"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



...

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Время года: Весна
Дата: 27 марта
Время действия: вечер
Место действия: Поместье Корфов.
Участники:
Краткое описание  действия:

Отредактировано Софья Павловна (24-03-2016 23:52:36)

0

2

То, что дом словно накрыло темной завесой, Софья Павловна видела прекрасно. Невозможно было не заметить  глухую отстраненность зятя, какую-то тихость племянницы, не говоря уже о следах побоев и повязках. Впервые княгиня переступила через принцип и попыталась узнать у племянницы, что произошло. И узнала, хоть и в общих чертах. История была не из радужных, такое не обсуждается в гостиной за чашечкой чая. Такое не обсуждается вообще. Это надо пережить, если забыть не удастся. Переболеть, перемолоть и распылить, что бы идти дальше.  Что Владимир и Даша справятся с этим, Демидова не сомневалась – либо вместе, либо поодиночке, но выкарабкаются. А вот другой человек, его переживания, вколоченные глубоко в себя, волновали ее куда как сильнее.
- Мишель, ты забыл про наше время? – едва заметно улыбнулась Софья Павловна, покачивая трость.

+1

3

- Меня задержал мсье Поль, прошу меня извинить, - мягко улыбнулся мальчик, поклонившись, а, выпрямившись, отбросил челку со лба и помог княгине встать. Вместе они перешли из гостиной в библиотеку, где в такое время кроме них там никто не бывал. Прикрывая дверь, Мишель подумал, что впервые за все время ему будет тяжело сегодня разговаривать с Демидовой. Но с другой стороны, с ней он мог, не таясь поговорить о том, что тревожило. Между ним и Софьей Павловной давно установились доверительные отношения. Он мог рассказывать ей о своем прошлом, то что не давало покоя или вспоминалось, не боясь напугать или ранить, как маму, и не опасаясь, вызвать ледяную ярость, как у отца. Демидова слушала, обсуждала, но в ее взгляде словно читалось - ты это уже пережил, отпусти и забудь. В свою очередь княгиня рассказывала мальчику о сыновьях, о муже, и веселые истории, забавные и грустные, печальные, даже трагические. Те истории, которые она не обсуждала ни с кем, предпочитая молчать о том, что было столько лет назад. Вот и сегодня... Миша знал от отца о том, что произошло, узнал еще в первый день после случившегося вместе с братьями, но не мог выкинуть это из головы. Особенно, когда видел последствия случившегося. Видел и что мама изменилась, хоть и старалась вести себя, как обычно, а отец... Он тоже изменился, словно его здесь не было. Алешка не замечал ничего или делал вид, что не замечает, и Мишелю стоило не малых трудов держать неугомонного брата подальше от кабинета отца. Он не мог объяснить почему, но считал, что сейчас надо избавить его от шумных рассказов и криков мальчика. А вот Егора поймать не мог, а когда пробовал объяснить... Младший брат внимательно слушал с задумчивостью в темно-карих глазах, потом склонял голову набок и говорил тихое "нет", не поясняя и не спрашивая, не споря и не соглашаясь. А потом, оставшись без присмотра, собирал солдатиков и шел в кабинет, где играл на медвежьей шкуре, порой подходя к столу.
  Посмотрев на хмурое небо за окном, Мишель подошел к креслу, в котором устроилась княгиня у камина и опустился на пол, прислонившись спиной к другому креслу. Мальчик молчал, глядя на потрескивающий весело огонь, а потом негромко произнес
- Расскажите мне о Каменном поясе, пожалуйста.

+1

4

Губы княгини тронула едва заметная улыбка, она отвела внимательный взгляд от лица мальчика и посмотрела, как и он, в огонь. Каменный пояс...

- Софьюшка, но ты только послушай! - буквально взмолился Николай, придержав жену за руку, но быстро отпустил. В том состоянии, что она сейчас была, безопасней было ее отпустить и позволить выпустить пар. Хотя Демидов так и не мог понять в чем дело, что так ее распалило.
- И слушать не желаю! - бросила княгиня и хлопнула дверью, покинув кабинет. Демидов только вздохнул и провел ладонью по лицу. Обычно он посмеивался над их ссорами, чем доводил супругу до белого каления, а потом собственно до спальни. Но эти стычки из-за его поездок на Урал порой лишали его всяких сил. Она его не понимала и, наверное, не поймет никогда.
И Софья его действительно не понимала. Слушала, слышала, но не понимала. Не понимала как можно так рисковать ради каких-то гор. Боялась до дрожи, что из одной из этих поездок он попросту не вернется, как и предрекал доктор. Но сделать ничего не могла. То злилась, то мирилась, но чувствовала себя загнанной в угол. Каждый раз, когда он уезжал, каждый день, каждый час она проводила в напряжении, не зная, вернется он домой сам или лишь привезут письмо о его кончине. Дни неизвестности... и вот опять. Снова поездка, и на этот раз она затянется, потому что дела с добычей идут плохо. Нет, надо попробовать поговорить с ним, может пора уже оставить это дело, передать кому-нибудь из племянников да не мотаться самому?!
- Папенька, а расскажите мне о Каменном поясе! - послышался из-за двери кабинета нежный голосок дочери, и Демидова остановилась, задержав тонкие пальцы на ручке.
- Иди-ка сюда, вооот так. О Каменном поясе... а я рассказывал тебе почему его так называют?
- Нет.
- Тогда слушай.


- Местные народы рассказывают, что жил в далекие времена великан. И носил он пояс, в котором прятал все свои сокровища - драгоценные камни, металлы, золото... Однажды, растянул он пояс на земле от одного моря до другого... так и оставил, - словно сказку, рассказывала княгиня вслед за мужем. Встряхнувшись, она посмотрела на мальчика и перевела взгляд на огонь, - он величавый, непокорный... как седой уже богатырь, все такой же могущественный. Неизвестно, что скрыто в его недрах. Раньше добывали руду, потом искали золото да драгоценности. А я нашла то, от чего так долго отворачивалась. Когда я туда приехала, Миш, то Николай повел меня не на завод, а туда, во что он был так влюблен. И я поняла почему он так туда стремился.

Отредактировано Софья Павловна (24-03-2016 12:45:49)

+1

5

Великан, растянувший свой пояс от моря до моря... Сколько же легенд на земле и у каждого народа свои. В прошлый раз княгиня упоминала об эпосе про Урал-батыра, но она его не помнила, к сожалению. А сколько легенд рассказывал отец о Кавказе? Мишка пожалел, что не записывал их, надо начать и срочно, пока не забылось ничего! Это ведь так интересно. А позже он обязательно поедет на Урал, на Кавказ, что бы узнать еще больше... и увидеть! И вершину Эльбруса, и Казбек, и поросшие соснами склоны Урала, пересекавшего их Империю, а за ним простиралось зеленое море Сибири, настоящий кладезь тайн!
- Почему? - встрепенулся Миша и поддался вперед, посмотрев в затуманенные воспоминаниями глаза княгини. Он уже знал, что ее муж рвался в эти поездки, звал ее с собой, желая показать то, во что был так влюблен, но она не желала. Этого Миша не понимал, он бы прямо сейчас рванул, но... но с другой стороны княгиня ведь женщина, мать, у нее тогда были дети и дом. А правильно ли, что князь оставлял ее и уезжал так надолго? Выходит, что Урал был дороже? Или как? Миша абсолютно не разбирался в этих вопросах. В своем возрасте он уже понимал, что в положенный срок должна быть и жена и дети, а если он, как Демидов, хочет повидать столько мест? Как ему надо будет поступать? Спросить об этом у отца может? Как должен поступать мужчина? да только неловко как-то, не по возрасту. Но это потом, все потом.

+1

6

- День клонился к вечеру, косые лучи пробивались сквозь сосновые ветви, рассеяно покрывая землю светом. Воздух был пропитан нагретой за полдень смолой... Теплый, вкусный запах, который не сравнить ни с чем. Хотелось тонуть в этом обволакивающим тепле. Мы бродили по поросшим соснами склонам среди глыб камней причудливых, порой, форм. То тут то там сновали ручейки. Николай говорил, что они бегут к рекам, которых в том краю немерено. А кругом травы с цветами, такими яркими, красивыми, что порой не знаешь куда же хочется- на поросший таким ковром склон или в лесок, где земля похрустывает от прошлогодних иголок,- Демидова словно снова была там, на Урале, в своей первый приезд, против которого она приводила столько доводов, а потом махнула рукой, согласившись. А приехав, горько пожалела о том, что не сделала этого раньше. Нет, никуда не делся страх за мужа, никуда не делась и некоторая обида на него за эту любовь его к горам, которая на ее взгляд, пересиливала его любовь к семье. Но все же увидев воочию, что его так влекло, это величие, эту свободу, вдохнув этот воздух, она научилась принимать это. Улыбнувшись, княгиня посмотрела на мальчика, в глазах которого восхищение и интерес читались так ярко, - у меня дома сохранилась книга, которую вел Николай. Он записывал легенды, эпосы, которые слушал у башкир. Когда мы поедем в апреле к твоему деду, я отдам ее тебе. И поищу, что еще сохранилось из его заметок.

+1

7

- Книга?! Как здорово! - воскликнул Мишель, подскочив на месте. Смутившись, он поддался вперед и поцеловал ручку княгини, - то есть... благодарю Вас!
Это ведь настоящее сокровище! Он до дыр зачитал дневники отца, а альбом с зарисовками выучил до таких деталей, что с закрытыми глазами мог бы изобразить то, что видел! А сколько историй он запоминал, да все не сподобился взяться их записывать, откладывая на потом. Сегодня же начнет записывать все, что слышал от отца, а потом.... он ведь наверняка знает их еще, значит можно узнать еще столько интересного. Правда сейчас, наверное, лучше не стоит приставать с таким, но можно ведь у графа спросить пока он тут? Или лучше подождать и спросить потом отца. Миша снова сник, он откинулся к креслу и провел пальцами по светлым волосам.
- Как помочь, если не знаешь, что делать? И надо ли вообще? Как понять, когда нужна помощь, а когда нет?

+1

8

- Сложный вопрос, Мишель, на который каждый ответит по разному, - задумчиво произнесла княгиня, глядя на мальчика. Этот жест - пятерней по волосам - вырывался у него всегда, когда он волновался. Будь то во такое волнение из-за незнания как себя вести или переживание о чем-то из прошлого. Демидова чуть покачала упертой в пол тростью. Она прекрасно знала, что он имеет ввиду, а вот как ответить... Кто знает ответ на этот вопрос, кроме непосредственно участников? Она по себе знала, что порой чья-то помощь может довести до белого каления, до исступления, потому что скорее напоминает жалящего овода, от которого не получается отмахнуться, чем что-то нужное. После смерти Николая ей не хотелось ровным счетом ничего,  и вся напускная забота его мамаши и сестрицы выводили ее из себя. Хотелось волком выть, а еще лучше - закопать их рядом с сыном и братом, и свободно вздохнуть, насколько это возможно. А вот Мишель... кузен ведь тоже был в это время рядом, но его помощь была другой, - просто будь рядом, Миш. Продолжай учиться, советоваться, делиться... Не нужно отстраняться.

+1

9

- Вы думаете, что это правильно? - спросил мальчик, но тут же прикусил язык. Он давно усвоил, что если Демидова что-то говорит в таком разговоре, то не просто думает, а уверена в своих словах. Но все же... А что если не так? Он ненавидел это чувство, когда не знаешь, как правильно поступить, когда не все зависит от тебя, а ты, в силу своих возможностей, не можешь сделать то или иное. А уж если не знаешь что именно, тогда и вовсе туго. Просто быть. Вот так просто? Просто быть рядом и жить, словно ничего не произошло? Но ведь произошло! Страшное произошло! И пусть оно было в прошлом, но... Когда он рассказал отцу о своем страшном прошлом, он расквитался с ним. А что он, Миша, может и должен сделать? Выходит, что ничего?!  Но это же не помощь даже, - но разве это помощь - ничего не делать?

+1

10

- По-твоему  быть рядом - это ничего не делать? - вскинула бровь Демидова, не сводя с мальчика взгляда бирюзовых глаз. Вот оно. Раздражение, следовавшее за непониманием. Хорошо, так и надо. Княгиня была довольна этим фактом, тем что видела в глазах мальчика. Он раздражался, даже злился  и выпускал это, спрашивал, допытывался, выяснял, а не молчал, проглатывая и пребывая в этом состоянии молчания, страшного и тяжелого. Нет, он-ребенок. Да, взрослый для своих лет, слишком взрослый, но тем не менее еще мальчишка. И нельзя позволять ему брать на себя слишком много, нельзя позволять замалчивать и проглатывать, он этого делал достаточно за десять лет жизни, - быть рядом- это огромный труд, Мишель. Не просто существовать поблизости, а быть.  - она замолчала, а когда продолжила, голос стал чуть тише, заставив мальчика мгновенно вскинуть глаза, уже по интонации зная о чем зайдет речь, - когда Николай умер, в моем доме было очень много народа. А рядом был только твой дед. Все кругом пытались вытрясти из меня, что делать дальше - слуги хотели знать, тот ли порядок в доме, его родственники искали утешения, мои родственники пытались утешать меня, как они считали, мне это было нужно, а твой дед сидел рядом и подавал мне чашки, который я колотила о стену. Или просто читал газету где-то в доме, курил трубку, разбирался с родственниками, а потом появлялся в зимнем парке, что бы принести мне рукавицы.

+1

11

Миша придвинулся ближе, так что бы сидеть рядом и касаться плечом коленей Демидовой. Привычное обоим движение, выполняемое каждый раз. Так же как ладонь княгини ложилась на его плечо, когда он говорил о прошлом. Мальчик слушал внимательно, пытаясь увидеть главное. Дед... Да, дедушка всегда знал, как поступить. Видимо даже в молодости поступал так, как считал правильным, и никогда не ошибался. Но он ведь не дедушка, и рядом его нет. Будь он здесь, то наверняка знал бы, что делать. Но... кажется Софья Павловна только что сказала. Она замолчала, а Миша снова и снова прокручивал ее слова в мыслях , разбирая детально, представляя и перекладывая на собственный вопрос. Разница и правда была разительной. А вот он сам - просто существовал поблизости или был рядом? Сложный вопрос, вряд ли он сам может на него ответить. Потому что ответил бы - был рядом, а так ли это? Вечные сомнения.
- Я понял, что Вы имеете ввиду, - задумчиво произнес мальчик, поднимая взгляд на Демидову, - и знаю, как мне быть дальше. Спасибо.

+1

12

Демидова едва заметно улыбнулась и опустила руку мальчику на плечо. Странно это было. Почему именно ему она могла безболезненно рассказывать то, что спустя многие годы не могла обсуждать со спокойным сердцем? Почему не с кузеном, не с племянницей, ни даже с Владимиром, почему именно с Мишей? Она не знала, не понимала, да и не хотела, не искала этому объяснения. Продолжать разговор она не стала, Мишель нашел для себя ответ и, судя по прояснившемуся взгляду, то, что его мучило, отступило. Княгиня молчала, прислушиваясь к тиканью часов на каминной полке, когда по первому этажу прокатился детский визг. Демидова вздрогнула и усмехнулась, качнув головой.
- Кажется, меньшие снова что-то не поделили? -она бросила взгляд на часы, - а ведь время чая, тебя уже ждут. Нет, я пройдусь немного, а потом отдохну. Встретимся за ужином, мой мальчик.

+1

13

Поднявшись на второй этаж, Даша прислушалась, но за дверью царила полнейшая тишина, ни шороха, ни стука. Помявшись, она все же постучала в дверь. Оклик последовал не сразу, но голос был вполне бодрым.
- добрый вечер, тетушка, - она вошла внутрь и невольно поморгала, привыкая к царившей в комнате полутьме. В таком полумраке Даша даже не сразу нашла взглядом тетушку в кресле в темном углу и окна, - Любаша сказала, что Вам нездоровится. Как Вы себя чувствуете?

0

14

- Как и любая старая развалина, - усмехнулась Демидова и перевела взгляд на силуэт племянницы. Сколько там уже времени? Кажется скоро ужин, надо будет спуститься вниз. А совершенно не хотелось. Сидеть бы вот так в кресле... Но во-первых она обещала Мише, что увидятся за ужином, а во-вторых нечего сидеть каменным изваянием пока сердце бьется! Скоро итак лежать неподвижно на радость червям. Нет, так не пойдет, - Даша, будь добра, зажги свечи и сядь подле меня,- княгиня наблюдала за тем, как под пальцами молодой женщины зажигаются одна за одной свечи, наполняя комнату уютным светом, прогоняя липкую темноту. Как все просто... Жаль, что внутри, в душе, порой приходится чиркать и чиркать спичками, что бы зажечь тот огарок, что от нее остался. Когда племянница опустилась рядом на пуфик, Демидова опустила сухую тонкую руку ей на плечо. Она считала, что должна помочь только Мише, как ребенку, а если ошибалась? В конце концов кто, как не она должна знать, что происходит с так похожей на нее молодой женщиной? Как она кузену в глаза посмотрит, если привезет его дочь вот в таком непонятном состоянии. Она оборвала племянницу на полуслове и сжала пальцами ее плечо,  - перестань. Думаешь, не знаю, что сейчас не о поездке твои мысли? Знаю. А о чем? О том, что произошло?

0

15

Даша напряглась и передернулась. Вопрос был задан так прямо, что она растерялась, не зная, что ответить. Она сама от себя старалась прятать эти мысли, убеждая себя, что все хорошо, потому что они здесь, дома, живые и все наладится так или иначе. Или уже наладилось, потому что они дома...  Но с другой стороны может и нужно об этом поговорить, что бы отпустить в конце концов всю эту историю и двигаться дальше?
- И да и нет, - негромко проговорила она наконец, переводя взгляд на яркий огонек свечи на столике, - когда мы возвращались оттуда, я думала, что все самое страшное позади. Но потом... потом поняла, что самое страшное началось дома. Или продолжилось. Нужно ли просто время, что бы наладилось? Что если это я делаю что-то не так или не делаю вовсе?  - как-то глупо получается. Даша глубоко вздохнула и покачала головой, приводя мысли в порядок. Ну почему словами так тяжело выразить то, что происходит внутри? Помолчав, она негромко проговорила, посмотрев на руки, - я боюсь его потерять. Снова.

+1

16

Те же вопросы, которыми задается и Миша,- пронеслось в мыслях Демидовой и она посмотрела в окно, - те же вопросы, которыми задавалась я сама. А вот ответы на них приходят всегда позже. Много позже. Когда ничего уже не исправить и не изменить. Когда слишком поздно. А поздно ли у них?
- Сегодня твой сын задавал мне практически те же вопросы, - со вздохом произнесла княгиня, - то что вы пережили там, в избушке, не может пройти бесследно. Ни для тебя, ни для него. У каждого останется свой след в душе. Но... Знаешь, Даш, когда все уже потеряно? Когда в крышку гроба вбивают гвозди. А до этой минуты все можно изменить, или пытаться. Ты можешь продолжать бояться, избегать его общества, что бы из-за страха оттолкнуть, не путаться лишний раз рядом. Тем самым напоминая снова и снова о том, что произошло там, о том, что вы пережили. О том, что ему придется вытаскивать не только самого себя, но и тебя к тому же. А можешь быть рядом... - Демидова помолчала, задумчиво перебирая в пальцах каштановую прядь племянницы, и вдруг опустила на нее пытливый взгляд бирюзовых глаз, - скажи, ты любишь его... или того, каким он был с тобой прежде?

+1

17

Почему когда кто-то вот так в лоб говорит об этом, то начинаешь видеть все со стороны, а у самой не выходит? Ведь тетушка права... Она намеренно вела себя не так, как раньше... Проводила большую часть времени в будуаре, не заходила лишний раз в кабинет, не заводила без надобности разговоров, даже в кровати, ложась спать вела себя совершенно иначе, словно... кукла? Фарфоровая, неживая кукла! Полагая, что так будет лучше, что ему так будет проще, считая, что ему нужно побыть одному, а в итоге... Даже если это было и так, даже если ему и правда нужно было одиночество, она ведь могла вести себя совершенно по-другому! А в итоге опять наломала целый бурелом. Врожденная привычка забиваться куда-то в угол, заворачиваясь в настоящие и в выдуманные самой страдания! Зачем?!
  Даша вскинула на Демидову взгляд. Она ведь права. Что он должен был чувствовать, когда она вела себя подобным образом?! Тяжесть, очередную тяжесть, потому что ... потому что он всегда вытаскивал ее из всех ям, в которые она попадала, а теперь, когда сам оказался в пропасти, что она сделала?! Повисла многопудовым камнем, который надо было тянуть!
Вихрь мыслей проносился в голове, когда княгиня задала вопрос, и Даша ответила, не думая.
- Его,- недоуменно ответила она, не понимая, что тетушка имеет ввиду. И задумалась спустя долгую минуту. " Его или того, каким он был прежде".  То есть его самого или его отношение к ней, свое самоощущение рядом с ним... Ведь сейчас все было совершенно иначе, перестала разве она его любить? Нет. И полюбила она его не за самоощущение, она его и не знала то тогда. Тогда почему такой вопрос? Понятно почему... тетушка считает, что она боится потерять то, что было между ними, а не его самого. А это не так. Вздохнув, Даша провела ладошкой по лбу, подбирая слова, - его. И боюсь не того, что все изменилось, а... До случившегося он хотел жить, ему доставляло радость заниматься с мальчишками, учить их верховой езде и стрельбе, он так и сиял, когда они сражались с графом на шпагах, а когда он ездил верхом... Да даже просто курил трубку с моим отцом или смеялся с Репниным! Ему не хватало службы, порой угнетала теперешняя жизнь, но он ведь не хотел ее обрывать. А сейчас... мне кажется, что все словно проходит мимо него, ничто больше не радует, не вызывает удовольствия или желания... Словно, он не хочет жить, а живет потому что... потому что жив.

0

18

- А живет, потому что жив, - повторила Демидова, устремив долгий взгляд в окно и протянув племяннице кружевной платок. Это она хорошо понимала. Понимала, как вещи, которые прежде радовали, веселили или наоборот огорчали, перестали иметь хоть какое-то значение. Словно смотришь на все стороны. Улыбаешься, потому что от тебя ждут улыбку, а самой хочется закрыть глаза и превратиться в пыль. Исчезнуть, что бы не чувствовать той тяжести, той бессмысленной тяжести, в которую превратилась жизнь. Понимала, знала, но не могла понять почему так произошло у зятя. Да, они пережили страшное. Нельзя сказать для кого из них было страшнее - для него видевшего и не имеющего возможности спасти, или для нее, вынужденную терпеть прикосновения чужого человека на глазах любимого мужчины. Невозможно это ни сравнить ни уравнять. Понимала эту тяжесть, да. Но ... они были живы. Она был жива, он ее не тронул опять же, благодаря ему. Все закончилось. Что может быть важнее того, что любимый человек жив и рядом, что дети живы и рядом, и ты сам жив и рядом с теми, кто дорог? Если только... Если только не сломало абсолютно все, включая чувства. Все кроме долга. Ведь когда умер Николай, она забылась настолько, что забыла о собственных детях. И  в итоге потеряла одного из них. Жить из чувства долга... Она и жила, потому что должна была поднять дочь. Ее сломала смерть, и ни одна, а три, следовавшие друг за другом. Нет ничего страшнее смерти. Все остальное можно пережить. Если хочешь, если любишь, если есть ради кого... А вот если не хочешь, если нет больше ни привязанности, ни любви, ни желания быть рядом, а только долг... Демидова передернула плечами и хмыкнула. Чем больше она об этом думала, тем мрачнее становились мысли, - дай ему время, Даш. Прошло очень мало времени, а пережить довелось непростое. И я говорю не только об избушке. А обо всем, что произошло за полгода. Нужно время. А ты... ты просто будь рядом. Как делают это дети. Может всем вместе и удастся...

0

19

Просто дать время... просто быть рядом... Такие простые слова и столько за ними сложного. А прежде всего надо переломить в себе этот страх. Нельзя позволить сломать ему все. Она итак натворила за эти дни, поддаваясь ему, надо как-то выбираться из этого болота. К тому же сегодня Владимир рассказал о покупке новых земель, о новом деле, и именно сегодня он стал теплее, словно что-то в нем ожило. Может это дело его заинтересовало? Ведь даже батюшка говорит, что меланхолия в скуке рождается да трудом лечится. Займется тем, что его заинтересовала, а она будет встречать его дома, как раньше, он ведь так радовался этому раньше. И граф сейчас здесь, а это немаловажно. Граф единственный, который понимает Владимира без слов и, кажется, сомнениями по этому поводу не мучается! Значит она знает, что делать, и хорошо, что каждый вечер они проводят время вместе. Вот бы еще Мишель в гости заглянул, его беспечный и веселый нрав кому угодно по сердцу придутся, а с Владимиром они близкие друзья с детства! А потом поедут к отцу,  слава Богу, что исчезла та ненависть между Владимиром и матерью! Иначе было бы сложно. А она... она будет рядом, не навязываясь, как муха, но и не прячась, забираясь в какой-то кокон, как в эти дни.  Глубоко вздохнув, Даша откинула голову на кресло, перебирая в пальцах кружево на платке.

0

20

- Ты мне все рассказала? - не поворачивая головы, а по прежнему глядя в окно, в котором отражалась свеча, спросила Демидова, - что еще тебя тревожит. И не лги, что ничего.

0

21

- Я не могу забыть то, что там было, -негромко проговорила Даша, даже не задаваясь вопросом как тетушка чувствует ее, - я вижу его в темноте, когда  остаюсь одна... Мне постоянно кажется, что он где-то рядом, хотя знаю, что он мертв.  Я не могу забыть, как он касался меня, как... Я просыпаюсь ночью от того, что чувствую на себе тяжесть его тела, чувствую дыхание на своей шее и... Это чувство паники и безысходности, когда поняла, что я ничего не могу сделать, даже... даже сбросить его с себя не могла, а он... он требовал, что бы я смотрела на Владимира, что бы он видел... и... он все видел, видел и рвался ко мне... а я ничего не могла сделать, - голос перехватило, она прижала платок к губам и зажмурилась, содрогнувшись. На плече сжались пальцы княгини, и Даша прерывисто вздохнула, - мне кажется, что я никогда это не смогу забыть.

0

22

- Ты не  забудешь, - негромко произнесла Демидова, приобняв молодую женщину одной рукой и прижав к своим коленям. Она по прежнему смотрела в окно, а вторая рука с силой сжимала набалдашник трости, - никогда не забудешь. Женщины такое не забывают.  Даже через много лет, ты будешь помнить это чувство беспомощности, бессилия и отчаяния. Но ты научишься понимать, что это прошло, что тебе удалось избежать кошмара, к которому все шло. И вместо страха, ты будешь испытывать благодарность за избавление. Потом, когда наслоятся воспоминания, это превратится в призрак, оно не будет тревожить так, как сейчас, станет воспоминанием - тяжелым, мрачным, но не мешающим жить. Но помнить ты будешь, - княгиня молчала так долго, пока не почувствовала на себе вопросительный и встревоженный взгляд племянницы. Опустив голову, она с минуту долго всматривалась в глаза Даши, а потом произнесла без всякого выражения, - Алексей Демидов, младший брат Николая. Николай пристрелил его в той же спальне, как собаку.

0

23

Даша снова прижала платочек к губам, но вот ужас из глаз убрать не смогла. Софья Павловна говорила страшные вещи, но говорила их так, словно знала наверняка. И вот почему... Алексей Демидов... младший брат ее мужа... Как он мог?! Что произошло, что он...?! Даша поспешила опустить взгляд, в котором ужас сменялся вопросом. Нельзя об этом спрашивать, никак нельзя! Она молча прижала руку тетушки к своей щеке, глядя на огонек свечи на столе. Господи, почему такие кошмары случаются?! Почему мужчины так поступают?! Константин был безумен, а младший Демидов?! Как так можно?! Это же...это же чудовищно! Успел ли Николай вовремя или нет? А потом пристрелил... как собаку... родного брата... Господи... Какого же было ему?! И насколько сильной была его любовь к жене, что он не пощадил даже младшего брата...
  Надо было вырываться из этой трясины. Этими разговорами она и тетушку сейчас загонит в болото воспоминаний! А этого никак нельзя. Бросив взгляд на часы, Даша вытерла глаза и поднялась, подав руку княгине:
- Нам пора спускаться к ужину, а потом можем посидеть в гостиной или прогуляться по парку.

0

24

Демидова едва заметно склонила голову и дернула уголком рта в кривоватой улыбке. Вопросов вроде " как такое возможно" или " как это произошло" не последовало, и она была за это благодарна. Опираясь на трость и руку племянницы, Демидова поднялась с кресла, выпрямила плечи и взяла Дашу под руку:
- Идем, я обещала Мишелю, что увидимся за столом. А после... после пожалуй не откажусь выпить бренди в теплой компании.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC