"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ЛИТЕРАТУРНЫЙ САЛОН » Кони, кони — вы сказка и песня.


Кони, кони — вы сказка и песня.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

История легендарной русской тройки

Давно промчалась тройка удалая
Последний раз дорогой столбовой,
А песни про неё, жить продолжая,
Звучат в России в полный голос свой.

Нас радует та песня вековая,
Где зимней ночью в тишине полей
Ямщик весёлый, тройку погоняя,
Несётся вихрем к любушке своей.

И с первых слов кручину нам приносит
Та песня, где ямщик в степи глухой
Товарищу в час смертный произносит,
Что он любовь жены возьмёт с собой.
.

А песня про крестьянку молодую,
Бегущую за тройкою вослед,
Нас трогает и глубоко волнует,
Как сердце то, что покорил корнет.

Немало судеб разных отразилось
В тех старых песнях, что дошли до нас,
В которых русская душа раскрылась
И в радости, и в горе много раз.


России по душе про тройку песни-
Она в них вдохновение берёт!
Они и миру многие известны,
И мир по ним Россию познаёт.

В.И.Белов

http://s7.uploads.ru/t/bkxPq.jpg

   Литературные источники свидетельствуют о том, что русская тройка, в качестве конной упряжки, появилась примерно в XVIII-м веке. Ранее в России в упряжку ставили либо одну лошадь, либо несколько, запрягая их гуськом.

  В начале XVIII-го века сначала появилась парная упряжка («на отлет»), а затем и троечная запряжка в ряд. Поначалу такая тройка была довольно редким явлением, но со временем приобрела широкую популярность, на ней, в частности, стали возить нарочную почту. Уже во второй половине XVII-го века, почтовая служба значительно уменьшила сроки доставки корреспонденции, используя силу, выносливость и скорость русской тройки. Она могла перевозить больше грузов и проезжать в труднопроходимых местах по извечно плохим русским дорогам.

  В последней трети XVIII-го века – начале XIX-го на тройке стали перевозить не только почту и грузы, но и пассажиров. Она получила официальный статус почтового, курьерского и пассажирского перевозчика. Запрягалась тройка в телегу, кибитку, тарантас и сани, изредка в возок, но никогда не использовалась для запряжки в карету.

  В первой половине девятнадцатого века русская тройка приобрела такую широкую популярность, что превратилась в своеобразный символ России. Вспомним хотя бы бессмертные строки из «Мертвых душ» Н. В. Гоголя о «птице-тройке». С ней сравнивали удаль, широту и размах русской души. Иностранцы восхищались ездой на тройке, признавая, что нет более лихой и быстрой езды.

  С появлением в XVIII-м веке железных дорог и их быстрым развитием, ездовые упряжки, и в частности тройка, постепенно начали утрачивать свою лидирующую роль в почтовых и пассажирских перевозках. Она сохранилась в основном в сельской местности, использовалась на свадьбах и массовых мероприятиях. Начиная с двадцатого века русская тройка используется только в качестве экзотических видов развлечения для катания на разных гуляниях, выставках, ярмарках, а также в виде гоночных упряжек на различного вида конных состязаниях.

http://s7.uploads.ru/t/PSJU4.jpg

http://s7.uploads.ru/t/YOvqa.jpg

  Такова краткая история русской тройки. Рассказывая об ее устройстве, надо сказать, что они были очень индивидуальными. Ничего похожего в других странах никогда не было.

  В основе троечной упряжки была обычная русская парная упряжка («на отлет»). Она состояла из коренной лошади, которая несла на себе основную нагрузку, и пристяжной, которая припрягалась обычно слева от коренника. Для получения тройки, к двойной упряжке припрягали еще одну пристяжную лошадь, обычно справа от коренной. Использовали для этого такую же упряжь, как и в парной упряжке. В результате получали очень рационально устроенную, выверенную до мелочей долгими годами использования, конскую упряжку, ставшую для многих олицетворением России. Отличительной особенностью тройки являлось то, что в качестве коренной лошади использовался обычно рослый рысак. В качестве пристяжных лошадей использовались обычно более легкие породы. Лошади бежали разным аллюром: коренник мощной размашистой рысью, а пристяжные размеренным галопом, причем правая лошадь – галопом с левой ноги, когда левая передняя нога выносится дальше вперед, а левая лошадь – галопом с правой ноги, когда правая передняя нога выносится дальше вперед. Лошади выбирают вид галопа на уровне инстинкта. Этим они обычно уравновешивают грациозно повернутую в обратную сторону голову. Такое сочетание ездовой рыси и галопа смотрится очень красиво и гармонично.

  Со временем, троечную упряжку, начали всячески обильно украшать. Хомут красочно расписывали. Для этого использовалась резьба по дереву, декоративная роспись красками, отделка узорчатой тисненой кожей и, особенно часто, металлический набор на кожаной подкладке. Металлические детали были литыми, имели различную форму, широко использовались в упряжках, прекрасно сочетаясь с кожей уздечек, шлей, седелок, шорок. Детали выливались из меди с никелем или цинком, использовалась так же посеребренная медь, или чистое серебро. Для украшения, упряжь снабжалась также большим количеством кистей. Их располагали обычно на уздах и шлеях, по бокам и впереди лошадей. Очень богато украшали обычно дугу коренной лошади. Использовали для этого художественную роспись либо деревянную резьбу. Вырезали узоры, состоящие из геометрических фигур – кругов, ромбов, треугольников. Для росписи предпочитали пользоваться золотой краской. Она должна была гореть на солнце и выделяться на любом фоне. Со временем на позолоту стало модно наносить тонкий графический узор при помощи черной или красноватой краски. Он представлял из себя хитросплетения растительного орнамента: листьев, цветов, стеблей, плодов.

  Во второй половине девятнадцатого столетия на смену золоченым дугам пришли живописные. Это были настоящие произведения искусства. На них изображались крупные гроздья винограда красного и синего цветов, а также зелень трав. Контрастное сочетание цветов создавало сочную палитру, которая оживлялась белыми равномерными мазками-бликами. Такая дуга была видна издалека и очень украшала упряжку.
  К сожалению, к концу XIX-го века роспись начала видоизменяться в худшую сторону. Дуги стали тоньше, соответственно места для росписи меньше, рисунок измельчал. В роспись наряду с гроздьями винограда и травами начали вносить изображения цветочных букетов, имеющих пеструю золотую, серебряную окраску, что делало роспись яркой и безвкусной.
  В конце концов и эта роспись сошла на «нет». Дуги стали окрашивать в однотонные цвета, иногда для украшения во время праздников, их перевивали цветными лентами.
http://s2.uploads.ru/t/w1yoV.jpg

   По мере развития и распространения почтовых и курьерских ездовых троек, возникла необходимость в специальных сигнальных устройствах. Связано это было с двумя основными причинами. Во-первых: основной задачей таких упряжек была быстрая доставка корреспонденции, поэтому скорость у них, по тем временам, была приличная, а правил дорожного движения не существовало. Во избежание столкновений быстро мчащейся повозки с людьми и экипажами, она должна была издавать достаточно громкий сигнал, чтобы освободить для себя дорогу. Во-вторых: все по той же причине скорости доставки, времени на долгое пребывание тройки на почтовых станциях не было. Поэтому громкий, далеко слышный сигнал, должен был предупреждать персонал станции о приближающемся экипаже, с целью заблаговременной подготовки смены уставшим лошадям. Поначалу, в качестве сигнального средства, ямщики использовали свист и молодецкий покрик, извещая прохожих о своем приближении.

  Во времена Петра первого начались попытки ввести в России, распространенный в странах Западной Европы, в качестве звукового сигнального средства, почтовый рожок. Попытки эти закончились неудачей, несмотря на репрессивные меры в виде штрафов и телесных наказаний. Нововведение не прижилось, почтовый рожок лишь остался эмблемой российской почты.

  Ближе к концу восемнадцатого века, в качестве сигнального средства, был предложен бронзовый колокольчик, маленькая копия, так распространенного на Руси, церковного колокола. Он размещался под дугой, прямо над головой коренной лошади тройки. Его прочно привязывали к центру дуги мягким кожаным ремнем. Во время движения язычок колокольчика, раскачиваясь из стороны в сторону и ударяя по стенкам, издавал звонкий мелодичный звук, слышимый издалека. Такой колокольчик, расположенный под дугой, получил название поддужного, а так же ямского или почтового.
http://s7.uploads.ru/t/U9M1B.jpg
Почтовая тройка, фрагмент с картины художника Орловского А.О. "Путешествие в кибитке", 1819 г., Русский музей

  Поддужный колокольчик был предназначен для двух целей. Основной его функцией была, конечно же, сигнальная. Звонок колокольчика был слышен за две версты, что было очень удобно для предупреждения о приближении тройки. Вторая функция была чисто эстетическая. Курьерам, почтовым служащим и пассажирам приходилось очень много времени проводить в пути. Путешествие по огромным пространствам России было скучным и однообразным, занимало, иногда, много дней. Приятный же, мелодичный звонок колокольчика помогал путникам расслабиться. Ритмичный, нежный звук радовал слух, убаюкивал, помогая преодолевать большие расстояния.

  Поддужный колокольчик – это чисто русское название, оно, также как и дуга, и тройка, принадлежит русской истории и нигде за пределами России больше не встречается. Именно поэтому, тройка и звон ее колокольчиков являются для иностранцев олицетворением удали русской души.

  В XIX-м веке стало очень популярно ездить на тройке с колокольчиками. Тройки стали заводить себе частные владельцы, в основном богатые люди. Производство колокольчиков стало возрастать. Отливали их в основном в кустарных литейных мастерских, расположенных во многих городах и селениях России. Мощность их была небольшая, но так как они были многочисленны, то удовлетворяли возросший спрос. Наиболее распространенным это производство стало в городе Валдай Новгородской губернии, который располагался на главном почтовом пути России Москва-Петербург, что было для него очень выгодно. Произведенные здесь колокольчики называли валдайскими колокольчиками, поэтому все поддужные колокольчики часто называют именно так.

  Примерно с начала XIX-го века мастера начали отмечать на колокольчиках год изготовления. Многие ставили, как бы, свое личное клеймо. На нем пропечатывалось имя мастера и место изготовления. Кроме этого часто мастера украшали свое произведение различного вида орнаментами, а так же изображениями одноглавого и двуглавого орла, святого Георгия Победоносца. Многие отливали на колокольчиках интересные крылатые фразы: «Купи, не скупись, езди, веселись», «Звенит – потешает, ездить поспешает», «Кого люблю, того дарю», «Дар Валдая» и другие.

  Использование колокольчиков всеми, кому захочется, при езде на тройке, имело и некоторые негативные последствия. Это вносило неразбериху в работу почтовых станций. Служащие на станции часто не реагировали на звон колокольчика, думая, что едет частный владелец, а не почта, и бывали не готовы к ее приему, это приводило к задержкам почтовых и курьерских экипажей.
В ответ на постоянные жалобы почтового ведомства на любителей ездить со звоном, правительство неоднократно в XIX-м веке издавало указ с запретом на использование колокольчиков частными лицами. Разрешение выдавалось только для почтовых служащих и земской полиции и только исключительно во время работы и исполнения ими служебных обязанностей.

  В середине XIX-го века любители звонкой езды нашли новый способ обходить законы. Для звона начали использовать бронзовые бубенчики. Их в больших количествах, в виде гирлянд, укрепляли на кожаных ошейниках. Ошейники надевали на шею лошади, причем уже не одной, а всех трех. Бубенчики издавали не такой сильный звук, как колокольчики, так как представляли из себя глухой полый шар с дробинкой внутри, в отличие от колокольчика, который был открыт, и имел язык большего размера по сравнению с дробинкой. Для создания приятного гармоничного звука, бубенцы использовались в неограниченном количестве, при этом они специально подбирались по размерам, по тону звука, что приводило к созданию очень созвучного ряда, который при езде производил «согласный» звон.

  В конце XIX-го века, с падением почтовой и курьерской роли тройки, правительство перестало издавать запрет на использование колокольчиков частными лицами. Именно тогда колокольчики стали применять в комбинации с бубенцами. От одного до трех колокольчиков размещали вместе с двадцатью-тридцатью бубенчиками, что создавало совершенно неповторимый по звучанию ансамбль, который получил название «ямская гармонь».

Несмотря на то, что научно технический прогресс вытеснил русскую тройку из нашего повседневного обихода, благодаря фольклору, русской литературе и живописи, в которой широко отразилась эта легендарная упряжка, она останется в памяти народа навечно.
Источник

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

0

2

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

Черная жемчужина

  Фризская лошадь или фриз является одной из древнейших пород лошадей в Европе. В течение нескольких веков фризы оказывали влияние на развитие многих других пород, прежде всего ольденбурга в Германии и фелльского и далеского пони, по облику которых ясно улавливается схожесть с фризской лошадью. Фриз также использовался для выведения шайарской лошади. Эта же порода стала родоначальником почти всех рысистых пород.

ИСТОРИЯ ПОРОДЫ.
  История фризских лошадей зародилась в Голландии, а точнее, в одной из ее областей — Фрисландии. Местное население данной области сохранило древние традиции и язык, напоминающий древнеанглийский.
Великий полководец Юлий Цезарь утверждал, что лошади германских фризов произошли от лошадей, приведенных кельтами-завоевателями и местных тяжелых коней. Римский историк Тацит (годы жизни — 55 — 120 н.э.) писал, что фризские лошади того времени были универсальными, крепкими, но абсолютно некрасивыми. Потомки фризов были облагорожены естественным отбором. В период средневековья фризские кони представляли собой тяжелых и крупных боевых лошадей, на которых рыцари из Германии и Голландии отправлялись в знаменитые крестовые походы. Восточные лошади, приведенные завоевателями из походов, также оказали благотворное влияние на фризскую породу.
  Во время процветания Древнего Рима фризы оставили свой след в английском коневодстве — они входили во вспомогательные отряды римских легионеров, которые в то время базировались на Британских островах. И даже после ухода римлян существовавшие тогда торговые связи с Нидерландами позволяли фризам все в большем количестве проникать на английские и норвежские земли, где их активно использовали с целью улучшения местных пород. Именно поэтому далеские и фелльские пони из Великобритании, а также норвежские представители породы гудбрансдаль представляют собой уменьшенные копии фризов. Кроме того, фризские лошади были одними из прародителей шайрской породы.
  Из исторических источников нам известно, что фризская лошадь пользовалась известностью. Есть записи, датированные 1251 годом (Кельн), 1276 (Мюнстер), 1466 (Адуард), 1617 (Маркхам), 1771 (Кладруп), а также существовал ряд книг, в которых сохранились упоминания и восторженные отзывы об этой породе: 1560 (Блундевилль), 1568 (Гичардини), 1629 (Плувинел), 1658 (Герцог Ньюкаслский), 1680 (Дэ Солейсел), 1687 (фон Адлерсфлюгель), 1734 (Соньер), 1741 (Гериньер), 1744 (Обшельвиц), 1779 (Ле Франк ван Беркхей), 1802 (Хузард), и 1811 (Гайсвайт ван дер Неттен).
  Согласно хроникам Дубрависа, король Венгрии Людовик 2 выступал в военных походах против турков (1526г.) верхом на мощном фризском жеребце. Гравюра Страдануса (Ян ван дер Страт 1568) изображает фризского жеребца по кличке Фризо из конюшен Дона Хуана австрийского.
  Период с 1568 до 1648 года для Нидерландов был не самым лучшим — страна была оккупирована испанцами. В это время на фризскую породу оказали существенное влияние берберийские и андалузские лошади. В частности, андалузская кровь придала особую картинность и величавость фризам. Со временем значение тяжелой рыцарской кавалерии становилось все менее значимым, и на ведущие позиции вышла поворотливая и легкая андалузская лошадь. Чем более популярными становились верховые лошади, тем реже использовались фризы под седлом — данная порода превращалась в каретную.
  Во времена барокко фризских лошадей разводили на заводе архиепископа Зальцбургского и на королевском конном заводе Дании — представители данной породы оставались парадными конями королей и знати.
  Благодаря своим качествам, фризских жеребцов ввозили в другие страны: Джордж Вильгельм Прусский в 1624г., а затем Датский конный завод в Фредериксборге, конный завод в Зальцбурге, завод в Кладрупе в 1771г. и снова в 1974 году (жеребец Ромке, рожденный в 1966г). Уже в 1625 году фризские лошади ввозились в регион, который впоследствии был назван Соединенными Штатами Америки. Голландцы основали Новый Амстердам на территории открытой в 1609 году, но в 1664 Англичане захватили колонию и дали городу новое имя Нью-Йорк. Реклама в газетах 1795 и 1796 года предлагает на продажу рысаков голландского происхождения. Скорее всего, речь шла именно о фризских лошадях. Талантливый писатель Жан Меллин выдвигает предположение в своих книгах о том, что распространенная Американская лошадь происходит от фризских корней. Быстрая рысь, тяжелые гривы, длинный богатый хвост и щетки, доставшиеся от предков - являются прямыми подтверждениями тому. В 1974, 1975 и 1977 году девять фризских лошадей были ввезены в США г-ном Томасом Ханнаном, Луисвилль, штат Огайо.
  С помощью Фризской Племенной Книги фризские лошади были ввезены в Западную Германию Бароном Клеменсом вон Нагелем, а также в Южную Африку г-ном П.С. Слаббертом и Б.Ф. Мостертом в 1958 году. Импорт в Южную Африку производился с целью улучшения типа лошади, именуемого как Фламандская лошадь, которая была давно ввезена из Бельгии и названа по региону экспорта - Фландрии. В настоящее время этот тип лошади не существует в Бельгии, за исключением особей, завезенных из Фрисландии.
  Однако с течением времени фризские лошади перешли в руки обычных крестьян. На рубеже XVIII и XIX веков они стали приобретать популярность в совершенно новом качестве, благодаря внушительной в те времена резвости на рыси. Быстрейшие представители породы преодолевали расстояние в 1 километр всего за 2 минуты. Их называли гардтраберами (harddravers).
Гардтраберов испытывали на короткие дистанции, причем на старт выводили всего 2 коней. В те времена появились знаменитые рысистые породы: американская, орловская, норфольская. Вполне вероятно, что первый представитель норфолькской породы Шельза являлся потомком голландских гардтраберов.
  Между 1800 и 1850 годами в газетах насчитывалось 2847 рекламных объявлений посвященных забегам. Сначала соревнования проводились под седлом, но позже они стали проходить и с использованием особых фризских повозок. 31 мая 1823 года Король Вильгельм 1 основал бега, которые должны были проходить в Леувардене каждый год в начале августа. Эти бега стали известны под названием "День Королевского Хлыста", поскольку Король каждый год награждал победителя золотым хлыстом. Бега проводились в память о Битве при Ватерлоо, в Бельгии, 18 июня 1815 года, в которой французский император Наполеон был повержен, а Европа завоевала свободу. Бега в Леувардене всегда привлекали огромное количество зрителей. Эти соревнования закончились в 1891 году, когда Её Величество Королева-Регент Эмма в последний раз преподнесла золотой хлыст в качестве приза победителю. Русские и Американские рысаки, которые использовались только на бегах, показывали большую резвость, и это положило конец фризским рысистым испытаниям. В настоящее время Фризские бега проводятся только время от времени, в качестве показательных выступлений. Тем не менее, группа заводчиков в местечке Вольвега пытается возродить рысистые испытания для лошадей Фризской породы.
  В 1879 году для сохранения породы было сформировано специальное общество племенной книги фризских лошадей. Его основная задача на тот момент — разведение некрупной лошади, которая подходила бы для сельскохозяйственных работ. Но все же конкуренция была острой, и к 1913 году осталось всего 3 чистокровных фризских жеребца. Тогда породу удалось сохранить.
  В 60-е годы ХХ века по причине активного развития технического прогресса имел место второй кризис. В 1965 году в мире насчитывалось всего 500 фризских коней. Но снова почитатели этой породы спасли фризов, многократно преумножив их численность.
  В последние годы интерес к фризам только возрастает. Фризские лошади выступают на различных шоу и в цирках. Экипажный спорт — соревнования в упряжках, популярные на Западе — востребованная ниша для данной породы. В Нидерландах упряжка с фризами открывает сессию парламента и представляет официальный выезд королевской семьи. В конце ХХ века фризских лошадей разводили уже не только в Голландии, но и в ряде других стран Западной Европы, Южной Африке и США. В 1992 году в мире насчитывалось 12 000 чистокровных фризов.
Фризских лошадей используют в цирке. Первым в этой области был Цирк Страссбурга, где в 1939 году впервые начали тренировать Фризских лошадей согласно Академическому стилю езды. Лошади успешно участвовали во многих представлениях, и этому примеру последовали и другие цирки. Ум и добронравие Фризских лошадей делает их идеально подходящими для этих целей. А черные гривы и хвосты придают оттенок величественности.

ВНЕШНИЙ ВИД.
  Высота в холке от 150 см и выше. Масть исключительно вороная. Из отметин допускается только звёздочка диаметром не более 30 мм у кобыл. У жеребцов отметины не допускаются.
  Фриз — лошадь не очень крупная, костистая, но элегантная, несколько высоконогая, с ярко выраженным упряжным складом. Фризы имеют грубую рыхлую конституцию. Корпус широкий и глубокий, но немного растянутый, спина длинная и нередко мягковатая. Рыхлость конституции скрадывается высоким выходом шеи и растянутостью форм. Шея у фриза с красивым легким изгибом, очень высоко поставленная, а голова крупная, длинная, с почти прямым профилем и длинными строгими ушами. Наиболее запоминающаяся особенность фризской лошади — очень длинные и густые щетки, покрывающие костистые мощные ноги от скакательного до запястного сустава и ниспадающие на большие черные копыта (так называемые фризы).
  Не менее своеобразны и движения фризских лошадей. Для них свойственны высокие аллюры, когда лошадь во время бега высоко поднимает ноги. С одной стороны такой аллюр считается малопродуктивным, поскольку лошадь тратит много энергии на размашистые движения, поэтому фризские лошади среди своих собратьев-тяжеловозов считаются едва ли не самыми слабыми. С другой стороны высокий аллюр делает движения фризов необычайно красивыми и ценными для выездки. Зачастую владельцы стремятся улучшить природные движения своих лошадей, используя на тренировках «фризскую шлею» — устройство из веревок и блоков, соединяющих трензель с каждой ногой лошади. Фризы славятся легкой обучаемостью, ориентированием на человека, удобством в обиходе. Чаще всего у них мягкие для всадника аллюры. Однако профессиональные спортсмены по драйвингу предпочитают использовать более интеллектуальные породы.
  Таким образом, фризские лошади заняли уникальную нишу между испанскими верховыми лошадьми и холоднокровными упряжными породами. Темперамент у фризских лошадей живой, энергичный, но без излишней горячности, как и все тяжеловозы, фризы уравновешенны, покорны всаднику, спокойны и добродушны.

http://s2.uploads.ru/t/KcIkh.jpg

http://s3.uploads.ru/t/qcPJM.jpg

http://s3.uploads.ru/t/yf1qp.jpg

Автор статьи
http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

0

3

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

Рожденные южным ветром

  Арабская лошадь — одна из самых старых и самых популярных верховых пород лошадей. Эта порода заслужила всемирную славу благодаря красоте, резвости и выносливости. Высокие качества арабских лошадей нашли отражение в легенде, повествующей о том, как зародилась эта порода. Согласно преданию пророк Мухаммед долго путешествовал по пустыне с табуном лошадей, после многих дней, проведенных без пищи и воды, он, наконец, вышел к оазису. Лошади ринулись к источнику, чтобы утолить жажду, в этот момент пророк окликнул их, но только пять лошадей вернулись на его зов. Вот от этих пяти верных лошадей и ведет свое происхождение арабская порода.

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ АРАБСКОЙ ЛОШАДИ.
  Родиной или, точнее, местом, где оформилась арабская порода, считается Аравийский полуостров, в частности, территория, которая носит название Нежда. О происхождении арабской лошади нет единого мнения. В одном из древних описаний Аравии, относящемся к 1500 году до н.э., говорится о великолепном коне пустыни. Однако об арабском коневодстве до VI века н.э. ничего не было слышно, и экономического значения лошадь Аравии в то время не имела. Передвижение производилось на верблюдах, на них же арабы отправлялись в поход.
  Слава арабской лошади начинается со времён Магомета, который привлёк к ней внимание всего населения. Быстрый расцвет коневодства Аравии, имевшей до этого, видимо, незначительное количество лошадей, свидетельствует о том, что лошадь была завезена извне и истоки происхождения лошади следует искать за пределами Аравии. Предполагают, что арабская лошадь ведёт своё начало от лошадей несейско-персидской группы. Наибольшей популярностью среди восточных лошадей в VII-IV веках до н.э. пользовались несейские, или нисийские, лошади. Несейские лошади, попав в Персию, под влиянием подбора, упражнений и экологических условий дифференцировались, в основном, на два типа. Для боевых колесниц требовалась лошадь крупная, костистая, темпераментная и обладающая упряжным складом. В результате несейская лошадь, под влиянием комплекса воздействующих на неё факторов, подверглась изменению и приобрела тип лошади длинных линий с удлинённой спиной, свойственный лошадям упряжного склада; этот тип и явился прообразом современной ахалтекинской лошади. Другая часть несейских лошадей, попав в условия горного ландшафта, использовалась, как верховая и вьючная лошадь и в результате приобрела другие черты. Основными требованиями к этой лошади были способность быстро скакать под всадником и передвигаться по горному рельефу. Для этого более пригодна небольшая, совкая, короткошерстная лошадь с малой площадью опоры. Большую роль в создании лошади этого типа сыграло воздействие окружающей среды - горное солнце, атмосфера горных высот и пр. Эти естественно-исторические условия создали гипогипофизарный тип с укороченной лицевой частью, широколобый, с большими навыкате глазами, приземистый, на короткой ноге, с округлыми формами. Если бы удержались те способы боя с колесницами этому типу лошади не суждено было бы играть мировую роль в истории коневодства и коннозаводства. Но время выдвинуло новые формы войны и сражений: колесницы отжили свой век, и на арену вышла конница. От лошади конницы требовали резвой скачки, ловкости, собранности корпуса, выносливости. Поэтому все взгляды устремились в сторону лошади гипогипофизарного типа, и этот тип стал постепенно вытеснять прежний тип лошади - длинных линий. Появилась необходимость вести подбор с учётом желательных признаков, с обращением особого внимания на производительность и, особенно, отбор по резвости скачки. Скачки у парфян получили широкое распространение. Такая целеустремлённость в работе увенчалась созданием замечательной верховой лошади, сыгравшей громадную роль в завоевательных войнах Персии. После завоевания арабами Ирана множество персидских лошадей в качестве трофеев попало в Аравию. Племенная работа, проведённая арабами с введённым поголовьем, завершилась созданием арабской породы. Арабы не испытывали своих лошадей на ипподромах, но жизнь арабов, изобиловавшая войнами, а в дальнейшем постоянными набегами, способствовала тренировке и отбору лошадей по резвости. Отбор по экстерьеру и резвости, а также воздействие географических и климатических условий и, наконец, наследование особенностей, приобретённых в результате упражнений на быстрых аллюрах, закончили формирование коня пустыни - арабского скакуна.
  Центром арабского коневодства являлся Неджд, однако примерно 250 лет тому назад, с выселением из Неджда бедуинских племён шаммар и аназе, арабская лошадь распространилась по всей центральной и северной Аравии. Так как лучшие пастбища находятся в северной части Аравии, то это обстоятельство сказалось на качестве выращиваемой лошади - лучшие арабские лошади встречаются именно здесь.

АРАБСКАЯ ЛОШАДЬ В РОССИИ.
  В России арабские лошади были известны давно и регулярно поступали как с Востока, так и из соседних стран (Польши, Венгрии). Уже с царствования Ивана Грозного (ХVI в.) в государевых конюшнях утвердились довольно верные взгляды на ценность пород, и дороже всех ценились арабские, персидские и туркменские лошади. Первая официальная запись об арабской лошади в государственных документах России относится к началу 17 в.
  В первой половине ХVIII в. в конных заводах России использовалось около ста жеребцов-производителей восточного происхождения, в том числе арабские и берберийские.
  Большое количество арабских лошадей было завезено в Россию во второй половине ХVIII в., в период турецких войн. Самые лучшие из них были собраны у большого знатока лошадей - талантливого коннозаводчика графа Алексея Орлова. Более 30 жеребцов и большое количество кобыл поступили к графу Орлову в качестве подарков от турецких вельмож и от султана. Из этих лошадей 18 были подарены императрице Екатерине II, жеребцы Алибей и Орлов Арабиан отправлены в Англию, где использовались для воспроизводства, а 12 жеребцов и 9 кобыл переведены в конный завод Орлова для межпородных скрещиваний. Всех лошадей из Турции в Россию привезли в 1774 г. на кораблях и только выдающегося по своим качествам жеребца Сметанку привели по суше из Аравии через Турцию, Венгрию и Польшу. Жеребец прибыл в Россию в 1776 г. в сопровождении военного конвоя, с охранной грамотой турецкого султана.
  Сметанка использовался в заводе Орлова всего один сезон и пал в 1777 г., оставив сыновей Полкана I, Фелькерзама I, Бовку, Любимца и дочь Сметанку. Другой высококлассный жеребец арабской породы - бурый Салтан I - был приведён в Россию в 1775 г. и, подобно Сметанке, пал после первого случного сезона, оставив в заводе трёх сыновей, названных по имени отца Салтанами, и одну дочь. Но, несмотря на столь короткое племенное использование, Сметанка и Салтан I оказали громадное влияние на коневодство России и стали основателями орловской рысистой и орловской верховой пород лошадей. В племенной работе использовались, кроме Салтана I и Сметанки, арабские жеребцы Араб, Горностай, Старик, Феникс, Каклиян, Бородавкин, Цесарбей, Дервиш и один без имени, а также кобылы. Работа по скрещиваниям была завершена в начале XIX века, и Россия получила отличную полукровную породу - орловскую верховую.
  В 1802 г. русский коннозаводчик Ф.В. Ростопчин вывел из Аравии жеребцов Ришана, Каймака и Кади. Используя их в случке, главным образом, с английскими и частично с персидскими, кабардинскими, карабахскими и донскими кобылами, он создал верховую породу лошадей, названную ростопчинской. Самой выдающейся лошадью завода Ростопчина был непобедимый белый Анубис, который на скачках не уступал английским верховым лошадям.
  В 1845 г. заводы А.Г. Орлова и Ф.В. Ростопчина были приобретены государством, но обе породы некоторое время велись раздельно. В дальнейшем их стали скрещивать между собой. В результате была создана порода, названная сначала орлово-ростопчинской, а позднее русской верховой.
  Большое количество арабских лошадей было завезено в Европу из Аравии в начале XIX в. польским коннозаводчиком графом Ржевуским: 137 жеребцов и кобыл рода Неджди Кохейлан Эль Бедави. Из числа этих лошадей 23 (в том числе 10 жеребцов) поступили в Австрию в завод короля Вюртембергекого, а 35 жеребцов остались в заводе Ржевуского. Многие из них позднее были переданы в различные конные заводы и оказали большое влияние на развитие арабского коневодства Австрии, Польши, России и других стран Европы. В первой четверти XIX в. в России были организованы Скопинский, Починковский, Деркульский, Стрелецкий, Лимаревский и Новоалександровский военно-ремонтные конные заводы, для комплектования которых с Востока регулярно завозили большое количество жеребцов-производителей. Затем были созданы Хорошевский, Пахринский, Бронницкий, Александровский и Гавриловский конные заводы, в которых стояли в качестве производителей выводные арабские жеребцы, в том числе Бегри Бегрейн, Неджди, Арабоглы, Хузестанец, Магмад, Баярхан, Сарыляр, Омар, Кохейль, Хатцын, Газаль, Бриллиант и Ильдерим. В 40-х годах XIX в. в России насчитывалось уже 44 конных завода, в которых арабских лошадей разводили в чистоте или использовали в скрещиваниях с другими породами. Для пополнения состава конных заводов чистокровным материалом завозили жеребцов и кобыл с Востока (1862 и 1866 гг.). В начале XX в. в России было более 50 хозяйств, где лошади арабской породы разводились в чистоте или скрещивались с другими породами.
  Во второй половине XIX в. в Стрелецком заводе был создан константный тип укрупнённой верховой лошади, которая впоследствии была признана как самостоятельная порода - стрелецкая. В 1889 г. был основан конный завод С.А. Строганова, расположенный на Северном Кавказе, после того, как его владелец в Аравии купил 4 жеребцов и 9 кобыл. В 1891 г. С.А. Строганов получил в подарок ещё 2 жеребцов, а в 1895 и 1900 гг. в хозяйство поступили оригинальные арабские жеребцы и кобылы с Востока. Лучшими по качеству потомства в заводе были жеребцы Эмир Эль Араб, Соттам Эль Крейш и Шеррак, Тамри и кобыла Аназе. В конце 19 - начале 20 вв. арабское коневодство России находилось на высоком уровне развития и не уступало по качеству своей продукции иностранному.

АРАБСКОЕ КОНЕВОДСТВО В СССР И РФ.

  Начало разведению арабских лошадей в СССР положено в 1930 г., когда в Терский конный завод поступили 7 лошадей из Франции, в их числе жеребец Канн. В 1936 г. завод пополнился лошадьми из знаменитого конного завода "Краббет Парк" (Англия), среди которых были известный Насим, кобылы Рисальма, Риксалина, Стар оф тзи Хилс, а в 1939 г. в хозяйство поступила большая группа лошадей из Польши, включая жеребцов Пиолуна, Скшипа, Такипана и кобыл Маммону, Таращу, Дзиву, Влодарку и др. Разведение арабских лошадей в чистоте до Великой Отечественной войны в связи с небольшим количеством племенного состава производилось в ограниченных размерах. С 1941 по 1943 гг. всё поголовье конного завода находилось в эвакуации в Западном Казахстане, где, несмотря на тяжёлые условия табунного содержания, арабские лошади были сохранены. В 1944 г. Терскому конному заводу официально было придано направление по разведению чистокровных арабских лошадей. В настоящее время в Терском конном заводе сосредоточено свыше 75% племенного поголовья арабских лошадей.
  Тавро Терского конного завода сегодня считается своеобразным знаком качества, который носят многие чемпионы конских выставок в странах Европы, Азии и Америки. Вот некоторые из последних достижений местных питомцев. Так Мономах, сын Мадьяра, в «северной столице» стал обладателем титула резервного чемпиона России 2008 года на шоу арабских лошадей. На выставке «Эквирос» в 2008 году, в пяти номинациях в либерти классе питомцами Терского конного завода было занято 4 первых места и 1 второе место, а кобыла «Находка» была признана лучшей арабской лошадью России и удостоена переходящего приза WAHO. На выставке Эквирос в 2009 г. абсолютным чемпионом страны 2009 г. в шоу-классе стал жеребец Терского конного завода Алхимик (Мукомол-Агата) Этой победой жеребец Алхимик завоевал право представлять нашу страну на Чемпионате мира, который состоялся в декабре 2009 г. в Париже. В результате выступления Алхимик вошел в десятку лучших жеребцов планеты.
В мае 2009 года на Пятигорском ипподроме приз Открытия летнего сезона «Пятигорск-2009» взял жеребец Планетарий (Нониус-Паранджа), а Большой Летний приз завоевал жеребец Валентино (Нониус-Валуевка). Победы этих арабских скакунов Терского племенного конного завода №169 по достоинству оценили знатоки и любители конного спорта. 21 июня 2009 года отличилась замечательным финишем во время скачки за Большой приз для кобыл 3-х лет (ОКС) кобыла Нарния (Парусник-Невидаль). Эта победа вдвойне дорога, так как скачки этого дня проходили под флагом празднеств по случаю 120-летия Терконезавода. Вторым в скачке на приз Асуана, знаменитого питомца Терконзавода, стал жеребец Валентино Джи (Нониус-Валуевка). В 2009 году произошло еще одно знаменательное событие. 18 июля в Москве на Центральном ипподроме состоялись скачки на Кубок Президента Российской Федерации. В рамках этих скачек разыгрывался Большой Интернациональный приз для лошадей чистокровной арабской породы. Жеребец Терского конного завода Валентино Джи (Нониус-Валуевка), обойдя всех именитых соперников, победил в этой престижнейшей скачке. В том же 2009 г. на заводе побывала представительная делегация из 12 ведущих коннозаводчиков мира. После более 20-летнего перерыва посетил предприятие Хорвард Кейл, в свое время открывший Америке удивительных «русских арабов». Итогом его визита стали подписанные договоренности о сотрудничестве.

http://s7.uploads.ru/t/g4uCa.jpg

http://s3.uploads.ru/t/JN1Iv.jpg

http://s7.uploads.ru/t/Dy6cd.jpg

Автор статьи

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

0

4

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

Русские фениксы

  Русская верховая (устаревшее название орлово-ростопчинская) – порода удивительная во всех отношениях: интеллигентная, элегантная, грациозная, мощная, будто специально созданная для большого спорта. Особенно ярко русские верховые блистают в выездке. Порода не раз почти полностью исчезала или была на грани уничтожения, но затем, как легендарный Феникс, возрождалась из пепла. Сейчас она переживает уже, пожалуй, третье рождение.
  Своим возникновением русская верховая порода обязана графу Алексею Григорьевичу Орлову-Чесменскому. Известно, что сподвижник Екатерины II горячо любил лошадей: нередко он устраивал на своих землях скачки и сам не только превосходно держался в седле, но и владел всеми тонкостями верховой езды в манеже. Экспериментировать с разведением лошадей граф начал еще в 60-ые годы XVII века в подмосковном имении Остров. По распоряжению Екатерины II, он имел право выбирать для себя лучших жеребцов и маток из дворцовых конных заводов. Так, в имении оказались представители английской, неаполитанской, арабской, туркменской пород, а также лошади, привезенные Орловым из Аравии и Турции после окончания русско-турецкой войны, среди которых были легендарные родоначальники русской верховой породы Сметанка и Салтан I.

С НОВОСЕЛЬЕМ.
  В 1770 году граф был назначен командующим русским флотом на Черном море, который при сражении в Чесменской бухте полностью разбил и сжег весь турецкий флот. Орлов получил титул Чесменский, орден Георгия I степени и 120 тысяч десятин земли вокруг села Хреновое Воронежской губернии. Именно там будут основаны Хреновской и Чесменский конные заводы. Тем временем, Островской конный завод Орлова процветал: граф мог похвастаться великолепными представителями различных пород, богатой коллекцией привозных и собственноручно выращенных лошадей. Однако суровый российский климат плохо подходил для изнеженных заграничных лошадей, которые часто простужались и погибали. Так пали Салтан и Сметанка, дав всего по одной ставке. Здесь как нельзя лучше пришелся ко двору подарок императрицы - земли в Бобровском уезде Воронежской губернии. На новое место лошадей переводили постепенно - с 1776 по 1778 годы. Одновременно в Хреновом значительно увеличили поголовье, помимо верхового открыли рысистое и чистокровное отделения. Именно Хреновое стало колыбелью верховой и рысистой орловских пород.

ПРОДОЛЖАТЕЛИ РОДА.
  Сметанка оставил после себя всего пять жеребят: Бовку, Любимца, Фелькерзама, Полкана и кобылку Сметанку. Вскоре Бовка был продан в Англию, Любимец в заводе не преуспел, Полкан в основном «ушел» в рысистое направление, и лишь Фелькерзам стал вторым по значению жеребцом в период становления породы, правда, несмотря на нарядный экстерьер и хорошие резвостные качества, не проявил способностей в манеже. От Салтана I был получен Салтан II, давший много кобыл и четырех сыновей - Добровольного I, Свирепого I, Свирепого II, и Постоянного I. Все сыновья Салтана II были оставлены в заводе и стали родоначальниками линий, среди которых особенно выделялся Свирепый II. Его отличал идеальный экстерьер, добронравность, энергичность и большие способности к манежной езде. Свирепый II стал любимцем графа Орлова, на котором тот ездил до конца жизни. Таким образом, к 1802 году в заводе велись четыре линии: Салтана II, Фелькерзама I, Полкана II и Араба I.

СВОИМ ПУТЕМ.
  Тем временем, в 1802 году в Воронежской губернии при селе Анна граф Федор Ростопчин занялся разведением собственной - ростопчинской породы лошадей. В отличие от Орлова, он стремился вывести лошадей, таких же нарядных, как арабские, и таких же резвых, как английские чистокровные. При этом он не уделял внимания качествам, необходимым для манежной езды. Ростопчин скрещивал арабских жеребцов с чистокровными верховыми, а также англо-датскими, англо-донскими, кабардинскими и карабахскими матками. Ростопчинские лошади были мельче орловских, менее нарядны, обладали более сложным характером, но при этом отличались лучшей резвостью. В 1845 году поголовье ростопчинцев было переведено в Хреновской завод: предполагалось, что там обе породы будут разводиться в чистоте, однако через некоторое время было создано смешанное отделение, и породы объединились в одну – орлово-ростопчинскую. Представители этой породы - жеребцы Франт, Факел и Фазан на Всемирной выставке 1867 года в Париже были удостоены высшей награды. Жеребец Приятель на Всемирной выставке 1893 года в Чикаго был признан лучшей верховой лошадью. На выставке в Париже 1900 года жеребец Баянчик был отмечен золотой медалью. Но, несмотря на славу и признание орлово-ростопчинцев (победы на международных выставках и их работу в качестве улучшателей многих пород – напр., донской, терской и украинской), порода постепенно приходила в упадок.
В 30-40-х годах XIX века в России сложилась неблагоприятная экономическая ситуация, племенная работа в верховом отделении Хреновского завода велась не всегда умело, и потребность армии в верховых лошадях сократилась более чем в четыре раза. Более того, в 1883 году верховое отделение Хреновского завода было ликвидировано, и все поголовье отправили на Украину, в Беловодские заводы, откуда лошадей постепенно разобрали по частным заводам.
  К началу XX века за орлово-ростопчинской породой закрепилось название русской верховой.

«ЗАБЫТЫЙ СКАКУН».
  В пожаре Первой мировой и Гражданской войн сгорело почти все поголовье орлово-ростопчинцев. Когда в 1932 году в Деркульском заводе началась работа по восстановлению породы, получившей новое имя – русская, из 165 лошадей, выбранных для разведения, лишь 10 были чистопородными орлово-ростопчинцами. Это жеребцы Перстень, Браслет, Баянчик, Бриллиант, Гранит (от Ожерелка) и Интерес (от Изысканного), а также кобылы Союзница, Сельдь, Листовка и Балалайка. Эти лошади, которых вполне справедливо можно считать лучшими представителями первоначальной породы, стали эталоном и основным ядром для ее реставрации. Остальных подбирали по схожему с ними типу, причем акцент делался именно на экстерьер, а происхождение многих из них вообще не было установлено.
Прошло всего семь(!) лет – и на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке идеальная верховая лошадь вновь предстала перед публикой.
  «У него великолепно изогнутая шея с присущей естественной отдачей в затылке, как у хорошо выезженной лошади, высокая холка, прямая короткая спина и хорошо оснащенный мускулатурой круп. Стройные и хорошо поставленные костистые, сухие ноги заканчиваются круглыми, как стаканчики, копытами… Движения его легки и грациозны, в черных блестящих глазах виден ум и горячий темперамент. Он иссиня-вороной от головы до кончика хвоста, только на задних ногах у копыт две белые отметинки да небольшая звездочка во лбу… Он горит на солнце. И весь он подтянутый и парадный». Это жеребец Браслет, каким его описал в своем произведении «Забытый скакун» уральский писатель Б.С. Рябинин.
  Снова война, снова потеря почти всего племенного состава. Немецкие войска захватили территорию Украины (где располагалось основное поголовье), в результате чего многие лошади погибли, а лучших представителей русских верховых самолетами вывезли в Германию. Так, чемпионка породы кобыла Биология и жеребец Коралл попали в личную конюшню Риббентропа. К счастью, уцелел жеребец Букет (отец будущего родоначальника известной линии – Беспечного), который как раз находился на выставке в Москве и не успел вернуться обратно на Украину. И снова на этом «почти» порода выживает. С потомками выживших лошадей и началась работа по восстановлению породы во второй раз. На этот раз благодаря усилиям начальника Северо-Уральского треста конзаводов А.А. Соколова. Единицы сохранившихся лошадей были собраны в Красногвардейском заводе в Свердловской области. И опять для накопления численности собираются представители самых разнообразных пород, включая полукровные арабские, англо-текинские и даже рысистые помеси. Критерий отбора – типичность, характер испытаний – гладкие скачки (эту «ипподромную повинность» испытало на себе все полукровное коннозаводство нашей страны). К началу 1950-х годов под руководством начкона К. Караваева численность племенной группы удалось довести до сотни голов. А дальше… вследствие директивных указаний Главка коневодства в эпоху хрущевских преобразований порода была отправлена «под нож» и уничтожена. Лучшей отечественной полукровной породы больше не было.

ПО РЕЦЕПТУ ОРЛОВА.
  Судьба русской верховой породы – это череда трагедий и триумфов, стечений обстоятельств, то счастливых, то роковых. Однако этой породе на разных этапах ее тернистой истории очень везло с людьми, которые с энтузиазмом принимались за работу с ней.
  У русских верховых появился новый «ангел-хранитель» – Вадим Алексеевич Парфенов, доцент кафедры коневодства МСХА имени К.А. Тимирязева, который взялся за воскрешение породы. Он имел отчетливое представление и о желаемом типе, и о методах создания орлово-ростопчинской/русской верховой породы. Оставалось лишь вновь, почти «с нуля», пройти полуторавековой путь селекционной работы.
Тщательные поиски потомков тех самых, «настоящих» орлово-ростопчинцев не были напрасными. Например, Парфенову удалось отыскать внука знаменитого Букета, вороного жеребца Набега. В условиях «генеалогической оторванности» от исходной породы «реставрировать» племенной состав приходилось с использованием в первую очередь тех же пород, что и при создании «оригинала»: арабской, чистокровной верховой, ахалтекинской и полукровных европейских (в новых реалиях – тракененской). Палитру пород дополнили орловские рысистые и терские кобылы.
  Когда В.А. Парфенов разрабатывал «модель» воссоздаваемой породы, он ввел новое требование к экстерьеру, которое его предшественники никогда не предъявляли. Это стремление к вороной масти без отметин. Заводчики XIX и первой половины ХХ века не ставили задачу получить вороную породу, просто так получалось, что высших оценок на выставках удостаивались лошади именно этой нарядной масти. Этим и мотивировал свое требование Вадим Алексеевич.
  В качестве производителей, в основном, использовались жеребцы с долей кровности по русской верховой породе (внук Букета – Набег, внук Глобуса – Грохот, Гамбит, Гром, Имбирь, Грифель и т.д.) а также русский рысак Игранный.
  В 1997 году работы по восстановлению русской верховой породы завершились, и в 1999 году она была включена в «Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию».

ЛОШАДИ, У КОТОРЫХ ВЫЕЗДКА В КРОВИ.
  В настоящее время в породе выделяют десять семейств и пять линий - Беспечного, Абсента, Гуниба, Монконтура и Прибоя – наибольшее количество чемпионов среди которых приходится на потомков Беспечного и Абсента. Беспечный был сыном уцелевшего Букета и кобылы Пластик.
  Наилучшие результаты представители породы показывают в выездке. На Олимпиаде в Сеуле в 1988 году в составе сборной СССР по выездке выступали два сына Набега: Барин и Диксон. Эти лошади были рождены в период самого начала восстановления породы, поэтому «экзамен» Олимпиады был необходим, чтобы распознать их спортивный потенциал. Советская сборная заняла 4 место, а лучший личный результат среди наших спортсменов (9 место в КЮРе) показал Диксон под седлом Нины Меньковой.
  Барин впоследствии прославился как выдающийся производитель, а Диксон стал самой успешной спортивной лошадью нашей страны за последние четверть века: 2 место в командном и 6 место в личном зачете на чемпионате Европы в 1989 году; 3 место в финале Кубка мира в 1990 году; 2 место в командном и 7 место в личном зачете на чемпионате мира в 1990 году; 2 место в финале Кубка мира в 1991 году; 2 место в командном и 3 место в личном зачете на чемпионате Европы в 1991 году; многократный победитель и призер этапов Кубка мира. Стоит отметить еще Амаретто - многократный Чемпион России, победитель этапов Кубка Мира по выездке; Бельведер - победитель чемпионатов России по выездке, призёр международных соревнований; Гепард - Чемпион России по выездке, призёр международных турниров.
  Лучшими в конкуре стали: Дурман - призёр Кубка СССР в Высшем классе Б, победитель различных соревнований в стране и за рубежом; Гоготун - участник и призёр первенств СССР и международных соревнований по конкуру; Досуг - победитель и призёр конкуров 130-140 см; Герополь - победитель и многократный призёр конкуров до 130 см; Чандра - победитель и призёр в конкурах до 140 см и т.д.

ДЕЛО ЧЕСТИ И ДАНЬ ПАМЯТИ.
  Сравнивая лучших представителей русской верховой породы на разных этапах ее развития, можно поразиться, насколько все эти лошади похожи друг на друга. Складывается такое впечатление, что в середине XIX века была создана живая скульптура, которая на заботливых руках селекционеров была пронесена сквозь войны, революции, разруху и прочие катаклизмы. Орлово-ростопчинская лошадь создавалась как военная лошадь, причем для офицеров, а это значит, что не столько для походов, сколько для парадов. Современная выездка – это как раз наследие той самой, «парадной», составляющей кавалерийской службы, поэтому можно утверждать, что русская верховая лошадь используется по тому же назначению, что и на момент своего создания. Ей никогда не приходилось кардинально перепрофилироваться (в отличие от многих других полукровных пород), а значит, и требования оставались неизменными.
  Конечно, сегодня русская верховая порода находится в довольно тяжелом состоянии. Проблем много, главная из которых – катастрофический упадок уровня поголовья и бесконтрольная селекция на протяжении последних нескольких лет в Старожиловском конном заводе. Породу в очередной раз приходится спасать. Но, как легендарная птица Феникс, она снова возрождается из пепла и дает нам шанс еще раз попытаться оценить и сберечь эту красоту – наше наследие.

http://s6.uploads.ru/t/BTH7X.jpg

http://s3.uploads.ru/t/pbDK0.jpg

http://s7.uploads.ru/t/NgoJd.jpg

Автор статьи
http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

0

5

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

Лошади моря

  Там, где речная дельта Роны заливается солеными водами Средиземного моря, в природном парке «Камарг» сохранился кусочек доисторической природы. Здесь среди болот обитают удивительные белые лошади камаргу – одна из древнейших пород в мире. Эти лошади ведут полудикое существование. В отличие от мустангов Нового Света и австралийских брамби, которые являются потомками лошадей, прибывших на новые земли с кораблями первых поселенцев и затем одичавших, камаргу живут на юге Франции испокон веков. Их предположительные предки – лошади солютре, которые обитали в Западной Европе около семнадцати тысяч лет назад.

АБОРИГЕНЫ ПУСТЫННЫХ РАВНИН.
  Болотистые территории на юге Франции отличаются суровым климатом: летом очень жарко и влажно, зимой по равнинам гуляют холодные альпийские ветры. На пропитанной солью почве мало что растет. Но камаргу, идеально приспособленные к этим условиям, чувствуют себя прекрасно. Широкие, крепкие копыта хорошо держат их на вязкой земле, сила и выносливость позволяют проходить большие расстояния и подолгу обходиться без корма. Они могут щипать молодую поросль со дна неглубокого водоема, для этого закрывают ноздри, как тюлени. Подобно другим древним породам, камаргу невысоки ростом – 143 см, и отличаются крепким сложением. Большая, грубоватой формы голова, немного горбоносая, большие глаза, короткие широкие уши, короткая шея и плечи. Широкая спина и глубокая грудь, короткий мускулистый круп и крепкие ноги свидетельствуют о силе. Жеребята рождаются вороными, но постепенно приобретают серую масть.
  Как и в глубокой древности, дикие лошади живут небольшими табунами, их называют манады: один взрослый жеребец ведет за собой кобыл и молодняк. Повзрослевшие жеребчики изгоняются и собирают собственный табун. Чаще всего, взрослые животные – удивительного снежно-белого цвета (хотя масть и принято называть серой), и двигаются столь изящно, что заставляют людей забыть о «недостатках» экстерьера и самозабвенно любоваться воздушным видением. В самом деле, нечасто доведется в условиях дикой природы увидеть табун белоснежных лошадей.
  Есть предположения, что предки камаргов восходят к древнейшим диким лошадям Европейского континента, которые послужили моделями для наскальных рисунков человека эпохи верхнего палеолита. Но очевидно, что в процессе становления популяция подвергалась многочисленным внешним влияниям.
  В Древнеримский период и в средневековье Южная Франция была ареной исторических событий, войн и военных походов. Римские властители привозили сюда ассирийских лошадей. Войска Карфагена вели лошадей из Северной Африки. Остготы и вандалы тревожили Империю верхом на степных лошадях Причерноморья и лесных породах Центральной Европы. Арабские завоеватели в VII-VIII веках прибыли с берберийскими лошадьми. Их влияние прослеживается особенно сильно, ведь мавры господствовали на Иберийском полуострове в течение почти трехсот лет: об этом напоминают также строение седел и старинный способ заездки лошадей, который до сих пор практикуют местные пастухи. В результате столь многообразных воздействий, сменявшихся длительной изоляцией в естественной среде, сформировалась очень специфичная порода. Вероятно, в свою очередь, она использовалась в раннем разведении испанских лошадей.

ПАСТУХИ БОЕВЫХ БЫКОВ.
   Прекрасные качества характера камаргу сделали их любимцами местного населения: смелость сочетается с рассудительностью, энергия и живость со спокойным, миролюбивым поведением. Традиционная французская забава «курс камаргез» – бег быков – весьма популярная в исторической области, расположенной между Провансом и Лангедоком, требует множества агрессивных животных, выращенных специально для этого. Но быка здесь не убивают, как в корриде, а только срывают яркое украшение с его головы. Пасти таких мощных красавцев – труд нелегкий и небезопасный, но привычный для верховых пастухов, которых здесь называют «гардиани». К лошадям гардиани предъявляются особые требования, ведь для того, чтобы справляться со стадом черных быков, нужны смелость, сила и выносливость. Камаргу уверенно и отважно работают с быками. Соседствуя с ними в природе, лошади предугадывают их действия на уровне инстинктов. Пастушьи способности «лошадей моря» сравнимы с талантами хорошо обученной овчарки. Гардиани очень ценят камаргов за высокий, длинный и энергичный шаг, который они держат без устали многие мили, и мягкий, плавный галоп. Но рысь белых лошадок короткая, частая и тряская, потому этим аллюром стараются не пользоваться. Прежде, пастухи отправлялись к жарким болотистым равнинам, чтобы выбрать и поймать камарга, которого затем объезжали, а после выполнения работы снова отпускали к собратьям. Так жили полудикие пастушьи лошади: легко обучаемые, они так же быстро дичают. Невысокие ростом, но достаточно сильные, чтобы везти на себе взрослого мужчину, способные проходить большие расстояния по болоту или каменистой местности. У камаргов такие крепкие копыта, что их не нужно подковывать. Эти качества роднят их с аборигенными породами лошадей Северной Европы. Например, с шетландским пони, чьи твердые копытца никогда не нуждались в ковке, а стальной характер и выносливость позволяют выполнять самую тяжелую работу.

ЗАПОВЕДНИК «КАМАРГ».
  Чтобы защитить уникальных камаргских лошадей от влияния современной цивилизации, грубо вторгающейся в жизнь естественных сообществ, в 1928 году французы создали региональный парк «Камарг». В него вошли равнины Иль де Камарг, Гарда и Хиро, лагуна Этан де Вакар и часть Крау. На север от парка лежит Тараскон, на западе – Монпелье, на востоке – Фосс.
Территория очень велика и позволяет создать для животных условия, максимально приближенные к естественным. Манады камаргов живут здесь также как и их далекие предки. Их покой строго охраняется, а изучением социального поведения занимаются сотрудники Биологической исследовательской станции Тур дю Валат. Сегодня это редкая возможность рассмотреть формирование и внутренние отношения в табуне диких лошадей.
  Но, тем не менее, в отношении камаргов справедлив термин «порода», а не «вид», так как племенная работа все же ведется, кроме того, эти лошади активно используются в сельском хозяйстве. Примерно в возрасте около года отлавливают и клеймят кобыл, а выбракованных жеребчиков холостят в три года, исключая их из племенного разведения.
В качестве породы, камаргу были признаны очень поздно – только в 1968 году, когда была учреждена ассоциация заводчиков. Специалисты Национального конного завода в Ниме курируют ежегодный контроль племенных жеребцов.
«Камарг» знаменит не только своими белыми лошадьми. В дельте Роны находится самое большое в Европе пристанище перелётных птиц: они отдыхают здесь по пути в Африку и обратно. Для наблюдения за ними, среди солончаков и песчаных дюн построены специальные домики с прорезями в стенах. Биологи и туристы могут обозревать отсюда окрестности при помощи мощной оптики, не потревожив обитателей парка.

В ГАРМОНИИ С ЧЕЛОВЕКОМ.
  «Лошади моря» – называют французы камаргу, живущих на границе морской и речной стихий. Сказочная красота табуна белых лошадей, скачущего вдоль берега, рассыпая мириады соленых брызг, покоряет сердца людей однажды и навсегда. Они не обладают изяществом арабов или мощью фризов: экстерьер свидетельствует о природной простоте и глубокой древности происхождения. Но красота движения всегда была сильнее красоты формы. Идеально вписанные в пейзажи равнин, заросших высокими травами, камаргу возвращают нас к истокам, когда человек и животные общались на равных.
  Природный парк не является абсолютно изолированной территорией. Здесь проводятся экскурсии для туристов, и каждый желающий может проникнуться красотой этого сурового края. Среди болот Роны гуляют дикие быки, стаи фламинго шумно взмахивают крыльями, опускаясь на воду после долгого перелета.
  Белые лошади, хранящие мудрость тысячелетий, легко везут человека через древние равнины, так похожие на потерянный рай.

http://s3.uploads.ru/t/AdITf.jpg

http://s3.uploads.ru/t/rwiIq.jpg

http://s2.uploads.ru/t/U4aXi.jpg

Автор статьи
http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

0

6

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

Золото Донских степей

  «По Берлинской мостовой кони шли на водопой, шли, потряхивая гривой кони-Дончаки. Распевает верховой: «Эх, ребята, не впервой, нам поить коней казацких из чужой реки»…
  Донская лошадь - одна из старейших отечественных заводских пород.
  На протяжении последних трех столетий донские лошади составляли основной костяк конского состава Российской кавалерии и в казачьих и в регулярных войсках. Не было ни одной войны, которую вела Российская Империя, а потом СССР, включая и Великую Отечественную, в которой бы не участвовали дончаки. В 1814 году донские лошади вошли в Париж, в 1945 году – в Берлин.
  По своей самобытности и значимости для коневодства России она стоит в одном ряду с орловским рысаком. Но если орловский рысак был создан в сравнительно короткий промежуток времени и на основе почти исключительно завозного материала, то у донской породы глубокие российские корни, и совершенствовалась она веками. Далеко не сразу дончак из простого аборигена-степняка превратился в крупную и нарядную кавалерийскую лошадь.

КОНИ НАШИХ ДЕДОВ.
  Истоки донской породы - на юге и юго-востоке России. По южнорусским степям от Днепра до Волги и дальше на восток издревле перекатывались волны кочевых племен и народов, а с ними табуны лошадей и стада скота. С XI по XV века в этих степях кочевали половцы, или кипчаки. В XIII веке в степи вторглись орды Чингисхана. В дальнейшем часть татар смешались с половцами и практически стали одним народом; они стали называться ногайцами. Лошади ногайских татар монгольского корня смешались с половецкими, а затем испытали на себе воздействие восточной крови. Ногайские лошади были хорошо известны в Московском государстве: они попадали даже в царские конюшни. Ногайская лошадь и стала прародительницей казачьей лошади далекого прошлого.
История донской породы тесно связана с историей донского казачества. Первые упоминания о казаках относятся к XV веку. Триста лет спустя в русской армии сражались уже десятки тысяч казаков. Дальние военные походы, постоянные стычки с кочевниками, сидевшими на быстрых степных скакунах, - такова была их беспокойная жизнь, в которой всюду сопровождал казака добрый конь, преданный, «ветроногий», неутомимый друг.
  Донская порода на протяжении своей истории испытала на себе влияние многих пород. Хорошо заметна в дончаке восточная кровь: персидских, турецких, карабахских лошадей казаки приводили из походов. Восточные породы наложили на донскую лошадь свою «золотую печать» - яркий золотистый оттенок масти - и придали ее экстерьеру своеобразие и нарядность. С середины XIX века на Дон стали поступать лошади отечественных верховых пород: орловской верховой, орлово-ростопчинской, стрелецкой. В этот период старая донская лошадь, еще тяготевшая к степным предкам, все больше превращалась в породу заводского качества. В XIX-XX веках оставили глубокий след в донской породе чистокровные лошади. Однако довольно суровые условия содержания и жесткие требования к казачьему, а позднее ремонтному коню способствовали формированию в породе исключительной однотипности. В станицах по правому берегу Дона сложилась своеобразная форма ведения коневодства. Основой ее были конно-плодовые табуны, где кобылы и молодняк, принадлежавшие отдельным казакам, сводились для совместного содержания и воспроизводства. На период случки в табуны назначались жеребцы из числа особо отличившихся на военной службе или ценных трофейных.
  Со второй половины XVIII столетия началось освоение богатых левобережных степных просторов - Задонья. Первый конный завод в Задонье основал в 70-х годах атаман Платов, затем появились заводы Иловайских, Серикова, Кутейникова, Янова и многие другие. Однако формы содержания лошадей были крайне примитивными, действовал жесточайший естественный отбор.
В 1835 году «Войсковым положением» правила предоставления земельных участков были изменены. Теперь коневодство стало выгодным в основном крупным коннозаводчикам с большими средствами, но такое положение способствовало качественному улучшению донской лошади. В опубликованном в 1878 году «Списке частных конских заводов» Область Донского Войска занимала особое место: на ее территории находилось около половины верховых заводов Российской империи. Она была основным поставщиком верховой лошади на российском рынке. Самые крупные заводы располагались в Задонье. Основными владельцами конных заводов в тот период были офицеры Донского Войска. Новые правила о донском частном коннозаводстве, появившиеся в 1877 году, способствовали наплыву на Дон торгового капитала. Заводы казачьего дворянства начинают переходить к новым владельцам, бывшим ремонтерам, торговцам лошадьми и скотом. Появляются заводы Корольковых, Пишванова, Подкопаева, Букреева. Идет бурный рост конского поголовья. Задонские коннозаводчики с успехом продемонстрировали ценные качества своих лошадей на Всероссийской конской выставке в Москве в 1910 году. Донская порода была признана таким же национальным достоянием, как и орловский рысак. Перед первой мировой войной задонское коннозаводство было основным поставщиком лошадей для регулярной кавалерии: дончаками комплектовалось около 40% ее конского состава.

ВОССТАНОВЛЕННАЯ ЗАНОВО.
  Войны и революции полностью разрушили и задонское, и станичное коневодство. От многотысячных табунов осталось лишь несколько сотен полуодичавших лошадей. К восстановлению донского коннозаводства приступили в конце 1920 года. Никаких племенных записей не сохранилось. Происхождение лошадей устанавливали путем опроса, по таврам бывших коннозаводчиков, ориентируясь по выраженности типа породы. После сортировки и типизации поголовья в 1926 году было сформировано 6 крупных конных заводов. Поголовье донских лошадей было сосредоточено в конном заводе им. Буденного. Племенных жеребцов осталось очень мало, приходилось работать с тем, что было. Однако продуманное использование имевшихся производителей позволило заложить линии, которые существуют в породе и поныне. Так, современная линия Боливара восходит к золотисто-рыжему Буяну, рожденному в 1916 году в конном заводе С. Воеводина, основатель другой линии Барвинок - потомок рожденного в 1918 году золотисто-бурого Бордо. Большинство жеребцов-продолжателей линий родилось в конезаводе им. Буденного.
  И все же на первых порах донской породе страшно не повезло. В среде кавалеристов большой популярностью пользовались английские чистокровные и полукровные лошади. Донских лошадей стали рассматривать лишь как сырье для получения полукровок. К счастью, этот процесс успели вовремя остановить. С 1930 года отношение к донской породе круто меняется: приоритетным направлением в работе с ней становится чистопородное разведение. Однако маятник качнулся в противоположную сторону: чистопородность стали возводить в абсолют. Для донской породы это, как и любая крайность, могло оказаться не меньшим бедствием. Отсекался ценный генофонд: многие из лучших донских кобыл почти весь приплод оставили от чистокровных или полукровных жеребцов. Возвращать этот генофонд в донскую породу приходилось путем возвратного скрещивания с донскими жеребцами. После некоторого колебания в донскую породу все же допустили лошадей с 1/8 английской крови, и опыт последующей работы подтвердил правильность такого решения.
  Уже в довоенные годы начался достаточно быстрый рост численности породы сначала в Ростовской области, а затем и в прилегающих южных и юго-восточных регионах европейской части России, в Казахстане и Киргизии. К концу 40-х - началу 50-х годов донских лошадей разводили уже в 32 конных заводах. Дончаки проявили удивительную способность к акклиматизации в различных условиях, от южнорусских степей до предгорий Тянь-Шаня и Алтая, и стали основным улучшателями верховых рабоче-пользовательных лошадей на всей территории Советского Союза. Донская порода использовалась при выведении кустанайской, новокиргизской и кушумской пород лошадей. Масштабное сокращение всего конского поголовья, которое произошло в середине 50-х годов, затронуло и донскую породу: большинство конных заводов было преобразовано в многоотраслевые совхозы.
  К концу 50-х - началу 60-х годов донская порода по численности занимала второе место после рысаков: общее ее поголовье исчислялась сотнями тысяч. Однако количество лошадей, происхождение которых подтверждалось записями в государственных племенных книгах, было несравненно меньше. Фактически работа с породой замыкалась в четырех конных заводах: им. Буденного и Зимовниковском в Ростовской области, Иссык-Кульском в Киргизии, Луговском в Казахстане, нескольких племенных конефермах в Ростовской области.

"КРОВНЫЙ" ВОПРОС.
  Первые пять жеребцов английской чистокровной породы появились на Дону в 1813 году, в заводе атамана Платова. В течение всего XIX века количество английских производителей было невелико. Однако с начала XX века положение стало меняться. С развитием задонского товарного коннозаводства уровень работоспособности у донских лошадей стал неуклонно снижаться. Причина проста: ни жеребцы, ни кобылы, никак не оценивались по рабочим качествам. В этом было серьезное отличие от системы разведения в казачьих плодовых табунах, когда для воспроизводства использовались жеребцы, хорошо проявившие себя на воинской службе.
  Армии же теперь требовалась лошадь более резвая, с хорошими движениями. Быстро получить такую лошадь можно было, используя скрещивания с английскими чистокровными лошадьми. Приток их на Дон резко возрос. По данным «Справочника частных конных заводов» за 1904 год, все конные заводы западной части Задонья имели если не чистокровное, то обязательно полукровное отделение.
В начале XX века в Ростове, Новочеркасске, Великокняжеской (ныне Пролетарск) появились скаковые общества, однако для донских лошадей испытания не носили систематического характера. Когда в 1924 году скачки на ипподроме в Ростове-на-Дону были возобновлены, цель их проведения была сформулирована четко: в племенной состав должны поступать производители и матки, не только отобранные по экстерьеру, но и проверенные по внутренним качествам.
  Этот способ выявления работоспособности донских лошадей постоянно вызывал споры. Однако многолетний опыт показал, что скачки - это практически единственный реальный способ выявления работоспособности у лошадей отечественных верховых пород. Благодаря селекции на основании сведений о скаковой работоспособности удалось значительно улучшить не только качество движений донских лошадей, но и строение конечностей.

ДОНЧАК СЕГОДНЯ.
  Состояние породы позволило к началу 60-х годов планировать ее использование в будущем, в первую очередь в массовом конном спорте, прокате, туризме. Целенаправленная племенная работа дала свои плоды. Были преодолены последствия массового скрещивания с чистокровной верховой породой. Донские лошади, выращенные в конных заводах, отличались типичностью, нарядностью, одновременно неприхотливостью и хорошим здоровьем. Они могли удовлетворить спрос и на очень крупную лошадь до 170 см в холке, и на лошадь среднего роста до 159 см в холке. Теперь сложились все предпосылки для решения следующей очень важной задачи - улучшения качества движений на всех аллюрах. С 1962 года все четыре конных завода начали работать в этом направлении и к началу 70-х уже добились положительного эффекта.
  Однако сама идея использования донских лошадей в массовом конном спорте далеко не всеми была воспринята с энтузиазмом. Многие чиновники от коневодства, видели в дончаках лишь улучшателей рабочих и табунных мясных лошадей в восточных районах СССР. В конце 1983 года из Главконупра МСХ СССР поступило распоряжение о прекращении испытаний донских лошадей на ипподромах страны. Донские лошади ушли с ипподромов, а одновременно и из поля зрения всей коневодческой общественности. После распада СССР племенное ядро породы сократилось почти в два раза. За пределами России оказались Луговской и Иссык-Кульский конезаводы. Впервые за многие годы конные заводы стали испытывать трудности с реализацией лошадей, что повлекло за собой сокращение донского поголовья на племенных конефермах. Так недальновидность чиновников в прошлом обернулась большими проблемами сегодня.
  Современная донская лошадь обладает качествами, которые позволяют ей найти широкое применение и сегодня. Красивая, сильная, отзывчивая на доброе отношение, неприхотливая в содержании и кормлении, обладающая крепкой конституцией и отменным здоровьем - такой лошади легко найдется место и в детской конноспортивной школе, и в крестьянском хозяйстве, она прекрасно подойдет и для верховых прогулок, и для иппотерапии.

НЕКОТОРЫЕ ЦИФРЫ ИЗ ИСТОРИИ.
  Корнет М.Асеев в 1899 г. проехал из Лубен Полтавской губернии в Париж - на Всемирную выставку именно на кобылах черноморской Влаге и англо-донской Диане 2457 верст (2633 км.) за 30 дней, делая в среднем по 80 км. в день. А в последнем переходе перед Парижем прошел за день 110 км. В этом городе, в момент прибытия туда М. В. Асеева, проходила Всемирная выставка, и русский герой-кавалерист сразу же оказался в центре внимания многочисленных посетителей выставки и представителей прессы. Более 200 журналов поместили статьи с восторженными откликами на этот дальний конный пробег.
  Свою неприхотливость донские лошади доказали во время англо-бурской войны (1898-1902 гг.), когда англичане потеряли почти всю свою кавалерию и обоз, в то время как около 200 лошадей донского ремонта, входившего в состав отряда генерала Френча (сам он ездил на рослом донском жеребце) остались живы и успешно несли свою службу.
В 1946 году донские казаки в пробеге Сальск-Ростов-на-Дону при 40-градусной жаре преодолели 200 км, разделяющие города, за 18 часов 25 минут. Группа жеребцов в суточном пробеге за 20 часов прошла 305 км. В двухнедельном пробеге эти же лошади прошли 1800 км, делая по 120 км в день.
  Есть такой исторический момент в истории донской породы, несколько жестокий, но убедительный. В 1951 году с целью выявления максимальной выносливости лошадей дончаков и буденновцев в конном заводе им. Буденного был организован пробег, в котором в течение 2-х недель лошади ежедневно проходили по 120 км. По истечении этого времени пробег был прекращен, так как в продолжении его не было уже никакой необходимости: лошади, ежедневно покрывая 120 км в день от к/з им. Буденного до Зимовниковского и на другой день обратно, прекрасно себя чувствовали, сохраняли отличный аппетит и были способны и дальше идти такое же расстояние. В этом пробеге также участвовал вышеупомянутый Занос.
  Донская порода - это наша гордость, наша история. Обидно, что сегодня она, как и многие другие отечественные породы, оказалась в тяжелом положении: донского коня и не найдешь нигде, кроме как непосредственно в конных заводах. Порода держится и прогрессирует лишь благодаря энтузиазму людей, причастных к ее судьбе, их острому чувству ответственности, ясному пониманию того, что время все расставит по своим местам.

http://s3.uploads.ru/t/pjXTS.jpg

http://s3.uploads.ru/t/oXAs6.jpg

http://s2.uploads.ru/t/0FC9o.jpg

Автор статьи
http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

0

7

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

Расписанные природой

  История аппалузов – это рассказ о настоящей лошади мира. Хотя сформировалась порода на североамериканском континенте, своим появлением она обязана огромному числу лошадей из самых разных уголков света. Боевой индейский конь в прошлом – сегодня это живой символ Америки и любимец миллионов детей.

«НЕБЕСНЫЕ КОНИ» ДРЕВНИХ.
  На протяжении тысячелетий чубарые лошади привлекали людей своим необычным видом. Оно и понятно, ведь их окрас так напоминал звездное небо! Первые изображения пятнистых коней появились еще в палеолите, и с тех пор особое отношение к этой масти передавалось от одной культуры к другой: Ферганская долина (совр. Узбекистан) – один из древнейших очагов земледелия, Египет, Греция, Персия – все эти цивилизации оставили в своем искусстве образы удивительных, как тогда казалось, животных. Иранцы верили, что предком всех чубарых лошадей был мифический Рахш – верный конь храброго Рустама, приключения которого известны нам по эпосу «Шах-наме». Имя Рахш на фарси означает «светлый», «сияющий». Считалось, что конь этот произошел от одного из добрых духов. В I в. до н.э. император У Ди, прослышав о чудесных лошадях из Фергана, отправил туда целое посольство, чтобы заполучить хотя бы несколько необычных животных. Когда же лошади прибыли в Срединную Империю, они настолько поразили местное население, что китайцы сразу признали в них «божественных небесных коней», появление которых было предсказано еще в «Книге Перемен»! После этого чубарые лошади стали одним из излюбленных мотивов и в китайском искусстве. В IX-XIII вв. пятнистые кони приобретают популярность в средневековой Европе, где на них любили ездить знатные вельможи, короли и высшее духовенство. В XVI веке несколько чубарых и пегих коней оказывается среди первого поголовья лошадей, завезенных в Новый Свет испанскими конкистадорами. С этого момента и принято начинать историю аппалузов.

ИСПАНСКИЙ ГАЛЕОН ИЛИ РУССКАЯ ШХУНА?
  Все исследователи аппалузов сходятся в том, что эти лошади были выведены индейским племенем нез-персэ, традиционно населявшим часть территории современных штатов Айдахо, Орегон и Вашингтон, в том числе район реки Палоуз, откуда и пошло название породы. Когда бледнолицые поселенцы пришли на эти территории, они назвали чубарых лошадей лошадьми Палоуза, что при неотчетливом произношении звучало, как «Appalousey».
  Бесспорен и еще один факт: кони у этого племени появились в самом начале XVIII в. Но откуда они взялись? Традиционно считается, что первые животные оказались у нез-персэ благодаря шошонам. А те в свою очередь переняли верховую езду от испанцев. Познакомившись с лошадьми, нез-персэ быстро превратились в отличных всадников и начали не только активно разводить новых для себя животных и использовать их в охоте на бизонов, но и занялись селекцией, что для индейцев было крайне необычно. А уже затем, полагают историки, к племени попало несколько пегих и чубарых потомков испанских коней, которые так понравились нез-персэ за свой «маскировочный окрас», что они стали скрещивать их с лучшими из своих лошадей, выведя в итоге новую породу. Однако сами индейцы до сих пор передают из уст в уста другую версию появления у них чубарых коней... В 1877 году местный историк Джордж Высокая Трава, сам нез-персэ, писал о том, что его прапрадед купил первых пятнистых лошадей в землях индейцев силец. Кони эти были подарены племени неизвестными моряками, приплывшими откуда-то с запада. В 1762 году моряки вновь вернулись, чтобы пополнить запасы провизии. Тогда-то прапрадед Джорджа их и увидел. Необычных коней бледнолицые ему больше не продали, но зато позволили несколько случек с индейскими кобылами. В память об этой встрече Джордж Высокая Трава бережно хранил медальон своего предка, полученный тогда от одного из моряков – русскую монету в четверть копейки, продетую через веревочку…

«ЭТИ ПЯТНИСТЫЕ ЧЕРТОВСКИ ХОРОШИ!..».
  Версия об отечественных корнях первых чубарых лошадей нез-персэ не такая уж и удивительная, если учесть, что в то время русские поселения были разбросаны по значительной части североамериканского континента вплоть до Калифорнии. Как бы там ни было, чубарые кони очень понравились индейцам, и спустя всего 50 лет, то есть ко времени знаменитой экспедиции Льюиса и Кларка, уже значительная часть поголовья нез-персэ была пятнистой. А к середине XIX века это уже почти исключительно пегие и чубарые животные. Причем очень быстрые, маневренные и выносливые, что отмечали все современники. Понимая, какую опасность представляет для поселенцев индейская конница, миссионеры пытались заставить племя отказаться от разведения лошадей, приучая их к земледелию и оседлой жизни. Часть нез-персэ смирилась с новым бытом, но остальные не желали отказываться от своих верных коней.
В 1855 году на землях племени было обнаружено золото, и в нарушение всех договоров с правительством США туда хлынули толпы переселенцев с востока. Напряжение нарастало, и в 1877 году рознь между индейцами и незваными гостями вылилась в настоящую войну. Шансов у нез-персэ не было никаких, поэтому их вождь Гром-над-Горами (американцы называли его Вождь Джосеф) принял решение переселиться со всем племенем в Канаду. На протяжении трех с половиной месяцев, благодаря своим быстрым лошадям, нез-персэ избегали столкновения с американской кавалерией, уверенно продвигаясь к границе. Но в итоге племя было остановлено в 60 км от Канады. Условия сдачи были тяжелыми: индейцы лишались права разводить своих лошадей (вместо этого им передали тяжеловозов) и насильно прикреплялись к земле. Часть поголовья аппалузов была реквизирована солдатами, часть – уничтожена. Несколько лошадей разбрелись по окрестностям последней битвы, и потом были пойманы местными фермерами. Казалось, что единственная индейская порода навсегда прекратила свое существование…

МОСКВА – СТОЛИЦА АППАЛУЗОВ.
  Следующие 60 лет лошади нез-персэ выживали буквально чудом. За это время аппалузам было прилито большое количество чужой крови, и они так бы и растворились в других местных породах, если бы не серия статей в «Western Horseman»,неожиданно привлекшая к ним большое внимание. Узнав об удивительной истории своих чубарых лошадей, часть фермеров осознала, какой трагедией станет потеря этой необычной породы. В 1938 году Клод Томсон с несколькими другими заводчиками основал Аппалузский конный клуб (Appaloosa Horse Club, ApHC). В 1947 году секретарем клуба был назначен Джордж Хатлей, который тут же собрал всю картотеку, уложил ее в коробку из под обуви и перевез в свой дом, в город Москва, штат Ойдахо. В то время в клубе было записано 100 членов и числилось 200 лошадей, а спустя 31 год, когда Хатлей покинул свой пост, количество зарегистрированных животных перевалило за 300 000, и порода вышла на 3-е место по численности среди американских лошадей!
  Московская штаб-квартира превратилась в крупный административный центр. В 1975 году там был открыт Музей аппалузских лошадей. На протяжении всего этого времени аппалузы продолжали скрещиваться с арабами, квартерхорс, английской чистокровной, лошадьми породы морган и т.д. В 1983 году ApHC разрешил дальнейшее скрещивание лишь с тремя первыми породами. Сегодня численность аппалузов составляет около 670 000, и каждый год увеличивается еще на 10 000.
  Аппалузы очень быстры и выносливы, выступают во всех видах скачек, в родео, езде в стиле «вестерн», обладают отличным прыжком. Ежегодно проводятся местные, национальные и мировые шоу с участием «американцев», а благодаря природной сообразительности и доброте они считаются идеальной породой для начинающих конников.

РАСПИСАННЫЕ ПРИРОДОЙ.
  Самой яркой особенностью этих лошадей, конечно, является их масть. Но не следует думать, что аппалуз – это лишь цветовое определение. Нет, это вполне самостоятельная порода, причем если сегодня «американцы» в основном чубарые, то раньше среди них было немало пегих и одноцветных лошадей. Кроме специфической окраски, современные аппалузы обладают еще несколькими особенностями: пятнистая кожа, в том числе вокруг губ и глаз; склера, или белое кольцо вокруг радужной оболочки глаз; полосатые копыта; иногда глаза разного цвета. Интересно, что чубарая масть определяется не каким-то единственным геном, а сложным генным комплексом, получившим название «леопардового» (Lp). В него входит основной доминантный ген и целая группа дополнительных, влияющих на его активность. Очень схожи с аппалузами колорадские рейнджерские лошади, а в Европе – кнабструпы. Глядя на жеребенка этой породы, довольно сложно определить, каким же будет облик взрослой лошади. Обычно жеребята рождаются более светлыми и постепенно темнеют. Исключение составляют лишь серые лошади, которые со временем, напротив, светлеют. В случае, когда жеребенок аппалуза рождается одноцветным, его не исключают из регистра, но помечают префиксом«N», который говорит о том, что лошадь не соответствует предпочтительной масти. Если с возрастом пятна начинают проявляться, то префикс «N» из документов вычеркивается. Интересно, что чубарые представители других родственных пород (например, квартерхорс), в случае подходящего экстерьера, могут также регистрироваться ApHC как аппалузы. Среди «индейских лошадей» могут встречаться животные самых невероятных расцветок: классификация очень сложна, но и она не учитывает всех возможных вариантов...
  При описании аппалузов используется несколько ключевых понятий: «попона» – одноцветный белый участок, покрывающий круп, а также часть спины и бедер; «пятна» – светлые или темные участки, отличающиеся от основного фона и покрывающие все тело лошади или его часть; «попона с пятнами» – белый участок на крупе, спине и бедрах лошади, покрытый темными пятнами того же цвета, что и основной фон; «чалость» – в основе расцветки многих лошадей лежат варианты чалой масти, но она должна сопровождаться другими признаками аппалузов – как минимум пятнистой кожей, а обычно еще «попоной» и пятнами; «одноцветность» – некоторые аппалузы одноцветны, но их кожа при этом сохраняет пятнистость.
  Странный вид аппалузов будто воплощает собой необычную историю этой интересной породы. Выведенная не европейцами, а индейцами, собравшими у себя пятнистых лошадей со всего света, она стала частью культурного наследия США.
Для России аппалузы – еще большая экзотика. Но хочется верить, что и у нас в стране они найдут со временем своих поклонников. В конце концов, не просто же так на родине этих коней хранится медальон из монеты в четверть копейки.

ЗНАМЕНИТЫЕ ПРЕДСТАВИТЕЛИ ПОРОДЫ.
  Joker B – потомок жеребца по кличке Red Dog и незарегистрированной кобылы. Родился в 1941 году. Имел белый пятнистый корпус. Показывал высокие достижения в треке и выездке. В 1965 году Joker B выиграл Первую Премию Производителя №1 Техасского АрНС. В этом же году, в возрасте 24 лет его продали за 26 500$. А год спустя, в 1966 году Joker B скончался.
Mighty Bright – результат тщательного планирования известного селекционера Леина Хадсона. Найдя жеребца-производителя Bright Eyes Brother, на поиски идеальной кобылы Хадсон потратил полтора года. Mighty Bright родился в 1960 году, но уже в годовалом возрасте закончил свою карьеру, сломав ногу. Впрочем, Mighty Bright оправдал надежды как производитель. Он произвел 189 выдающихся жеребят. Умер достаточно рано, в возрасте 14 лет.
  Absarokee Sunset – появился на свет в результате скрещивания аппалузского жеребца Flamingo с кобылой по кличке Powdered Sugar (Припудренная Сахаром). Он имел гнедую масть и большой чепрак. Absarokee Sunset одерживал победы во многих соревнованиях. Он стал первым представителем породы, заработавшим Бронзовую Мемориальную доску КЛА (Клуба любителей аппалузы). Absarokee Sunset был отменным производителем. Он дал жизнь 449 жеребятам, среди которых 64 победителя, 1 чемпион многоборья, 10 Superior Perfomance (Превосходно исполненных). Умер в возрасте 18 лет в 1974 году.
Prince Plaudit (Принц Аплодисментов) – родился в 1963 году. Завоевал множество наград, неоднократно удостаивался звания «Признанный производитель» на национальных показах. В 1974 году Prince Plaudit был продан за 300 000$. Умер в 1988 году.

http://s7.uploads.ru/t/T2Ck4.jpg

http://s2.uploads.ru/t/dCxfo.jpg

http://s3.uploads.ru/t/4SKEf.jpg

Автор статьи
http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

0

8

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

Большой подарок Вильгельма Завоевателя

  При виде этих лошадей захватывает дух! Колоссы, превышающие в холке рост взрослого мужчины, просто не могут оставить равнодушными. За их величественными движениями можно наблюдать часами, а их облик постоянно напоминает о том, что перед вами настоящий рыцарский конь – легенда Туманного Альбиона.

ОТ РИМЛЯН ДО ВИЛЬГЕЛЬМА ЗАВОЕВАТЕЛЯ.
  История шайров, как и история остальных древних пород, уходит своими корнями в глубину веков. Существует мнение, что предки этих лошадей были завезены на Британские острова еще римлянами, которые разводили тяжеловозов для нужд своей непобедимой армии. Насколько эта теория соответствует действительности, сказать сейчас сложно. Однако нет никаких сомнений в том, что к началу средних веков на территории современной Англии уже существовали местные хладнокровные лошади, причем весьма крупные.
Важнейшим событием, положившим начало формированию облика современных шайров, стало покорение Британии норманнами во главе с Вильгельмом Завоевателем. Разгром англичан в 1066 г. имел далеко идущие последствия. Именно с этого момента следует отсчитывать историю той Англии, которую мы знаем сейчас. И именно с этого момента можно начинать рассказ о шайрах – могучем символе Британии. А произошло вот что. Вильгельм не случайно победил англичан на их собственной территории. В его распоряжении была могучая армия и великолепная рыцарская конница, сметавшая все на своем пути. Помимо прочего причиной успеха было и то, что норманны использовали в бою самых крупных из лошадей, известных в то время на континенте. Пораженные островитяне их так и назвали – «великие лошади» – Greate Horse! На материке эти рыцарские кони дали начало разнообразным тяжелым бельгийским и голландским породам, а в Англии стали родоначальниками новых местных тяжеловозов.

ПОЯВЛЕНИЕ ШАЙРОВ.
  На протяжении следующих нескольких столетий жители британских островов активно завозили к себе лошадей с материка, попутно занимаясь собственной селекцией, что привело к постепенному складыванию отдельного типа хладнокровных лошадей – по большей части вороные, с белыми отметинами на морде и ногах, они были очень рослыми, мускулистыми и имели крепкие ноги с густыми щётками и крупными суставами.
  Во времена царствования Генриха VIII (1491-1547) на выращивание и разведение сильных лошадей обращалось особое внимание. Было утверждено даже несколько законов, запрещавших вывоз «великих лошадей» за пределы Англии, в том числе и в Шотландию. Кроме того, запрещалось использование для разведения тяжеловозов животных ниже 154 см в холке. Кстати, считается, что именно Генрих VIII первым стал именовать английских лошадей «шайрами». Название это происходит от названия четырех центральных графств Англии – Линкольншира, Лестершира, Стаффордшира и Дербшира. Точнее, от второй части этих слов: «shire» в переводе с английского означает «графство», а шайры – по мысли Генриха – это лошади, которые разводятся в центральных графствах, используются там и никогда не вывозятся за их пределы. Настоящее «национальное богатство», сказали бы мы сегодня. Как и в случае с другими породами того времени, для улучшения качеств шайров использовали различных европейских тяжеловозов, которых завозили на остров голландские купцы. Прежде всего, речь идет о фландрийских лошадях и фризах.
  К началу XVII в. шайры были окончательно и бесповоротно вытеснены из армии, однако вскоре им нашлось новое применение.    Усовершенствование дорожной сети привело к широкому распространению дилижансов, для которых требовались надежные и сильные животные. Для современников ответ был очевиден: «английские черные» (как тогда называли шайров) – лучший из вариантов. Неудивительно, что в это время их качества быстро улучшаются за счет прилития новой фризской крови и тщательной селекции. Не последнее значение здесь имела деятельность заводчика Роберта Бэйквелла (1725-1795 гг.), который тратил много сил и средств для поиска на континенте лучших представителей тяжеловозных пород, прежде всего голландских. Выращиваемые им лошади даже получили в народе особое название – «бэйквелльские черные».

СТОЛЕТИЕ РАСЦВЕТА.
  В XIX веке шайры стали чуть ли не основным двигателем английской экономики. Не считая пара, конечно. Великолепные английские гиганты перевозили тяжелейшие грузы, широко использовались в сельском хозяйстве и на рудных разработках. В это же время шайры стали популярны за пределами Британских остров и, особенно в Америке с ее развитыми фермерскими хозяйствами и богатыми рудниками. К этому времени тяжеловозы разводились во всех частях Англии, однако особое распространение, помимо четырех «родных» графств, они получили в Дерби, Кембридже, Норфолке и Ноттингеме. Существовали, конечно, и внутрипородные различия. Так, линкольнширские шайры отличались, например, более широкой костью и особенно густыми щетками, а ланкаширские и йоркширские лошади были суше и выносливее.
Родоначальником всех современных шайров считается жеребец с необычным именем Слепая-Лошадь-Из-Пэкингтона. Получил он его в честь деревушки Пэкинтон, где стоял с 1755 по 1770 гг. Был ли он действительно слеп – остается неизвестным. Но факт есть факт: именно этот жеребец был указан в первой породной книге, составленной в 1878 году. Тогда шайры назывались еще «английскими упряжными лошадьми», однако шесть лет спустя это название было заменено на нынешнее. Породная книга была составлена только что образовавшимся Английским обществом любителей тяжеловозов. В 1884 году оно было переименовано в Общество любителей шайрских лошадей. Организация общества привела к активизации вывоза гигантов за море, причем не только в США, но и в Южную Америку, Россию и Австралию. Уже в 1885 году была основана первая иностранная организация любителей английских тяжеловозов — Американская ассоциация шайрских лошадей. С самого начала своего существования английское общество находилось под покровительством королевской семьи. Причем король Эдуард VII, например, не только был президентом этого общества, но и являлся увлеченным заводчиком этих лошадей. В его хозяйстве выросли два чемпиона породы. Сегодняшняя английская королева стала уже пятым коронованным попечителем общества. А президентом его в настоящий момент является принц Чарльз, чем он очень гордится.

ВРЕМЯ ИСПЫТАНИЙ.
  Трудные времена, как и у большинства других пород, начались для шайров в XX в. Если с 1909 по 1911 гг. в мире было зарегистрировано около 6700 английских тяжеловозов (причем до 80% из них были рождены в США), то Первая Мировая война нанесла по лошадям тяжелый удар. Последовавшая вскоре моторизация транспорта, сельского хозяйства и добывающей промышленности, а также Вторая Мировая война вообще поставили шайров на грань исчезновения. Дошло до того, что с 1950 по 1959 гг. в США было зарегистрировано лишь 25 лошадей, а в Англии какое-то время насчитывалось всего 16 племенных жеребцов.
Возрождение породы началось с 1960-х гг. и было непосредственно связано с развитием туризма и повышением интереса англичан и народов их бывшей империи к собственной истории. Мир как бы заново открывал для себя дружелюбных гигантов прошлого и… находил их очень привлекательными! Боевые рыцарские кони, двигатели прогресса – сегодня шайры тянут повозки с туристами, работают на лесозаготовках и постепенно возвращаются в сельское хозяйство. Очень популярно использование английских тяжеловозов под седлом. Если к 1985 году в США числился всего 121 чистокровный шайр, то сегодня Американская ассоциация шайрских лошадей ежегодно регистрирует уже около 500 животных. Английское поголовье достигает трех тысяч, и заводчики каждый год вывозят из страны около 150 тяжеловозов. В основном они экспортируются в Швецию, Голландию, Германию и Швейцарию. К началу XXI века общества любителей шайрских лошадей появились не только в Англии и США, но также в Канаде, Австралии и Новой Зеландии. Во многих других странах существуют отдельные клубы и союзы заводчиков. Все это свидетельствует о возрождении породы и создает уверенность в ее будущем.

ЭКСТЕРЬЕР.
  Шайры считаются самыми крупными лошадьми в мире. Высота в холке достигает у них более 180 см. А один из английских тяжеловозов вырос до 196 см в холке, что было зафиксировано в Книге рекордов Гиннеса! Средний вес варьируется от 900 до 1200 кг.
Большинство шайров имеют вороную, гнедую или серую масть. Кобылы могут быть еще и чалыми. Породные стандарты допускают белые отметины на голове и ногах, причем порой весьма крупные. Ну, а в Англии самыми популярными, конечно, являются вороные лошади с белыми ногами – именно так шайров описывали еще в XVII в.
  Голова довольно большая, но не длинная, с крупными выразительным глазами, широкими ноздрями и чуть горбатым носом. Массивная челюсть считается нежелательной. А вот шея должна быть весьма длинной, мощной и красиво изогнутой. Спина короткая, но зато широкая и хорошо обмускуленная. Грудь должна быть мощной, а круп – мускулистым. Ноги очень крепкие, с хорошо оформленными суставами и широкими твердыми копытами. Несмотря на свой более чем внушительный вид, шайры очень спокойны, послушны и легко обучаются. Не удивительно, что их прозвали «кроткими гигантами». Благодаря отменным физическим данным и доброму характеру шайров нередко скрещивают с лошадьми других пород. Например, с чистокровной верховой породой, в результате чего получаются перспективные лошади для конкура и троеборья.

http://s3.uploads.ru/t/2L3gR.jpg

http://s2.uploads.ru/t/LNuQe.jpg

http://s7.uploads.ru/t/DoX5l.jpg

Автор статьи
http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

0

9

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

Король спортивных состязаний

  Что объединяет жеребца олимпийского уровня Голдфевера, на котором выступает Людгер Бербаум, «звезду» выездки по кличке Блю Норс Каван (всадник Ларс Петерсон) и Артакс-Кондора Елены Сидневой? Все эти лошади принадлежат к ганноверской породе, занимающей на сегодня первую строчку в рейтинге студбуков по спортивным результатам. Ганноверские лошади есть в сборной почти каждой страны с развитым конным спортом, и последние двадцать лет они доминируют и в конкуре, и в выездке. Помимо высоких громких побед, ганноверская порода – это еще и солидная история и почти трехвековой опыт разведения.
  Только при одном взгляде на эту лошадь понимаешь, что мощь и красота здесь сплелись воедино. Выведению этой знаменитой немецкой теплокровной породы способствовал Георг II (король английский и курфюрст ганноверский). Он в 1735 году основал государственный конный завод в Целле, откуда и произошли эти красивые спортивные скакуны. Изначально цель выведения лошадей было снабжение населения качественными недорогими, но универсальными животными. Позже этих коней стали использовать для нужд кавалерии.
Разведением лучших ганноверских лошадей занимаются хозяйства Нижней Саксонии. А вот зародилась порода в области Ганновер, которая с 1946-го года входит в состав Саксонии. От этого кони получили свое знаменитое название. Однако на гербе Нижней Саксонии изображена белая лошадь, а представители породы не встречаются светлой окраски. Как же это объяснить? Возвратимся к истории создания породы.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ.
  Разведение белых лошадей было начато в королевской конюшне Мемзен королем Георгом II после вступления его на престол в 1727 году. Есть предположение, что эти лошади были альбиносами с красноватыми глазами или белорожденными. Позднее такие лошади появились и в Герренхаузене, летней резиденции ганноверских князей, а также в имениях других знатных особ. Княжеские и королевские экипажи, запряженные белоснежными лошадьми в шитой золотом красной сбруе смотрелись очень эффектно. Однако такие скакуны мало ценились для нужд армии и среди населения. Они были капризными и маркими, поэтому спустя 200 лет примерно к 1896-му году полностью прекратили свое существование. Но память на гербе так и осталась. Считается, что именно эти лошади в Ганновере послужили и для выведения отдельной немецкой породы.

НЕЛЕГКИЙ ПУТЬ К ВЕРШИНЕ.
  В Нижнюю Саксонию ганноверские герцоги постоянно привозили с собой трофейных восточных и испанских коней. В 1714 году курфюрст Ганноверский Людвиг пришел к власти под именем Георга и стал регулярно отправлять хороших лошадей в Ганновер. Уже в 1735 году в Целле был основанный конный завод и создан племенной центр лучших жеребцов. Именно этот период считается временем начала истории ганноверской породы.
  Становление породы охватывает четыре основных периода. Первый начинается с основания в Целле конного завода для выведения крепких универсальных лошадей для кавалерии и сельских работ. В завод привозили лучших датских, голштинских, андалузских и прусских жеребцов. Основой для выведения породы стали крестьянские конематки.
  В 1815 году завершается война с Наполеоном и начинается второй период развития ганноверской породы. Теперь в моду пришли резвые английские скакуны, поэтому в Целле был построен первый ипподром. Тогда же стали скрещивать немецких лошадей с чистокровными английскими жеребцами. Среди новой породы выделилось два типа: благородные кони и массивные для нужд населения.
  Началом третьего периода можно считать 70-е годы 19 века, когда была основана племенная книга породы, и началось целенаправленное закрепление лучших качеств лошадей. В 1921-м году был основан Ганноверский племенной союз, который начал тесно сотрудничать с Немецким спортивным союзом. Тогда же массивные упряжные лошади стали облагораживаться к усилению верхового направления.
Четвертый период, который начался в середине 20 века, по мнению экспертов, длится и по сей день. Он связан с мощной механизацией мира и переходом ганноверской породы из разряда универсальной в разряд высококлассной верховой лошади. Теперь цель использования этих скакунов стал исключительно конный спорт. В 60-е годы к породе стали массово приливать кровь тракененских и голштинских коней, тем самым улучшая спортивные данные. Теперь к ганноверам стали применять строгие правила отбора и оценки внешности.

ВНЕШНИЙ ВИД.
  Ганноверская лошадь имеет практически идеальный экстерьер. Хотите понимать, как выглядит настоящий конь-спортсмен, тогда смотрите фото. В этих лошадях четко прослеживаются черты английской чистокровной породы, но с удачным сочетанием силы и мощи голштинцев и тракенов. У них крупный корпус, хорошо развитая мышечная система, крепкие конечности. Главная особенность, которая отличает этих коней от всех остальных – особый горбоносый профиль.
  Голова у ганноверов средней величины, шея мускулистая с изящным изгибом. Грудь хорошо развита и сформирована таким образом, что животные могут преодолевать с легкостью даже самые высокие барьеры. Плечи длинные и немного косые, что также хорошо влияет на движения. Как видно на фото, у коней мощная спина, хорошо сформирован круп и бедра. Это позволяет совершать мощный толчок во время прыжка. Важно отметить, что корпус ганновера в идеале должен вписываться в прямоугольник, а не в квадрат. То есть, корпус должен быть немного удлинен. Что касается роста, то он средний – 164-168 сантиметров. Ноги высокие и крепкие с правильной формой копыт. Масть только темная, преимущественно гнедая и вороная. Реже встречаются рыжие и караковые кони. Кроме идеального экстерьера ганноверы обладают еще очень хорошим характером. Это добронравные, послушные и трудолюбивые кони. Они сдержаны, но легкие на подъем, энергичные, что так важно в спорте. Красивые движения и грация также сделали ганновера хорошей лошадью для выездки.

ГАННОВЕРЫ В РОССИИ.
  Конечно, конники нашей страны не могли пройти мимо такой лошади, как ганновер. История отечественных «немцев» начинается в 60-е годы 20 века. Именно тогда в Калининградский конный завод были привезены первые чистокровные жеребцы из Германии. Это были Фауст, Валерик, Дуо и Гюнтер. На протяжении 30 лет на заводе происходило разведение породы без освежения кровей. В конце 90-х годов на завод стали массово привозить немецких тракенов и голштинцев, тем самым улучшив качества уже существующих ганноверов. Теперь интерес к породе возрос, ведь на пик популярности выходили такие дисциплины конного спорта, как конкур и выездка. Сегодня разведением ганноверов занимается все тот же Калининградский конный завод («Георгенбург»), а также Алтайский ГАУ, КСК «Гардарика» (Новгородская область), АО «Элитар» (Московская область) и многие другие хозяйства. Работа по выведению лошадей ведется по тем же правилам и принципам, что и в Германии.

ЛУЧШИЕ ИЗ ЛУЧШИХ.
  Говоря о ганноверах, конечно, не возможно не поговорить об их успехах в спорте. А заявили они о себе еще в начале 20 века. Тогда в 1913-м году кобыла по кличке Пепита выиграла более 9000 рейхсмарок и была первой среди всех троеборных лошадей Германии. В 1928-м году жеребец Драуфангер принес стране золото в Олимпиаде по выездке. И это было только начало.
  После 1945 года немецкие всадники успешно выступают в выездке, и снова под седлом победителей – ганноверские лошади. В 1964 году команда Германии по выездке завоевала золото на Олимпиаде в Токио. Все три «олимпийские» лошади принадлежали ганноверской породе. В 1968 году в Мексике Дукс привез Райнеру Климке олимпийские «бронзу» в личном зачете и «золото» в командном. А на Мюнхенской Олимпиаде (1972 год) ганноверский Лиостро II, сын Дер Лёве, стал серебряным призером. Наряду с ними следует упомянуть Мехмеда, с которым Р.Климке стал в 1973 году чемпионом Европы, в 1974 году чемпионом мира и в 1976 году Олимпийских игр; Войсека, на котором Г.Болдт выиграл в 1975 году чемпионат Европы, а в 1976 году – Олимпиаду; Слибовица, на котором У.Шультен-Баумер стал пятикратным чемпионом Европы.
  Что такое ганноверская порода сегодня, хорошо иллюстрирует рейтинг FEI. В 2002-2003 годах первые пять мест распределились в нем следующим образом: на первом месте – ганноверский студбук, затем ольденбургский, голландский (KWPN), вестфальский и датский (DWB). Представители ганноверской породы неизменно входят в тройку лучших выездковых и конкурных лошадей. Например, выдающийся Гольдфевер, с которым Людгер Бербаум стал победителем и призером престижных турниров от европейского до олимпийского уровня. В десятке лучших лошадей мира по выездке следом за возглавляющим список Расти идут два представителя ганноверской породы: Ниссан Энтони ФРН (Nissan Antony FRN), на котором выступает Изабель Верт, и Блю Норс Каван (Blue Horse Cavan) Л.Петерсона.
  Основные генеалогические линии сформировались в ганноверской породе к середине 50-х годов XX века. Клички лошадей в породе начинаются с первой буквы отца, то есть с той же, что и у родоначальника линии, к которой относится лошадь. Только потомков Флинга с 50-х годов, истощив запас кличек, стали называть не на «F», а на «V» и «W», а потомков чистокровного Адептуса – на «Е» вместо «А», чтобы не путать с представителями линии Абгланца. Линия Голдшлегера до 80-х годов была в тени, но выдающиеся потомки Готтхарда и Гранде вывели ее на первое место. В России в настоящее время продолжателя этой линии нет.
  Лошадей линии Флинга, одной из самых распространенных, отличает некоторая массивность, в 50-е годы ХХ века они еще представляли собой тип сильной сельскохозяйственной лошади. Потомки Флинга, особенно через Файнер Керла, хорошо зарекомендовали себя в спорте. На Олимпиаде 1976 года их было сразу трое: Варвик Рекс – «золото» в конкуре, Войсек и Мехмед – «серебро» и «бронза» в выездке. В России эту линию представлял Валерик от Вайнгау, давший талантливых потомков, особенно в выездке. К этой же линии принадлежат Ванзее Нины Меньковой и недавно лицензированный Вольфрам из КСК «Альфарес».
  Благородные и в то же время крепкие представители линии Детектива доминировали в спорте в 60-70 годах: Дайстер от Дискантa, Дональд Рекс от Дирбана, Диаволо от Дон Карлоса и другие. К Дисканту восходят потомки потрясающе популярного Доннерхалла – двукратного чемпиона мира, легендарной лошади выездки и, пожалуй, самого популярного жеребца-производителя. В ежегодную книгу «Лучшие жеребцы Германии» занесено 25 его сыновей, 12 внуков и 3 правнука, использующихся в ганноверском, ольденбургском и даже голштинском коннозаводстве. В России линия Детектива была представлена Дуо – крупным костистым жеребцом, стойко передававшим спортивные качества потомкам, среди которых были победители и призеры чемпионатов СССР.
  Чистокровные верховые жеребцы широко используются в Ганновере с середины XX века. Крепость конституции, резвость, большое сердце, мощные легкие и продуктивный галоп, свойственные чистокровным лошадям, необходимы и в спорте. Не случайно мировые рекорды по прыжкам принадлежат чистокровкам: в высоту (2 м 47 см) – Хуазо, в длину (8 м 30 см) – Амандо Мио. С 1945 по 1985 год в породе апробировано 66 чистокровных жеребцов линий Ферро, Дарк Рональда, Тедди и Неарко. Большое влияние оказал на породу Дер Лёве. Пример классического подхода к разведению ганноверской лошади – знаменитый жеребец Граннус Гранит, в родословной которого выдающиеся производители линии Гольдшлегера удачно сочетаются с кобылами, несущими кровь Дер Лёве, Ледикиллера и французского Кор де Ла Бриера.

ГРАННУС.
"Здесь, в этом доме и вокруг него
вы можете купить все, что видит
ваш глаз. Не продается только -
моя женя, мои дети, Аргентинус и Граннус" (Генрих Клатте)
Оценка за прыжок - 138,04/ 2-е место, оценка за движения - 121,24/ 5-е место.
Такого уровня жеребцы считаются легендой. Легенда при жизни, легенда после смерти.
Граннус уникален тем, что при всей своей тяжелой внешности и "подвисающим" передом - обладал силой необыкновенной. Ему не надо было тужиться, поднимать свои передние ноги за уши - ему достаточно было просто толкнуться. За свою жизнь этот уникальный вороной жеребец заработал более 5 млн.марок, дал 60 керунгованных жеребцов, семь из которых участвовали в Олимпийских играх. Это сделало его одним из величайших жеребцов-производителей в мире.
  «Он всегда смотрел только в твои глаза, он знал, как себя показать и он всегда знал, что люди любуются им» - вспоминает о Граннусе Гизела Клатте, супруга Генриха Клатте, владельца Граннуса. Когда к полудню на конюшне становилось тихо и спокойно, Граннус мирно отдыхал в своем деннике. Но как только он слышал, что кто-то заходит на конюшню, он сразу поднимал ушки и начинал выглядывать из денника, и если он видел своих хозяев начинал привлекать к себе внимание курлыкающим голосом, словно говоря « Это я, я тут, вот он я, я тот, кого вы хотите видеть».
  Граннус второй жеребенок от премированной кобылы Одессы. Она дочь тракененского жеребца Озеана, которого купил после тестов будущий заводчик Граннуса Людвиг Деккер. Одесса, представительница линии великого Готхарда, принесла Деккеру 15 жеребят, причем последний родился, когда ей было 22 года. В 2,5 года он был выставлен на керунг.
«Как только он начал двигаться тысячи глаз смотрели на него, словно завороженные»,- вспоминает Гизетта Клатте. «Генрих влюбился в Граннуса с первой минуты, как только его увидел и после возвращения домой говорил только о нем. Я его понимала, потому что это был действительно необыкновенный жеребец».
  Некая Ольденбургская Кампания, купившая Граннуса с аукциона после керунга, через короткое время обанкротилась. Граннус был под арестом. Узнав об этом Генрих Клатте выкупил его у банка за 60 000 марок - большие деньги в то время за жеребца в 3,5 года - и ни разу не пожалел об этом. Он вернул ему его красивое имя, но поскольку в Ольденбурге он уже год крыл кобыл под именем Гранит, чтобы не было путаницы с выдачей документов на жеребят, стали использовать двойное имя «Граннус-Гранит». После возвращения Граннуса на конюшню, сыновья Генриха Клатте начали работать с Граннусом и на первых же соревнованиях весьма успешно показали его. В 1982 году Гидо Клатте занял 3 место на Национальном первенстве среди юниоров в Бад Зегеберге.
  «Граннус был исключительной лошадью с индивидуальным и твердым характером. Многие говорили, что с ним тяжело работать, с ним трудно справиться, потому что он «себе на уме» , но это не так. Сначала он меня испытывал и проверял, но я был настойчивее и умнее (я же человек), и, в конце концов, он стал полностью мне доверять и ни разу не подвел », - вспоминает Гидо.
Граннус пользовался популярностью у заводчиков. От него родилось очень много продуцирующих жеребцов, например, Гюнтер, Гоби и Жиголо.

http://s3.uploads.ru/t/bCeUL.jpg

http://s6.uploads.ru/t/9IRsx.jpg

http://s7.uploads.ru/t/M2mW5.jpg

Автор статьи
http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

0

10

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

Танцующий боевой конь

  Марвари - одна из самых удивительных и легендарных пород. Согласно индийскому фольклору порода возникла в те времена, «когда океан вспенивался нектаром богов… времена, когда лошади были ветрами».

  Коневодство Индии уходит своими корнями в далекое прошлое. История этой страны во многих отношениях уникальна, именно здесь появились первые книги человечества — «Веды», которые донесли до наших дней рассказы о культуре и обычаях древней земли Бхарата (так в прошлом именовалась Индия). Считается, что «Веды» были написаны предками древних индусов, ариями, которые являлись также и предками славян, около двух тысяч лет до Рождества Христова. Царствование Рамы относится большинством ученых-историков к VII тысячелетию до Рождества Христова, и уже тогда на земле Бхарата был широко известен ритуал «Ашвамедха», что означает «Жертвоприношение коня».
  Этот ритуал подробно описывается в эпосе «Рамаяна». Суть его заключалась в том, что специально выбранного жеребца, лучшего из лучших, отпускали на все четыре стороны. Следом за ним шло хорошо вооруженное войско. Если жеребец пересекал границы другого государства, то правитель этого государства должен был признать себя побежденным, а принадлежащие ему земли переходили в собственность владельца ритуального жеребца, совершавшего «Ашвамедху». В случае сопротивления, следовавшее за жеребцом войско начинало военные действия, чтобы силой захватить новые территории.
  По истечении года, ритуальный жеребец отпускался на свободу. У древних ариев не было ритуалов, связанных с убийством живых существ, и название «Жертвоприношение» — чисто условное, потому что жеребец оставался жив.
  В более поздний период, примерно V тысячелетие до Рождества Христова, во времена пришествия на землю Бога Кришны, у жителей древней Бхараты уже была хорошо обученная конница. Большой интерес представляет собой подробное описание всех деталей управления военной колесницей. Сражающийся воин, держащий в руках лук и стрелы, чтобы не отвлекаться во время боя, все команды о направлении движения колесницы давал с помощью ног, ударяя возничего кованными железом сапогами — левым или правым, в зависимости от того, в какую сторону нужно было повернуть.
  В историческом музее города Бангалор на юге Индии представлены древние барельефы. На одном из них, датируемом 2500 годом до Рождества Христова, мы можем видеть изображения очень породных лошадей, похожих на арабских, но имеющих крылья. На других барельефах, относящихся к тому же периоду, запечатлены всадники на оседланных лошадях, амуниция которых мало отличается от современной. Обращает на себя внимание, что ноги всадников вставлены в стремена, во многих странах получивших распространение в значительно более поздний период.
  До настоящего времени в Индии сохранились несколько пород, выведенных в далеком прошлом. Все они — небольшого роста и условно относятся к классу пони. В предгорьях Гималаев издавна разводят лошадей породы бхутья (около 130 см в холке) и еще более мелких — спити (до 122 см). На северо-западе и западе Индии разводят более крупных (до 140 см и выше) лошадей пород манипури, катьявари и марвари.
  История марвари - уникальной по своим качествам породы лошадей, тесно связана с историей раджпутов, которые занимались выведением идеальной военной лошади.
  Лошади породы марвари (что дословно переводится «из страны смерти») получили свое название в честь Марвари в штате Раджастан, где они были выведены в пустыне Тхар, а затем разводились на протяжении многих веков в условиях сурового, засушливого климата и приобрели такие ценные качества как выносливость и неприхотливость к условиям содержания. В древности они использовались и под верх, и в легких колесницах.
  У них был статус не имеющих себе равных, они были провозглашены божественными и самыми лучшими для всех людей, включая тех из них, в чьих жилах течёт королевская кровь. Ездить на таких лошадях считалось особой привилегией и разрешалось только царственным особам и кшатриям (представителям касты воинов).
  Боевой конь для раджпута, как и для рыцаря, значил, конечно же, больше, чем средство передвижения, часто такой конь был даже чем-то большим, чем друг. Если индийцы коней просто почитали, как большую ценность, то для каждого потомка кшатрия конь – важная часть его жизни. У коня были свои доспехи, над ним проводили обряды перед боем, а перед Шакой его покрывали оранжевой попоной.
  Согласно преданиям, эти лошади способны читать мысли своих седоков, отличаются необыкновенной преданностью и в далекие времена нередко приносили домой потерявших сознание раненных воинов.
  В прошлом о доблести и отваге марвари слагались легенды. Существуют и реальные факты, зафиксированные в исторических документах.
  В 1576 году армия Великих Моголов направилась в Мевар через единственно возможный километровый проход в горах. Специально обученная кавалерия раджпутов во главе с великим князем (махарана) Пратапом, восседающим на любимом коне-марвари по кличке Четак ждали моголов у входа в проход.
  Раджпуты надели на своих коней фальшивые хоботы. Слоны противника восприняли их за слонят и отказывались атаковать. Обученные марвари поднимались на задние ноги, передние ставили на лоб слона, и раджпуты копьями убивали погонщиков-моголов. Увы, бивень одного из слонов смертельно ранил Пратапа и порвал ногу Четаку – и тот на трех ногах вывез умирающего Пратапа в безопасное место, где рухнул без дыхания. Оставшись без предводителя раджпуты были разбиты, а Мевар занят моголами. За последующие 25 лет раджпуты по частям возвращали себе отнятое.
  У представителей правящей династии Раджастана существовала молитва, в которой они, обращаясь к богам, просили для себя лишь одного — возможности иметь в руках хороший меч, а под седлом — доброго коня.
  В период британского владычества национальное коневодство Индии пришло в упадок. Англичане считали местных лошадей слишком горячими и недостаточно крупными для использования их в военных целях, и потому начали ввозить в страну австралийских полукровок — резвых, крепких и дешевых. А индийская знать стала проявлять интерес к импорту чистокровных английских лошадей. В результате поголовье отечественных лошадей, в том числе и марвари, заметно сократилось.
  Порода была спасена для человечества благодаря магарадже Джадпура. Но он был не единственным, кто прилагал усилия для спасения породы. Принцы Шриджи Арвинд Сингх и Махипендра Сингх присоединились к магарадже Джадпура в учреждении национального сообщества с целью сохранения и популяризации лошадей марвари.
  В последние десятилетия, благодаря развитию конного туризма, интерес к местным лошадям снова возрос, это повлекло за собой заметное увеличение их численности, и в наши дни марвари можно встретить не только на их родине в Раджастане, но также в Пенджабе, Гуджарате и в некоторых других штатах Индии.

ВНЕШНИЙ ВИД.
  Внешность марвари весьма своеобразна. Лошади Марвари чрезвычайно крепки и выносливы. Тонкая кожа позволяет им долгое время находиться без воды и переносить жару на шагу. Марварийские лошади способны выживать в тяжелых условиях пустыни, питаясь скудной пищей, которую можно найти в песках. Марварийских лошадей практически никогда не подковывают. Еще одна особенность этой породы заключатся в том, что скелет лошади устроен так, что плечи лошади находятся под меньших углом относительно ног, что в свою очередь облегчает перед лошади и позволяет ей быстро и непринужденно двигаться по песку. При таком строении плеча марвари гораздо проще вытаскивать ноги из глубокого песка, однако их скоростные качества при этом уменьшаются. Но с другой стороны ход лошади становится очень мягким и удобным для всадника.
  У марвари несколько своеобразных аллюров. Кроме обычных шага, рыси, кентера и галопа, они могут двигаться аллюром, называемым на местном наречии РЕВААЛ. Это мягкий и комфортабельный аллюр, врождённая иноходь, которая встречается у многих местных азиатских пород.
  Уникальная особенность это породы – удивительно изогнутые уши в форме безупречно выгнутой арки, кончики направлены внутрь. Такое строение ушей придает очень необычный силуэт всей лошади. Считается, что такие уши являются результатом добавления арабской крови при выведении породы. Кроме того, уши марвари очень подвижны и могут поворачиваться на 180 градусов.
  В движении шея красиво изгибается. Профиль головы прямой с тенденцией к «римскому носу». Глаза большие, блестящие и широко посажены. Кожа очень тонкая и шелковистая, как подобает лошадям пустыни.
  У марварийских лошадей хорошо развита ориентация - они хорошо знают, где их дом, находясь за многие километры от него. В Индии эти лошади известны тем, что спасали жизни многим всадникам, заблудившимся в пустыне. Кроме этого, у марвари превосходно развит слух, поэтому марвари способны различать звуки гораздо быстрее, чем лошади других пород.
  Они могут быть гнедой, серой, рыжей, соловой и пегой масти. Несмотря на то, что белых доминантных лошадей разводят в Индии для религиозных целей, они, как правило, не заносятся в племенную книгу. Серые и пегие лошади считаются самыми ценными. Вороные считаются несчастливыми, а их цвет — символом смерти и тьмы. Лошади, которые имеют белые отметину на морде и четыре носка, считаются счастливыми.
  Вывоз марвари был запрещен десятилетиями, но в период между 2000 и 2006 небольшое количество вывоза было разрешено. С 2008 года, визы, позволяющие выход марвари за пределы Индии, были доступны в небольших количествах. Так марвари стали известны и на Западе, в том числе, в Англии и США, где существует специальное общество, координирующее работу с этой породой и организующее выставки и выводки.
  Сейчас марвари используются для верховой езды, вьючного транспорта, экипажа и в сельскохозяйственных работах. Их часто скрещивают с чистокровными верховыми, чтобы произвести более универсальную лошадь. Они особо подходят для выездки, в частности из-за естественных движений. Марвари также используются для конного поло, иногда играя против чистокровных верховых. В Раджастане марвари обычно готовят для «танцев» и парадов на многочисленных фестивалях и свадьбах, происходящих в Индии круглый год.

http://s3.uploads.ru/t/z18Db.jpg

http://s2.uploads.ru/t/9cRMW.jpg

http://s6.uploads.ru/t/fi0yu.jpg

Автор статьи
http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

0

11

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

Лошадь королей

  Лошади андалузской породы — живая легенда: это лошади императоров и полководцев, отважных рыцарей Крестовых походов. Об этой породе с восторгом писали Плутарх, Сенека и Плиний. Именно этих коней, их пышные формы и горбоносые головы изображали художники эпохи Возрождения.

О ПОРОДЕ.
  Андалузец - красивая, элегантная лошадь. Длинная голова заканчивается округлым храпом, глаза большие, выразительные. Грива роскошная, маленькие уши, мускулистые плечи и спина. Хвост низко приставлен. Хвост и грива шелковистые. Туловище округлое, компактное, широкое и глубокое. Шея высоко поставленная и достаточно длинная, широкая, с развитым гребнем. Голова средней величины, горбоносая. Особый экзотичный вид им придает ниспадающая на лоб длинная пышная челка. Ноги недлинные и костистые, но по сравнению с телом довольно тонкие, на прочных и высоких копытах.
  У андалузской породы блистательное прошлое: на этих конях короли выезжали на парады, мчались в бой благородные рыцари, покоряли Новый Свет конкистадоры, и по всему христианскому миру гремела слава испанского коня. Андалузская лошадь - это целая эпоха в развитии мирового коневодства; это сама история искусства верховой езды; это кони легендарного Эль Сида и Кортеса, корифеев выездки и героев исторических романов.
  Андалузские лошади родом из испанской провинции Андалузии, благодаря чему и получили свое название. Их предками были иберийские лошади Испании и Португалии. Менее 60 лет назад было принято делать различие между андалузской и лузитанской лошадьми. Сейчас испанцы называют своих лошадей Pura Raca Espanola и ведут свою собственную племкнигу. В большинстве других стран, где разводится эта порода, ее называют андалузской. Португальская лошадь называется лузитанской, это имя досталось ей от древнеримского названия Португалии — Лузитания. Андалузская лошадь добра, послушна, величава, умна и резва. Эти лошади трудолюбивы и охотно учатся.     Андалузец - верховая лошадь, с успехом может использоваться для выездки. Особи, облагороженные кровью чистокровных верховых или англо-арабов, - великолепные прыгуны. Широко используются как цирковые лошади.
  Андалузские лошади обладают прекрасными движениями. Их высокий ход (на рыси передние ноги легко поднимаются до уровня груди) с малым захватом пространства со стороны кажется настоящим танцем.

ИСТОРИЯ.
  Ошибочно считается, что андалузская лошадь имеет арабские корни. Испания является одной из немногих территорий, где лошадь пережила последний ледниковый период. Пони сорайа, которые могли быть предками андалузской лошади, до сих пор обитают в Португалии и используются жителями холмистых районов в качестве рабочих лошадей, что спасает породу от вымирания. Внешне пони сорайа похожи на тарпанов.
  Древнейшая испанская верховая порода, восходящая к иберийским лошадям, которых разводили на Пиренейском полуострове еще задолго до н.э. С 8 века н.э. андалузская порода испытала сильное влияние варварийской и особенно арабской породы.
Наибольшего расцвета достигла в 16-18 вв., когда воплощала идеал манежной лошади. Ее широко использовали при выведении европейских пород (липиццанской, кладрубской, фредериксборгской, ольденбургской, остфризской, голштинской).

CОКРОВИЩЕ ИСПАНИИ.
  Герои сказок и легенд, лошади королей и конкистадоров – они удивляли современников своей силой и красотой. Война породила и едва не погубила их. Еще недавно казалось, что андалузы навсегда ушли в историю. Но сегодня эти лошади вновь покоряют мир, возвращая к жизни времена Веласкеса и Рембрандта.
  История андалузской лошади, как и любой автохтонной породы, уходит в глубь веков. Считается, что предки этих лошадей населяли Пиренейский полуостров уже в эпоху палеолита. Наскальные рисунки сохранили до наших дней изображения этих древних животных - горбоносых иберийских пони и менее горбоносых протоиберийских лошадей. Свои названия они получили от племени иберов, которым принадлежит честь одомашнивания местных лошадей. За пределами древней Испании об этих великолепных животных долгое время ничего не знали, пока в I тыс. до н.э. с ними не столкнулись финикийцы и греки. Тогда-то и грянула по всему Средиземноморью слава о необыкновенных иберийских лошадях, сметающих все на своем пути. С тех пор заполучить грозную пиренейскую конницу в союзники мечтали многие полководцы древности.
  Дело в том, что местные лошади сильно отличались от других древних пород. Суровые условия гористой родины, постоянная борьба за выживание и скудные пастбища привели к формированию довольно специфического облика, столь характерного и для современных андалузов: к традиционной выносливости «горных» пород добавились необычайно сильная изогнутая шея, широкая грудь и очень высокий ход. О мощных, быстрых и маневренных иберийских лошадях слагались легенды, о них с восторгом писали Ксенофонт, Плутарх, Сенека и Плиний Старший. Пиренейские наемники обращали в бегство греческую фалангу и римские легионы, а затем «испанские лошади» стали основой римской кавалерии.
  Иберы традиционно поддерживали тесные контакты с Северной Африкой, где большой славой в те времена пользовалась нумидийская конница. Нумидийские лошади были южного типа: легкие, сухие и резвые. Нет сомнения, что обе породы оказали друг на друга большое влияние. Особенно в те годы, когда иберийцы и нумидийцы бок о бок сражались с Римом. Позднее завоеватели-вандалы, прошедшие через все Пиренеи и достигшие территории современного Алжира, привели с собой лошадей северного типа, которые также оставили свой след в местной породе. Огромная варварская держава получила название Вандалус, т.е. «Страна вандалов». Позднее, когда от королевства не осталось и следа, это имя закрепилось за Пиренейским полуостровом (арабы называли его Аль-Андалуз), а сегодня оно обозначает одну из его областей (Андалузию).
  В 711 году на полуостров вторглись мавры. Так началась романтическая история европейского востока, оставившая глубокий след в испанской и португальской культуре. Вхождение Испании в Халифат не могло не отразиться на коневодстве. В местную породу была влита арабская кровь, но не напрямую, а через берберийскую породу, произошедшую от скрещивания древних нумидийских и арабских лошадей. Особый вклад внесли монахи-картезианцы из Хереса, знаменитые в то время конники. Так завершился процесс формирования андалузской породы, вобравшей в себя качества двух больших пород: тяжелой европейской лошади северного типа и легкой сухой лошади юга.

ПРИ ДВОРЕ ЕВРОПЕЙСКИХ МОНАРХОВ.
  На протяжении следующих нескольких столетий основной тенденцией в Европе стало утяжеление боевых лошадей, вынужденных выносить на себе вес все больше наковывавшихся в железо рыцарей. На какое-то время андалузы уступили место «первой боевой лошади Европы» более тяжелым и неповоротливым породам. Впрочем, с изобретением огнестрельного оружия ситуация изменилась, и для войны вновь потребовались быстрые маневренные животные. Вскоре за свои выдающиеся качества андалузы были признаны первыми среди верховых лошадей, уступая в глазах европейцев лишь лучшим восточным породам.
  Триумфальное возвращение испанских лошадей совпало по времени с важнейшими переменами не только в военном деле, но также в культуре и искусстве. На смену Возрождению спешила эпоха барокко – время Веласкеса и Рембранта, Вивальди и Баха. Искусство этого периода было наполнено пышными и легкими формами, призванными подчеркнуть величие природы и прославить ее красоту. Нет нужды говорить, что роскошные испанские красавцы как нельзя лучше вписались в новый придворный стиль, поражавший современников своей помпезностью. Горячий андалузский конь стал мечтой любого уважающего себя дворянина. «Лошадь королей» - так теперь о ней говорили.
Влияние андалузской лошади на европейские породы конца XVI - XVIII веков можно сравнить лишь с влиянием чистокровной английской лошади в наше время. Придворные заводы Центральной Европы выводят на основе андалузов или с большим влиянием андалузской крови целую группу «барочных пород»: липпицианскую, фредериксборгскую, кладрубскую, неаполитанскую. Кроме того, андалузы активно использовались для улучшения фризской, ганноверской, тракененской и гольштинской пород. Значение испанской лошади для коневодства в Новом Свете также очень велико, ведь именно на ней был покорен весь южный континент. Даже сейчас андалузская кровь заметна во многих американских породах, особенно в четвертьмильной лошади (квартерхорс) и перуанском пасо.

  У ИСТОКОВ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ.
  Одновременно с испанской породой в Европе распространялся и испанский стиль езды, отличавшийся от уходившего в прошлое рыцарского стиля большим контактом с лошадью и повышенной технической сложностью. Главная особенность испанской школы заключается в максимальном сборе лошади, переносе нагрузки на задние ноги и освобождении передних. Практически все элементы выездки произошли из практиковавшихся в то время боевых приемов и требуют не только согласованности действий всадника и лошади, гибкости и маневренности, но и серьезной силовой подготовки.
  В 1572 году императором Максимилианом II была торжественно открыта знаменитая Испанская школа верховой езды в Вене. Основной породой, которую выезжают в школе, стала липпицианская, произошедшая непосредственно от андалузов. Визитная карточка Вены – элементы высшей школы и особенно «школьные прыжки»: левада, круппада, баллотада, каприоль, – выполняемые здесь с необыкновенным мастерством. Главное значение Испанской школы заключается в том, что она подарила нам основы современной выездки, сохранив и обогатив культуру верховой езды.
  В 1682 году была основана Версальская школа, основной лошадью которой стала порода Альтер Реал (королевские альтеры), выведенная в середине XVIII века в Португалии путем скрещивания местного варианта андалузов с арабами. А вот в созданном в 1828 году в Сомюре знаменитом отряде Cadre Noir использовались уже породы на основе английской чистокровной лошади.

ПИРЕНЕЙСКИЙ ФЕНИКС.
  С началом XIX века в военном деле вновь произошли важные изменения. Повышение эффективности стрелкового оружия и значения артиллерии потребовало улучшения скоростных качеств кавалерии. В связи с этим широкое признание получила английская чистокровная лошадь. Для крупных андалузов с их красивыми, но слишком затратными аллюрами, начались черные дни. Численность породы стала быстро сокращаться, и к концу XIX века даже на своей исторической родине, в Испании и Португалии, она была оттеснена чистокровной верховой лошадью, английской и англо-арабской. На фоне новых динамичных пород андалузы стали выглядеть странными гостями из прошлого.
Плачевное состояние породы заставило, наконец, задуматься о ее сохранении. В 1912 году в Испании начала вестись племенная книга. Тогда же андалузы получили новое название – чистокровная испанская лошадь (Pura Raza Espanola, PRE). Были приложены усилия для очищения породы от излишнего влияния арабских кровей, с которыми так любили экспериментировать военные. В 1960-х годах португальские заводчики открыли свою племенную книгу. С тех пор местные андалузы стали называться чистокровной лузитанской лошадью (Puro Sangue Lusitano, PSL) (Лузитания – римское название земель, на которых впоследствии возникла Португалия). Лузитанская лошадь и чистокровная испанская – по сути одна и та же порода, поэтому многие продолжают называть их андалузами или иберийцами.
Впрочем, несмотря на усилия испанских и португальских производителей, вплоть до конца XX века об андалузах мало кто знал за пределами полуострова. Лишь в последние несколько десятилетий, когда у коневодов появился интерес к необычным старинным породам, «барочные» лошади вновь обрели популярность. В 1972 году была основана Национальная ассоциация заводчиков чистокровных испанских лошадей (ANCCE). Затем их пиренейские соседи создали у себя Португальскую ассоциацию чистокровной лузитанской лошади (APSL). Для популяризации породы в мире, и особенно в Северной Америке, была основана Международная ассоциация андалузской и лузитанской пород (IALHA). Помимо высшей школы андалузы уверенно отвоевывают позиции в дрессаже и драйвинге. Большой популярностью «испанцы» пользуются в цирковых программах, не говоря уже о знаменитом шоу Cavalia (грандиозное светомузыкальное представление с гимнастическими трюками, вольтижировкой и элементами высшей школы), неизменно собирающем тысячи зрителей. На родине этих лошадей огромное внимание привлекают корриды и соревнования в стиле Doma Vaquera (своеобразный стиль «деревенской езды», сочетающий элементы дрессажа с имитацией задач, ежедневно выполняемых всадником на ранчо). Начали показывать себя иберийцы и в спорте: на Олимпийских играх 2004 двое андалузов помогли испанской команде выиграть в дрессаже серебряные награды.
  Сегодня андалузы – самая популярная «барочная» порода в мире. И хотя их общая численность еще невелика – порядка 20 000. Иберийцы разводятся уже более чем в 50 странах мира, в том числе в США, Мексике, Бразилии, Колумбии, Голландии, Франции, Бельгии, Германии, Великобритании, Италии. Большую роль в возрождении интереса к породе, как ни странно, сыграл Голливуд, по достоинству оценивший сказочный облик этих коней. «Вам нужна лошадь для героя? Возьмите андалуза: его появление превратит спасение мира в настоящее зрелище! », – возможно так рассуждают американские постановщики трюков. «Властелин колец», «Зорро», «Храброе сердце», «Царство Небесное», «Троя», «Гладиатор», «Александр», - это лишь часть картин, в которых успели сняться андалузы.
  Конечно, испанский конь не мог быть не использован для любимейшего национального развлечения – корриды. Смелость, ловкость и проворство этих лошадей поистине уникальны, и равных им по таким качествам найти невозможно. Только андалузец способен проявить подобные качества и дополнить их сообразительностью и собранностью, когда происходит его встреча с иберийским быком. Перед тем как на арену вырвется бык, происходит церемония открытия корриды. Тореадор исполняет каскад элементов, которыми богата испанская школа верховой езды. Чтобы лошадь правильно подготовить для выполнения этих задач, требуется не меньше 6-7 лет напряжённой работы с ней.
В Европе спрос на андалузскую породу так велик, что стоимость пятилетнего жеребца достигает 500 тысяч евро.

http://s7.uploads.ru/t/qJLHr.jpg

http://s3.uploads.ru/t/jPZa2.jpg

http://s7.uploads.ru/t/fD3ew.jpg

Автор статьи
http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

0

12

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

Золотые небесные кони

  Говорить об ахалтекинской лошади - задача непростая, ведь для ее характеристики не подходят обычные слова, и даже самых восторженных и поэтических слов будет недостаточно, ибо она - уникальное явление мировой культуры, царица конского царства.
Формой тела - длинной спиной с высокой холкой, глубокой узкой грудной клеткой, поджарым животом, длинными тонкими ногами с четко очерченными сухожилиями, мощным крупом с превосходно развитыми мышцами бедра - ахалтекинец напоминает самого быстрого зверя гепарда. Змею он напоминает своей гибкостью, плавностью движений, тонкостью кожи, гладкой шелковистостью короткого покровного волоса и легкой редкой гривой. А главное - необыкновенно высоким поставом длиннейшей шеи, своим изгибом похожей на приготовившуюся к броску кобру. А величественным и гордым видом, мощным, как бы летящим галопом ахалтекинец напоминает орла.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА.
  Ахалтекинец имеет необычный экстерьер. Внешний вид кардинально отличает её от других пород лошадей. Ахалтекинцы имеют достаточно крупный рост (около 160 см в холке у жеребцов), чрезвычайно сухую конституцию. Ахалтекинских лошадей по формам сравнивают с борзыми собаками или гепардом. Во всём облике преобладают длинные линии. Грудь глубокая, холка высокая, длинная, круп хорошо обмускулен, мощный, слегка приспущенный. Очень своеобразны формы головы и шеи. Голова имеет прямой или горбоносый профиль, иногда со слегка выпуклым лбом, лицевая часть её утончённая и удлинённая. Уши длинные, тонкие, довольно широко расставленные. Глаза большие, выразительные, но имеют необычную удлинённую, немного раскосую форму («азиатский глаз»). Шея очень высоко поставленная, тонкая, длинная с развитым затылком. Кожа тонкая, и сквозь неё легко проступает сетка кровеносных сосудов. Волосяной покров чрезвычайно тонок, нежен и шелковист; грива редкая и недлинная, а часто и почти вовсе отсутствует, что отличает ахалтекинцев от других пород лошадей. Темперамент пылкий.
  Масти разнообразные, помимо обычных и встречающихся повсеместно гнедой, вороной, рыжей и серой, встречаются редкие буланая, соловая, изабелловая, караковая, бурая. Для всех мастей характерен яркий золотистый или серебристый оттенок шерсти.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ НАЗВАНИЯ.
  Современное название было дано породе по месту, где эти лошади были сохранены в чистоте в оазисе Ахал, тянущегося вдоль северного подножия Копет-Дага от Бахардена до Артыка, который населяло туркменское племя теке (или текинцев). Таким образом, «ахал-теке» — это лошадь племени теке из оазиса Ахал. Под этим именем порода стала известна в Российской империи после присоединения Туркмении и, особенно в советские годы. Аналогично название этой породы, с которой европейцы заново познакомились в XX веке, звучит и в других языках.

ОСОБЕННОСТИ ПОРОДЫ.
  На породу оказал влияние тот уклад жизни, который был присущ туркменам. Особенности кормления, традиционного тренинга и использования — сочетание резвых скачек на короткие дистанции и длинных изнурительных походов — всё это сказалось на экстерьере и интерьере (внутренних особенностях) породы: лошади стали поджарыми и сухими, без лишнего жира, необыкновенно выносливыми и не требовательными к количеству (и к качеству) пищи.
  Ахалтекинец очень хорош для верховой езды, его движения эластичны и не утомительны для всадника. При этом грубость или пренебрежение ранят текинца гораздо сильнее, чем многих других лошадей. Как и все чистокровные лошади, ахалтекинец требует особого подхода. Многие спортсмены, привыкшие к более флегматичным и безотказным полукровным лошадям, считают ахалтекинцев тяжёлыми в работе. Но в руках умного и терпеливого всадника ахалтекинец способен показывать высокие спортивные результаты.
Будучи потомками диких и одомашненных лошадей ахалтекинцы не могли не унаследовать от своих предков невероятную выносливость и приспособленность к окружающим условиям. Именно условиям вязких песков ахалтекинцы обязаны своим необычным аллюрами: во время движения шагом и рысью, кажется, что лошадь плавно плывёт над землёй, не касаясь её ногами. Такой способ передвижения помогал ахалтекинцам с лёгкостью ходить даже по зыбучим пескам.
  Несмотря на свою тонкую нежную кожу и очень короткую шерсть, ахалтекинская лошадь может переносить температуру в широком диапазоне — от −30 до + 50 °C, а также серьёзные перепады температур.
  Внешняя хрупкость породы скрывает невероятную выносливость. Как повествуют историки, были случаи, когда раненый в бою сабельным ударом ахалтекинец уносил на своей спине двух взрослых мужчин, уходя с ними по зыбучим пескам. В современной истории лошади ахалтекинской породы неоднократно совершали рекордные многодневные походы и спортивные пробеги. Самый знаменитый пробег на ахалтекинцах состоялся в 1935 году по маршруту Ашхабад—Москва. Это расстояние было пройдено за 84 дня, причем пески Каракумов всадники преодолели за три дня без остановки на еду, питьё или сон. Все лошади остались здоровы и дошли до Москвы. Победителем того пробега стал буланый жеребец Тарлан. Как настоящие лошади пустыни, ахалтекинцы легко переносят жажду.

ИСТОРИЯ.
  Ахалтекинская лошадь — результат труда многих поколений коневодов, наследие коневодческих культур древности. Арминий Вамбери, путешествовавший по Средней Азии в XIX веке, писал: эти красивые животные стоят всех потраченных на них трудов…
История этой породы начинается в далёкой древности, когда многочисленные ираноязычные народы Средней Азии начали выводить лошадей, которые превосходили бы всех прочих по силе и красоте. У них существовал настоящий культ коня. Во времена античности мнение о коневодстве Средней Азии можно составить по высказываниям греческих и римских историков и географов. Геродот пишет: «Есть в Мидии равнина Несея, где водятся величественные кони». Под Несеей, по-видимому, подразумевалась нынешняя Нишапурская равнина в сопредельных с Туркменией районах северного Ирана. Другие авторы отмечают, что несейские кони были лучшими в мире, и на них ездили персидские цари. В последующие эпохи эти лошади появляются под другими именами, но внимательное изучение показывает, что это была одна и та же порода, переходившая по наследству от старых культур к новым. Преемственность прослеживается даже по характерным мастям: Геродот пишет, что «Ниса (столица Парфии) всех лошадей имеет жёлтых», а лошади, которых нашли воины Александра Македонского на территории нынешней Туркмении, были «белой и радужной масти, а также цвета утренней зари». По-видимому, для древних иранцев золотистая масть имела сакральный смысл, ведь конь посвящался божеству солнца.
  В старину в России ахалтекинец был известен под именем аргамак — впрочем, так называли любую лошадь восточной породы. Ахалтекинская кровь течёт во многих российских породах — особенно в донской и русской верховой. Считают, что именно ахалтекинцы были среди предков чистокровной верховой породы, начиная с XIX века занимающей первое место по влиянию на другие породы. В истории формирования арабской породы также прослеживается ахалтекинское влияние (в те давние времена современного названия «ахалтекинец» ещё не существовало). По словам крупнейшего советского ипполога В. О. Витта, ахалтекинская порода — это «золотой фонд культурной верховой лошади всего мира, последние капли того источника чистой крови, который создал всё верховое коннозаводство».
  В Средневековье в Средней Азии утвердились тюркские племена. От древних бактрийцев и парфян унаследовали туркмены и замечательную породу, которую сохранили в чистоте и во всех её лучших качествах. Туркмены были большими любителями скачек и относились к подготовке лошадей со всей серьёзностью. Опыт в этом деле передавался из поколения в поколение. Советские учёные, исследовавшие ахалтекинскую породу, отмечали, что система тренировки туркменских тренеров-сейисов имела много общего с системой подготовки чистокровных верховых лошадей к скачкам на ипподромах Европы. Фактически ахалтекинец — одна из самых резвых пород мира, и весь склад этой лошади выдаёт в ней прирождённого скакуна.
  В 1897 году благодаря наместнику царя генералу Куропаткину в ауле Кеши близ Ашхабада была организована Закаспийская случная конюшня, которая позже превратилась в племенной центр породы, - к этой конюшне восходит история ведущего в Туркмении конного завода им. Ниязова, в советское время носившего название "Комсомол". Управляющим этой конюшни стал кубанский казак Г. А. Мазан. Здесь были собраны замечательные жеребцы, которые впоследствии положили начало большинству линий ахалтекинской породы: Ворон, Меле Чеп, БабаАхун, Меле Куш, Бойноу Особенно велико было значение Бойноу: этот некрупный, но исключительно типичный золотисто-буланый жеребец был непобедим в скачках, а затем оказался исключительно ценным производителем. Уже к концу 20-х годов ахалтекинская порода оказалась буквально "пропитанной" кровью Бойноу: он дал начало 13 из 18 ныне существующих мужских линий.
  В 40 - 50-е годы ахалтекинцев стали разводить и за пределами Туркмении: сегодня среди ведущих хозяйств - Луговской конный завод в Казахстане, Ставропольский и Дагестанский конные заводы в России.В советское время ахалтекинскую породу лошадей разводили не только в Туркменской ССР, но и на территории Казахской ССР и РСФСР. В тот период селекционная работа с породой была направлена прежде всего на существовавшие тогда некоторые недостатки экстерьера, а также на увеличение роста.
Сегодня Россия обладает основным и качественно лучшим поголовьем лошадей ахалтекинской породы. Ахалтекинцев разводят в конных заводах Ставропольском № 170, имени Владимира Шамборанта «ШаЭль», в ряде заводов Дагестана, Калмыкии и Московской области.
Сегодняшняя ахалтекинская лошадь отличается от тех, что были 100, 300 и 1000 лет назад лишь более крупным ростом и более правильным телосложением. Все уникальные особенности породы, как внешние, так и внутренние были сохранены.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ.
  Ахалтекинская лошадь, как верховая порода, имеет огромный потенциал, применимый во многих видах конного спорта. Для скачек ахалтекинских лошадей были установлены все классические призы и все возрастные и половые группы, которые общеприняты в скачках чистокровных верховых лошадей. Это приз «Дерби», основной приз для всех испытываемых на ипподромах лошадей, и все традиционные призы, где меняется лишь название, а дистанция остаётся классической, разработанной ещё в Англии.
  Все основные призы, в том числе и «Всероссийское Дерби» для ахалтекинской породы проводятся на втором по величине и значимости скаковом ипподроме России — Пятигорском. Можно увидеть скачки на ахалтекинских лошадях и на Краснодарском ипподроме, а также на ипподромах Ашхабада и Ташкента. На Московском ипподроме ахалтекинские лошади впервые вышли на старт в 2005 году, когда для них был проведён розыгрыш призов «Русский Аргамак» и «Кубок имени Шамборанта».
Рекордная резвость ахалтекинцев в гладких скачках: двухлетки на 1000 м — 1 мин 03,5 с, трёхлетки на 2000 м — 2 мин 11,5 с, 2400 м — 2 мин 42 с.
  В классических видах конного спорта ахалтекинцы также проявляют великолепный талант. Отличными конкурными спортсменами были жеребцы Араб (закончивший пробег Ашхабад — Москва на втором месте), Посман и Пентели. Особый прыжковый талант проявил именно серый Араб, преодолев на соревнованиях серьёзную для конкурной лошади высоту в 2 м 12 см.
  Сын Араба вороной жеребец Абсент (Араб — Баккара 1952) прославил ахалтекинскую породу на весь мир. В 1960 году выступая в программе выездки на Олимпиаде в Риме Абсент и его всадник Сергей Филатов стали олимпийскими чемпионами. За всю олимпийскую историю выездки Абсент так и остался единственной лошадью — олимпийским чемпионом по выездке не немецкого происхождения и даже не имеющий ни капли крови немецких спортивных лошадей. Памятник выдающемуся представителю ахалтекинской породы установлен на его родине, в Казахстане на территории Луговского конного завода. Сегодня ахалтекинских лошадей продолжают использовать в классических видах конного спорта, делая в основном упор именно на выездку.

РАЗВЕДЕНИЕ.
  В породе культивируют линии, восходящие в основном к знаменитому скакуну XIX века Бойноу: жеребцов Мелекуш (Бойноу — Ораз Нияз Карадышлы 1909; в 1956 году был преподнесён Н. С. Хрущёвым в качестве подарка Елизавете II[11]), Эверды Телеке и Сапар Хан. Другими основными генеалогическими линиями в современной ахалтекинской породе являются линии Гелишикли (Факир Сулу — Гезель 1949), Араба, Каплана, Кир Сакара (Алгыр — Айден 1936), Еля (Тугурбай — Елкаб 1932) и Факирпельвана (Факир Сулу — Егоза 1951). Ахалтекинских лошадей сегодня демонстрируют на скачках, а также шоу-рингах чемпионатов России и мира, а также на рингах крупных мероприятий, посвящённых лошадям, например, Международной конной выставке «Эквирос» в Москве. На «Эквиросе» ежегодно проводится шоу-чемпионат Кубок Мира, учреждённый конным заводом имени Владимира Шамборанта. Кубок Мира является крупнейшим событием-смотром ахалтекинской породы.Порода культивируется во многих странах мира.

АХАЛТЕКИНСКАЯ ЛОШАДЬ И ПАРАД ПОБЕДЫ.
  Долгое время считалось, что Г. К. Жуков принимал первый Парад Победы в 1945 году на известном ахалтекинце Арабе, потомке Бойноу. Образ маршала Жукова верхом на коне запечатлён в кино, живописи, скульптуре, на монетах и почтовых марках. В 1980-е годы возникла новая версия о коне Жукова: им был жеребец по кличке Кумир, рождённый в Терском конном заводе. В журнале «Конный мир» за 2005 год эта версия подвергалась сомнению, так как все лошади терской породы имеют характерное клеймо. В 2006 году сведения о терском жеребце Кумире подтвердились. Однако в 2010 году, в связи с военным парадом в Москве в честь 65-летия Победы в Великой Отечественной войне, в некоторых средствах массовой информации была снова распространена изначальная версия о коне маршала Жукова. В параде 2010 года принял участие ахалтекинский скакун Гырат, прямой потомок Араба, который якобы использовался на первом параде в 1945 году. По другим сообщениям, историки и участники легендарного события 1945 года обнаружили значительные различия в породах коней, участвовавших в этих двух парадах.

http://s2.uploads.ru/t/5BtuZ.jpg

http://s2.uploads.ru/t/jGDzx.jpg

http://s6.uploads.ru/t/VBZHJ.jpg

Автор статьи
http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

0

13

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

Выведенная в совершенстве

  Быстрее ветра мчатся кони по скаковой дорожке, кажется, что вот-вот они взлетят и земля уйдет из-под их копыт. Горячая кровь, сильное сердце и непревзойденная резвость – вот те главные черты, которые отличают чистокровную верховую породу от всех остальных. Сегодня эту лошадь можно назвать не только главным достоянием Англии, но и всего скакового коневодства. Ведь это эталон, которому до ныне нет равных.

ИСТОРИЯ.
  История создания и развития чистокровной верховой породы – ярчайшее доказательство ее уникальности и элитарности. Родословную любой лошади чистокровной верховой породы можно документально развернуть до родоначальников породы. Их всего три Эклипс, Хэрод и Мэтчем. И происхождение каждого из них тоже доподлинно известно. Известно и то, на каком генетическом материале формировалось племенное ядро будущей породы, которая покорила весь мир. То, что родина чистокровной верховой породы Англия – факт общеизвестный. Считается, что основными предпосылками для ее создания были географическая изоляция этой страны и благоприятный климат. Одним из факторов, повлиявших на образование и развитие этой породы, была любовь англичан к спорту, к скачкам и охоте. Она имела значение для создания скаковых лошадей еще задолго до публичных скачек с денежными призами. Начиная с древних времен, хорошая верховая лошадь была непременным атрибутом силы и власти. От качества конского состава зависела военная мощь страны. Поэтому коневодство всегда находилось под патронажем первых лиц государства.

ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ КОРНИ.
  Еще до недавнего времени было распространено ошибочное мнение, что английская скаковая лошадь создана путем чистого разведения арабской и других восточных пород в условиях Британских островов. Началом становления породы считалось время ввоза в страну трех восточных жеребцов. На самом деле порода является продуктом скрещивания местной английской лошади верхового типа с восточными, и последующего отбора на основе качеств, выявленных при использовании этих лошадей на охоте и в скачках.
  В Англии издавна было несколько разновидностей резвых верховых лошадей. В средние века у рыцарей помимо тяжелых боевых коней были небольшие лошадки для быстрой езды без доспехов и вооружения. В Ирландии аналогичные по типу лошади назывались хобби, в Шотландии – гелловей. Можно предположить, что древняя аборигенная кельтская лошадь лежала в основе происхождения этих местных лошадей, которых скрещивали с испанскими и североафриканскими породами. Эпоха крестовых походов и период англо-французских войн связана с ввозом в Англию лошадей восточных пород, в том числе и арабских. В 1602 году король Яков I вывел первого восточного жеребца Мэркхэм’с Арабиана. За него были заплачены большие деньги, но эта лошадь не проявила себя в скачках и не оставила потомства. После этого интерес к восточным лошадям на некоторое время снизился. Но Карл I предпринял еще одну попытку. Благодаря ему в Англию попал Бэккингхэм Тёрк. В то время кличку лошади образовывали имя ее владельца и место покупки, поэтому слова «арабиан», «тёрк» или «барб» не свидетельствуют о принадлежности лошади к определенной породе. После смены хозяина Бэкингхэм стал Хэлмслеем. Этот жеребец оставил значительное потомство, как и выведенный чуть позднее Уайт Тёрк.

ФОРМИРОВАНИЕ ПОРОДЫ.
  Собственно эпохой начала целенаправленного разведения скаковых лошадей принято считать царствование Карла II. Он был большим любителем скачек, и выписал для своего завода целый ряд ценных жеребцов и маток восточного происхождения. Кобылы этого завода и стали родоначальницами чистокровной верховой породы. Их называют «роял мэарс» — королевские кобылы. Большая часть их, однако, была получена из Танжера в Африке, что указывает на большую вероятность их варварийского происхождения. О жеребцах, приведенных в Англию в эту эпоху, есть более точные сведения. В первую очередь имеет смысл вести речь о трех производителях, потомками которых по прямой мужской линии являются все современные чистокровные лошади. Они считаются родоначальниками чистокровной верховой породы. Один из них - Бейерлей Тёрк (Byerley Turk) был отбит у турок в 1863 году при осаде Вены. Вероятнее всего, он был настоящим арабским жеребцом, как и другой родоначальник Дарлей Арабиан (Darley Arabian ), приведенный в Англию в 1710 году. Если взглянуть на дошедшие до нас изображения Дарлей Арабиана, то бросается в глаза его сходство с лошадьми ахалтекинской породы. То же можно сказать и о многих других чистокровных лошадях, которых мы видим на старинных картинах и гравюрах. Большинство из них имеет изящную длинную голову, тонкую, с низким выходом шею, почти горизонтальный круп и имеют характерные длинные линии корпуса. А вот происхождение третьего жеребца Годольфина Арабиана (Godolphin Arabian) или Годольфина Барба (Godolhyin Darb) считается североафриканским. Во всяком случае, судя по его портрету, он был типичной варварийской лошадью.

РОДОНАЧАЛЬНИКИ ПОРОДЫ.
  При рассмотрении происхождения всех современных английских чистокровных лошадей выясняется, что по прямой мужской линии они восходят к трем выдающимся производителям своего времени: Мэтчему(Matchem) р.1748г., Хэроду (Herod) р. 1758 г. и Эклипсу(Eclipse) р.1764 г. Они в свою очередь являются прямыми потомками упомянутых выше восточных жеребцов. Мэтчем внук Годольфина Арабиана, Хэрод праправнук Бейерлей Тёрка, а прадедом Эклипса является Дарлей Арабиан. Все три родоначальника родственны между собой по женской линии, поэтому вопрос о преимущественном влиянии на породу того или иного жеребца будет формальным. В количественном отношении линия Эклипса с самого начала. Однако по суммарному выигрышу потомства первой генерации на первом месте стоял Мэтчем, затем Хэрод, а Эклипс занимал последнее место. В потомстве второй и третьей генераций обнаруживается еще одна закономерность. Знаменитейшие внуки Эклипса – все те, кто создал свои линии: Gohanna, Benningbrough, Whiskey, Hambletonian и др. представляют собой сочетание Эклипс+Хэрод+Мэтчем. Матери их дочери Хэрода или его сына Хайфляера (Highflyer) от дочерей Мэтчема. В дальнейших поколениях этот комплекс, как правило, повторялся и закреплялся. Только тогда прямые потомки Эклипса оказывались хорошими скакунами и ценными производителями. В потомстве Хэрода и Мэтчема картина совершенно иная. Родословные лучших жеребцов из этих линий 2-го, 3-го и даже 4-го поколений не содержат Эклипса. Теоретическими исследованиями доказано, что родоначальники наиболее мощных и разветвленных линий почти всегда давали своих наиболее ценных потомков в сочетании с дочерьми каких-либо определенных производителей.
  Однако не только эти три выводных восточных жеребца сыграли главенствующую или исключительную роль в создании и развитии чистокровной верховой породы. Darcy’s White Turk и YellowTurk, Flcock’s Arabian, St. Viktor Barb, Leedes Arabian, Lister Turk, Morocco Barb и еще несколько производителей играли во многих случаях не меньшую роль, чем Бейерлей Тёрк, Дарлей Арабиан и Годольфин Барб. Одним из критериев оценки производителя является его способность давать заводских маток. Сыновья и дочери Мэтчема и Хэрода обладали равноценным генетическим потенциалом. У Эклипса же сыновья оказывались более ценными производителями, чем дочери.
  В связи со сказанным уместно упомянуть современника трех великих жеребцов Снапа (Snap). Он по своим успехам в заводе ценился нисколько не ниже Эклипса, Хэрода и Мэтчема, а одно время даже и выше. По официальным данным (Скаковой календарь т. II) цена за случку с ним составляла 50 гиней, в то время как Эклипс и Хэрод котировались по 25. Просматривая родословные лучших сыновей и внуков трех основных родоначальников, постоянно встречаешь Снапа (Snap) в материнской части родословной.

РАСПРОСТРАНЕНИЕ ЧИСТОКРОВНОЙ ПОРОДЫ.
В 1793 году был издан первый том племенной книги породы. Уже в первом томе впервые появился запрет на внесение лошади в книгу, если она в своей родословной имеет хотя бы одного предка в любом поколении и в любом родстве, который не восходил бы к Эклипсу, Хэроду или Мэтчему. В 1821 году порода была признана официально. Вскоре в XIX веке были приняты практически все те правила участия лошадей в скачках, которые являются действительными и сегодня. Эти правила были разработаны с учётом физиологии и темперамента чистокровной лошади. Жокеи стали стоять на коротких стременах над спиной лошади, чтобы не стеснять её движений, вес жокеев и всей амуниции был жёстко регламентирован (не более 60 кг). Скачки начали быстро распространяться по Европе, в США, Австралии, Новой Зеландии, Канаде, странах Южной Америки. Всюду скачки проводились по единым правилам и строго велись племенные книги чистокровной верховой породы. Долгое время центром разведения чистокровной лошади всё же оставалась Англия. Но вскоре появились выдающиеся лошади во Франции и Германии, в Италии, в США и Австралии. К середине XX века уже сложно было назвать Англию ведущей скаковой державой. Конечно, классические английские скачки на старейших ипподромах остаются в числе важнейших в мире. Однако крупные скаковые призы стали проводиться во Франции, в США, в Австралии, в странах Ближнего Востока, в Гонконге и Сингапуре. Скачки на чистокровных верховых лошадях проводятся практически в любой стране мира, кроме Финляндии, Норвегии, Швеции — климат этих стран не благоприятствует скачкам на теплолюбивых чистокровных лошадях. Но и в этих странах разводят чистокровных лошадей в качестве улучшателей других пород верховых лошадей. Сегодня лучших чистокровных лошадей разводят в Англии, Ирландии, Франции, США, Канаде, странах Арабского Востока. Несмотря на огромное количество в мире племенных линий, в породе выделяется одна, самая крупная линия. Родоначальником её стал жеребец Неарко (Фарос — Ногара 1935), рождённый в Италии в конюшне коннозаводчика Федерико Тезио. Этот жеребец с успехом скакал у себя на родине, а также в некоторых других странах. После завершения скаковой карьеры стал производителем. Сегодня его линия развивается через сыновей Назруллу (от кобылы Мумтаз Бегюм) и Неарктика (от Леди Анджелы). Большая часть современных победителей крупнейших скачек, не зависимо, в какой стране они родились, являются представителями именно этой линии.

ЧИСТОКРОВНЫЕ ЛОШАДИ В РОССИИ.
  Первые чистокровные лошади попали в Россию еще, когда эта порода находилась на стадии становления. В 1825 году в Лебедяни было создано скаковое общество. Появились первые частные и государственные заводы по разведению чистокровных лошадей. Впервые в 1876 году на скачках в России появился тотализатор, что дало дополнительный толчок развитию чистокровного коннозаводства в нашей стране. С 1885 года скачки чистокровных лошадей проводились на 15 ипподромах, главными были в Москве, Царском Селе и Варшаве. Всё больше чистокровных лошадей использовалось в улучшении местных пород, а также лошадей кавалерии. В 1886 году на Московском ипподроме учредили главный приз для трёхлетних лошадей, жеребцов и кобыл — Большое Всероссийское Дерби. Условия приза были взяты с английского варианта приза Дерби, которое проводится с 1780 года. К концу XIX века резко увеличился импорт чистокровных лошадей, как производителей, так и молодняка. К концу XIX столетия их было уже 1700. Однако лошади всё же были недостаточного скакового уровня, так как выдающиеся скакуны стоили очень дорого. В 1898 году группой российских коннозаводчиков на аукционе в Англии был приобретён выдающийся жеребец Галти Мор (внук знаменитого английского скакуна Бенд Ора), лучший трёхлеток 1897 года, победитель трёх классических английских призов. Эта покупка обошлась в 20 000 фунтов стерлингов или 200 000 рублей. Ещё один выдающийся по происхождению жеребец был рождён в конном заводе М. И. Лазарева. Это был рыжий жеребец Флореал (Флоризель II — Мисс Черчиль 1908 г.р.), внук ещё одного знаменитого скакуна Сен Саймона. В отличие от Галти Мора, Флореал оставил значительный след в российском коннозаводстве. Несмотря на то, что большая часть его потомства исчезла во время Гражданской войны, найденный в 1920-х годах его сын   Тагор 1915 г.р. оказался отличным производителем и продолжателем линии Флореала. Эта линия существует и сегодня.
Гражданская война нанесла чистокровному коннозаводству огромный ущерб. Во многом заслуга по сохранению и развитию чистокровного коннозаводства после Гражданской войны принадлежит командарму С. М. Буденному. В 1920 году на Кубани был построен конный завод «Восход», который в конце 1920-х годов стал разводить лучших в стране представителей чистокровной верховой породы. В короткий срок в заводе получили выдающихся по своему классу лошадей, которые на протяжении долгих лет были главными претендентами на все основные призы в стране, а некоторые, особо выдающиеся питомцы успешно выступали и на крупнейших мировых призах. Главным производителем в те годы в «Восходе» был жеребец Гранит II, сын Тагора, внук Флореала. Потомство Гранита II и сам жеребец были вывезены в Германию во время Великой Отечественной войны. Часть поголовья, в том числе кобыл с сыновьями Гранита II в 1945 году удалось вернуть, однако сам производитель так и не был найден. После войны в стране оставались жеребцы невысокого качества, исключение составляли лишь Рафаэль, Рауфбольд и Эталон Ор. Но для полноценной работы с породой этого было крайне мало. Помимо существования жеребцов зарубежного происхождения, велась работа и с линией Тагора-Гранита II. В результате работы с линией, были получены такие выдающиеся советские скакуны, как победитель Кубка Европы Аден, рекордист Заказник, дербисты Флоридон и его сын Флагман. От Эталон Ора в 1961 году был получен внук, жеребец Анилин (Элемент — Аналогичная), ставший самым лучшим скакуном за всю историю скачек в России. На его счету не только победы в крупнейших советских призах, но и три победы в Кубке Европы, а также призовые места в призе Триумфальной Арки во Франции и в Вашингтонском национальном кубке (США). После успешной карьеры в России и за рубежом, Анилин стал отличным производителем. Однако линия Анилина была утеряна во времена перестройки и последовавшего развала СССР. В 1970-х годах были приобретены ещё два жеребца-производителя — Афинс Вуд и Монконтур, лучшим из которых оказался Афинс Вуд. Линию Афинс Вуда продолжил темно-гнедой Ават (1977) и гнедой Датун. После развала СССР количество импортированных жеребцов-производителей резко возросло. Государственные и образовавшиеся частные конные заводы начали активно закупать производителей, в основном линии Неарко — Норсерн Дансера, считающейся сегодня классической и дающей большое количество резвых скакунов. Однако лучшими скакунами России в последнее время были лошади, рождённые в конезаводе «Восход», жеребцы Акбаш и Сателлит.
  Чистокровных лошадей в России разводят в Краснодарском, Ставропольском краях, республиках Северного Кавказа, в Сибири и Алтайском крае, где профессионально занимаются разведением породы. Большая часть скаковых ипподромов расположена на юге России, исключение составляет лишь Московский, где скачки проходят в летнее время с мая по сентябрь.

http://s6.uploads.ru/t/QKgiT.jpg

http://s3.uploads.ru/t/WZvqx.jpg

http://s2.uploads.ru/t/cEzsk.jpg

Автор статьи
http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

0

14

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

Национальная гордость России.

  Орловская рысистая порода — это порода легкоупряжных лошадей, выведенная в конце XVIII — первой половине XIX вв. в Хреновском конном заводе графом А.Г. Орловым. Главной особенностью породы является наследственно закрепленная способность к резвой рыси, благодаря чему орловский рысак стал главным достижением, гордостью и символом отечественного коннозаводства, принеся ему мировую славу.
  Современный орловский рысак — гармонично сложенная упряжная лошадь. У нее небольшая сухая голова с широким лбом и немного горбоносым профилем, высоко поставленная шея с лебединым изгибом, четко выраженная холка, удлиненный корпус, покатый круп и длинные, мускулистые ноги с большими, крепкими бабками. Выделяют три экстерьерных типа: массивный (напоминающий больше тяжеловоза), сухой (легкий) и промежуточный.
Длительное время селекция орловского рысака велась по крупнорослости, поэтому в наши дни это одна из самых крупных среди упряжных пород в мире. Высота в холке 157—170 см; рост жеребцов в среднем равен 162 см, кобыл — 161 см. Преобладающая масть этих лошадей - светло-серая или серая «в яблоках» с темными или белыми хвостом и гривой. Часто встречаются также гнедая, вороная, реже — рыжая и чалая масти. Большой редкостью являются буланые и соловые орловские рысаки.

ИСТОРИЯ ОРЛОВСКОГО РЫСАКА.
  1. Период с конца XVIII века до 1917 года.
  На Руси разводили в основном массивных лошадей европейских кровей да многочисленных неказистых местных лошаденок. Резвость и выносливость оставляла желать лучшего. В России особо остро ощущалась необходимость в крупной и выносливой рысистой лошади, пригодной как для армии, так и для сельскохозяйственных работ и грузоперевозок. Без скорой и надежной связи между столицей и поместьями деловая и культурная жизнь текла вяло. Вывести такую породу лошадей поставил себе целью граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский (1737—1808), блестящий военачальник и государственный деятель. В 1776 году указом Екатерины II А.Г. Орлову-Чеменскому были пожалованы 120 тысяч десятин земли в Воронежской губернии, на которых через некоторое время был построен Хреновской конный завод. Осенью 1778 года в Хреновом уже находилось шесть тысяч лошадей различных пород, в том числе привезенных графом из Турции, Аравии, Персии, Англии, Дании, Испании, Италии. Примерно в это же время (в 1775 или в 1776 году) в подмосковный завод графа Орлова, расположенный в селе Остров и специализировавшийся на производстве верховых лошадей, был приведен из Турции арабский жеребец Сметанка, ставший первым кирпичиком, положенным в основание орловской рысистой породы. Это был очень нарядный жеребец светло-серой масти (за которую он и получил свою кличку) с несколько удлиненной спиной, необычно крупный для своей породы и способный развивать резвую рысь. Существует несколько версий того, каким образом Сметанка достался графу Орлову. По одной из них турецкий султан был так благодарен графу за рыцарское отношение к пленным, что после заключения мира позволил тому купить понравившихся лошадей. По другой версии султан, напротив, согласился продать жеребца только после угрозы графа Орлова растянуть войну еще на три года. Но, в любом случае, граф заплатил за Сметанку баснословную цену — 60 тысяч рублей серебром. Достаточно сказать, что весь бюджет тогдашнего государственного коннозаводства был в несколько раз меньше этой суммы.
  После непродолжительного использования в Островском заводе Сметанка пал, так и не попав в Хреновое. За это время от него получили — одну кобылку и четырех жеребчиков, из которых выделялся серый Полкан I (в русском языке того времени слово «полкан» означало «кентавр»). В 1784 году от Полкана I и серой голландской кобылы появился на свет Барс I, которого впоследствии назвали Барсом-родоначальником. Своим внешним видом и качеством хода Барс I вызывал восхищение у всех, кто его наблюдал. В нем сочетались сила, красивая резвая рысь с крупным ростом (166 см) и гармоничным сложением. Барс I, названный так за крупные светлые яблоки на серой шерсти подобно шкуре барса, был очень близок к задуманному графом образцу. В 1791 году в семилетнем возрасте он поступил в завод и продуцировал в течение 17 лет в качестве ведущего жеребца-производителя. Это был следующий, более сложный этап работы по созданию новой породы. Желательный тип был найден, но надо было закрепить его в ряде поколений. Граф Орлов, а после его смерти В. И. Шишкин успешно справились с поставленной задачей. Они использовали метод воспроизводительного скрещивания. Наибольший успех был достигнут от сочетания Барса I с арабо-мекленбургскими кобылами, в результате которого были получены Любезный I и Лебедь I. В дальнейшем развитие и совершенствование породы по мужской линии шло в основном через детей, внуков, правнуков и других потомков этих знаменитых жеребцов. Вороной Любезный I родился в 1794 году, был рослый (около 160 см), с легкой головой на красивой шее, отличался хорошим резвым ходом. В заводе были оставлены 8 его сыновей и более ста дочерей и внучек, среди них и рожденный в 1803 г. вороной жеребец, названный Мужиком за большие белые отметины, делавшие его почти пегим. Впоследствии за необыкновенно ровный и резвый ход он получил имя Холстомера, но в 1812 г. его все же выхолостили и продали в городскую езду. Благодаря замечательной повести Л.Н. Толстого художественно переосмысленная печальная судьба Холстомера получила всемирную известность, а имя его стало нарицательным. Его сын вороной Старый Атласный оставил очень большой след в частном рысистом коннозаводстве России. В числе потомков Холстомера был внук Старого Атласного Бычок 1824 г.р. и его же правнук Лебедь 1829 г.р. В 1836 г. эти два жеребца стали первыми орловскими рысаками, пробежавшими три версты (3200 метров) резвее шести минут. Победил Бычок, опередивший своего соперника на одну секунду и установивший рекорд 5 мин. 45 с. Серый Лебедь I родился в 1804 году, был сухим, очень нарядным жеребцом на высокой, резвой рыси. Его использование оказалось в высшей степени успешным. Особенно же удачным было сочетание линий Любезного I и Лебедя I. От него, в частности, был рожден в 1815 г. Лебедь II, внук которого Лебедь IV был прямым предком рекордиста Улова. После смерти Орлова в 1808 году Хреновской завод был передан в управление крепостному графа В. И. Шишкину. Будучи талантливым коннозаводчиком от рождения и наблюдая приёмы тренинга у Орлова, Шишкин с успехом продолжил начатое своим господином дело создания новой породы, которая теперь требовала закрепления красоты форм, лёгкости и изящества движений и резвой, устойчивой рыси. При Шишкине было широко использовано близкородственное скрещивание для закрепления необходимых качеств, а также учёт качества потомства каждого жеребца и кобылы. Благодаря таланту Шишкина как селекционера, хреновские лошади приобрели прекрасные формы, иногда теряя массивность и способность к резвой рыси. В 1812 году завод посетил Александр I. Во время этого визита 500 лошадей, словно приветствуя императора, встали на дыбы и оглушительно заржали. Секрет заключался в том, что за несколько недель до приезда царя Шишкин, управлявший заводом, приказал конюхам при раздаче овса лошадям открывать ставни на окнах, выработав, таким образом, условный рефлекс. Как только император вошел в конюшню, ставни были распахнуты…. Царь был доволен приёмом, подарил Шишкину бриллиантовый перстень и попросил дочь графа Анну Орлову дать Василию Ивановичу вольную.
  С 30-х гг. XIX в. орловскую рысистую породу начинают широко разводить в других конных заводах, а к середине столетия она распространяется во многих районах страны. Во всем мире не было и нет другой такой крупной, красивой, выносливой легкоупряжной лошади, которая могла бы на устойчивой рыси везти тяжелую повозку, легко переносить во время работы жару и холод. В народе про орловского рысака говорили «под воду и воеводу» и «пахать и щеголять».
  В XIX и начале XX вв. орловские рысаки были чрезвычайно популярны. Замечательные акклиматизационные способности, сравнительная нетребовательность в разведении, универсальность, качества превосходной упряжной и разгонной лошади способствовали широкому признанию этой породы в Российской империи. В 80-х годах XIX столетия частных конных заводов, в которых разводилась орловская рысистая порода, было уже свыше трех тысяч. Российское коневодство получило крупных, нарядных, довольно массивных, костистых легкоупряжных лошадей. На них был устойчивый спрос в Европе и США.
  В конце XIX века в Северной Америке и Западной Европе широкое распространение получил беговой спорт. Коннозаводчики, разводившие беговых лошадей, перешли к селекционной работе по одному признаку — резвости. В этом деле наибольших успехов добились коневоды Америки, создавшие специализированную беговую лошадь. Началось быстрое проникновение американской беговой лошади, американского метода тренинга и испытаний во многие страны Западной Европы и в Россию. Крупному, с хорошими упряжными формами орловскому рысаку становилось все труднее конкурировать с резвой, хотя и более мелкой и легкой американской лошадью на беговой дорожке. Некоторые российские коннозаводчики пошли на скрещивание американского рысака с орловским, желая получить помесное потомство с лучшей резвостью. В таких условиях само существование орловской лошади было поставлено под угрозу. Но были предприняты меры для сохранения необходимого для отечественного коневодства массового улучшателя упряжных лошадей и одновременно усилена племенная работа в сторону улучшения резвости методом чистопородного разведения. В 1890 году орловский жеребец Вьюн, сын Удалого, прошел дистанцию в 3200 м за 4 мин 54,4 с, в 1894 году его полубрат по отцу Лель улучшил это время до 4 мин 46 с, а в начале XX века рекорд на эту дистанцию, показанный Питомцем, был равен уже 4 мин 35,6 с. Прогрессировала резвость орловского рысака и на дистанции в 1600 м. В 80-х годах прошлого столетия рекорд резвости на ней еще не превышал 2 мин 20 с. Лучшее время впервые было показано в 1894 году жеребцами Милым — 2 мин 15,4 с и Лелем — 2 мин 16 с. В 1900 году жеребец Питомец преодолел 1600 м за 2 мин 14,2 с. Таким образом, в течение 10 лет рекорд резвости орловского рысака улучшился почти на 10 с — факт, указывавший на наличие в породе резерва резвостных качеств. С 1907 по 1913 год на беговой дорожке Московского ипподрома выступал знаменитый орловский рысак серый жеребец Крепыш (Громадный - Кокетка, 1904). Он установил рекорды на дистанции 1600 м — 2 мин 08 с, 3200 м — 4 мин 25,7 с. Имя Крепыша не сходило со страниц газет, его тренировки и выступления подробным образом обсуждались. Крепыш был объявлен «Лошадью столетия». В царское время из всех рекордов Крепыша был побит только один: гнедая метиска по кличке Прости пробежала 1600 м за 2 минуты 8 секунд. Все остальные рекорды долгое время оставались непокорёнными.

  2. Советский период.
  После 1917 года работу с породой стали вести по единому плану. Национализация конных заводов позволила положить конец бессистемному скрещиванию рысаков с американскими. Были разработаны планы племенной работы как в целом с породой, так и отдельно по конным заводам. Ведущим по работе с орловской породой вновь стал Хреновской конный завод. Здесь было выращено много элитных лошадей. Серый жеребец Улов от Ловчего и Удачной в 30-х годах с большим успехом выступал на Московском ипподроме и показывал результаты в беге: на 1600 м — 2 мин 02,2 с, на 3200 м — 4 мин 20,6 с. Из 55 выступлений в призах Улов был первым 31 раз и вторым — 16, выиграл ряд традиционных призов. В 1938 году жеребец Пилот повторил время Улова на дистанции 1600 м — 2.02,2. В 1939 году из 14 орловских рысаков, показавших резвость 2 минуты 10 секунд и быстрее на 1600 м. В этом же году жеребец Вальс установил новый рекорд для четырёхлетних орловцев — 2 минуты 5,4 секунды. Вместе с увеличением резвости орловских рысаков повысился и средний рост в холке. После Великой Отечественной Войны рост рекордов орловской породы продолжился. Новый рекорд для четырёхлетних орловцев установил серый, очень нарядный жеребец Морской Прибой, пробежав 1600 м за 2 минуты 4,5 секунды. Этот рекорд держался 38 лет. Несколько улучшен был и абсолютный рекорд Улова на 3200 м. Жеребец Лерик пробежал эту дистанцию за 4 минуты 20,3 секунды. Особую славу среди орловских рысаков заслужил гнедой жеребец Квадрат, признанный чемпионом породы по экстерьеру на ВСХВ. Несмотря на то, что этот идеально красивый по экстерьеру орловский рысак не показал выдающейся резвости (его личный рекорд равнялся 2.08,1 на 1600 м), в четырёхлетнем возрасте он продемонстрировал исключительный бойцовский характер, благодаря которому сумел выиграть все главные призы для четырёхлетних рысаков. Завершив свою карьеру, Квадрат был отправлен производителем в завод. От него было получено более 600 детей. Многие дети Квадрата получили от отца такой же идеально красивый экстерьер и были проданы за рубеж — в Европу и Азию. В породе орловских рысаков Квадрат также оставил след: его линия является ныне одной из основных. Великие заслуги Квадрата были отмечены ещё при жизни установкой двух бронзовых памятников. Самым знаменитым после Крепыша орловским рысаком стал феноменальный жеребец Пион. Этот серый в яблоках жеребец обладал прекрасным экстерьером, он трижды признавался чемпионом породы на ВСХВ. На дорожке ипподрома Пион также заслужил славу феноменального рекордиста. Так, дистанцию 1600 метров он прошёл с резвостью 2 минуты 0,1 секунды, побив рекорд Улова сразу на 2,1 секунды. Ещё более невероятное время Пион показал на дистанции 3200 м — 4 минуты 13,5 секунды. Хотя рекорд Пиона на 1600 м давно улучшен другими орловскими рысаками, рекорд на 3200 м сохраняется до сих пор. Свой удивительно красивый и резвый бег Пион демонстрировал и на зарубежных ипподромах Берлина и Хельсинки. В заводе Пион оказался не менее удачлив, оставив огромное количество потомков. Благодаря могучему наследственному потенциалу этого жеребца, вскоре вся порода оказалась «пропитанной» его кровью. Среди внуков Пиона особо стоит отметить жеребцов Кипра и Ковбоя. В арсенале Кипра приз Дерби-86 (2.03,5 — рекорд орловских рысаков), приз Барса-86, 11 традиционных призов и 14 рекордов. Тёмно-рыжий орловец Ковбой стал «героем нашего времени», побив семь рекордов, в том числе абсолютный рекорд резвости для рысаков всех пород страны — 1.57,2 на 1600 м, установленный 3 августа 1991 года в Кубке России.

  3. После распада Советского Союза.
  После распада СССР и тяжелых 90-х годов, когда лошади на разоренных конных заводах поголовно умирали от голода либо отвозились на бойню, орловская рысистая порода была на грани исчезновения. Однако к концу 90-х годов нашлись неравнодушные люди, специалисты и любители, которые занялись популяризацией и восстановлением численности орловских рысаков. Благодаря этим усилиям наметился медленный рост численности орловских рысаков, но всё же для спасения породы от гибели нужно предпринимать ещё немало усилий в течение многих лет. На сегодняшний день выделяют восемь основных линий породы орловский рысак, из которых линия Пиона признается ведущей как по количеству производителей по экстерьерному и резвостному качеству потомства. Ведущими конными заводами по разведению орловской породы являются Хреновский, Чесменский, Московский, Пермский, Алтайский конные заводы, а также несколько частных конных заводов. Поскольку орловские рысаки в общей массе сегодня уступают в резвости русским и американским рысакам, для них проводятся закрытые призы. Среди них основные — «Приз Барса», «Приз Пиона», «Приз Морского Прибоя», «Приз Отклика», «Приз Парижа», приз в честь Французской рысистой ассоциации, «Приз Франции» и др.

http://s2.uploads.ru/t/vSeNW.jpg

http://s2.uploads.ru/t/kKw1m.jpg

http://s2.uploads.ru/t/ZUTMl.jpg

Автор статьи
http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

0

15

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

Лошадь столетия

  В каждой стране, где развиваются национальные конные традиции, есть своя «лошадь нации», «лошадь столетия». У американцев это Грейхаунд, у австралийцев Фар-Лэп, а в России это, безусловно, Крепыш, хотя его рекорды уже давно побиты. Но не только резвость и класс сделали Крепыша исторической лошадью, но и то огромное влияние, какое он оказал на судьбу орловского рысака как породы. Чтобы представить себе непростую ситуацию, сложившуюся в рысистых испытаниях того времени, предлагаем мысленно отправиться в конец XIX века, лет за 20 до рождения серого великана...

НЕМНОГО ИСТОРИИ.
  В середине XIX века орловский рысак был безусловным лидером не только у себя на родине, но и во всем мире, где только проводились бега. До 1860-1870 гг. считалось, что даже американский рысак уступает орловцу. Достоверности ради следует уточнить, что их состязания были заочными – по секундам, так как ни одного американца, тем более классного, в Европе не было. Сравнивать их было непросто еще и потому, что слишком разными были условия их испытаний: в России бегали в дрожках под дугой, стартовали с места, а не с хода и испытывались на длинные дистанции. Наш заокеанский соперник запрягался в легкую двухколесную качалку и кроме ровного круга не знал никакой другой дороги у себя под ногами. Это была лошадь, выведенная специально для резвого бега – идеальный ипподромный боец. Со временем Россия приняла общемировой стандарт и встреча стала неминуемой... Американский рысак вторгся в Россию на рубеже XIX-XX веков, расколов любителей рысаков на два враждующих лагеря «метизаторов» и «чистопородников». Первые с целью увеличения резвости отечественной породы ратовали за скрещивание орловцев с американцами, в то время как вторые настаивали, что при должном тренинге и содержании орловец способен на большой прогресс в резвости, а прилитие американской крови приведет к утрате ценных породных качеств, которыми так славен орловский рысак. Так как беговые успехи орловца на фоне метисов были весьма скромными, ходили крамольные разговоры, быть ли вообще орловскому рысаку? Казалось, что победа сторонников метизации была полной и безоговорочной. Однако орловец еще не сказал своего последнего слова! Начавшаяся в 1907 году триумфальная карьера Крепыша надолго сбила спесь со сторонников метизации. Ведь серый гигант от Громадного и Кокетки был гордостью и надеждой убежденных патриотов. Он был выше классом всех рысаков того времени: орловцев, метисов и даже бежавших в России американцев.

ПОТОМОК ПОЛКАНОВ.
  Итак, Крепыш родился в 1904 году в конном заводе И.Г. Афанасьева. Отец Крепыша – Громадный (4.48 – 3200 м) принадлежал к линии Полканов, давших много рекордистов. Получив травму и лишившись глаза, Громадный не смог полностью проявить себя на ипподроме, выиграв только в 1900 году Императорский приз у рекордиста Хваленого (4.36 – 3200 м). По своему типу Громадный олицетворял идеал орловского рысака и в 1910 году стал чемпионом Всероссийской конской выставки. Мать Крепыша – не бежавшая Кокетка – была внучкой рекордиста Варвара (5.25). В отличие от отца, красотой экстерьера Крепыш не выделялся: при огромном росте он был «лещеватый» с коротким крестцом и плоской мускулатурой. Интересен исторический факт, что известный конеторговец того времени В.П. Илюшин отказался приобрести ставку жеребят, где был Крепыш, именно из-за его порочного экстерьера. А М.М. Шапшалу, купившему Крепыша на ипподроме, после первых неудачных выступлений его питомца подарили фонарь со свечкой. Чтобы лучше видеть недостатки лошадей надо их сначала хорошо осматривать при свечке – таким был смысл подарка. Но, по словам очевидцев, все недостатки Крепыша становились незаметными, когда он двигался. Ход его был продуктивен и уникален: «Крепыш не бежал, он плавал для своего удовольствия и зрителей».

БЕГОВАЯ КАРЬЕРА КРЕПЫША.
  Крепыш начал испытываться в трехлетнем возрасте на конюшне В. Яковлева, под чьим управлением и выступал до февраля 1910 года. Его трехлетний рекорд был 1.35 сек. (на одну версту или 1067 м). В четыре года он бежал 15 раз: 7 – в орловских призах, 4 – в открытых и 4 раза отдельно на время (побитие рекорда). Закончил сезон с резвостью 2.14,3. Пяти лет Крепыш выступал 16 раз и ни разу не проиграл. В его копилке победы над такими крэками как Прости (2.13), Умный (2.13,4), Зайсан (2.15). В шесть лет он стартовал 19 раз, из которых на его счету 14 побед. Три раза Крепыш оставался вторым и один раз – третьим. В том же году Крепыш установил Всероссийский и свой личный рекорд по льду – 2.08,5, под управлением В. Яковлева и рекорд – 4.25,7 на 3 версты (3200 м) в руках И. Барышникова. В семь лет он вышел на ипподромный круг лишь дважды, зато оба раза был победителем. 1912 год. Крепышу – 8 лет. Он выступал 16 раз, имел 12 побед, 2 раза остался вторым и 1 раз – четвертым. Под управлением В. Кейтона установил рекорд 6.16,1 (на 4 версты). 1913-й – последний год в беговой карьере Крепыша. В руках А. Константинова он пришел третьим в Петербургском Интернациональном призе (2.15,6), а в двухгитовом призе Всех стран остался без места...

ПРИВИЛЕГИРОВАННАЯ ОСОБА.
  Имя Крепыша неразрывно связано с именем М.М. Шапшала, который был не только владельцем «короля орловских рысаков», но и его тренером. Именно он создал Крепышу уникальные условия содержания. Сено ему привозилось из Прибалтики или Крыма, он постоянно получал яблоки, морковь, яйца. В моменты отдыха от бегов его поили боржоми. Для укрепления ног Шапшал выписывал орловцу Майнакские грязи. На его недолгие гастроли обязательно брали с собой бочки с московской водой, которую Крепыш привык пить. И это только малая часть привилегий, которыми пользовался этот уникальный жеребец. Например, рассказывали, что из конюшен на ипподром Крепыша вела целая процессия: впереди два вооруженных черкеса, затем под попоной с двумя конюхами сам Крепыш, а следом владелец с наездником.

СОПЕРНИКИ – МЕТИСЫ.
  Но вернемся к знаменитым ипподромным боям с участием Крепыша.
1908 год – нашему герою 4 года, он записан на Большой четырехлетний приз (Дерби) и выступает в роли «основной карты» противников метизации. Дерби – это первая серьезная схватка Крепыша с метисами, в которой он уступил Слабости. Шапшал в своей книге «Биография Крепыша» объясняет это тем, что через 1,5 месяца после Дерби разыгрывался приз графа Орлова-Чесменского, и этот приз для Крепыша, как для орловца, был более важен, а победитель Дерби не допускался к участию в этом орловском призе. Допустим, логично. Но вызывает недоумение следующий факт: за 2 часа до первого гита Дерби Крепыш бежит на свидетельство резвости и устанавливает новый рекорд для четырехлеток – 2.14,3. Зачем? Все проигрыши Крепыша современники приписывали его наезднику Яковлеву, так как он не делал ничего для того, чтобы отучить Крепыша от привычки проходить финишный столб чуть ли не тротом, а только отшучивался, уверяя, что Крепышу никогда не придется ехать финишем. Расплата за это наступила 17 января 1910, когда Крепыш встретился с метиской Невзгодой (Боец – Нелли). На Невзгоде ехал В. Кейтон, пожалуй, самый маститый наездник того времени. Он славился не только своим талантом, но и умением использовать ошибки соперников против них самих же. В день приза было очень ветрено, Крепыш повел бег, за ним плотно в спине «сидела» Невзгода. Несмотря на то, что у кобылы по дистанции был сбой, на финишной прямой она «перехватила» Крепыша. Кейтон, пользуясь тем, что орловец не привык выкладываться на последней четверти, в самый столб вырвал у Яковлева победу в полголовы (резвость – 4.37,3). При следующей их встрече Крепыш взял реванш у Невзгоды, но не совсем спортивным путем. Узнав, что кобыла быстро «перегорает» Шапшал уговорил Яковлева задержать старт на 10 минут. Победа досталась орловцу. Крепыша провели вдоль трибун в специально сшитой для этой победы попоне, на которой было написано: «Смеется тот, кто смеется последним».

АМЕРИКАНСКИЕ СТРАСТИ НАКАЛЯЮТСЯ.
  Летом 1909 года в Россию были привезены резвейшие рысаки мира – кобыла Лу Диллон (1.58,4) и мерин Улан (1.59). Шапшал через прессу сделал предложение о совместном заезде американцев с Крепышом. Владелец лошадей Биллинг и их тренер-наездник Чарльз Таннер отказались не только от старта с Крепышом, но и от традиционной демонстрации рекордистов на резвых работах. Главным аргументом в их отказе было плохое состояние дорожки на Московском ипподроме. Но было ли это единственной причиной? Таннер очень внимательно следил за выступлением Крепыша и скорее всего, решил не рисковать, ведь проигрыш орловцу был бы очень плохой рекламой американскому рысаку. Впоследствии, по возвращении на родину, в американской спортивной прессе будет опубликовано несколько статей о Крепыше, где их авторы – Таннер, Хоу и другие – писали, что Крепыш – резвейший рысак Европы, и его настоящие секунды – 2.06 или резвее. Когда В.Кейтона спрашивали, как может приехать Крепыш в Америке, он отвечал что про Америку не знает, но в России его резвость – 2.05 (1600 м) и 4.20 (3200 м)! Но, к сожалению, этим прогнозам было не суждено сбыться…

РОКОВАЯ ПРОСТИ.
  1910 год становится роковым для Крепыша. Он выступает много, удачно, и ему решают дать отдых до августа, в конце которого предполагается провести показательную встречу с орловцами, для подготовки к которой достаточно было 9-10 дней работы. Но в итоге 27 августа ему приходится бежать с рекордисткой Прости (Пасс Роз – Машистая). Шапшал вместе с наездником Барышниковым пытались отказаться от этого приза, но Московское беговое общество настояло на своем, и им пришлось форсированно готовить рысака к выступлению. Прости же все это время, в отличие от Крепыша, несла регулярные нагрузки и была в очень хорошей спортивной форме. Крепыш в этом беге еще раз подтвердил свой класс, но уступил; кобыла выиграла с резвостью 2.08, а Крепыш пришел вторым в 2.08,6. Полученное перенапряжение вывело Крепыша из порядка, и полностью восстановить его форму не удалось. Его невиданный запас резвости исчез навсегда и подлинные секунды феноменального рысака остались невыявленными. Он и дальше выступал успешно, но бежал уже не порядком, а классом.

ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ ПРИЗ.
  12 февраля 1912 года разыгрывался Интернациональный приз – самый спорный заезд в карьере Крепыша. Этому призу посвящено несколько страниц в книге Петра Ширяева «Внук Тальони», а кинематографисты сняли фильм «Крепыш», где знаменитому заезду также уделили немалое внимание. Интернациональный приз был первой встречей Крепыша с американскими рысаками Дженерал Эйчем (2.04,6) и Боб Дугласом (2.04,4). Крепыш тогда уже стоял в конюшне у В.Кейтона, истинного поклонника и пропагандиста американских рысаков, именно через него и проходил их ввоз в Россию. К чести В.Кейтона, нужно заметить, что он отказывался ехать на Крепыше, просил Шапшала отдать его на этот приз другому наезднику. Во-первых, этот приз стал долгожданным противоборством американцев и орловцев, а во-вторых, что даже более важно, на Дженерал Эйче ехал отец Вильяма Кейтона – С.Кейтон. Шапшал, конечно, прислушался к просьбам американца и рассматривал другие кандидатуры на Интернациональный приз, но был введен в заблуждение хромотой Дженерал Эйча и оставил все как есть. 12 февраля 1912 года трибуны Московского ипподрома были переполнены, уже в 14 часов был перекрыт доступ публики на ипподром, который оказался не в состоянии вместить всех желающих посмотреть историческое противостояние, съехавшихся со всей Москвы и Подмосковья. Этот заезд, как и предполагалось, свелся к единоборству Крепыша и Дженерал Эйча. И Крепыш… проиграл. Этот проигрыш дал почву для разного рода слухов и сплетен. «Сын проиграл отцу, американец на русской лошади проиграл американцу на американской». Долго еще лихорадило Россию, кто-то называл суммы взяток, якобы полученных В.Кейтоном за проигрыш, некоторые цитировали М. Лермонтова: «…не мог он видеть нашей славы, не мог понять в сей миг кровавый, на что он руку поднимал…» Кроме всего прочего столь мощный резонанс в беговом мире породила нестандартная для В.Кейтона езда на Крепыше в этом призе. Г.Грошев, много проработавший с В.Кейтоном и ставший в последствии наездником, вспоминал, что Вильям проехал на Крепыше «будто за поддужного, не создавая борьбы с Дженералем, а наоборот, даже помогая, подбадривая его легким соперничеством». Одним словом, этот заезд не являл собой спортивной борьбы, а казался заранее рассчитанным, причем Крепыш в нем был обречен на поражение. Вот почему победа Дженерал Эйча была очень холодно встречена даже сторонниками метизации и ярыми поклонниками американских рысаков. После приза Вильям Кейтон сказал: «Крепыш теперь только тень прежнего Крепыша». В том же году он пытается улучшить рекорд орловца, но неудачно, и приезжает только в 2.09,6.

КРЕПЫШ В ЗАВОДЕ.
  Итак, беговая карьера Крепыша вышла на финишную прямую, в 1913 году он окончательно покидает ипподром и отправляется производителем в завод А.Толстой. Здесь он используется лишь 4 года, так как завод после революции национализируется, большинство поголовья погибает в Гражданскую войну, по окончании которой от потомков Крепыша остаются лишь 12 жеребцов и 9 кобыл. Тем не менее, его кровь встречается в лошадях Пермского, Алтайского, Московского конных заводов. Наибольшее распространение в орловской породе получил его сын Поход 2.18 (Крепыш – Первынька), к потомкам которого в материнских линиях через Блокпоста восходят: Плейбой 2.05,6 (Блокпост – Проблема) и абсолютный рекордист Ковбой 1.57,2 (Блокпост – Крутизна). Также Крепыш отдаленно встречается в кровях Иппика 1.59,7 (Персид – Ифигения), Дротика 2.02,6 (Кипр – Дрофа), Дробовика 2.05 (Ковбой – Дрофа).

ТАЙНА, ПОКРЫТАЯ МРАКОМ.
  Трагична и не до конца известна гибель Крепыша в 1918 году. Я.И. Бутович пытался найти очевидцев и выяснить, что же все-таки произошло с серым великаном на станции Киндияновка при попытке его спешной эвакуации из Симбирска. В статье «Гибель Крепыша» он приводит результат своих исследований, но из-за всеобщего хаоса того времени ему не удается достоверно восстановить картину гибели Крепыша.
  В 1918 году все племенные лошади были национализированы. Крепыш стоял в государственной заводской конюшне где-то в Самарской области. Бунт пленных белочехов охватил пожаром, казалось бы, спокойные губернии, их армия с примкнувшими к ней кулаками и белогвардейцами во главе с Колчаком продвигалась к центру России. Надо было срочно эвакуировать племенное поголовье. Подогнали состав, положили трапы и стали заводить лошадей. А Крепыш смолоду жутко боялся поездов. На гастроли в Петербург и обратно его возили вместе с рабочей лошадью Шапшала, к которой жеребец привязался, и в вагон он входил только вслед за своим другом. А здесь – суета, волнение, крики… Как все произошло, никто точно теперь не скажет. Крепыш, видимо, шарахнулся с трапа, сломал ногу и был пристрелен в возрасте всего пятнадцати лет…
  В конце остается только добавить, что беговые достижения Крепыша вышли за рамки просто испытаний: его имя стало известно не только в Москве и Петербурге, но и в отдаленных уголках нашей страны, не говоря уже о Европе и Америке. Наблюдать его бег съезжались поклонники бегов со всей России и из-за границы. Посмотреть на Крепыша приходили даже те, кто раньше не интересовался бегами и никогда не бывал на ипподроме. Если бега всегда были спортом №1 в России, то с появлением Крепыша они стали национальной идеей. «Когда я смотрю на Крепыша, не могу оторвать глаз от него, сколько царственного величия в его формах и движениях», – сказал о Крепыше Чарльз Таннер, наездник великого Улана. Крепыш не только прославил свое имя по всему миру, благодаря ему об орловцах заговорили во всех уголках земного шара, так что титул Короля орловских рысаков он носит более чем заслуженно...

http://s2.uploads.ru/t/UsDKw.jpg

http://s3.uploads.ru/t/Tz42E.jpg

Автор статьи
http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

0

16

http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

Маленькая лошадка с большим сердцем

  Порода фалабелла уникальна – это самые миниатюрные лошади в мире, которые, несмотря на свои крохотные размеры, принимают активное участие в мировом конном спорте.
  С 70-х - 90-х годов XX столетия большую популярность в мире завоевали миниатюрные лошади фалабелла, названные так по имени аргентинского фермера, который первым стал заниматься их разведением полтора столетия назад. Этих лошадей часто путают с пони, особенно с самыми мелкими из них - шетлендскими, происходящими с Шетлендских островов. Однако миниатюрные лошади - это не пони, а самостоятельная, причем редкая порода.
  Они отличаются маленьким ростом, не превышающим 86 сантиметров в холке (встречаются даже лошадки высотой 38-45 сантиметров). Их вес колеблется в пределах 20-65 килограммов. Уникальная особенность этих миниатюрных лошадей состоит в том, что каждое их новое поколение дает все более мелких лошадей. Более того, при скрещивании жеребца фалабелла с кобылой обычной породы их дети имеют очень маленький рост. Конечно, при таком скрещивании применяют искусственное осеменение.
  По поводу телосложения уточним: у шетлендских пони (ростом 70-116 сантиметров и живой массой до 200 килограммов) нормальная голова и туловище, но очень короткие ноги и пышная, густая шерсть. В отличие от пони, сложены лошади фалабелла совершенно пропорционально, как и обычные верховые лошади нормальной высоты. Они очень изящны, у них тонкие ноги и маленькие копыта. Они похожи на лошадей арабской породы и гунтеров, но являются их уменьшенной копией, как будто вы рассматриваете обычных лошадей через обратную сторону бинокля или телескопа. На миниатюрных лошадях практически невозможно ездить верхом. Лишь самые сильные из них в состоянии выдержать ребенка. Однако они могут тянуть легкую повозку с одним взрослым седоком или несколькими детьми.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ИСТОРИЯ ПОРОДЫ.
  Существуют различные версии происхождения миниатюрных лошадей. Одна из них предполагает, что в давние времена табун обычных лошадей попал в ловушку из-за того, что оползень перекрыл выход из глубокого крупного каньона, где находились лошади. Единственным доступным для лошадей кормом оказались лишь местные кактусы при отсутствии в почве нужных минералов. В результате лошади от поколения к поколению становились все мельче и мельче, пока не произошло генетическое изменение. Считается, что эти лошади были найдены семьей аргентинского фермера Х. Фалабелла, подняты из каньона лебедкой и доставлены на ранчо. Если генетическое изменение действительно произошло, то и потомки уцелевших лошадей получались низкорослыми, несмотря на обильные корма. Другая версия состоит в том, что индейцы племени кайяк владели секретом выращивания миниатюрных лошадей и что вождь индейцев передал секрет их разведения семье Фалабелла. Однако это противоречит воинственной природе индейцев в том краю и их стремлению разводить нормальных боевых лошадей, а не миниатюрных игрушечных. Существует и версия, будто миниатюрных лошадей нашли в скрытой долине в Андах, где все животные и растения были маленькими и необычными.
  Еще одна версия утверждает, что предок современной семьи Фалабелла отправил как-то нескольких чистокровных лошадей в бесплодную и не защищенную от ветра часть Патагонии, а затем забыл о них. Лишь много лет спустя внуки Фалабелла вспомнили рассказ своего деда о лошадях и отправились на их розыски. Однако они нашли лишь очень маленьких лошадей. По всей видимости, лишь самые маленькие смогли уцелеть, найдя убежище и корм в низкорослом кустарнике.
Наиболее неправдоподобная версия, изложенная неким австралийцем, заключается в том, что семья Фалабелла наняла на свое ранчо много японцев, которые ухитрились уменьшить размер лошадей. Вспомним, что японцы веками умели создавать миниатюрные деревья, выращивая их в маленьких горшках, подрезая корни. Возможно, но маловероятно, что японцы перенесли это искусство (бонсай) на лошадей, обрезая им копыта и применяя маленькие подковы.
  Самым правдоподобным кажется рассказ Джулио Сезара Фалабелла. В XIX веке в различных частях Чили и Аргентины существовали кочевые индейские племена, которых испанцы не смогли покорить. Индейцы ненавидели белых завоевателей и вели постоянную войну с поселенцами. Время от времени совершались набеги на ранчо, во время которых индейцы все сжигали, грабили, убивали и захватывали в плен людей, угоняли крупный рогатый скот.
  Одним из ранних поселенцев, непрерывно воевавших с налетчиками, был ирландец по имени Ньютон, который хорошо знал и понимал лошадей. На реке вблизи дома Ньютона был брод, куда часто на водопой приходили лошади и другие животные. Иногда приходившие лошади были оседланы или запряжены в повозки, а окровавленные седла и сиденья повозок свидетельствовали о нападениях индейцев на соседние ранчо. Однажды на водопой пришла маленькая лошадь, совершенно отличавшаяся от всех лошадей, которых Ньютон когда-либо видел. Но это была не лошадь, подвергшаяся “карликовой болезни”, а совершенно соразмерный конь крошечного роста. Ньютон был очарован маленьким жеребцом. Он решил оставить его у себя и получить от него потомство, в подарок для своей дочери, которая позже вышла замуж за Фалабелла. Так была заложена основа миниатюрной породы фалабелла, которая находилась во владении только этой семьи, причем никто так и не узнал, кому первоначально принадлежал оригинальный родоначальник породы, откуда он пришел и почему стал миниатюрным. Эта тайна навсегда останется нераскрытой.
  Лошади фалабелла несут в себе доминирующий ген, который обеспечивает уменьшение размеров потомства любой большой лошади, с которой скрещивается низкорослая лошадь.
  Эта порода вобрала в себя кровь лошадей многих пород и имеет разнообразные масти - гнедую, чалую, пегую, чубарую. Однако лошади фалабелла являются самостоятельной породой, результатом многолетнего разведения и отбора.
Слухи о необычных лошадях стали постепенно распространяться по свету. Однако сеньор Фалабелла не был склонен делиться своими легендарными лошадьми. Он редко продавал их, причем всегда перед продажей кастрировал жеребцов. Даже семья президента США Джона  Кеннеди, очарованная миниатюрными лошадьми, смогла приобрести только кобылу и мерина.
  Забор, ограждавший лошадей фалабелла от всего мира, был, наконец, сломлен английским лордом Джоном Фишером и его женой леди Розамундой Фишер. В своем имении Килверстон, находящемся в английском графстве Норфолк, Фишеры основали заповедник дикой природы и единственный в мире частный зоопарк, где собраны редкие экземпляры животных, которым грозит исчезновение.
  В результате неоднократных посещений ранчо Фалабелла Фишерам удалось уговорить хозяев продать четырех жеребцов и нескольких кобыл, чтобы создать в Европе первый завод лошадей фалабелла. Это произошло в 1977 году, и затем в течение примерно пятнадцати лет Фишеры успешно разводили миниатюрных лошадей. Владельцы завода неоднократно демонстрировали своих питомцев на специальных соревнованиях в Англии и за границей.
  В 1991 году Фишеры решили закрыть свой знаменитый заповедник и продать лошадей фалабелла в Лесной конный завод в Голландии. Так началось распространение этих лошадей по континентальной Европе. Но еще раньше лорд и леди Фишер посылали своих миниатюрных лошадей в США, Австралию, на Средний Восток, в Германию, Италию и Центральную Америку. Во Францию эти лошади попали непосредственно со своей родины - Аргентины.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПОРОДЫ.
  Лошади фалабелла в силу своей редкости весьма дороги. Их цена не меньше, чем большой кровной лошади, хотя они, являясь декоративными, доставляют только эстетическое удовольствие. Тем не менее, миниатюрные лошади широко распространились по Америке, Европе, Австралии, Азии. В настоящее время их насчитывается несколько сотен голов. Особенно много миниатюрных лошадей находится в США. Успешно их разводят также и в Великобритании, Голландии, Германии.
Несколько десятков этих животных живут на Геттисбергской ферме миниатюрных лошадей в американском штате Пенсильвания. Их средний вес составляет около 54 килограммов.
  Коневод-любитель из штата Калифорния Рэй Элай построил для миниатюрных лошадей специальную конюшню, называемую “Лошадиной гостиницей”. Рост его самого низкорослого жеребца равен 40 сантиметрам. Вырастил лошадей такого же роста и фермер из штата Западная Виргиния.
  В городе Траут Лейк, штат Вашингтон, осенью каждого года клуб любителей миниатюрных лошадей Колумбийского водопада проводит увеселительный пикник на миниатюрных лошадях, запряженных в легкие открытые повозки и фермерские тележки. В повозках, запряженных парой или одной лошадкой, сидят один-два человека. Участвуют все желающие из числа местных жителей. Экипажи совершают четырехмильную (6,4 километра) петлю по живописной местности. Пикник заканчивается традиционным обедом и взаимным обменом подарками.
  По примеру Фалабелла, появились и другие люди, желающие заниматься разведением миниатюрных лошадей. Так, аргентинскому фермеру Л.Монильо выращивание этих дорогих лошадок приносит гораздо больший доход, чем разведение обычных упряжных лошадей, которым фермер занимался раньше.

РАЗВЕДЕНИЕ ЛОШАДЕЙ ФАЛАБЕЛЛА И УХОД ЗА НИМИ.
  Неподалеку от Килверстона, где Фишеры разводили миниатюрных лошадей, находится Ньюмаркет, являющийся мировым центром конных скачек и разведения чистокровных лошадей. Здесь находится и знаменитый исследовательский институт по изучению лошади, ученые которого очень заинтересовались лошадьми фалабелла. Им удалось получить рентгеновские снимки всех внутренних органов этих животных. Это стало возможным благодаря маленькому туловищу миниатюрных лошадей. Рентгеновские же съемки обычных лошадей и даже пони вызывали известные трудности. Кроме того, ученые станции провели исследование температуры тела миниатюрных лошадей в условиях табунного содержания. Неожиданно обнаружилось, что температура тела лошади изменяется в течение дня и изо дня в день!
Уход за миниатюрными лошадьми мало отличается от ухода за лошадьми обычного роста. Однако малютки, переехав из сухой и жаркой Аргентины в Англию, оказались в непривычных условиях более прохладного и влажного климата этой страны. Поэтому холодные ночи все лошади Фалабелла проводят в конюшне, причем укрытые попонами. Кроме того, дополнительное тепло обеспечивается инфракрасными лампами, установленными в конюшне. В течение зимнего дня лошадей защищают от непогоды дневными попонами.
  Кормление миниатюрных лошадей весьма схоже с кормлением больших. К сену, используемому в качестве грубого корма, добавляются концентраты с дополнительными витаминами и минералами. Кормовой рацион индивидуален. Так, кобыла, кормящая жеребенка, получает больше корма, к тому же он более разнообразен.

  ПРИРОЖДЕННЫЙ КОНКУРИСТ.
  Если миниатюрные лошади содержатся на площади небольшого размера, то их, подобно собаке, выводят на пешую прогулку. Если же они стоят на достаточно большой территории, то могут бегать по ней самостоятельно.
  При большой концентрации этих лошадей следует тщательно следить за их здоровьем, чтобы болезни и паразиты не получали распространения. Тщательное отопление и вентиляция конюшен предохраняют лошадок от простуды и респираторных заболеваний. Всех лошадей обычно вакцинируют против гриппа и столбняка.
  В Килверстоне посредством искусственного оплодотворения скрещивали миниатюрных жеребцов с кобылами арабской породы и тяжеловозной породы шайр. Так как экстерьер жеребенка связан с телосложением родителей, то для получения прекрасного типа миниатюрной лошади все же необходимо использовать более изящных кобыл. Скрещивание жеребцов фалабелла с кобылами шайр не было достаточно удачным. При скрещивании миниатюрного жеребца Чико высотой 74 сантиметра с арабской кобылой высотой 152 сантиметра родился жеребенок, который потом достиг такого же роста, как отец. Жеребенок с трудом дотягивался до вымени своей матери. Будь он чуть меньше - и уже не смог бы получать молоко самостоятельно.
  Интересно, что период жеребости кобыл фалабелла составляет 13 месяцев, в то время как у большинства лошадей и пони он длится 11 месяцев. Однако со временем под влиянием климатических условий Англии период жеребости миниатюрных кобыл стал сокращаться. Рост жеребят при рождении - примерно 40 сантиметров. Если жеребята обычных пород продолжают расти до пяти или шести лет, то у лошадей фалабелла жеребята в первый год достигают 90 процентов своего роста и полностью вырастают к трем годам. Большинство жеребят рождается в апреле, мае или июне, так что в начале лета их можно видеть резвящимися в левадах со своими матерями.
Лошади фалабелла - прирожденные прыгуны. Они легко и с огромным удовольствием преодолевают различные препятствия и скачут по пересеченной местности, причем делают это для собственной забавы. Однажды в Килверстоне девушки-конюхи попросили владельца конезавода разрешить попрыгать на конкурном поле кобыле Пруденс. При этом ее маленькая дочь Саманта была поставлена в центре поля. Понаблюдав некоторое время за прыжками матери, Саманта решила последовать ее примеру и тоже начала прыгать. Если препятствия были слишком высокими для Саманты, она их просто обегала и присоединялась к матери для следующего прыжка. Способность миниатюрных лошадей к прыжкам позволяет предположить, что при большем росте они могли бы перепрыгать ведущих конкурных лошадей и опередить лучших стиплеров.
  Лошади фалабелла отличаются добрым нравом и понятливостью. Они легко дрессируются и нежны с человеком, доставляя ему большое наслаждение от общения с ними. Природа и люди сумели создать уникальное обворожительное существо. Поэтому многие владельцы верховых лошадей начинают отдавать предпочтение лошадям фалабелла, которыми проще управлять, легче заботиться о них и кормить. Для своих владельцев миниатюрная лошадь всегда остается милым и очаровательным любимцем.

http://s2.uploads.ru/t/Xw3Rt.jpg

http://s3.uploads.ru/t/j8sIG.jpg

http://s2.uploads.ru/t/vf84x.jpg

Автор статьи
http://s2.uploads.ru/t/jp5hA.png

0


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ЛИТЕРАТУРНЫЙ САЛОН » Кони, кони — вы сказка и песня.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC