"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » За бокалом бренди и под треск камина


За бокалом бренди и под треск камина

Сообщений 1 страница 39 из 39

1

Время года: весна
Дата: 29 марта
Время действия: день
Место действия: Поместье Корфов
Участники:
Краткое описание  действия (не менее трёх строк):

0

2

То тянется время, то несется. Впервые за последние два десятка лет княгиня стала ощущать его бег, и впервые не торопила его. Монотонная жизнь, полная безразличия, изменилась с переездом к Корфам. И если первое время она еще пребывала в своей скорлупе, не позволяя ей треснуть, то сейчас это произошло само собой. Проснувшись утром, Демидова вдруг поняла, что соскучилась по кузнену, по его раскатистому смеху и искрящимся глазам, по едким фразочкам Елагина и его деланной галантности, даже по спокойствию Волконской. С этой дамой вообще творилось что-то неладное. Словно она вернулась в те дни, до рождения Даши, вычеркнув все двадцать пять лет, но при этом наладив отношения с дочерью. Софья Павловна не верила особо этому преображению, но ... чем черт не шутит. Одеваясь к завтраку, она поняла, что уже привыкла к этому настолько, что ей не хватает веселых детских голосов, разговоров с зятем и племянницей.  Вообще дети Дащи и Владимира заменили ей внуков. Она любила и Лизу и Артемия, но она толком их не видела - приезжали раз в год-два, остальное она узнавала из писем. Эти же сорванцы всегда были на виду, все их шалости и проделки, переживания и тревоги, даже если они пытались их спрятать.С нетерпением она ждала бесед с Мишей, которые то были серьезными, то попросту ни о чем, пока они играли в шахматы или нарды в библиотеке. Миша был особенным мальчиом, сильным, пережившим страшное и выстоявшим, а Демидова всегда питала слабость к сильным людям.
  После обеда, вернувшись с прогулки по подсохшим на солнце тропинкам, Софья Павлвна прошла к кабинету и, стукнув, вошла, не задерживаясь особо   у двери.
- Не сильно отвлеку Вас от дел, если напрошусь на разговор? - улыбнулась Демидова, закрыв за собой дверь и бросив на зятя взгляд  с привычной ехидцей.

0

3

Покупка новых земель оказалась только началом, повлекшим за собой столько дел, что теперь Владимир возвращался домой только к вечеру. Помимо того что на его собственных землях торопливо заканчивали подготовку полей, протравливали пшеницу и и готовились к началу посевной, так еще и с оттепелью вновь возобновились работы на руинах Ливеновского особняка, да еще и новых крестьян надо было куда-то деть. Рук не хватало, Корф, съездив к пепелищу убедился, что за зиму, несмотря на снег - а может и благодаря ему, потому что отволакивать на санях обломки было проще чем на телегах - развалины почти полностью разобраны, и лишь широкий ковер обугленного битого кирпича да немногочисленные куски кое-где уцелевших стен еще знаменовали место где стоял дом. Надо было разрушить и разобрать и их, но люди были нужны на полях, и он, рассудив что руины никуда не убегут - распустил артель, велев им собраться снова через полтора месяца - как раз после завершения посевов, когда остальной уход за полями и прочие работы вновь войдут в неспешное русло.
Приближалось время, когда надо будет переселять бывших крестьян Ялубского, прошло уже три дня из означенной недели. Вольно ему было решить для себя и пообещать Мише что от старых построек - и господского дома, и деревни и заборов - не останется ни следа. Пожарчик-то будет премилый, но, спрашивается, куда девать людей? И слуг из дома, и дворовых и деревенских... в Грачевку и Липовку? Так там даже если сильно потеснить своих - не будет достаточно места, а кроме того местные явно будут не в восторге. Оставить деревеньку в покое? Так там все дома так обветшали, что непонятно было как еще держатся. И чинить их надо было, если по уму - не поодиночке а попросту снести и построить заново.
Поездив по окрестностям Владимир отказался от мысли отстроить деревню после пожара на прежнем месте. Она находилась в очень удобном месте, меж двух холмов, на очень хорошей земле. Понятно что с тех времен, когда поле начиналось сразу за околицей и чем ближе располагалась деревня к пахотной земле - тем лучше, но теперь-то? Вон сколько вокруг суглинка на котором толком ничего не растет, зачем занимать участок "черной" земли под деревню?
Хоть Корф и понабрался от старост обоих деревень знаний о сельском хозяйстве, но он все же был военным, и поэтому подошел к делу со своей точки зрения, и в результате своих поездок, набрасывая в блокнот краткие зарисовки по старой памяти - он в конце концов за три дня составил полную топографическую карту новых владений, обозначив там и реку и ручьи и купы деревьев и возвышенности.
И теперь сидел над ней, прикидывая место для будущей деревни, а заодно и пытаясь подсчитать потребное для ее строительства, и самое главное - количество рабочих рук, которые можно будет выделить на это дело, чтобы не слишком повредить сельскохозяйственным работам.
Стук в дверь застал его как раз за этим занятием, и он, не поднимая головы уже готов был крикнуть "Незаперто" когда дверь открылась не дожидаясь приглашения. Так к нему входили только Даша, дети и Серж, и потому молодой человек поднял глаза уже готовясь увидеть кого-то из домашних. И при виде Демидовой улыбнулся, и встал
- Добро пожаловать, Софья Павловна. Отвлечете, и за то скажу вам большое спасибо. - он обошел стол, и придвинул одно из кресел, чтобы княгине было удобнее сесть. - Прошу.

0

4

- Вот как? Пришла весна и начались заботы, - прокомментировала Демидова, опускаясь в предложенное кресло. Весна. Время и правда суматошное после сонной зимы. Но княгиня в последнее время не утруждала себя решениями этих вопросов, предоставив все кузену, который управлял и своим поместьем и ее заодно. Поэтому она только гипотетически знала, что происходит на ее землях, но последние месяцы даже не бралась просматривать привозимую расходную книгу и велела сразу отвозить ее князю Волконскому. Княгиня сложила руки на набалдашнике трости и посмотрела в окно, краем глаза наблюдая за зятем. Потом посмотрела на него и чуть улыбнулась, дернув уголком рта,  - Миша сказал, что Вы приобрели земли Ялубского.

0

5

- Как водится - кивнул Владимир. Вторая весна в поместье. А кажется что так долго. - он поднял графин, взглядом спрашивая "не изволите ли угоститься?", после чего плеснул бренди в два широких бокала, подал один из них княгине, и опустился в соседнее кресло, поставив графин на столик между ними.
- Да. Собственно давно подумывал, а тут подвернулся удачный случай, благодаря которому все решилось очень быстро. Ваше здоровье, Софья Павловна.

0

6

Демидова салютнула бокалом и отпила пару глотков, задумчиво посмотрев в огонь. Она прекрасно помнила то мрачное возбуждение, с которым пришел к ней Миша, сообщить эту новость. Прежде она не видела в его глазах такого черного огня, от которого у нее невольно по спине пробежали мурашки. С жестоким удовольствием он прошептала о том, что сожжет тот ад, каждое строение, как будет наблюдать за этим... Впервые она увидела в нем теневую сторону, скрытую до сих пор. У Алешки, например, она то и дело вылазила наружу, а вот у Миши... у Миши она была спрятана, но была куда страшнее и опаснее. Для тех, кто перейдет ему дорогу. Она могла понять его желание уничтожить то место, даже представить сложно, что он там пережил. Но все же начинала волноваться за него, как бы не навредила ему поездка туда. Но ведь он поедет не один, с другой стороны.
- Что ж одним гнилым потрохом в этом уезда станет меньше, - она помолчала, поглаживая большим пальцем бокал, - Владимир, Вы уверены, что Мише стоит туда ехать? Знаю, что возможно ему пойдет на пользу, увидеть, как сгорит то место. А если нет? Он ведь всего лишь мальчик. Пусть и многое переживший.

0

7

- Стоит. - ответил Корф не колеблясь. - Он уже не мальчик, Софья Павловна. Он видел такую жестокость которой многие взрослые за всю свою жизнь не увидят. Да и потом - ему уже десять. В его возрасте я уже был на втором курсе Корпуса, и никому в голову не приходило считать нас детьми. И муштровали как солдат, взрослых, безо всяких поблажек на возраст и выносливость.  - он отпил глоток и устремил взгляд на сидевшую напротив женщину - Девочку бы я туда не отвез. Но мальчишке надо расти мужчиной. А для мужчины - лучшее лекарство это не терпение и время, а нож.

Отредактировано Владимир Корф (05-04-2016 21:44:21)

0

8

  - Жестко, но Вам лучше знать - тихо ответила Демидова, не мигая глядя в глаза зятя, - однако, при всем уважении, не смотря на то, что он пережил и перенес, он еще не взрослый.
Княгиня отвела взгляд, посмотрев в камин, и отпила бренди. Мальчик, он все еще мальчик. Детство было забито в нем настолько, что он привык считать себя взрослым, а на деле... а на деле надо учитывать, что его у него не было. И компенсировать это. Но все правильно - это дело ее и Даши, возможно уже и Саши, подарить ему заботу, нежность, ласку - материнскую и сестринскую, которых он был лишен, а вот у Владимира, как отца, другая обязанность. Все верно. Только бы он не начал считать его уже взрослым, потому что там, под этой взрослостью, еще сидит мальчишка, которого он так редко отпускает на свободу. Демидова вздохнула, чуть качнула головой и расправила плечи. Бирюзовый, подернутые мутной дымкой глаза наполнились теплом, которое крайне редко можно было увидеть в глазах княгини.
- Владимир, я пришла к Вам... поговорить об одном деле. Не то что бы мне требовалось согласие или разрешение, но Вы - глава семьи, - она отпила бренди и опустила бокал на колено, - я хочу отписать свой завод Михаилу.

0

9

Владимир вскинул бровь. Вот так новость. Решение это его впрочем не удивило, хотя царапнуло чем-то пока еще не осознанным. Мишель обладал свойством привлекать к себе сердца, особенно тех, кто мог разглядеть что там, под его оболочкой, и вызывал к себе не только любовь но и уважение - черта столь редкая для ребенка, что сразу покоряла. Но это.... Неожиданно, странно... Хотя из Мишеля возможно получится толковый промышленник, занятие ему по плечу, да вот по сердцу ли будет ему такое занятие? И потом....
- А как же Артемий? - медленно спросил он, не спуская глаз с княгини -Да и Аннет, полагаю, будет не в восторге от того, что фамильное достояние, детище ее отца перейдет к мальчишке, который, сколь бы ни был достоин такого доверия, а все же вам по родству - седьмая вода на киселе.

0

10

- У Николая было два завода. Второй он приобрел практически за бесценок в то время, когда на Урале практически встало производство, - спокойно ответила Демидова, чуть покачав трость, - один незадолго до своей смерти он переписал на меня. Второй после гибели Анатолия соответственно по закону перешел к Аннет. Но ни ее ни Аркадия Филлиповича, ни тем более Артемия он не интересует. Обоими занимается мой племянник, весьма успешно. Анна подумывает продать ему свой, а вот я... я хочу передать свой Михаилу. - она помолчала, словно что-то обдумывая, а потом вздохнула, - весьма вероятно, что он не станет промышленником, не захочет. Его больше тянет к путешествиям, но это уже будет его дело - оставлять его или продать,- Демидова улыбнулась какой-то странной улыбкой, словно улыбалась кому-то или чему-то что видела и понимала только она, - знаете, Владимир, я вижу в глазах Мишеля тот блеск, тот азарт, что видела в глазах князя Елагина, когда он снова и снова уезжал в Индию, то же я видела в глазах собственного мужа, когда он собирался на Урал... или в Ваших, когда Вы рассказываете мальчишкам о Кавказе.

0

11

Владимир задумчиво кивнул, постукивая по подлокотнику полупустым бокалом. Про то, с каким азартом Миша слушает о дальних странах и чужих традициях, как жадно впитывает любую информацию о неведомых ему народах, их культуре и краях - он знал уже давно. И началось это - с самого первого дня. С двуглавой вершины Эльбруса начерченной им одним росчерком, влет, на колене, при их первом разговоре. А потом.... сколько их было этих рассказов, а сколько еще будет. О Кавказе он мог рассказывать бесконечно, и об Индии по которой путешествовал, о Корпусе и армии, о кавказских байках и легендах, благодарение цветистому слогу и богатому запасу покойного Никандро...
Кем будет Мишель... Путешественником, историком, ученым... промышленником? Урал мог заинтересовать его - красотою гор, самобытностью культуры тамошних народов, но надолго ли. Хотя трезвый склад ума вполне подходил под этот род занятий. Но.... Что-то в нем отчаянно протестовало - нерационально, безосновательно, откровенно нелепо. Что ? Уязвленная гордость? Да укоротись ты наконец, она же вовсе не имела этого в виду....
- Что ж, Софья Павловна, вы сказали верно. Это ваша воля, и ваше право. И я благодарю вас, за Мишу. - он бросил быстрый взгляд на женщину, и после недолгого колебания, все же спросил тихо. - Надеюсь ваш жест не является завуалированным намеком на то, что сам я не в состоянии обеспечить своих детей достойным наследством?

0

12

- Нет, - не колеблясь ответила Демидова, прямо глядя в глаза молодого человека. Вот ведь мысли молодым приходят в голову! Хотя... рациональные ведь, сама она бы подумала примерно так же, отпиши кто-нибудь ее детям наследство.Но она и не задумывалась о том, какое наследство будет у детей, ее волновало иное, связанное совершенно не с ними, а с Николаем, - мой муж страстно любил Урал, немногим меньше завод. Возможно Мишель не станет промышленником, возможно продаст завод или отдаст, как и я, под руководство другого. Но я хочу хотя бы попытаться передать его тому, кто так же страстно влюбится в горы, в тот воздух, в саму дорогу.

0

13

Владимир едва заметно улыбнулся, характерно дернув лишь одним уголком рта, и кивнул. Это было понятно... более чем. передать любимое детище Николая Демидова тому, кто может оценить не финансовое благосостояние которое дает завод, не нормы выработки и не объемы добычи... а Урал. Так же как он сам, и Воронов полюбили Кавказ.
- Понимаю, Софья Павловна. Понимаю и благодарю.
Следовало сказать наверное общепринятые слова о том что "надеюсь ему еще нескоро доведется воспользоваться своим наследством" или что-то в этом духе, но он знал достаточно для того, чтобы представить - какую ехидную гримасу состроит старая княгиня при подобном заезженном, хоть и искреннем пожелании. А уж комментарии ее и вовсе представить не брался. Поэтому он просто потянулся за графином, долил бренди и ей и себе, и снова опустился в кресло.
Какое-то время они молчали, словно два усталых сообщника в одном преступлении, после чего Корф поднял глаза.
- Знаете, княгиня... я уже много раз благословлял судьбу за то, что вы решили остаться с нами. А сейчас.... сейчас и вовсе не представляю себе этого дома без вас. Спасибо. За все.

0

14

Демидова едва заметно улыбнулась, приопустив веки и качнув бокал на своем колене. Кто бы ей сказал еще год назад, что она сама не будет представлять жизнь без того, что есть у нее сейчас - вот такие разговоры у камина, семейные обеды, детские звонкие голоса и склоки, порой даже обиды, которые ей поверяла Саша... она бы, наверное, рассмеялась... или, что вернее, проигнорировала бы этот бред. А теперь этот бред стал чем-то важным, чем-то, что давало краски, блеклые на черном фоне, но все же...
  - Вам спасибо, Владимир. И всей этой ватаге из четверых бесенят, которые, не спрашивая, расписывают день красками. - помолчав, она задумчиво добавила, - знаете, я ведь даже к своим внукам так не привязана. Еще бы, если видишь их раз в год, а то и меньше. А эти... Сложно представить, что год назад всего этого не было.

0

15

Год назад... да.... черт побери, даже неделю назад не могло и на ум прийти - что может произойти за эту неделю. Чего стоил хотя бы позавчерашний день...
- Я не представлял себе, что смогу относиться к приемным детям как к родным. - медленно произнес он вслух - А теперь само слово "приемные" кажется мне каким-то диким. Даша много раз говорила, что хочет своего ребенка, родного.... а я не представляю, что буду относиться к родному как-то иначе. Странно, если вдуматься, учитывая что сам всю жизнь ревновал отца к Анне, которая между прочим даже приемной дочерью не была.

0

16

- Вы может и не будете по другому к нему относиться,- пожала плечами Демидова, ставя бокал с бренди на донышке на столик и переплетая пальцы на набалдашнике трости, покачивая ее вправо-влево,- Но для женщины собственный ребенок всегда будет ближе. Но та же Даша никогда внешне этого не покажет, а, что еще вероятней, она и сама для себя этого не признает, потому что так же, как и Вы, всем сердцем любит мальчишек. - княгиня снова замолчала, думая о мальчиках... особенно о старшем. Что было бы не заметь их племянница у храма? Во что превратились бы трое ребятишек? Кем бы стал Мишка? И... выжили бы они вообще или сгинули, как и многие крепостные у таких самодуров? Какой-то случай, минутный... ведь задержись она в храме или, наоборот, сядь в экипаж раньше, мальчишки и сейчас были бы у Ялубского. А раз того хватил удар или что там с ним произошло, то их бы попросту продали неизвестно кому , - порой страшно думать, что  судьба решается волею случая, каким-то мгновением. И если бы оно было упущено... то все было бы совершенно иначе. Кажется, что вся жизнь и состоит из этих мгновений... но сколько же мы пропустили, просто закрыв глаза.

Отредактировано Софья Павловна (12-04-2016 00:22:40)

+1

17

Владимир молча отпил несколько глотков, странным образом не чувствуя крепости - только горячее тепло разливавшееся по пищеводу. Он все чаще думал о детях за последние дни. О том что Даша так часто говорила раньше. О своих сомнениях и страхах. И снова - как всегда, при мысли об этом -  ни к чему не пришел. Какой смысл загадывать о том, что не относится к ведению человека, и находится лишь в божьем промысле.
- Многое упускаем.... да. А как многое, возможно, следовало бы упустить, и как часто, поведясь на скороспелое решение мы совершаем ошибки. Как говорится "знал бы где упасть - соломки бы подстелил".  Как бы то ни было - все это и есть жизнь. И ошибки и озарения - в равной степени. Не существует жизни прожитой без оступок или сожалений. Другое тело, что и толку в сожалениях - никакого.

0

18

- Не согласна. Если бы не было бы сожалений, то не было бы и исправлений ошибок. В общем-то... наступали бы на те же грабли, ранили теми же клинками, - задумчиво проговорила Демидова, но через пару секунд усмехнулась, - и все же, если бы жизнь была предсказуема... разве было бы интересно жить? Если бы все зависело только от нас, все было бы продумано, просчитано, предсказано и выполнимо только так. Какой смысл был бы вообще жить? - тонкий палец с золотым колечком многозначительно постучал по краю бокала, - что бы в таком мире делали дети? Или скажем мой разлюбезный кузен?

0

19

- А разве мы не наступаем на те же грабли, княгиня? - ответил ей Корф невеселой улыбкой, и дисциплинированно пополнил ее бокал. Свой же, едва опустошенный на треть - так и оставил недопитым, хоть и держал его в руке - На словах, или задним умом все мы крепки, и понимаем ошибки, после того как кто-то ткнет нас в них носом. Мечемся, стенаем, "о, если бы я знал", зарекаемся "больше никогда".... и раз за разом повторяем их же, с завидным постоянством. Как-то раз я слышал пословицу - глупец учится на своих ошибках, а умный - на чужих. Так как же назвать людей которые не учатся даже на своих? А ведь таких большинство, и далеко за примером ходить не надо, сам таков

0

20

- Я о том и говорю, барон, что это и есть жизнь. Совершать ошибки, исправлять, учиться... или не учить и повторять их снова и снова. А если бы знали о "соломке", слишком было бы все идеально и совершенно не интересно, - ответила Демидова, отпив маленький глоток и опустив бокал на колено. Некоторое время она просто смотрела на янтарную жидкость в граненном бокале, словно забыв и о том о чем говорили и о прозвучавшем вопросе, ответ на который, впрочем, и не требовался.  Ошибки... Какие-то мы повторяем, на каких-то учимся, а бывают те, которые исправить невозможно, потому что попросту поздно. И, увы, эти ошибки, горечь после них, ощущение тупика навсегда останутся с нами.
В холле пробили часы. Демидова вздрогнула и бросила взгляд на каминную полку. Время снова летит слишком быстро. Особенно в последнее время.
- Благодарю Вас за гостеприимство, Владимир, но мне пора подняться к себе, - отставив бокал на столик, Софья Павловна поднялась с кресла и уже шагнула было к двери, когда остановилась, услышав тяжелые приближающиеся шаги. Усмехнувшись, она с интересом посмотрела на дверь, которая распахнулась без стука и в дверях появилась покрасневшая, отдувающаяся от бега нянька. Демидова окинула дородную, взлохмаченную фигуру весьма довольным взглядом - определенно дети натворили что-то, с чем она справиться не может, а это очень интересно! А раз нянька ввалилась в кабинет, значит Даши дома еще нет. Не случилось ли чего с Полиной?
- Барин, там... , - залепетала Матрена, только сейчас сообразив, что ввалилась в кабинет хозяина и попятилась обратно, - там Лексей Владимирович, пуще черта разозлился, к барышне в комнату ломится! Никак управиться с ним не могу!
Демидова выгнула тонкую бровь - что значит ломится? К Саше? Она знала об их постоянных склоках, но даже ее покоробило то о чем сообщила нянька. Уж не напридумывала ли с перепугу?

Отредактировано Софья Павловна (12-04-2016 01:48:52)

0

21

— Присаживайтесь, Mademoiselle! Ах, у Вас такая чудная шляпка... charmant! — пропела девочка, копируя сладкий голосок одной из маменькиных подруг и разливая в крошечные фарфоровые чашечки молоко. Поправив шляпку на завитых буклях куклы, Саша села рядом со столиком, усаживая другую барышню в розовых воланах на стульчик. Окинув игрушки взглядом, девочка притянула к себе плюшевого зайца и согнула, изображая поклон, — прощу меня простить, дамы, за мое опоздание! 
  Идиллию игры разрушил ворвавшийся в комнату Алешка. Саша недовольно посмотрела на брата, вот сейчас он будет ее высмеивать и не даст поиграть!
—Саша, мне нужны твои куклы! — заявил сиявший Алешка, уперев руки в бока.
— Зачем? — прищурилась девочка, не ожидая ничего хорошего от этого вступления. Алешка аккуратно играл только со своими солдатиками, да и вообще... зачем ему могли ее куклы понадобиться?!
— Я буду их спасать! Да давай, ничего им не сделается! Будет им о чем за чаем посплетничать!— махнул рукой Алешка, схватил двух кукол и вылетел из комнаты.
— Нет! Не трогай их! Алешка! Верни! — девочка выбежала следом и растерянно заметалась по этажу, но куда пропал брат, понятия не имела.
  Где он будет их спасать, от чего… Они ведь такие хрупкие, она так берегла их, особенно ту, которую ей на именины подарили.  Всхлипнув в ожидании трагедии, Саша вернулась в комнату, где за столиком одиноко сидел плюшевый заяц. Побродив по комнате, девочка отправилась на поиски брата, но разумеется, не нашла — всех его лазеек и тайных мест она до сих пор не знала, подумывала, что он на улицу ушел, но там шел дождь.     Алешка нашелся сам, часом позже. Пришел в комнату перепачканный в грязи, мокрый, а куклы в чумазых руках… Саша едва не разрыдалась, увидев своих любимиц в том виде, в котором их приволок Алешка — завитые букли превратились паклю, расписанные личики испачканы, у одной оторвана рука, а платья испачканы так, что едва различался их цвет.
— Саша, я… тут… вот… ты извини…Я не хотел! — пытался оправдаться Алешка, но Саша вырвала из его рук игрушки, бережно уложила на стул и выбежала из спальни, — Саша, ты куда?!
  — Любаша, ты маменьку не видела?! — скатившись с лестницы, подбежала она к горничной, шествующей куда-то с бумажным пакетом.
  — У Ильи Михалыча она, не вернулась еще.
  — А... а Мишка где?! Ты его не видела?!
  — Так и он с ней. Барышня, что случилось?!
  Значит мамы дома нет, и Миши тоже. Саша нерешительно шагнула в коридор, ведущий к кабинету, но остановилась. Папа ей не поверит, как тогда не поверил, словно она обманывала. Скажет, что Алешка так бы не поступил. А он ведь поступил и еще как! За эти дни толком не ссорились, не считая того раза у классной комнаты, когда он оттолкнул ее от двери, что бы пройти первым. Но вступился мсье Поль, и Алешка был вынужден извиниться. А сегодня... куклы... она ведь просила его их не трогать! Ведь куклы это такое дорогое и ценное для нее, для всех девочек! А ему все сходит с рук! Ну уж нет! Это она ему не простит!
   Поднявшись на второй этаж, Саша увидела, что брат стоит посреди холла, пытаясь оттереть какое-то пятно с перепачканной рубашки. Спрашивается зачем? Но какое ей сейчас дело?! Саша пробежала в его комнату. Алешка кинулся следом, но не успел — горсть солдатиков из резного ящичка полетела прямиком в камин.
— Это тебе за моих кукол! — вскрикнула она, слишком поздно заметив опасность. Алешка метнулся к ней, разозленный такой выходкой.   
  Сбитая с ног, Саша упала на пол, стукнувшись о ножку стола. Алешка навалился сверху, девочка задергалась и с размаху ударила брата по спине шкатулкой, рассыпав оставшихся солдатиков. Алешка охнул, дернулся. Вывернувшись, девочка бросилась к себе и захлопнула дверь, заперев на ключ. Громкой топот и стук в дверь, ручка задергалась.  Она никогда не видела его в такой ярости. Он сердился на нее порой, злился, бывало, что толкал или за локоны дергал, но таким, как сейчас, не был. Саша вдруг поняла, что боится брата. Посчитает ли он тот удар в комнате достаточной карой за сожженных солдатиков или не успокоится? Ручка продолжала дергаться, но дверь не пускала мальчика внутрь.
— Лексей Владимирович, Вы чегой-то удумали? — послышался недоумевающий голос Матрены, вышедшей из спальни Егора, — угомонитесь, разве можно к барышне так ломиться-то?!
— Уйди! — прикрикнул на нее мальчик, — Саша, открой дверь!
  Вот бы Матрена утащила его куда-нибудь! Отирая слезы и поглядывая на дергавшуюся ручку, Саша поморщилась, прикоснувшись ладошкой к выскочившей на лбу шишке. Тяжелые шаги... значит Матрена ушла, может и Алешку увела? Раз стало так тихо? Вот и хорошо. Успокоится и помирятся... может она даже извинится за солдатиков, красивые ведь были. Вздохнув, девочка налила в фарфоровый таз для умывания воды и стала оттирать грязь с фарфорового личика своей любимицы, заплакав от жалости к кукле. Тишина в холле нарушилась топотом и ударом в дверь, Саша вскрикнула, отскочив в сторону и прижав к себе перепачканную, сломанную куклу.

+1

22

Алешка понимал, что дверь ему не открыть, как не ломись. Но куда-то надо было деть эту бешеную злость! Он ведь извинился за этих кукол, зачем было трогать его солдатиков?! Не специально он их в грязи выкупал! Ну... точнее почти не специально. По плану они не должны были свалиться, но раз так вышло. Какие-то расфуфыренные, разодетые куклы, а тут солдатики! Это ведь не просто игрушки!
  Разбежавшись, мальчик ломанулся в дверь. Услышав, как испуганно вскрикнула за ней сестра, Алешка недобро усмехнулся. Страшно?! Правильно! Я покажу тебе, как такое творить! Что именно он покажет, Алешка еще не знал. Но что-то да придумает! Элементарно, отправит ее кукол вслед за своими солдатиками! Злило мальчика и то, что эти дни он честно старался быть хорошим... в его понимании. Что бы оправдать папины слова. Но так как не шалить у него не выходило так скоро, он пытался как-то сгладить промахи, исправить, даже извинялся пару раз. А теперь из-за Саши все снова откатилось! Ему и в голову не приходило, что виноват может быть он, а не она. Ну испачкал кукол, ну взял без спроса, так вернул же... помоет и ничего с ними не будет, подумаешь прическа растрепалась. А вот солдатики сгорели, и она небось нажаловалась в добавок маме или отцу, выставив его в самом дурном свете! Или Мишке, и теперь он будет нотации читать!
— Открой! — раздраженно крикнул Алешка, пнув дверь и дернув на себя за ручку.

+1

23

- Что? - изумился Корф, и поднялся, жестом извиняясь перед княгиней. - Простите, Софья Павловна. Матрена, что значит ломится? Впрочем, неважно, сам посмотрю.
Ему не было необходимости тащиться за нянькой, тяжело переваливавшейся с ноги на ногу и отдувающейся на каждом шагу. Взбежав по лестнице, через две ступеньки, и повернув  в восточный коридор второго этажа, куда выходили детские - он остолбенел от представившейся картины. Действительно ломится. Бог мой что стряслось снова между ними?
Он не стал окликать мальчишку, который словно в каком-то исступлении пытался выбить дверь, а, стремительно подойдя сзади, обхватил его за плечи и повернул к себе. Нда-а, вид конечно красочный
- Что тут происходит? Алексей!- спросил он, невольно хмуря брови. Беготня-толкотня это конечно допустимо там где растут дети, но что за катавасия с этой дверью. И не выпуская плеча мальчишки он перевел взгляд на дверь позвал - Саша, ты там? Открой.

+1

24

Выбить эту дверь стало какой-то  целью, словно она была во всем виновата, а не та, кто за ней. Хоть и понимал, что ничего у него не выйдет, Алешка продолжал ломиться, вымещая всю злость. Даже звать сестру или кричать на нее прекратил, только пинал, дергал ручку или ломился плечом, которое уже ныло. И когда его вдруг развернуло, Алешка растерялся, вскинув глаза и вздрогнув. Взгляд лихорадочно забегал по лицу отца, уши покраснели. Откуда он тут взялся... если Саша нажаловалась, то его бы в кабинет, наверное, позвали, а она к солдатикам не полезла. Тогда как? Матрена?! Вот ведь... Новая волна злости забурлила, закипела. Надо было срочно что-то придумать! Что-то что оправдает его и с куклами и с дверью. Только как так все перевернуть? Резануло то, что как ни крути это вранье и... и трусость тоже. В тот раз все обошлось... а сейчас?
- Я..., - пробормотал Алешка, потупив глаза и дернувшись, когда за спиной щелкнула и открылась дверь.

0

25

Саша непроизвольно попятилась, прислушиваясь к возне и стукам в дверь, к окрикам брата за ней. Как бы зол он не был, внутрь попасть не мог. И все равно было страшно. Хотелось куда-то спрятаться, что бы, если вдруг он умудрится открыть дверь, не нашел ее. Но дверь даже не дергалась под напором мальчика, и Саша немного успокоилась. Только вот куклы... перепачканные, взъерошенные, одна даже сломанная... от одного взгляда на них голубые глаза девочки наполнялись слезами. Быть близко к двери было страшно, и Саша осторожно перенесла таз подальше. Оттирая фарфоровое личико куклы мокрым платочком, Саша обернулась, когда услышала за дверью другой голос, не Алешкин. Папа! Открыть?! Но ... там же Алешка... но и папа ведь там, а при нем брат ей ничего не сделает. Глубоко вздохнув и прижав к себе куклу, держа в кулачке влажный платочек, Саша повернула ключ и приоткрыла дверь, настороженно и несколько испуганно посмотрев сначала на брата, потом на отца.

0

26

- Та-а-ак.... - медленно протянул Корф, рассматривая девочку. Мокрая, сломанная кукла в руках, заплаканные глаза... Нахмурившись еще больше он шагнул к ней, осторожно провел рукой по волосам, потом ладонью по мокрой щеке, словно стирая еще невысохшую влагу, оглянулся на мальчика, отметив сконфуженный вид и покрасневшие уши, и вздохнул. Ничего не говоря он прошел мимо Саши в ее комнату, опустился в кресло, и поманил к себе обоих детей.
- Рассказывайте.
Собственно и без того было ясно, что произошло. Кукла сама по себе в такое состояние прийти не могла, учитывая как Саша их берегла. Наверняка Алешка руку приложил. Но почему он не прячется где-то сконфуженный, а еще и в комнату к ней ломится, да еще и с попытками выбить дверь? В любом случае следовало выслушать обоих. Неожиданно, уже в который раз, пришла странная, отстраненная мысль о том, как хорошо что оба они в равном положении, и ни одного из них ему не приходится выделять, даже подсознательно. И... господи ну что с ними опять не так, почему у них вечно свары, да еще такие..
Хотя нет, таких еще не было. Выходит, просто увещеваний недостаточно. Что ж, оно наверное и понятно, но от мысли о том, что на этот раз действительно придется прибегнуть к наказанию - стало как-то мутно на душе. И тяжело, словно это было почти физическим грузом. И сколько не напоминал себе, что детские свары в доме где растут дети - вещь неизбежная - помощи от этой мысли не было никакой.
Он молча перевел взгляд с Саши на Алешку, потом обратно, и поманил ее к себе поближе.
- Ну?

0

27

Саша поспешила следом, что бы не оставаться рядом с Алешкой одной на всякий случая. Бережно отложив куклу на стол к тазу с водой, повесив на его край влажный платок, она протерла руки, а потом подошла еще ближе. Бросив взгляд не брата, Саша прикусила изнутри губу - он стоял такой сконфуженный и расстроенный, что даже злость и страх поутихли. Вечно он так! Но в потупленных глазах Алешки она заметила и злость. На нее? Значит, ему солдатики дороже чем ей куклы? Или просто потому что они "его"? Так или иначе, но Саша начинала жалеть о том, что сделала. А теперь надо было об этом рассказать. Только о солдатиках. А об остальном... о том, что чуть не подрались, что кукол то в общем-то насильно забрал, говорить не хотелось.
- Я сожгла его солдатиков, - негромко ответила Саша, переведя взгляд на отца, - я ...  разозлилась за кукол и сожгла его солдатиков.

0

28

Как же хотелось убежать куда-нибудь на чердак! Но нельзя. Надо отвечать за свои поступки, потому что... потому что...он ведь мужчина. Только как же ему это все не нравилось. Он ненавидел вот так стоять перед отцом, когда что-нибудь  натворит. И страшно было даже не наказание, а... разочарование что ли. Он ведь тогда сказал, что он, Алешка, его сын, так поступить не мог. И он ведь старался... или пытался стараться оправдать такое доверие. А теперь он опять стоит перед ним с виной за плечами, как в тот раз,  январе, с липким ключиком в кулаке. Слово дали Саше, и мальчик невольно насупился - сейчас начнет жаловаться раз дали возможность, еще и приплетет того чего не было! Расскажет, какой он плохой, испачкал ее куклы, ударил, в дверь ломился, а она вообще ни в чем не виновата. Но тут Алешка совсем растерялся и недоуменно посмотрел на сестру. Творилось что-то совсем не понятное. С какой это стати она говорит о солдатиках, а не сразу жалобы о куклах?! И это тоже начало злить, потому что у него язык словно узлом завязывался, когда надо было признать свою вину.

0

29

Владимир вздохнул. Все же решать свары между новобранцами на Кавказе было куда проще - выхлестать обоих, дабы неповадно было, и вся недолга. А с детьми... До сих пор ему удавалось разрешать все проблемы, не прибегая к наказаниям, но сегодня это был какой-то нонсенс. И дело даже не в солдатиках и куклах, в конце концов дети не первый раз ссорились из-за игрушек, чего стоила, к примеру, ему их первая ссора, из-за тех же кукол, которую Даша предоставила ему уладить самолично. Тогда у него было ощущение, словно он сдает некий чрезвычайно сложный экзамен. С тех пор прошло много всякого, и он уже привык к тому, что Алешка с Сашей то ссорятся, то проказничают на паях, но.... попытка выломать дверь - это было уже чересчур.
Он посмотрел через комнату на стол, на сломанную куклу, и невольно протянув руку к девочке, притянул ее к себе. Молча, мягко и неторопливо извлек платок, отер ее щеки, еще влажные от слез, провел рукой по волосам, и, приобнимая за плечи, перевел взгляд на насупившегося мальчишку. Его виноватый вид яснее ясного говорил о том, что на сей раз он провинился не на шутку, но он должен был услышать признание от него самого.
- Алексей - говорил он спокойно, и очень тихо, но сам факт что назвал его полным именем, уже говорил о многом - Могу я услышать, что произошло на этот раз?

0

30

Алешка насупился и шаркнул по полу носком сапога. Он заложил руки за спину, качнулся раз другой, потом мотнул головой и распрямил плечи, хотя взгляд по прежнему упирался в пол, словно пристально разглядывая узоры на паркете. До чего же не хотелось все это обсуждать! А тут еще и папа назвал по полному имени. Это не было хорошим знаком. Алешка вздрогнул, но, покусав губу, все же негромко заговорил:
- Я взял ее куклы поиграть. Нечаянно уронил в грязь и... в общем... порвал, случайно. Но я извинился! А она сожгла моих солдатиков, - раскаяния в голосе мальчишки не звучало. Порвал, испачкал... Отстирать и починить можно! - я и разозлился.

+1

31

- Вот как.... - Если Владимир и сердился, то заметно этого не было. В голосе его звучало лишь разочарование. - А ведь мы уже говорили об этом. Ты забыл? И ты тогда обещал мне больше не трогать Сашиных кукол. Что же получается. Мой сын не держит слово, которое сам же мне и дал?
Он поднялся на ноги, подошел к столу, и взяв искалеченную куклу - подошел к мальчишке и вытянув ее в руке, удержал на весу, на уровне его лица.
- Взял поиграть. Куклу. Ты. У тебя не нашлось других игрушек? Что ж, у тебя как раз именины скоро. Вместо римской пехоты, которую ты так хотел, подарю тебе набор кукол, раз уж тебе уже второй раз так неймется, и не находится других идей, кроме как лезть за куклами к сестре.  Раз уж тебе так хочется кукол, что ты лезешь за ними, несмотря на слово, которое ты мне дал, тогда, когда я еще думал, что говорю с мужчиной, слову которого можно верить.
Его губы дернулись в нервной гримасе, и спокойный голос ощутимо похолодел.
- Ты обещал мне, Алексей! И второй раз уже не держишь слова - хотя после случая на горке - клялся и божился, что впредь всегда будешь держать свои обещания. Сожгла твоих солдатиков - что ж, правильно и сделала - зуб за зуб, око за око - ты сломал ее игрушку, а она сломала твою. Что, не нравится? Или ты полагаешь что тебе можно портить ее игрушки, а ей твои - нельзя? И нет, чтобы понять что на этом вы квиты -  так ты после этого - еще и ломился к ней в комнату? Скажи, а что бы ты сделал, если бы выбил дверь? Ударил бы? Девочку? Ты, будущий офицер?! Отвечай!

+1

32

С каждым словом отца мальчишка все больше мечтал провалиться сквозь землю. Вот бы и правда в полу получилась дыра, и он рухнул туда прямо вот сейчас!  Алешка дернулся, сжал кулаки, сцепил зубы, но молчал. А что сказать?! Он ведь прав, все так и было. Он обещал не трогать Сашиных кукол, да и мог он вместо них каких-нибудь палок с тряпкой взять, но ведь так не интересно! Да и сестру подразнить лишний раз! Вот и додразнился... Алешка едва не зажмурился, когда прямо перед лицом оказалась искалеченная, мокрая кукла, но дальше было еще хуже. Алешка вскинул широко открытые глаза, но через секунду снова уставился в пол. Пехота, куклы - это куснуло и исчезло, потонув в той интонации, которой говорились страшные слова. "Думал, что говорю с мужчиной".. .Выходит, что он... Что у него совсем-совсем ничего не получается! Но он ведь старался все это время! Выходит, один прокол с этими куклами, и все...?! Но мысли тут же исчезли, его затопило холодом от последующих слов, от холода в голосе отца. Алешка передернулся и вонзил ногти в ладони, сжимая кулаки, и заставляя себя стоять на месте. Не сдержал слова, во второй раз не сдержал! Как маленький ребенок забывал о том, что сам же обещал! Офицер... девочку... Она не считается! Так и хотелось ему выкрикнуть. Он ведь никогда бы не обидел ту же Китти, а Саша - это сестра, она не считается! Но вслух он сказать не решился, потому что чувствовал, что это не правильно. Надо было что-то ответить... Алешка лихорадочно пытался придумать, что ему сказать, что бы не разочаровать отца еще больше. Ведь он уже ее ударил и, ворвись он в комнату, то... то скорее всего со злости стукнул бы снова. Но признаться в этом он не мог.
- Я... не знаю, - ответил мальчик, не смея поднять глаз.

0

33

- Не знаешь... - медленно произнес Владимир, и со вздохом отошел от мальчика. Он положил куклу снова на стол,  посмотрел на Сашу и как-то устало улыбнулся. Вот девочка... и ведь не прибежала пожаловаться - а решила отомстить за обиду сама. А потом перепугалась - кто угодно от такой Алешкиной реакции бы перепугался, и ведь все равно когда рассказывала - начала со своей провинности а не с его.
Вылитая мать
Он подошел к девочке, опустился на колено перед ней, держа ее за плечи, и посмотрел в ее глаза. Большие, голубые...
И - странно, но ему не пришло даже тени мысли об Императоре. Наоборот - вспомнились глаза собственного отца, покойного барона Корфа.Тоже ведь такие. Вот точно почти такие же - особенно когда изредка они казались грустными, как у нее сейчас.
Что за мысль, право! Но от этой мысли "как же ты похожа на своего дедушку" - который, к слову, ей де-факто никакой не дедушка - он улыбнулся - с какой-то теплой, ностальгической, пронзительной тоской, и коснулся губами ее лба. А когда отстранился - заглянул вновь ее глаза, уже спокойно, а улыбка спряталась где-то в глубине глаз.
- Не печалься, солнышко. Зато ты можешь теперь их купать. А для игры - я подарю тебе новых. Или... если хочешь - можем поехать в Петербург вместе - и ты сама выберешь каких захочешь.
В Петербург? Ну да, нельзя. Ну и что? Сколько раз он уже бывал там и возвращался? Тихо-мирно съездить по делам, войти в лавку.Если не маячить на светских приемах и не показываться знакомым - кто узнает о том, что какой-то ссыльный заявлялся ненадолго в многотысячный город? Никто, то-то и оно.

0

34

Саша слушала отца и брата и понимала, как ошиблась, сделав поспешный вывод.  Она ведь решила, что Алешке все будет сходить с рук после того раза в будуаре матери, и потому не решилась сегодня побежать к отцу, предполагая, что ей снова не поверят. Но выходит поверил. С другой стороны он ведь сам видел, как брат ломится в ее комнату, сложно тут не поверить. 
  Глядя на сконфуженного,побледневшего брата, Саша не испытывала и тени злорадства или мрачного удовлетворения. Алешку ей стало искренне жаль. Сашенька даже представить боялась, если бы папа так говорил с ней. Невольно вздрогнув, она решила, что никогда не допустит своего поведения до такого, что бы он был вынужден так говорить с ней, с холодом и разочарованием, которые так ясно читались в голосе. Это ведь страшнее любого наказания, даже самого строгого. Перебирая в пальчиках складки нежно-розового платья, девочка переводила взгляд больших глаз с отца на брата, с брата на куклу и обратно. Как бы не было сейчас жаль брата, в какой-то мере ее грело осознание того, что отец сейчас на ее стороне. Только вот куклы... может начать их прятать? Вряд ли, конечно, Алешка вообще приблизится к ее игрушкам, но все же... Однажды, куклу у нее попросил Егорка, а потом и ее саму потащил в игру. Усадив куклу на бра, он разыгрывал, как спасает ее, а потом и Сашу от дракона. Было весело и интересно, и кукла не пострадала,Егорка вообще бережно относился к вещам, и к чужим и к своим, а вот Алешка... Может после сегодняшнего он тоже по другому начнет себя вести? Хотелось бы...
  Саша внимательно посмотрела на папу, когда он опустился перед ней, отложив бедную куклу на стол. Он так внимательно всматривался в ее глаза, что на щеках девочки вспыхнул румянец. Странно все же, такого с ней не было раньше. Папа у нее был уже третьим, у всех детей один отец, а у нее он уже третий. Но только он стал не просто отцом, а именно папой. Как так получилось? Андрея Карловича она звала папенькой, редко он позволял ей играть в своем кабинете, выслушивал жалобы, когда был в настроении, папА появлялся редко, но всегда с подарками... правда проводил с ней не более получаса, а потом отсылал с нянюшкой. А сейчас все было по другому, за полгода все только укрепилось, и Саша реже  и реже вспоминала того, по ком скучала еще осенью. Ведь здесь была семья, настоящая семья, настоящий папа, который всегда рядом. Улыбнувшись, девочка потянулась вперед, обняв отца за шею.
- Только мы с тобой поедем? Вдвоем? - прошептала она, отстранившись и опустив ладошки на плечи.

+1

35

Вот и правда? Вдвоем? А мальчишки не обидятся? Да ну, что за бред, с чего им обижаться. Они мальчишки, и должны привыкать к тому, что для дам - отношение иное. Впитанное с детства четкое различие полов, и подчеркнуто почтительное и бережное отношение к женщинам придает мужчинам в зрелом возрасте ту рыцарственность, которой так гордится дворянство, которое есть суть одна из основ самого их общества. Но безусловно надо вначале посоветоваться с Дашей. Хотя она наверное будет не в восторге от мысли наведаться в Петербург - все таки хоть минимальный а все же возможный риск. Ну да сколько уже раз он там был - да и много воды утекло.
- Спросим у мамы - Владимир еще раз провел ладонью по ее волосам, приобнял, и поднялся - Ну давай, лечи своих девочек. И скажи им, что скоро к ним приедут подружки.
Он направился к выходу, и молча, положив руку на плечо Алешки - увлек его за собой.
Мальчик казался грустным как побитый щенок. Корфа как кольнуло от вида его опущенных глаз, но он прикусил губы. Нет. Слабину давать нельзя. Любовь любовью - но мужчин из мальчишек делает воспитание. Девочкам простительно многое - даже эгоизм, порождаемый воспитанием предусматривавшим одни лишь пряники, да и то - редко кто умудряется обойтись только ими. Но мальчишки... это другое.
Владимир не признавался Даше в том - чтО такое Корпус и тамошняя муштра. Ведь даже того поверхностного, что он говорил о нем - хватало, чтобы молодая женщина относилась весьма встревоженно к перспективе отослать туда Алешку. Но сам он - знал, что так - правильно. Именно такая муштра, которая казалась бы женщинам чудовищной, невероятной - на деле - растила из мальчишек - мужчин, офицеров, гордость Империи.  Корпус - воспитал и его, и Репнина, и Воронова... и Корф был глубоко признателен, и годы проведенные в его стенах считал одними из лучших в жизни, несмотря ни на скверное питание, ни на постоянный холод, ни на жесткий режим и частые наказания. Он любил это место, как пламенно любили его и гордились принадлежностью к нему - почти все, прошедшие его стены. И, вооруженный тем воспитанием, которое получил на собственной шкуре - ошибками отца - и уроками Корпуса, он понимал, что воспитывая мальчишек нельзя всегда оставаться "хорошим". И если доброта и понимание - не дают плодов, то строгость все же - необходима.
Дойдя до комнаты Алешки, Корф открыл дверь, пропустил мальчика вперед, вошел сам, и несколько секунд рассматривал его, опустившего голову и разглядывающего паркет, а потом вздохнул, и опустившись на край кровати, поманил его к себе.
- Молчишь? - очень тихо спросил он, уже безо всякой холодности в голосе - Это может быть по двум причинам. Первая - если ты все понял и молчишь от стыда. И вторая - если тебе кажется, что ты прав, что тебя обидели незаслуженно, и молчишь от обиды и злости. По какой же?

+1

36

А если по обеим сразу? То что он виноват и поступил скверно, Алешка понимал. Было стыдно, неловко, а еще страшно. Вдруг эта выходка что-то сломала? А с другой стороны... конечно, в комнату нельзя было ломиться, да и кукол лучше было не трогать, но все же... Саша - это сестра, а не девочка. Девочка - это Китти, а Саша хоть и девочка, все же сестра. И с ней можно вести себя не так, как с девочками. А еще грызла какая-то жалость к себе - он ведь старался и слово держать и вести себя лучше, а выходит, что из-за одной выходки все скатилось обратно. Мишка всегда говорил, что себя жалеть нельзя, а вот ему было жалко. Но ни в первом ни во втором он признаться не мог. Язык не поворачивался начать выяснять, как обращаться с сестрой, или оправдываться вроде "я старался". Это было слишком глупо и даже... по-детски что ли, а не по-мужски.
- По первой, - негромко ответил Алеша, не поднимая глаз с паркета. В общем-то это было правдой, стыдно действительно было - перед отцом, не перед сестрой. Перед ней он уже извинился и считал это достаточным.

+1

37

- Понимаю. - медленно произнес Корф, и со вздохом провел ладонями от его плеч, по рукам вниз, и задержав ладони на его локтях, притянул поближе, и продолжил уже мягко, но спокойно и размеренно, чтобы сказанные слова имели вес - Послушай, Алешка. Напроказил, получил за это, и разговор закончен, не вижу смысла долго рассусоливать и толочь воду в ступе. Ты умница, и думаю я сказал тебе достаточно чтобы ты понял. Но послушай еще кое-что на будущее. Я никогда тебя не наказывал, и не собираюсь делать этого впредь. Но есть вещи, которые ты должен накрепко зарубить на носу, да так, чтобы они до самой старости не выветрились. Тебе скоро восемь, а это возраст, когда мальчишка начинает осознавать что он все-таки мужчина. И если не научится им быть сейчас - то не научится никогда. - он снова приобнял мальчишку за плечи, продолжая мягко и ровно, точно рассказывая очередную историю. - Знаешь, есть разные люди. Есть такие, которые только позорят штаны, которые носят. Те, кто тиранят слуг, и мучают жен. Есть и такие которые даже смеют поднять руку на женщин. Жен, сестер, служанок.... Такие люди не заслуживают ничего кроме презрения, понимаешь? Я за всю жизнь ни одной женщины пальцем не тронул, и не допущу, чтобы мои сыновья, вступив в сознательный возраст позволяли себе нечто подобное. Кроме того - эполеты налагают на человека обязанность быть не просто мужчиной а офицером. А это значит - всегда вести себя достойно, даже когда за это можно поплатиться. Восемь лет это возраст, когда мальчишка становится кадетом, а значит наполовину офицером, и должен быть достоин своих нашивок. Поэтому.... - Владимир помедлил, покусывая губы, и взглянув в глаза мальчишке произнес спокойно, но очень твердо - Алешка. Этот разговор у нас уже во второй раз, и в последний, потому что в третий раз я этого повторять не буду. С мальчишками - хоть с братьями хоть с дворовыми - вытворяй что хочешь. Но если ты хоть раз поднимешь руку на того, кто слабее тебя - снисхождения от меня не жди. Если я хоть раз еще узнаю, (а я рано или поздно узнаю обо всем что происходит, ты знаешь) о том, что ты поднял руку на девочку или женщину - будь то твоя сестра, или подружка, или последняя горничная - то ни в какой Корпус ты не поедешь. Потому что тот, кто заводит себе привычку обижать слабых - недостоин эполет. Ты понимаешь меня?

+1

38

Алешка неуверенно поднял глаза, посмотрев на отца и слушая то, что он говорит. Сам тон был другим и от этого становилось легче, значит он еще может исправить то, что наворотил, что бы то разочарование, которое было в голосе прежде, не появилось вновь. Мальчишка слушал внимательнее прежнего, выхватывая каждое слово, каждый штришок простых и понятных в общем-то слов и понятий, устоев, но с которыми у него возникали постоянно проблемы. Мужчины, которые поднимали руки на женщин... Ну да, разве он не видел сам этого вдоволь? Там, в другой жизни, и на детей и на женщин и даже на стариков. Алешка вдруг вздрогнул - выходит, что он ведь делал тоже самое. Ну да, со слугами он был вежлив, с крепостных девчонок никогда не обижал, а вот сестру время от времени да. И пусть она прежде сестра, чем девочка, она ведь именно та, кто слабее его, как ни крути, и ответить ему на равных не способна. Получается, что он поступает точно так же, как ... как он?! От этих мыслей и сравнений по спине пробежал холодок, а потом полыхнуло жаром и злостью - не хочу! Не хочу быть похожим! Не буду!
  Мальчишка постарался снова сосредоточиться на том, что говорил отец, отгоняя навязчивую картинку. Подняв немного растерянный взгляд, он замер, когда папа заговорил тише и тверже, волей не волей прислушиваясь и вникая. Не поедет в Корпус?! Страшнее наказания, пожалуй, и не придумать. Ведь это будет означать и то, что отца разочарует, и офицером он не станет, а это... это самое желанное, что было для него.
- Понимаю, - быстро, но твердо ответил Алешка, не опуская больше глаз.

0

39

Владимир слабо улыбнулся, и притянув к себе мальчишку, крепко его обнял.
- Спасибо, родной мой.
Светлые волосы Алешки, взлохмаченные, спутанные, пахли гарью и дождем, и чем-то неуловимо сладковатым, чем пахнет только от детей. Корф, не удержавшись, дунул ему на макушку, с улыбкой наблюдая, как легкие волосы взлетели от его дыхания, взлохматил их еще больше, и чуть отклонив мальчишку, поглядел ему в глаза. Взгляд его казался усталым, но очень спокойным и теплым.
- Ты молодец, Алешка. Правда. Я буду гордиться тобой, я знаю.
Щеки мальчика слегка порозовели, и Владимир, крепко обняв ребенка некоторое время не двигался, а потом поднялся с кровати.
- Время. Давай, приводи себя в порядок, скоро ужин. Постарайся, чтобы следов от этого бурного происшествия не осталось, ладно? Мама скоро вернется.
И, приобняв Алешку на прощание - он вышел из комнаты.
Его еще ждала карта в кабинете, работа прерванная приходом Демидовой, и, спускаясь по лестнице, он думал одновременно обо всем и ни о чем.
Много ли успеет до ужина, когда вернется Даша, как будут вести себя дети, после такой бурной сцены, спросит ли Демидова в чем было дело, и что ей отвечать, как назвать новую деревеньку, когда закончится переезд крепостных, когда можно будет взять Мишу в обещанную поездку, и многое, многое....

+1


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » За бокалом бренди и под треск камина


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC