пришелся на плечу, второй с треском отскочил от стула, что разозлило его еще больше. Развязать! Или перевязать! И избить так, что бы ползла до поместья, а упоминая о нем тряслась, как лист осиновый, холодея при одном воспоминании! Третий пришелся по закрытым пышным юбкам ногам, четвертый по заведенной назад руке.

+1

25

Она думала, что задохнется, когда его рука сдавила ее горло. Но почти сразу же сумасшедший отпустил Анну, а затем толкнул. Она полетела на пол вместе со стулом, и это оказалось очень больно. Удар пришелся на связанные за спинкой стула руки, и теперь они горели, словно в огне. Но сумасшедший не успокоился на этом.
Анна вскрикнула, но ее возмущение было гораздо сильнее боли. Да как он мог ее бить?! Словно собаку... палкой...
Она не могла понять, что его так разозлило, поэтому старалась изо всех сил больше не вскрикивать, несмотря на то, что очень хотелось, и постаралась отвернуться.
Ужасное ощущение собственной беспомощности было для нее гораздо мучительнее боли. И унижение - не изведанное до сих пор, гадкое чувство, от которого она ощущала себя будто бы вывалянной в какой-то несмываемой грязи. Слезы сами собой потекли по ее щекам.

0

26

-нет!  Оставь ее! Не трогай! -сорвалась на крик Даша и рванулась к ним, но натянувшаяся веревка не давала даже встать и лишь обжигала кожу. Как отвлечь его?! Как остановить?! Его не трогают ни мольбы,  ни крики, она это знала, тогда....тогда... -ты самый настоящий трус! Бастарды только такими и рождаются! -слова попали в цель, его рука замерла в воздухе с поднятой тростью.Ее заколотило, она знала, что за эти слова непременно последует возмездие. Но он оставит Анну в покое и, дай Бог, отпустит к Владимиру, - да, разве может сын подзаборной девки быть мужчиной?Ты самый настоящий трус! Не зря твой отец отказался от тебя! -кажется это было последней каплей.  Константин обернулся к ней с исказившимся до неузнаваемости лицом. Даша успела закрыть голову руками,  когда град беспорядочных ударов посыпался сверху.

+1

27

Константин застыл, услышав выкрики за спиной. Его лицо бледнело с каждым ее словом, ноздри раздавались, рот оскалился в гримассе. Он зарычал, но врятли его слышали.В глазах словно разгоралось черное пламя. Константин смотрел на плачущую девушку у своих ног, но видел не ее. Его взор застлала красная пелена,  в ушах застучала паровым молотом кровь. Обернувшись он шагнул к Даше, едва различия ее маленький силует на полу. Его душила ярость и требовала выхода немедленно. С каким- то рыком он ударил ее тростью, и снова и снова,  вымещая всю злость на той, которая посмела напомнить ему о его происхождении. Отдвленно он слышал  ее редкие вскрики, едва ли видел, как дергается под ударами тело, как сжимаются связанные руки, прикрывающие волосы. Наконец, он остановился, тяжела дыша, откинул с мокрого лба сальные пряди и забегал лихорадочно глазами по телу пленницы, лежавшей на полу. Отшатнувшись, Константин прошелся по избушке, подошел к окошку и смотрел несколько минут. Стукнув, подзывая Савелия, медленно подошел к Анне.
-сейчас,  ты отправишься домой. Расскажешь Корфу обо всем, что  было здесь. Скажешь, что жду его в избушке у лесной дороги не позже чем через два часа. Пусть приходит один и безоружный, иначе его жена умрет, едва он переступит порог. Савелий тебе подробно объяснит, где избушка.
Константин кивнул , и Савелий, который в это время отвязал и поднял девушку, выволок ее из избушки, усадил на козлы и повез к поместью. По дороге он бубнил и,каверкая слова, объяснял нм всякий случай, как проехать. Когда показались ворота, он остановился, спрыгнул на землю и припустил в лесок, оставив девушку одну, но оттуда наблюда за ней- вдруг в обморок, объясняй потом барину почему его послание не дошло

0

28

...

Анна ненавидела себя и за свою беспомощность, и за слабость. Она пыталась подергать руками, но понимала, что бесполезно надеяться на то, что сможет самостоятельно освободиться. Но лежать вот так на полу, когда этот сумасшедший рядом избивал Дашу было худшим из всего, что сегодня произошло.
Она едва соображала, что говорил ей этот ужасный человек, но различила слово "домой" - и немного пришла в себя. Он действительно сумасшедший, только бы он не передумал! Конечно, она все-все расскажет Владимиру. И, конечно, он придет. И тогда этот сумасшедший пожалеет о том дне, когда появился на свет...
Дорога домой показалась ей вечностью. Она молчала, стараясь как можно лучше запомнить то, что говорил ей здоровяк. Его она боялась меньше, чем сумасшедшего, и успела прийти в себя за время их короткого путешествия. О том, что Даша сейчас осталась одна в руках агрессивного и невменяемого существа, Анна боялась думать, чтобы не впасть в панику. Паниковать, трястись от страха и плакать можно будет потом. Сейчас нужно как можно скорее рассказать обо всем Владимиру.
Как только лошадь остановилась у ворот особняка, Анна спрыгнула с козел и побежала к дому, путаясь в своих юбках. Только бы Владимир был дома...
Анна без стука влетела в кабинет, и у нее вырвался короткий вздох облегчения, когда она увидела сидящего за столом Владимира.
- Владимир! Даша! - она задыхалась, ей было трудно говорить, и она очень боялась, что не сумеет быстро и точно все ему объяснить, - На нас напали какие-то люди, один словно сумасшедший, он сказал мне ехать к тебе и сказать, что Даша у него... Ехать он сказал без оружия, но без оружия ехать нельзя, Владимир! Он ужасный человек! Он отвез нас в какой-то домик, а там... он Дашу бил... и...
Она умолкла, хватая ртом воздух. Как рассказать Владимиру, что пытался сделать этот сумасшедший? А что, если он прямо сейчас, вот в этот самый момент?..

+2

29

Владимир провел утро в полях, где снимали озимые хлеба, потом заехал на мельницу, проверить не надувает ли крестьян новый мельник, и вернулся домой только после обеда. Узнав от Анфисы, что барыня с Анной и детьми отправились в церковь, но дети уже вернулись, отобедали, и сейчас ложатся спать, а дамы захотели еще на кладбище зайти, он кивнул. Обедать одному в пустой столовой ему не хотелось, хотя проболтавшись с самого раннего утра на свежем воздухе- был изрядно голоден. В конце концов он попросил подать в кабинет ломоть мясного пирога с большой кружкой сладкого чая, и ушел к себе. Почты с утра пришло немало, и он даже не заметил как за чтением изничтожил и пирог, и чай, и отбросив большинство писем на край стола, отложил для себя два, требовавшие ответа. Этим-то он и занялся, временами бросая взгляд на часы, и недоумевая, почему Даша с Анной так задерживаются.
Стук колес, возвестил о том, что к дому кто-то подъехал.
- Ну вот и они - удовлетворенно отметил он, дописывая последнее письмо, с тем, чтобы закончив, пойти их встречать. Но не успел он расписаться внизу письма как дверь распахнулась, в комнату влетела Анна и.....
- Что?
Он почти не понимал ничего в ее прерывающейся, задыхающейся скороговорке. Но в каком виде она была! Взъерошенная, в перекосившемся, измятом, и кое-где порваном платье, бледная как смерть, с побелевшими от ужаса губами, она казалась самим олицетворением ужаса, и то, что девушка еще пыталась связно что-то объяснить было признаком той самой силы духа, которую она и сама в себе не подозревала.
Напали... сумасшедший... Даша у него... без оружия... домик...
Пол зашатался у Владимира под ногами. Что за.... Нет.. не может быть.... Я верно ослышался?
Он подхватил девушку под локти, усадил ее в кресло, и сажая ее и сам опустился рядом, на пол, вглядываясь в ее лицо мгновенно расширившимися, потемневшими глазами.
- Тише.... Анна, тише, тише! Спокойно.... - кто бы сказал это "спокойнее" ему самому, едва слышавшему свой собственный голос за нараставшим шумом в голове от попыток сохранить самообладание. Впрочем с голосом совладать было легче чем с сердцем, он звучал сейчас тихо, уверенно и настойчиво. - На вас напали? Кто? Где? Сколько их? Где сейчас Даша? Кто похитил, и что....

+1

30

Анна замотала головой. Как же он не понимает, времени на долгие разговоры нет, совсем нет... Но... в самом деле,она все очень непонятно объяснила, а Владимиру нужно подробно рассказать, чтобы он знал, как поступить.
- Я была на кладбище, когда появились эти двое. Один здоровенный, он меня держал, а второй... противный такой, хромает - он Дашу схватил. Там еще женщина какая-то была... служанка вроде бы. Потом повезли нас в какой-то домик, и он все время говорил, что ты виноват в чем-то, что ты должен будешь ответить. В этом домике он Дашу к полу привязал... и бил. Потом мне сказал ехать к тебе и передать, чтоб не меньше чем через два часа ты пришел туда один и без оружия. Но Владимир, так нельзя...  Нужно собрать побольше людей... К нему нельзя одному и без оружия, у него такой взгляд... бешеный... И тот, второй... настоящий бандит. Он меня сюда и привез...

0

31

У Владимира оборвалось сердце. Привязал. Бил. БИЛ??!!!!!!!! Хромает. Ответить за все... еще раньше сказала - сумасшедший.... КОНСТАНТИН???!!!!
От этой мысли он побледнел как смерть. Все, что было пережито в октябре, все что он узнал и увидел в лесной избушке, в доме Ливена в Петербурге, в Грушевом - все ожило моментально и накрыло его словно штормовой волной, жутким пониманием того ЧТО сейчас происходит с Дашей, если она снова в лапах этого одержимого, каким-то образом вылезшего из могилы.
- Анна.... - едва соображая что говорит и делает, Корф сжал руки девушки - Этот человек... он примерно с меня ростом, хромает на правую ногу, у него темные волосы, и совершенно круглые черные глаза? И рот еще кривится когда он разговаривает? Это он? Бастард князя Ливена?
Он уже знал, знал ответ, и от этого понимания стены кабинета плыли вокруг него, словно в медленном танце, оседая в душе ледяным ужасом. И верно, кто если не он?! Да еще и с сообщниками. То, что их всего трое его не утешало. Много ли надо времени чтобы перерезать горло связанной женщине, находящейся в полной твоей власти, при первом же признаке что что-то пошло не так? Для этого и одного человека вполне достаточно. Он вспоминал следы побоев, синяки, следы от веревок на ее запястьях, вспоминал долгие недели горячки, долгие месяцы ее ночных кошмаров, забрызганную кровью спальню в особняке Ливена, могилу в темном саду.... Медленная, каменная тяжесть казалось замедляла биение сердца, во много раз ускорившееся время шумело в ушах, он смотрел на Анну расширившимися глазами, словно бы она молчала уже долгие часы, зная что она скажет, но отчаянно желая чтобы она ответила что-то другое...
Господи... нет.... нет......

0

32

- Да, да, так он и выглядел, и глаза, и рот, и волосы... - Анна испуганно смотрела на Владимира, - Он сумасшедший, страшный... и совершенно непонятно, что ему нужно. Сейчас он хочет, чтобы пришел ты... Один и без оружия - но ты же так не поступишь, Владимир? Нужно собрать людей. Его надо словить и посадить в тюрьму, он очень опасен...

0

33

Владимира шатнуло, он вцепился в подлокотники ее кресла так, что дерево жалобно хрустнуло.
- Господи.....
Слов больше не было. Вот так. Не зря он еще тогда сомневался, хоть и не позволял даже себе самому в этом признаться. Теперь... теперь Даша у него. От мыслей о том ЧТО сейчас происходит у него потемнело в глазах. Нельзя. Нельзя об этом думать! Иначе.... Так... так, спокойно, спокойно.....
Хорошо сказать "спокойно" когда рассудок заходится от страха и ярости. Корф заставил себя разжать судорожно сжатые пальцы и подняться. В голове вертелся форменный хаос, он до хруста сжал зубы, стараясь овладеть собой, но смертельно бледное лицо, расширенные зрачки, и сорвавшееся дыхание делали его вид сейчас поистине страшным. В отчаянных попытках привести в порядок собственные мысли, он метался мыслью от страха к необходимости действовать, и зацепился за одно слово, словно утопающий за соломинку.
- В тюрьму? - хрипло произнес он, голосом, в котором не было ничего человеческого - Анна... ты не представляешь себе - что это за демон. И что он способен сотворить. Что он УЖЕ сотворил тогда, в октябре, после пожара.... ты ведь знала только то что был пожар а потом мы появились как ни в чем не бывало.... Господи...
Он заходил по кабинету.
- Значит... он считает что я должен заплатить. Да-а, догадываюсь, какой монетой он собирается взыскать с меня долг. Каким же идиотом я был, что не убил его тогда!!! Дурак, дурак!
Его голос срывался с хрипа на шепот. Он задел боком за стол, остановился, уцепившись за столешницу, и зажмурившись прижал левую ладонь ко лбу, словно человек, силящийся удержаться на краю безумия.
-  Этот одержимый убьет ее. И что хуже - сделает это не быстро. О, он из тех кошек что любят помучить своих мышек прежде чем загрызть. - наконец медленно заговорил он. - И меня он туда зовет тоже не из желания выкурить по сигаре. Но....
Он вспомнил Кавказ. То, как ездил выручать Воронова. Два тонких стилета, размером чуть поболее дамских шпилек, спрятанных в жестком вороте мундира. Его тогда обыскали на предмет оружия, но их не нашли. В чем можно спрятать нечто подобное сейчас? И....
- Он не один. И он меня знает. Он будет ждать подвоха, о-о, этот мерзавец далеко не глуп. Эти двое, что с ним. Наверняка сторожат. Или шпионят за домом. Если будет хоть малейший намек на то, что я не выполнил его требования - он убьет ее.
Владимир сам не соображал, что говорит вслух, не слышал ни своего голоса, ни своих мыслей, весь мир вокруг заглушил гулкий шум крови в ушах.
- Если найдет при мне оружие.....
Он до белизны сжал рукой угол стола, и вдруг вздрогнув как от удара хлыстом, вскинул голову, поглядев на Анну с мрачным торжеством.
- Что ж. Я сделаю что он хочет. Приду один и без оружия. Мое оружие придет следом!

Отредактировано Владимир Корф (10-01-2016 15:12:01)

+1

34

- Убьет? Не быстро?- с ужасом переспросила Анна, но Владимир не слышал ее. Она никогда не видела его таким, и теперь смотрела на Владимира так, будто перед ней был совершенно другой человек.
Жалеет, что не убил? Что же за чудовище этот человек? И откуда у него столько ненависти к Даше и к Владимиру?
Она следила за Владимиром, холодея при мысли, что может сейчас происходить в том домике в лесу. Анну начало трясти, она словно только сейчас начала осознавать весь ужас происходящего.
- Придет следом? Что ты имеешь в виду? Как это - придет?

0

35

- Серж! - глаза Корфа блестели словно два ледяных озера, с пробитыми посередине черными дырами промоин. Он кинулся к девушке, и сжав ее руки заговорил быстро, тихо, глядя ей в глаза так, словно хотел впечатать в ее сознание каждое свое слово.
- Анна, послушай. Это очень важно. Это дело жизни и смерти - и для Даши и для меня. Слушай что я тебе скажу, и выполни, иначе можешь заказывать гробы для нас обоих. Слышишь? - его голос прерывался быстрым, свистящим дыханием, словно он говорил на бегу, и звучал с такой требователностью, которой она еще никогда в жизни от него не слышала, даже в самые худшие времена их взаимоотношений - Серж уехал утром к себе в имение. Должен скоро вернуться. Расскажи ему все. Расскажи что Константин вернулся. Что сцапал Дашу, а теперь требует меня. Расскажи, кто там с ним, кто ему помогает, и где эта избушка. Анна, он - наш единственный шанс. Слышишь? Обещай мне!

0

36

Невозможно было не послушаться, не подчиниться этому голосу, и Анна торопливо закивала. Она передаст, она все сделает, но..
- Владимир, я ему все скажу, обещаю, но что, если Сергей задержится?! Всякое же может случиться...

0

37

- Если задержится... - глухо повторил Корф, не поднимаясь с колен. - Я буду тянуть время, сколько смогу. Надеюсь... будет не слишком поздно. Но.... если он не успеет... - до него только сейчас дошло, как хрупка его надежда, ведь Воронов, ничего не зная о происходящем, не имеет никаких причин торопиться, и кто знает, какие дела способны его задержать в его имении. Того же Модестовича было довольно, если он вновь имел глупость взяться за старые проделки, то на разбирательство с ним может уйти даже не один день. Он медленно поднялся на ноги.
- Если он не успеет спасти нас... то во всяком случае сумеет хотя бы отомстить.
И не прибавив более ни слова, он стремительно вышел из кабинета, не желая прощаться с Анной, потому что сакраментальное "Прощай" которое жгло ему язык, могло оказаться роковым. Через несколько минут за окном послышалось ржание и бешеный топот несущегося во весь опор коня.

0

38

Она не успела ни возразить, ни ответить Владимиру - так стремительно он вышел.
Отомстить...
Это слово жгло ее изнутри. Но ей оставалось только ждать и молиться, чтобы Сергей вернулся как можно скорее. Анна упала в свое кресло, сжала руки и закрыла глаза, прислушиваясь изо всех сил к тем звукам, которые долетали сюда с улицы, надеясь как можно скорее услышать приближающийся конский топот...

0

39

Константин некоторое время отрешенно смотрел в окно, вслушиваясь в наступившую тишину. После приступа бешенства его окутало странное спокойствие, смешанное с усталостью. Он наблюдал за всем словно со стороны, а сам был словно окутан ватой. Это состояние было невероятно хрупким и недолгим, но пока оно было его пленницы ничего не угрожало.
  Обернувшись, Константин посмотрел на Дашу, так и лежавшую на полу, закрыв голову руками и еле слышно дыша.Он не знал в сознании ли она, но это его сейчас не волновало. Половицы заскрипели под его тяжелыми шагами, и Константин, прихватив по пути нож, брошенный на стол, опустился рядом с ней на колченогий табурет. Медленно, получая какое-то удовольствие от поикосновений ее мягких волос, сумасшедший вытаскивал по одной хаотично торчащие шпильки, сдвинутые его рукой.  Ее волосы волной рассыпались по плечам, спине, и он запустил в них руку, улыбнувшись от этого мягкого,  легкого касания. Сдвинув кашиановую волну в сторону, он стал неторопливо расстегивать крючки на ее платье. Снимать его должным образом у него не было охоты, а потому лезвие ножа с характерным треском прорезал швы рукавов, позволив снять их, не развязывая рук, прорезало лиф, у поясницы и пояс юбки. Выпрямившись,  Константин сдернул с кровати рваное, стеганное одеяло, которым укрывался, и перевернул Дашу, уложив на него спиной и вытянув руки за головой. Соскользнув рядом с ней на левое колено, вытянув правую ногу, он начинающими подрагивать руками медленно стягивал с нее разрезанное платье, обнажая пядь за пядью. Наконец, темно- серый бархатный ворох был откинут в сторону, и Констанин окинул стройное тело в одной плотной нижней рубашке жадным взглядом. Дыхание его участилось, стало хриплым, когда он провел горящими ладонями по затянутым в чулочки ножкам, забравшись под длинный подол рубашки, так же медленно снял сапожки, задерживая в ладонях узкие ступни. 
Это наваждение было разбито громким стуком в дверь, скрипом и басом появившегося в дверях Савелия.
-девка дома, барин.
-Марфу в избу позови, а сам снаружи наблюдать будешь-прохрипел Ливен, и здоровяк вышел из избушки.
Через сколько появится Корф? Уложится в срок или уже несется сюда? Скоро станет известно, а пока... Вновь посмотрев на Дашу, он увидел, что серо-голубые глаза распахнуты в ужасе понимания в каком виде она сейчас лежит. Вошедшая Марфа бросила на них взгляд, но приникла к окошку, опасаясь, что братцу опасность будет грозить. Константин ,передвинувшись, склонился к ее лицу, прижавшись грудью к ее груди.  От прикосновения нежной плоти, от дрожи ее тела, его обдало жаром, и он прижался к ее губам, опираясь одной рукой о пол, а второй зашарив по ее телу, сминая рубашку в пальцах. Она забилась под ним, выгибаясь и запрокидывая голову, и Константин отстранился, нависая над ней и глядя в полные слез, страха и отвращения глаза.
-твой муженек скоро будет здесь. И тогда. ..- он не договорил, но вновь засверкавшие черные глаза и скривившиеся в оскале губы не предвещали ничего хорошего

0

40

Владимиру не требовалось вызнавать дорогу к избушке. Он знал окрестности как свои пять пальцев, и помчался через лес напрямик, минуя дорогу, низко пригибаясь к седлу, чтобы избежать хлещущих по лицу веток, которые, казалось, так и норовили выцарапать глаза.
Лихорадочный стук сердца и шум в голове мало-помалу утихли, словно бешеный галоп, и бивший в лицо ветер вынесли из него все мысли. Дикий страх за Дашу, сменялся все более и более тягучим ощущением ярости. Он раз за разом вспоминал весь свой разговор с Константином, там, в Грушевом. Каждое его слово, каждую гримасу этого отвратительно подвижного лица, его тон, который сам он наверняка считал издевательским, а в ушах Корфа был всего лишь омерзительным. "А если она сама хотела?".
Он прекрасно знал, что сейчас будет. Константин прекрасно знал его отношение к Даше. И нетрудно было догадаться, что мстить ему, Корфу, он будет истязая на его глазах Дашу. И домогаясь ее. От этих мыслей у него сдавливало горло от отвращения и ненависти. Да, навряд ли этот поганец будет настолько оригинален, что придумает что-либо более действенное, тем более что чего-либо более действенного измыслить скорее всего невозможно. Глухая тяжесть в груди сжимала сердце каменными тисками. Господи.. быстрее бы Серж приехал... Если...
Он не знал, что будет, если Константин выполнит то, о чем говорил в Грушевом. Выполнит на его глазах. А ведь выполнит же, если Воронов не успеет. Может стоило не нестись так, а подождать? Все же, если бастард надумал поиздеваться над ним подобным манером, в чем он мог не сомневаться, то пока его нет там в избушке - тот, скорее всего, не будет ничего предпринимать, чтобы не лишить себя удовольствия помучить врага. Он придержал лошадь, которая уже тяжело храпела, и поехал мерной рысью, пытаясь решить - что будет лучше. Приехать поскорее и тем самым положить начало измывательствам которые их обоих ждут? Или подзадержаться, все же у него оставалось порядочно времени из назначенного срока. Дать Воронову больше времени, тем больше шансов, что он успеет.
Но вопреки всем этим рациональным доводам - сама мысль о том, что Даша там, одна, в руках этого изверга, ОДНА! - опровергала все.
Он вновь погнал лошадь галопом.
Будь что будет. Ни одной минуты не оставлю ее там одну, с ним наедине....
Будь что будет.
Он вылетел на полянку у покосившейся избушки, осадив лошадь. Здоровенный мужик, покусывавший соломинку сидел на пеньке, и встал при его появлении.
Владимир обратил на него не больше внимания чем на белку, сновавшую по высокой сосне над его головой. Не стал ничего спрашивать.
Спрыгнул с лошади, зацепил поводья за сук, и направился в домик, так стремительно и уверенно, словно хозяин, возвращающийся домой, а детина у входа - это послушный крепостной, который обязательно примет коня и уведет его на конюшню. Узкие сени, рассохшаяся дверь.
Он не собирался стучать, и открыв ее, шагнул внутрь, смаргивая, чтобы приспособиться к царящему тут полумраку.
Картина представившаяся его взору заставила его сердце зайтись от гнева и отвращения. Рука сжалась в кулак, он сделал шаг и остановился. Слишком близко Константин был к Даше. И кто знает - не скрывал ли нож в кулаке.
- Ну здравствуй, ублюдок. - произнес он с сухим презрением - Ты звал меня? Я пришел.

+2

41

Она действительно потеряла сознание, едва услышав словно сквозь толщу воды "сейчас,  ты отправишься домой". Все остальное не имело значения- Анна едет домой, она в безопасности, а дома Владимир. И ощутив это несказанное облегчение, она словно упала куда-то в темноту, спокойную и теплую, в которой не чувствовало ни  ноющее от ударов тело, ни натянутые до предела нервы. Реальность стала проступать довольно быстро, но она старалась отогнать эти ощущения чьих-то прикосновений, который ощущала хоть и слабо, холода, от которого начинала бить дрожь. Приоткрыв глаза, Даша с ужасом увидела, что ее платье валяется серой грудой недалеко от нее. Приподняв голову, она окинула себя взглядом и перевела взгляд на Константина, разговаривающего с огромным мужиком. Значит пока она была в обмороке, этот сумасшедший раздел ее, и он... прикасался к ней... Ее заколотило от волны отвращения, но хуже всего было осознание того, что он ведь может не остановиться на платье! И тогда...
Господи,не допусти этого, я не переживу этого!
  Какие угодно побои и пытки, но только не такое унижение! А Константин словно прочитал ее мысли и, неловко опустившись на пол, прижался к ней. Даша почувствовала тяжесть его тела и, не в силах подавить накатывающий ужас и отвращение, дернулась, желая выбраться из под него. Он наклонился так низко и приник к ее губам. Ее замутило, она забилась, извиваясь и забыв напрочь об осторожности. Что угодно, только пусть прекратит! Слава Богу, он поднял голову, и от взгляда его горящих ненавистью, безумием, возбуждением глаз, ее обдало холодом.
  Владимир скоро будет здесь... Да, Анна ведь уже должна быть дома, значит он все знает. Господи... Она представила, какого ему, когда такая новость обрушилась словно гром среди ясного неба, и едва не застонала от бессилия. Она не знала, как они выберутся, не знала, что нужно делать конкретно ей, что бы помочь мужу вытащить их отсюда или что сделать, что сумасшедший оставил его в покое. Ничего не знала, и от этой неизвестности становилось еще хуже, казалось выхода нет никакого. Но ведь он есть? Хоть какой-нибудь? Хоть слабенькая надежда на спасение? Владимир, наверняка, что-то придумал...Он не позволит этому психу сломать их мир, он знает, что сделать... Если вообще что-то сделать можно было.
  -приехал черт проклятый,- послышался голос Марфы, стоящей у окна, и Даша повернула голову к двери,  в которую в эту самую минуту вошел Владимир. На какие-то секунды она забыла даже о руке сумасшедшего, то и дело касающейся то ее бока, то груди, то шеи. Он здесь, он приехал, он рядом! Глаза влажно заблестели от неуместно полыхнувшей радости и какой-то не то надежды, не то уверенности, но буквально через секунду она представила, что он видит сейчас- ее в одном нижнем белье рядом с этим психом, его руку на ее теле, и ее глаза полыхнуло болью и отчаянием. Разве не это самое ужасное, что могло бы быть?! Но ведь она не хотела этого, не хотела!

+1

42

Константин хрипло рассмеялся на слова сестры,но и не подумал подняться с рваного одеяло, продолжая вольготно водить рукой по стройному телу молодой женщины, упиваясь мыслями о том, что через какое-то время и такая тонкая преграда, как белоснежная рубашка, исчезнет, и тогда...
-отлично. Не долго ждать пришлось.-удовлетворенно протянул он, оглаживая ладонью бедро пленницы.
  Когда открылась дверь и в избушку вошел Корф, его рот скривился в издевке, но едва тот заговорил, как глаза засверкали от ненависти. О, да, он помнил эти слова, как и все, сказанные в Грушевом, помнил и тот выстрел, который навсегда сделал его калекой.
-как будто у тебя был выбор,-прошипел он и, подобрав лежащий рядом нож, прижал его лезвие к шее Даши,-а теперь мы поговорим. Ведь тогда ты кажется торопился? Марфа, помоги нашему гостю устроиться. Сними сюртук, я хочу видеть, что ты выполнил мое условие.
Женщина отлипла от подоконника и шагнула к Пришедшему, не скрывая ненависти в своем взгляде. Хоть и боялась она, что он навредит ее мальчику, все же возненавидела еще больше, после того как он выставил ее из дома, едва не убив до этого.

Отредактировано Константин Ливен (10-01-2016 21:00:07)

0

43

Владимир позволил себе лишь быстрый взгляд на Дашу, и едва удержался от крика. Он конечно предвидел, что Константин не преминет воспользоваться своей властью над ней, но видеть ее вот так, в одном белье, связанную, рядом с ним было невыносимо. А страх, ужас, чувство вины, которое он видел так часто, что теперь легко угадывал его - наполнявшие ее глаза заставили еще сильнее сжаться сердце.
Не смотри. Не смотри!!!!! - взвыл рассудок. - Ты потеряешь голову, не сохранишь над собой контроль, и тогда этот подонок легко одержит верх! Нельзя, нельзя!!!!
Марфа, попавшаяся ему на глаза, едва не довершила смятение. Что она тут делает? Решила отомстить за изгнание из дома?
Лишь вколоченная армией и пожизненными наставлениями отца привычка к самоконтролю заставила его удержаться. Он позволил себе лишь спокойное движение век, при быстром взгляде на жену, в надежде что она поймет это безмолвное послание, и заставил себя смотреть лишь на Константина. Он хочет видеть страх, ненависть, ярость. Ну что ж...
Корф неторопливо, словно раздеваясь перед сном, в собственной спальне, расстегнул пуговицы сюртука, легким движением скинул его с плеч, и перехватив за ворот, небрежно опустил на мешок с каким-то тряпьем. Затем точно так же неспешно снял жилет, бросил его туда же, не спуская с Константина холодного, насмешливого взгляда. Так же спокойно он развязал шейный платок, распустил ворот рубашки, а потом его пальцы скользнули по манжетам, расстегивая запонки, и он закатал рукава выше локтей, показывая, что ничего не спрятано в ни за воротником, ни в рукавах.   
- Если боишься, не принес ли я ножа в сапоге - можешь приказать ей проверить. - Владимир бросил ледяной взгляд на Марфу, и с холодным презрением вновь посмотрел на бастарда - Ведь сам ты ко мне на расстояние вытянутой руки подойти боишься, как я вижу.

+1

44

Ливен внимательно следил за каждым движением Корфа, так же как и Марфа, опасавшаяся за то, что бы каким-нибудь финтом не навредили ее мальчику.  Презрение и последние слова Владимира ошпарили его словно кипятком, и Ливен с трудом удержался, что бы не подняться сразу же. Хотелось кинуться, разбить в кровь эту самодовольную физиономию, но резкая боль в колене при рывке отрезвила.Он посмотрел на сестру и прорычал.
-иди сюда. Держи,- отдав ей нож, Константин поднялся на ноги и, опираясь о трость, подошел к Корфу,- строишь из себя благородного рыцаря? Похвально. А теперь опускайся на колени вон там, у стены, иначе моя сестра перережет горлышко твоей жене.

0

45

- Трус ты все же - с ледяной усмешкой проронил Владимир, глядя на подошедшего к нему мужчину в упор. Как же хотелось ему сейчас ударить мыском сапога по раздробленному полгода назад колену, и когда этот сукин сын свалится - просто свернуть ему шею голыми руками. Да только нож у горла Даши был надежнее любой смирительной рубашки. Даже зная почти наверняка, что это блеф, что эта баба ничего Даше не сделает, потому что это было бы слишком просто, и лишило бы Константина львиной доли удовольствия - он не мог позволить себе рисковать.
- Знаешь что я и пальцем тебя не трону, пока твоя баба держит нож у ее горла. За юбкой прячешься.  Коли такой храбрый - отошли эту шваль подальше от моей жены. И потолкуем по-мужски. Да только ведь ты на это не способен. Что взять с ублюдка, вроде тебя. Только и можешь что прятаться за женщиной.

0

46

Лицо Ливена приобрело какой-то землистый оттенок, на скулах заходили желваки, черные глаза запылали от ярости, а с губ едва-едва не сорвалось какое-то рычание.Трость с глухим стуком упала на пол, и, рванувшись вперед, Константин ударил его в челюсть,вложив всю силу и ярость.
- вздумал условия диктовать, сучоныш?-прошипел он, трясясь от ярости. Его злило происходящее все сильнее - этот надменный, презрительный тон, это ледяное спокойствие, которое ему, Ливену, не удавалось вернуть, как ни старался, его все больше и больше раздирало яростью,- живо встал у стены, пока у меня не иссякло терпение.

+1

47

Владимир не сделал ни единой попытки защититься, хотя удар, вполне предсказуемый после подобной провокации не заставил себя ждать. Нож у горла Даши сковывал ему руки хуже всех цепей. От удара его шатнуло назад, в ушах зазвенело, во рту почувствовался вкус крови, он всем телом привалился к косяку двери, от которой так и не отошел, и выбросив в сторону руку, вцепился пальцами в неровно проконопаченную щель между бревнами, чтобы удержаться на ногах. Однако, сил у этого подонка было немало, у него поплыло перед глазами, и неожиданно, словно холодным душем, приводя в себя, накатила ярость. Он вспомнил слова Анны, и представив, что этот тип вот точно так же поднял руку на Дашу, что ей, женщине приходилось терпеть удары от которых даже у него помутилось в голове - по всему телу прокатилась ледяная волна, заставляя даже волоски на руках встать дыбом, точно наэлектризованные. Он машинально провел языком по зубам, поднял взгляд на перекошенное лицо Ливена, и.... расхохотался. Холодно, презрительно, без малейших признаков злобы или страха, но с бесконечным пренебрежением.
- Слаба-ак... Знаешь ведь что ответить тебе не могу. И чувствуешь себя сейчас всесильным и всевластным. О да, его величество мститель собственной персоной, великий и ужасный.- Корф фыркнул, демонстративно скрещивая руки на груди, и прислонившись спиной к косяку двери. В его взгляде не было ничего кроме насмешки, ледяной, уничтожающей насмешки. - О, гроза крепостных и великий победитель хрупких женщин. А как до мужчины дело дошло, так без ножа у ее горла тебе со мной не справиться. Что таращишься-то? Небось фантазировал что я буду ползать перед тобой на коленях, дрожать от страха, и умолять не трогать мою жену? Слизняк ты несчастный, урок в Грушевом тебя похоже ничему не научил. ? Я говорил тебе, бастард, прежде чем поднять руку на женщину, следует убить мужчину который придет за ней. А ты, балбес, даже такой простой урок усвоить не смог. - бешенство в глазах Константина было ему словно индикатором, и Владимир криво усмехнулся - Что? Мечтаешь небось как будешь мучить ее у меня на глазах, домогаться, а я буду умолять тебя, чтобы ты этого не делал? Право, убогая же у тебя фантазия.

0

48

Вряд ли Константин походил сейчас на человека. От смеха, от каждого слова, от интонации его ярость росла все больше и больше, накрывая с головой и застилая взор. Кровь застучала в ушах, глаза бешенно горели, он не помнил ни о Даше, ни о Марфе, ни о Савелии, которого было бы позвать куда логичнее, ни о больном колене наконец. Слушая его  издевательства, он тяжело шагнул вперед,  сокращая расстояние и не обратив на сдавленный не то вскрик не то стон за спиной и шипение сестры.
  С перекошенным от ярости лицом  Константин кинулся на Корфа, имея только одно желание стереть с его лица это самодовольство,  заставить подавиться собственным высокомерием и больше ничего. Соперник не сопротивлялся, а потому Константин имел полную свободу,  нанося удар за ударом, с каждым разом ощущая как возрастает бешенство, смешиваясь с каким- то торжеством. О да, он желал этого, он мечтал об этом! И когда Корф, оглушенный, рухнул, то как намагниченный опустился следом, не ощущая взвывшего колена, а лишь сладостный вкус каждого удара. Но тот уже не то что не защищался, но вряд ли и ощущал. Константин резко остановился, тажело дыша словно после тяжелого бега, а лицо было покрыто биссеринками пота. Поднявшись, он подобрал трость и, хромая еще тяжелее,  подошел к окну. Стукнув, оглянулся га пленницу,  на шее которой багровел короткий свежий порез, в глазаз застыл крик или мольба вместе с ужасом, а рот был закрыт рукой Марфы. В избушку вошел Савелий, и Константин кивнул ему на Корфа.
- облей-ка его да поучи покладистости. Только не перестарайся, он мне еще нужен живым
Сам Ливен чувтвовал себя как-никогда усьавшим после второго приступа за последние часы и тяжело привалился к столу.

+1

49

Савелий нехотя поднялся со своего пенька и прошел в избушку,  когда услышал стук в окошко. И чего там случилось ужо... Войдя  в комнатушку, он и не смотрел ни на кого, оставив без внимания и женщин и лежащего у самых его ног приехавшего недавно молодого человека,  только на хозяина,  как верный пес, ожидая приказа.
  Кивнув лохматой головой,  Савелий прикрыл дверь и прошел в избу. В проржавевший и протекающий ковш набрал воды и плеснул на мужчину. Дождавшись, когда тот малость придет в себя, не размениваясь на слова, схватил за грудки и вздернул на ноги, правда тут же ударил кулаком в живот, все с тем же отсутствующим выражением на лице. Велено было бить, он и бьет, ему что ли о приказах раздумывать? Кто знает, чем этот тип барину не угодил, его дело  приказ выполнять, вот и выполняет.
Силы Савелию было не занимать, да и в отличие от Константина не скупился ни на пинки ни на удары, и бил он не  только по лицу, а выполняя приказ, от души прикладывался и к спине, и торсу, и ногам.
  Помня о наказе барском, мужик вопросительно посмотрел на хозяина, дескать хватит или продолжать? Так и забить не долго, отвечай потом.
-привяжи его вон там, у стены. Пусть глядят друг на друга, любуются-бросил ему барин, и Савелий , пожав широкими плечами, оттащил молодого человека куда велели. Заведя руки за спину, накрепко связал веревкой и привязал ее к такой же вбитой в пол петле. Что к ней крепили ранее , он не знал, но барчука этого примотал крепко, лишив возможности двигаться,разве что на колени встать или сесть. Вот ведт дело, избушка такой худой кажется, а прогнила только дверь... В раздумьях об этом, Савелий вышел из избушки и вновь уселся на свой пенечек.

0

50

Кошмар начался именно сейчас, до этих минут все было оказывается вполне сносно. Владимир намеренно выводил его из себя, она видела, как Ливен буквально звереет на глазах. Испуганный вскрик застыл на губах, когда Сумасшедший ударил его. Владимир отшатнулся,  а она следила взгдядом за каждым его движением, выворачиваясь и забыв о ноже, приставлкнному к горлу. То что происходило дальше было каким- то страшным сном. От смеха мужа ее пробила дрожь, она понимала, что он намеренно его злит, но Боже мой зачем?!
   Его слова выводили из себя не только Константина , но и его сестру.  Она была готова кинуться к нему, но понимала,  что нож у горла его супруги единственное, что удерживает его от нападения. Но Марфа не могла спокойно слушать эти нападки, оеа невольно поддалась вперед,и нож прорезал тонкую кожу, не глубоко и не длинно, но неожиданная боль заставила напряженную пленницу вскрикнуть.
-молчи-прошипела  Марфа и зажала ей рот рукой.
Но Даше уже было не до нее- Константин кинулся на Влалимира, а он даже не закрывался. Она приглушенно закричала, задергала руки и замерла, ощутив,   как нож  врезался в порез. Она не слышала, что шипела торжествующе Марфа, все внимание  сосредоточилось на муже, который уже не реагировал на удары Константина. Сумасшедший тяжело встал, а она не сводила взгляда с Владимира.
Все в порядке. ... все в порядке. .. он... с ним... вспомни крепость. ... Никольского, а тут... тут хромой ...и....
Успокоить себя не получалось. Владимир лежал на полу, а сумасшедший был сейчас страшнее Никольского. Но когда в избушку втиснулся лохматый детина, и Константин отдал приказ, у нее потемнело перед глазами. Она задергалась, не в силах лежать и смотреть на этот ужас спокойно, но Марфа навалилась на нее всем телом, прижав к полу. Даша не могла отвести глаз и не могла смотреть, расширевшиеся от ужаса глаза наполнились слезами, и она заплакала, когда Владимира привели в себя и продолжили избиение.
Хватит! Хватит, прошу! Не трогай его, хватит!
Она бы кричала, если бы была возможность, потому что не было уже ни презрения, ни гордыни, только дикий страх, наполнивший каждую клеточку. Он убьет его! Этот детина убьт его и не важно что приказал Константин! Как остановить это безумие?! Она продолжала метаться, не замечая никого и ничего кроме страшной картины, развернувшейся перед глазами.
  Наконец этот кошмар закончился, детина привязал его в каких то метрах от нее напротив и ушел. Даша дернулась всем телом, желая разорвать чертову вервку и кинуться к нему, но этого не произошло.  Ее колотила крупная дрожь, слезы скатывались по щекам, дыхание рвалось. Когда Марфа убрала наконец руку,  она жадно задышала через рот, не сводя с него глаз, не зная жив ли он  вообще.

+1


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Змея скользила меж камней...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC