"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » По закону дуэли проиграет любовь.


По закону дуэли проиграет любовь.

Сообщений 1 страница 50 из 57

1

Время года: Весна
Дата: 27 марта
Время действия: вечер
Место действия: поместье Корфов.
Участники: жители и гости поместья
Краткое описание  действия (не менее трёх строк):


Не важно то, что вас нечаянно задели,
Не важно то, что вы совсем не из задир,
А важно то, что в мире есть еще дуэли,
На коих держится непрочный этот мир.

            Не важно то, что вы в итоге не убиты,
            Не важно то, что ваша злость пропала зря,
            А важно то, что в мире есть еще обиды,
            Прощать которые обидчику нельзя.

                        Не важно то, что вас мутит от глупой позы,
                        Не важно то, что вы стреляться не мастак,
                        А важно то, что в мире есть еще вопросы,
                        Решать которые возможно только так.

           
                                    Не важно то, что для дуэли нет причины,
                                    Не важно то, что ссора вышла из за дам,
                                    А важно то, что в мире есть еще мужчины,
                                    Которым совестно таскаться по судам.

(с) Леонид Филатов

Отредактировано Владимир Корф (11-04-2016 21:17:32)

0

2

Владимир вместе со всем своим семейством пил чай в будуаре Даши, когда в дверь поскреблась Анфиса.
- Барин! Там вас князь Репнин спрашивает.
- Мишель! - глаза Корфа радостно сверкнули. Репнин, неужели! Наконец-то, сколько времени о нем не было никаких вестей! Казалось - целую вечность. Он посмотрел на Дашу, не сдерживая улыбки, словно прося у нее взглядом разрешения, и, удивленный тем, что следом за Анфиской не послышался знакомый голос, недоуменно посмотрел на крепостную - Ну чего стоишь, проси!
- Барин, князь передавать велели что в кабинете вашем вас ждут. - сконфуженно ответила она - Дело какое-то к вам имеют, и видать срочное.
Корф недоуменно вскинул бровь, поставил чашечку на стол, и поднялся.
- С чего бы.... Прошу простить, дамы и господа - заканчивайте чай без меня. - он еще приобнял за плечи ответившую ему таким же недоумевающим, как и его собственный, взглядом Дашу, коснулся губами ее лба, отвесил детям полуиронический, но безупречно вежливый поклон (надо же вносить какую-то свою лепту в воспитании у них хороших манер, и прошел к себе через внутреннюю дверь.
**
Репнин был там, ходил по кабинету, то и дело нервным, хорошо знакомым движением откидывая назад голову, чтобы отбросить с глаз волосы.
- Мишель! - радостно приветствовал его Владимир, закрыв за собой дверь, и сделав к нему несколько шагов. Но Репнин повернулся, и Корф замер на месте, глядя на него в непередаваемом изумлении. Вид у Михаила был поистине страшный.
- Боже правый! Что с тобой? Ты выглядишь так, как если бы только что сбежал со сковородки на которой в аду особо нерадивых грешников поджаривают!

+1

3

Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как он отправил служанку за Владимиром. Мишель метался по кабинету, и, наконец, дверь открылась и появился Владимир. Как хорошо, что ему можно все сказать без долгих предисловий...
- У меня сейчас будет дуэль, Владимир, и мне нужен секундант, - ответил он на вопрос друга. Только сейчас он подумал, что для Владимира Воронов - не негодяй, воспользовавшийся доверчивостью влюбленной в него девушки и подло с ней поступивший, а лучший друг. И что он наверняка будет против этой дуэли. Что ж, придется открыть Владимиру глаза на этого мерзавца.
- С Вороновым, - твердо прибавил Мишель, предупреждая естественный в такой ситуации вопрос. - И, поверь мне, у меня есть веские на это причины.

0

4

Владимир вздрогнул и посмотрел на Репнина, не веря своим ушам. Что? ЧТО???
- Да ты рехнулся! - выпалил он наконец. - Мишель! Это не смешно!
Изо всего вороха новостей за сегодняшний, богатый на события и новости день - это была самая ошеломляющая.
И впору было поверить - что мир наконец-то сошел с ума.

+1

5

- Я вовсе не смеюсь, Владимир. Воронов - негодяй, я совсем недавно узнал об этом. И ему бы все сошло с рук, если бы не… - Мишель запнулся. Выдавать имя Марии - имеет ли он на это право? Репнин судорожно вздохнул.
- Он будет все отрицать. О, это хитрый и коварный человек, я его уже раскусил. Я надеюсь, я не опоздал, и он не успел так же подло обмануть и Анну.

0

6

- Мишель! - Корфу казалось что он сходит с ума. Или Репнин…. Боже что происходит?

0

7

- Ага!- резюмировал, входя, Сергей, которому одного взгляда на ошеломленного Корфа хватило, чтобы понять, что Михаил уже успел и его шокировать - Знаешь, Корф, Мне, похоже, категорически противопоказанно гостить у тебя. В прошлый мой приезд меня вызвал на дуэль твой приятель Долгорукий, теперь его примеру следует князь Репнин. Не успеваю я как следует освоиться, как тут же появляется кто-то, кому неймется проверить цвет моей крови. Есть над чем задуматься! Ты хоть скажи заранее - много ли еще у тебя столь ревнивых друзей?

0

8

- Серж! - Корф переводил взгляд с одного друга на другого, и невольно шагнув вперед удержался за край стола. Ему казалось, что сейчас пол куда-то вырвется из-под ног, и все перевернется вверх тормашками в этом театре абсурда. Взбудораженный, разгневанный Репнин с его непонятными обвинениями, и Воронов, как всегда спокойный, и еще более иронично настроенный чем обычно.- Мишель! Что происходит в конце концов. Если это шутка, то она слишком далеко зашла...

0

9

- Понятия не имею - Сергей спокойно пожал плечами, и опустился в кресло, раскрывая портсигар. - Скажите, князь, вы и вправду надумали драться? Может просто поговорим, и выясним, что у вас ко мне за претензии? Мне вовсе не хочется отправляться на тот свет, и уж тем более нет охоты отправлять туда вас. Тем более не зная в чем я собственно успел перед вами провиниться. - он раскурил сигару над свечой, и поднял на Репнина спокойный и чуть насмешливый взгляд

0

10

Мишель неприязненно взглянул на графа Воронова - тот расселся в кресле с таким видом, будто все происходящее было забавной комедией и его не касалось.
- Я с удовольствием освежу вашу память, граф. А заодно и Владимира просвещу. Граф Воронов, верно, уже и позабыл об этом незначительном эпизоде его жизни. Дело в том, что когда-то граф был помолвлен - вот как сейчас помолвлен с Анной. А затем, воспользовавшись неопытностью своей невесты, слегка поторопил события, в результате чего девушка забеременела. Узнав об этом, граф передумал жениться и попросту отказался от нее. По-твоему, Владимир, это недостаточный повод для вызова на дуэль?

0

11

Два друга переглянулись непонимающе. Вид у Корфа был ошарашенный, а вот Воронов помрачнел и встал, втиснув едва початую сигару в пепельницу с такой силой, что она надломилась.
- Кажется я понял откуда ветер дует. - проговорил он жестко - Довольно разговоров, князь. Вы желаете дуэли? Сегодня и сейчас? И предложили мне выбор оружия? Извольте - шпага.
- Серж! - Владимир вскочил, точно собираясь кинуться между двумя своими друзьями, которые вели этот невозможный разговор, и встряхнуть их обоих, но офицер взглянул на него так, что он замер на месте
- Михаил Александрович полагаю знает, где ты держишь шпаги, Корф? Ступайте, князь, и выберите и для себя и для меня. Я полностью доверяю вашему выбору!
- Серж, ты...
- Молчи! - крикнул Воронов, впервые показывая, что способен все же выйти из себя. Его глаза горели мрачным огнем. Он бросил взгляд на Репнина - Вы слышали, князь? Я выбрал оружие. А сами шпаги выбирайте вы, я жду вас в парке, через четверть часа. Вы довольны?

+1

12

Несмотря на спокойный и уверенный голос Сергея, Анна не на шутку разволновалась. О какой оплате шла речь? Что еще за непонятная женщина, из-за которой Мишель прибежал к Сергею и чего-то требовал? Неизвестность была хуже всего. Анна не возражала против того, чтобы вернуться домой, потому что твердо решила выяснить все подробности странного поведения Репнина. Единственным возможным способом все узнать было... подслушать, о чем будут говорить мужчины в кабинете Владимира. Ей было невероятно стыдно, но она не собиралась отступаться от задуманного. Она пообещала себе, что если услышит какой-нибудь секрет, то не покажет вида и никогда никому о нем не проболтается. Она собиралась подслушивать не из простого любопытства. Слишком уж яростно сверкали глаза Мишеля, когда он смотрел на Сергея. Анна хотела убедиться, что дело не в личной неприязни князя к Сергею, а в чем-то другом. Пусть женщина, пусть что угодно... Только бы не касалось непосредственно Сергея.
Поэтому она сделала вид, что совершенно успокоилась, вместе с Сергеем вошла в дом и притворилась, что поднимается к себе в комнату. На самом же деле, выждав, пока дверь кабинета закроется за Сергеем, она тут же бросилась к ней, прижалась к замочной скважине и принялась слушать, надеясь, что никому из домашних не взбредет в ближайшие несколько минут здесь появиться.
Услышанное ее поразило настолько, что она едва не выдала себя - лишь в последний момент удержала вскрик. Сергей не мог бросить девушку, которая ждала его ребенка! Мишель ошибся, или же Сергея оклеветали...
Оклеветали...
Анна в ужасе отпрянула от двери - разве совсем недавно она не думала так же - что его оклеветали? А оказалось - правда... О тех, повешенных на стене Безенгийской крепости... А что, если?..
Она снова прислонилась к дверям, желая услышать от самого Сергея, что Мишель попросту бредит. Но услышала совершенно иное, и ее затрясло от страшного подозрения.
Бред.. это же бред.. не может быть, - пыталась она убедить себя, но ничего не получалось. Коварное и подлое "а что, если..." продолжало терзать ее жуткими сомнениями. Она едва успела сообразить, что Мишель направляется к дверям и броситься прочь, чтобы не быть замеченной. Поскольку времени было совсем мало, Анна спряталась под лестницей - и как раз вовремя. Из кабинета вышел Мишель и скрылся где-то в глубине дома.
Анна без сил опустилась на пол. В висках застучало, и она сдавила их руками, словно пытаясь удержать мысли, взметнувшиеся стаей переполошившихся ворон.
Сергей... какая-то девушка... был помолвлен... забеременела... бросил... отказался жениться... Ей казалось, еще немного - и она сойдет с ума от этих мыслей.

+1

13

Дойдя до зала, где когда-то состоялась та дуэль, из которой победителем вышел Воронов - это воспоминание неприятно царапнуло Мишеля по его и без того донельзя расшатанным нервам, - князь принялся рассматривать шпаги. Ему хотелось выбрать две абсолютно одинаковые. Слова Воронова о том, что он доверяет выбору Мишеля, отчего-то заставили делать этот выбор весьма придирчиво. Выбирая, он словно слышал заново звон шпаг, видел снова неуловимую и стремительную фигуру графа, и тут, впервые за все время с тех пор, как узнал о вине Воронова, Мишель сообразил, что в дуэли на шпагах преимущество будет явно у графа.
Ну и черт с ним. Я не могу не победить. Он - виновен. Он должен быть наказан.
Выбрав, наконец, две, подходящие шпаги, Мишель заторопился в парк. Он потерял достаточно времени. Не хватало еще, чтобы Воронов решил, что он нарочно медлит.

0

14

Владимир, у которого от непонимания происходящего, от шока и ужаса едва ли не подгибались ноги, шатаясь сделал несколько шагов к другу, который стоял посреди кабинета, с жестким прищуром глядя на закрывшуюся за Репниным дверь, схватил его за плечо, развернул к себе, и встряхнул, что было сил.
- Ты в своем уме?! Что за дуэль? Что за бред с помолвкой и беременностью! Шпаги!!! - он почти кричал, напрочь забыв от этой нелепой, невозможной, жуткой ситуации, когда два самых близких его друга собирались драться насмерть. Повторение осеннего кошмара?! Что происходит в этом мире! - ШПАГИ, Серж?! Ты же прекрасно знаешь что ты Мишеля на ленточки порежешь!

0

15

Воронов выругался, и оторвав от себя судорожно сжатые пальцы, оттолкнул Корфа так, что тот едва ли не упал в кресло. Впрочем он тут же пожалел об этом. Владимир был бледен как смерть, и словно бы постарел за эти несколько минут на десяток лет.
- Успокойся, Корф! - хотя голос звучал вовсе не успокаивающе, а напротив - сухо и резко, в нем было нечто такое, отчего Владимир насторожился, подняв голову и прислушиваясь. - Разумеется шпаги! Мне вовсе не хочется подставлять свой лоб под пулю, и совершенно не хочется загнать пулю в лоб твоему приятелю. Выстрел делается слишком быстро, а пули летят еще быстрее.

0

16

- Что ты этим хочешь сказать? - охрипшим до неузнаваемости голосом, спросил Корф, не сводя с друга страшного, остановившегося, с расширенными зрачками взгляда. - Что значит “слишком быстро”.

0

17

- Это значит - Сергей ходил по кабинету взад-вперед, заложив руки за спину, и похрустывая пальцами в каком-то лихорадочном нетерпении. - Это значит, что мне нужно время. Время - чтобы вытряхнуть из Репнина - откуда он взял весь этот бред.. Хотя я догадываюсь - откуда. - он развернулся на месте,  бросил на Корфа мрачный взгляд, и снова заходил туда и обратно. - Шпаги хорошее средство, чтобы как следует погонять человека, заставить его выпустить пар, и уж потом, возможно, он придет в достаточно вменяемое состояние, чтобы понять то, что ему будут говорить. Потому что сейчас - ты же видел? Он несется как лошадь в шорах, не видя ничего вокруг. Втолковывать ему что-либо сейчас бесполезно!

0

18

- Так ты…. - Корф с усилием перевел дыхание, с силой вжал кулак в грудь, словно стремясь раздавить в ней что-то осязаемое, и продолжил после паузы таким тоном, словно сам не верил собственным словам - Ты хочешь...образумить его? Объяснить?

0

19

- Разумеется! - тоном взрослого человека, которого ребенок спросил в двадцатый раз а правда ли что два плюс два равно четыре - отрезал Воронов, не останавливаясь ни на секунду, все в том же мрачном возбуждении - На шпагах, по крайней мере - я могу ручаться и за его жизнь, и за свою. Тебе, кстати за это спасибо надо сказать - что ты устроил нам тот поединок. Теперь, по крайней мере я знаю его руку.

0

20

- Серж…. - облегчение было таким, что Владимир, не сразу смог встать с кресла. Словно бы ноги обратились в воду, и отказывались держать его, и вместе с тем - облегчение, смывшее владевшее им страшное оцепенение и шок - едва ли не оглушало. Хотя по сути - все еще было впереди, но он достаточно знал Воронова, чтобы поверить в то, что тот сумеет сделать как говорит. Остаток беспокойства все же грыз его. А ну как Мишеля не удастся убедить? А ну как  произойдет что-то непредвиденное? Но….
Какие еще у него были гарантии?
Никаких. То-то и оно.
- Спасибо.

0

21

- Не торопись, - Воронов бросил на него резкий взгляд, из-под нахмуренных бровей, отражавший сосредоточенную работу мысли над чем-то не имеющим непосредственного отношения к предстоящей дуэли, но взгляд тут же смягчился, и он протянул другу руку. - Я постараюсь, Корф. Правда - постараюсь.

0

22

Из кабинета они вышли порознь. Корф задержался на минуту, чтобы зайти к Даше, и сказать, что отправится в парк с друзьями. Он ничего не сказал о дуэли, и слепо доверяя обещанию Сергея, сказал лишь что Воронову и Репнину пришла охота поразмяться на шпагах. Но даже этих двух минут оказалось достаточно, чтобы Воронов, поджидавший его в холле, стал нетерпеливо притоптывать ногой, словно подгоняя время.
Солнце клонилось к закату, но было еще светло, и времени до темноты, как надеялся Владимир, было еще достаточно, чтобы двое его друзей успели разрешить это странное разногласие. Едва не дойдя до поляны, на которой неделю назад горел костер, они увидели стремительно идущего по другой аллее Репнина, и встретились все трое практически одновременно.
Уже совершенно придя в себя Корф оглядел обоих, молча забрал у Мишеля шпаги, проверил рукояти и острия, и держа обе за клинки, молчаливым жестом развел руки в стороны, предлагая обоим взять оружие из его рук.
- Господа, я должен в последний раз спросить вас, не желаете ли вы примириться? - произнес он обычную фразу секунданта, и чуть не взвыл от бешенства и жуткой иронии. Второй раз дуэль между его близкими друзьями. Второй раз он в роли единственного секунданта. И это - Здесь! На том самом месте, где ему казалось, что уже ничто в мире никогда не сможет задеть его или взволновать, потому что все казалось завершенным. Кто бы мог предположить…..

0

23

Какое к дьяволу примирение? - взвыл Мишель мысленно и отрицательно качнул головой. Ни о каком примирении речи быть не может, но не спросить Владимир не мог, это князь тоже понимал. Поэтому шагнул к шпагам, помедлив и предоставляя графу первым взять оружие.

0

24

Сергей не мог так поступить, не мог... - она твердила это про себя, как заклинание. Не мог... Анна была настолько поражена тем, что услышала, что потеряла возможность соображать. Если это правда... Если он сумел оставить девушку в таком вот положении...
Нет! Он бы так не поступил! Он же говорил тогда, ночью, об Андрее и Татьяне, она помнила каждое его слово...
Но... тут же в памяти всплыли и другие его слова. О том, что она его совсем не знает. О том, что он может быть жестоким...
Жестоким - да, но не подлым!
Она едва не выкрикнула это вслух, но сдержалась, только крепче обхватила голову руками. Из кабинета доносились голоса, но Анна их уже не слышала. Она пыталась выбраться из наваливающегося на нее кошмара, но вместо этого погружалась в него все глубже и глубже.
Неизвестная девушка.. Мишель как-то о ней узнал... кто она? Что с ее ребенком?
С ребенком Сергея...
От мысли, что у Сергея может быть ребенок, Анне стало так плохо что она уже не осознавала, где находится.
Этот ужас не может быть правдой. Это чья-то злая шутка, бред, дурной сон... Я хочу проснуться, - в отчаянии думала она.
В коридоре раздались шаги. Анна вздрогнула и почти пришла в себя от неожиданного, какого-то детского страха, что ее могут тут обнаружить. Осторожно выглянув из своего укрытия, она увидела, как Сергей, выйдя из кабинета, остановился, будто чего-то ждал. Анна немедленно юркнула обратно. Ей было страшно, сердце колотилось, словно у пойманного зайца. Она хотела, чтобы немедленно закончился весь этот кошмар, но подойти теперь, прямо сейчас к Сергею и спросить у него обо всем было выше ее сил.
А через минуту она уже не смогла бы этого сделать, потому что к Сергею присоединился Владимир, и они вышли из дома. И почти сразу же следом за ними в холле показался Мишель.
С двумя шпагами.
Он тоже торопливо вышел из дома.
С ней творилось что-то странное, она словно впала в оцепенение и не могла пошевелиться. Гадкая мелкая дрожь пробежала по телу, мысли начали путаться, дышать стало тяжело.
Сергей... нет, только не он... он так не мог... Но Мишель сказал... а Сергей не возразил...
Мишель. Шпаги. Дуэль.
Нет!!!
Она словно очнулась от сна, внезапно осознав, что сейчас будет происходить в парке.
Господи, нет, только не дуэль, им нужно помешать!
Собрав последние силы, Анна бросилась к дверям. Ноги плохо слушались, мешали длинные юбки, но она все же выбралась из дома и бросилась в парк. Только бы успеть, только бы не дать случиться этой страшной дуэли...

+1

25

Воронов с усмешкой мотнул головой, расстегнул крючки мундира, и небрежным жестом бросил его на стоявшую поодаль скамейку. Мундир дисциплинированно пролетел положенное расстояние, развернувшись в воздухе в неаккуратную черную кляксу, и шлепнулся частично на сиденье, частично на гнутый левый подлокотник, свесившись рукавом до самой земли. Проводив взглядом удачный бросок, офицер так же спокойно отцепил от воротника черную шелковую манишку, дернул за воротник, распуская его, и шагнув к Корфу не глядя вытянул шпагу, которую тот протягивал. Второй рукой, он втиснул в освободившуюся ладонь скомканную манишку
- Подержи.
Он подождал, пока Репнин тоже скинет сюртук, и возьмет шпагу, и коротко салютнув, скрестил клинки.
Зазвенела, соприкасаясь, сталь, и Владимир отступил на несколько шагов, предоставляя все пространство поляны дуэлянтам.
Воронову понадобилось лишь несколько выпадов, несколько секунд, чтобы припомнить манеру Репнина, и "выработать дыхание".
Первая атака... вторая... он отражал удары, вначале сосредоточенно, а потом все легче и легче, и наконец, полностью освоившись, повел игру "на изнурение" сам сберегая силы, пользуясь яростью противника, чтобы измотать его, не двигаясь с места и вынуждая Репнина почти непрерывно атаковать, сам при этом либо отклоняясь от ударов либо отводя их собственным клинком.
- Итак - наконец усмехнулся он, отбив прямой удар круговым отводом, и снова поднимая шпагу на тьерс в ожидании следующей атаки- Некая знакомая нам обоим дама, заявила, что я вероломно бросил ее, да еще в интересном положении. Давайте проверим, насколько точна она была в изложении деталей. Мы познакомились с ней на рождество тридцать второго года, а помолвка, в тесном, почти семейном кругу, была оглашена в июле тридцать третьего. Ведь верно же? - он развернулся боком, пропуская мимо себя шпагу Репнина, и самого Репнина, увлекаемого вперед инерцией собственного выпада, крутанулся на месте, оказываясь за его спиной, и снова вскидывая клинок, готовясь к новой атаке.

+1

26

Мишель ринулся в атаку, дрожа от растущей в нем ярости при виде этого спокойного и хладнокровного... ну да, подлеца. То, что он сделал с Мари... ее слезы, ее отчаяние... То, что она была вынуждена выйти за этого Соболевского... все это слишком долго копилось в Мишеле, и теперь требовало выхода. Воронов уходил от атак легко - он словно предугадывал их при помощи какой-то нечеловеческой проницательности. Но Мишелю было все равно. Рано или поздно справедливость восторжествует, ибо правда на его стороне, на стороне Мишеля.
- Вы проверяете мои сведения, граф? - какого черта его шпага пронзила пустоту?! Мишель вынужден был сделать несколько шагов, чтоб не упасть, затем развернулся и снова бросился на Воронова.
- Извольте... если вам так хочется. Да, в тридцать третьем году состоялась ваша помолвка. А затем... вы проявили себя весьма умелым... дуэлянтом... уничтожив на дуэли какого-то хама... и снискав тем самым еще большее расположение вашей невесты, - что это? С чего бы он начал задыхаться? Репнину стало не по себе - но в следующее мгновение он разозлился на себя за эту непрошенную вспышку слабости.
- Что было потом - не мне вам рассказывать... а после.. помните? Вы уехали на Кавказ... Она вас... ждала...
Мишель делал выпад за выпадом, но все они проваливались в пустоту. Репнину это начало надоедать, и он, совершенно забыв о защите, бросился в новую атаку.

Отредактировано Михаил Репнин (12-04-2016 00:56:10)

+1

27

Выбежав из дома, Анна растерянно оглянулась. В парке... где же их искать? Она наугад бросилась бежать по одной из аллей, и вскоре увидела их. Ей помог луч заходящего солнца, сверкнувший по лезвию шпаги в тот момент, когда Владимир протягивал ее Сергею.
Владимир, останови же их! Почему ты их не остановишь?!
Анна, больше не обращая внимания на дорожки, подхватила мешающуюся юбку и, пробравшись через кусты, побежала к ним прямо по влажной земле, думая только об одном: успеть, помешать дуэли, не дать Сергею и Мишелю убить или покалечить друг друга. Если Владимир не смог остановить это безумие, то она оставалась единственной, кто должен это сделать.

0

28

Владимиру было довольно увидеть лишь начало поединка, чтобы убедиться в том, что Воронов твердо намерен сдержать свое слово. Оставалось надеяться на то, что Репнин, выдохнувшись, станет более восприимчивым к гласу рассудка. К слову это не мешало ему поразмышлять о пресловутой даме, о которой шла речь. Единственная, с кем, как он знал, был когда-либо помолвлен Серж - была Мари, о которой он столько слышал. Иногда ему было даже жаль странного суеверия, с которым тогда к ней относился его друг, не носивший при себе ее портрета. Было бы интересно поглядеть на девушку, которой тот так долго был буквально болен. Отойдя в сторонку, чтобы не мешать противникам, и зная по опыту - насколько тонкий расчет и предельная концентрация нужны в поединке на шпагах, не желал создавать ни малейшего препятствия, которое могло бы отвлечь Воронова, и позволить ему допустить брешь в собственной обороне. За Репнина он, впрочем, был спокоен - Серж никогда не терял головы, когда брал в руки клинок, а потому  до тех пор, пока он сохраняет контроль над ситуацией, можно не опасаться за обоих. Однако, поединок мог затянуться, а странная слабость в ногах, явным последствием пережитого стресса, призывала его устроиться поудобнее. Он огляделся, и тут....
ОГО!
Мелькающее за деревьями платье он увидел лишь потому что в отличие от сражающихся - смотрел по сторонам.
Анна! Только этого еще не хватало. Он торопливо направился ей наперерез, под конец, едва ли не бегом, и перехватил девушку за локоть.
- Стой! Не ходи туда, не надо им мешать.
Он понизил голос, но это было излишней предосторожностью. Воронов с Репниным сейчас, когда у них завязался разговор - не отвлеклись бы, пожалуй, даже если бы небо вдруг начало рушиться на землю.

+1

29

Не надо мешать? Что происходит, почему все ведут себя словно сумасшедшие? Анне снова начало все происходящее казаться безумным кошмаром. Пока она бежала, Сергей и Мишель уже начали схватку, так напомнившую ей ту дуэль, свидетельницей которой она когда-то оказалась. Но тогда все было не всерьез, а сейчас...
- Почему не ходить? - выдохнула она, глядя на Владимира перепуганными глазами и попробовала вырваться, - Мы должны им помешать, они же убьют друг друга!

0

30

- Тшшшшш! Тише! - Владимир лишь поудобнее перехватил Анну за вторую руку и буквально оттащил подальше, к краю полянки, за строй обступивших ее деревьев - Ничего они друг другу не сделают. Серж обещал, а значит выполнит. А Репнину его не достать - если конечно ты не вмешаешься, и не отвлечешь его! - последняя фраза, задумывавшаяся как шуточная, прозвучала неожиданно грозным предупреждением. Он поглядел на поляну изза ствола дерева, и убедившись что отсюда все прекрасно видно и слышно, и что в ходе дуэли не прошло ничего нового - снова глянул на Анну.
- Ну? Ты что- не веришь мне? Это не дуэль, это все такая же игра. У Репнина какие-то странные обвинения, вот Серж и пытается разобраться - откуда они и к чему. Слышишь? Так что не мешай им, если они не разберут это недопонимание до конца, то дело может закончиться очень плохо для кого-нибудь из них.

0

31

- Игра? Владимир, это не игра! - ее голос зазвенел от обиды и отчаяния. Ее будто бы считали неразумным ребенком, которого можно легко обмануть, - Я все слышала! Это дуэль, настоящая! Мишель сказал, что у Сергея... что Сергей...
Ужасные слова не хотели выговариваться. Анна задрожала и перестала вырываться.
- Что происходит, Владимир? То, что я слышала.. слишком страшно, чтобы быть правдой... Ох, нет! - вскрик вырвался у нее при виде того, как Мишель едва не проткнул грудь Сергея шпагой.
- Боже, он же только что мог убить Сергея... Владимир, опомнись! Какое недопонимание?! Все всегда можно решить словами...
Она уже не могла думать ни о чем другом, даже подслушанное в кабинете больше не имело значения. В любую секунду Сергей мог умереть - а она никак не может этому помешать!
Анна смотрела на сражающихся, пытаясь вспомнить слова хоть какой-нибудь молитвы. Бесполезно. Ей было слишком страшно, чтобы молиться. И вдруг, сквозь звон клинков она ясно различила голос Мишеля. "Она ждала вас".
- Ты слышишь, что говорит Миша? - прошептала Анна, к которой тут же вернулись все ее самые страшные подозрения, - Неужели то, что он говорит - правда?

+1

32

- Да тише ты! - Корф едва не зажал ей рот ладонью, стремительно оглянувшись через плечо. Но нет, Серж вроде по-прежнему вел свою игру и довольно уверенно. Но если.... Охххх
Он повернул девушку к себе, и наклонившись пониже заговорил стремительной глуховатой скороговоркой, так что едва сам себя слышал.
- Слушай. Уж не знаю откуда ты все это знаешь, но раз знаешь, то слушай. Я не знаю какая муха укусила Мишеля. С чего он взял весь этот бред. Серж был обручен лишь один раз, и никаких постыдных поступков по отношению к этой... даме, за ним нет, даю тебе слово. Но Миша как взбесился, требовал дуэли, и как знать как повел бы себя, если бы Серж не принял вызова. Ты меня слышишь? - он слегка тряхнул девушку за плечи, когда ему показалось что она не столько слушает его сколько прислушивается ко звону шпаг и пытается оглянуться, и зашептал ей чуть ли не в самое ухо - Слушай, Аня! Слушай внимательно!  Серж владеет шпагой намного лучше Репнина. Миша не сможет даже оцарапать его, ручаюсь тебе. Вся эта "дуэль" - это фарс, чтобы Миша выпустил пар, и объяснил наконец внятно суть своих претензий. Но если ты туда сунешься, и Воронов увидит тебя, отвлечется хоть на секунду - я не дам и гроша за его жизнь. Тебе ясно? Сиди тут, смотри и слушай если интересно, но Бога ради не дай себя заметить. Поняла?

+1

33

Из всего, сказанного Владимиром, Анна поняла лишь то, что ее появление может грозить Сергею смертью. Но вот слова про бред Мишеля пронеслись мимо ее ушей. Для Анны было очевидно, что Репнин примчался сюда из Петербурга, чтобы восстановить справедливость. Что была какая-то девушка, ребенок... Может быть, Мишель что-то перепутал? О, пожалуйста, пусть Мишель все неправильно понял... Владимир ведь не мог не знать об этом... а если бы знал, не допустил бы помолвки... а если не знал?..
Мысли кружились в голове у Анны, так быстро сменяя одна другую, что она почти ничего не соображала. Но голос Владимира, пробившийся сквозь этот хаос, помог ей немного прийти в себя.
- Я не пойду... - выговорила она, глядя на него испуганно.
Анне хотелось зажать уши руками, зажмуриться и не слышать больше зловещего звона шпаг, не видеть, как шпага Мишеля то и дело сверкает так близко возле Сергея... О том, что Мишель в любую минуту может быть ранен или убит, она почему-то не думала.
Но не смотреть она не могла. Как не могла заставить себя не прислушиваться к голосам, которые отчетливо доносились до нее сквозь звон скрещивающихся клинков.
- Я поняла, я не пойду, - повторила она шепотом, хватаясь за руку Владимира. Ее мир шатался и вот-вот мог разрушиться, и она по привычке, появившейся не так давно, искала спасения от надвигающейся беды у Владимира.

0

34

Находясь тут, с Анной, он с трудом слышал разговор, заглушаемый звоном шпаг, а ему необходимо было слышать все. Надо бы вернуться туда, к ним поближе, все-таки, хоть, секундант он чисто номинально, но его присутствие там могло бы стать важным. А с другой стороны - как ее тут оставить? А ну как не выдержит, перепугается, кинется к ним, и тогда - лишней секунды отвлечения любому из них хватит для того, чтобы допустить роковую ошибку. За Мишеля, впрочем, Владимир не боялся - он слишком хорошо знал, насколько Воронов владеет клинком, и знал, что тот, если уж задался целью оберегать своего противника - справится со своей задачей без труда. Но Репнин - пышущий гневом, разгоряченный, и одержимый, к тому же, жаждой прикончить врага - да стоит Сержу хоть на секунду отвлечься, и взглянуть в сторону...
Черт.
Черт, черт, черт. Ну и как быть.
Недолго думая он ухватил девушку за талию и увлек за собой дальше, прячась за деревьями, поближе к месту дуэли, так, чтобы густое переплетение подстриженных кустов, окаймлявших аллею под деревьями - скрыло их обоих понадежнее, но при этом - голоса слышались бы отчетливее, присел за кустами, придерживая девушку за талию, и прижав палец к губам призвал к молчанию.
- Тихо. Сиди и слушай.

0

35

-  Да-а князь, сведения у вас верные, этого не отнять - фыркнул Воронов отбивая прямой, бесхитростный удар, в который было вложено чуть больше силы, чем требовалось. Старайтесь, князь, старайтесь, выбивайтесь из сил, чем больше вы устанете, тем больше шансов у меня достучаться до вас. Однако - откуда он взял эту историю? Он ведь явно говорит о Мари. Об этой ее беременности, в которой она сама мне призналась не ранее как десяток дней назад. Откуда он знает? Неужто от нее самой? Но как?! И с чего он взял, что это от меня?
Он крутанулся, уходя от следующего удара, хлестнул клинком наискось, вынуждая Репнина отшатнуться. Неожиданно перед его взглядом встала темная комната в гостинице у трех мостов, бледное, перекошенное лицо Мари, угрожающей местью...
"Если ты не мой, то и другой ты не достанешься"
Господи, да неужто? Да нет... не может быть это по ее наущению. Не слишком ли лестно для моей персоны?
Впрочем разберемся.

- Итак, наша помолвка состоялась летом тридцать третьего.... В самом начале января тридцать четвертого, я уехал на Кавказ... а моя безутешная невеста меня ждала.... - он отпрыгнул назад, так, что острие шпаги не достало до его горла на какую-нибудь пядь, и сделав выпад, ввинтил свою шпагу вокруг клинка Репнина, приблизившись к нему почти вплотную, и удерживая его шпагу на захвате, усмехнулся - зло, ехидно, паскудно, усмешкой перекривившей пол-лица, придав ему совершенно хищное выражение - И долго ли продлилось ее ожидание? - Воронов с силой ударил Мишеля носком сапога по колену, и рывком высвободил шпагу. - Я вам отвечу. Три с половиной месяца.
Он обошел вокруг скорчившегося от боли Репнина, похлестывая себя шпагой по сапогу, злым, нервным движением, словно сдерживая закипавшую внутри холодную ярость.
- Не верите? Откуда ваши сведения? От нее самой? Тогда, разумеется я не удивлен, что вы не знаете, что сия дама, продолжая мне писать письма на Кавказ - в апреле тридцать четвертого года приняла предложение руки сердца от другого мужчины? И будучи помолвлена со мной - приняла также и помолвку с другим. Со своим теперешним мужем - это легко проверить, достаточно спросить у любой петербургской сплетницы, когда была оглашена помолвка известного вам графа  и графини. В то время как я, влюбленный идиот, ни о чем не подозревал. Это ваша прекрасная дива вам сказать видимо позабыла?

+1

36

Мишель зашипел по-змеиному, когда Воронов пнул его по ноге. Резкая и неожиданная боль заставила его согнуться, и продолжать поединок он какое-то время не мог. Зато прекрасно мог слышать всю ту ложь, которую пытался сейчас выдать ему за правду Воронов.
- Ну конечно, граф... - Мишель злобно смотрел на Воронова снизу вверх, - Это все она, развратница и ветреница, виновата... она не ждала, она обещалась другому... Но ведь вы не станете отрицать, что, обнаружив свое интересное положение, несчастная поехала к вам? Она надеялась...
Мишель отдышался, наконец, и выпрямился. Не делая попыток атаковать Воронова, он застыл на месте с опущенной шпагой и почти выкрикнул:
- Она надеялась, что вы, как честный человек, женитесь на ней! Но вы посмеялись над ней! Посмеялись! Что ей оставалось делать? Тот, другой, которым вы ее упрекаете, спас ее от бесчестья, сделав то, что обязаны были сделать вы!
И Мишель, у которого закончились слова, а возмущение возросло беспредельно, сделал резкий выпад в сторону Воронова. И в этот раз его атака была отбита, но, ослепленный яростью и собственными словами, он продолжил свои попытки проломить казавшуюся неприступной оборону графа.
Почему-то шпага в его руке стала как будто тяжелее. Плечо начало ныть, а перед глазами заплясали черные хвостатые точки. Но Мишель не собирался даже самому себе признаваться, что начал уставать.

+1

37

- Поехала ко мне, как мило. - Воронов, тоже начинал уставать. Дыхание его стало прерывистым, на лбу выступил пот, а движения стали резкими и агрессивными. Теперь он не только отбивал удары и уворачивался, но и нападал сам - хлещущими, размашистыми движениями, стремясь заставить Репнина отступать, и, как следствие, стать внимательнее. - Для начала - вы не интересовались от кого она могла забеременеть в начале тридцать пятого года? Полагаете, что от меня? Весьма любопытно, учитывая что я не был в Петербурге с декабря тридцать третьего года и до сентября тридцать девятого....
Он дернулся в сторону, пропуская мимо себя клинок, и с силой саданув локтем по ребрам Мишеля, в инерции собственного движения слишком подавшегося вперед - отскочил назад, со все тем же хищным выражением на жестком лице, пережидая пока тот отдышится, и сам выцеживая дыхание сквозь сжатые зубы, издавая при этом какой-то свист, звучавший почти издевательски.
- Спросите у Корфа где я был в начале тридцать пятого. Или у любого солдата в нашем полку. С осени тридцать четвертого до весны тридцать пятого мы с Корфом и еще полутора сотней человек сидели на склоне Казбека, подыхая с голоду, без возможности послать даже письмо или раздобыть жратвы, не говоря уже о том, чтобы съездить в столицу и обрюхатить кого-нибудь. Вы удивлены? Да-а, этой подробности моей биографии она не знала, потому как была увлечена в то время собственными амурами в Петербурге, да и потом не удосужилась разузнать.

+1

38

Тридцать пятого, тридцать третьего, тридцать девятого - цифры звенели в ушах Мишеля звонче, чем скрещивающиеся шпаги. В запале схватки он было отмахнулся от них - очередная попытка свалить вину на Марию, поводить Мишеля за нос, поиздеваться... как вдруг удар, выбивший, казалось, весь воздух из легких, остановил Репнина, и он какое-то время был не в состоянии  возобновить схватку. И этой небольшой паузы в их поединке хватило, чтоб цифры вдруг выстроились перед ним в отчетливый ряд.
"Врет!" - мелькнуло в голове злая и упрямая мысль. И тут же - "Но к чему ему врать, если я легко могу это проверить? Стало быть... не врет?"
Эту мысль Мишель просто не мог принять, потому что тогда выходило, что врет Мария. Нежная, искренняя, такая необыкновенная, не похожая ни на одну женщину в мире, так любящая его, Мишеля - ну к чему ей нужно было врать ему? Нет, она тоже не врала.
Но Репнин уже засомневался в том, что Воронов виновен. Быть может, произошло какое-то чудовищное недоразумение? Ведь Мария не назвала ему имя жениха-предателя. Может быть, кузен Саблина ошибся? Что-то напутал?
Князь, все еще тяжело дыша, медленно поднял голову и посмотрел в глаза Воронову.
- То есть, вы и Владимир... - взгляд князя чуть прояснился, - Ну да... я помню те времена... тридцать пятый год... так он с вами там был тогда...
Мишель провел рукой по лицу, будто снимая с него невидимую паутину.
- Черт... - вырвалось у него, - Неужели я так ужасно ошибся? Неужели у Марии был другой жених?

+1

39

Воронов отступил назад, опустив шпагу диагонально к носку левого сапога, и в его глазах мелькнуло что-то похожее на жалость.
- Вы не ошиблись, князь - тихо произнес он. - Женихом Мари был я. Первым из них. Спустя три месяца после моего отъезда на Кавказ была оглашена ее помолвка с ее теперешним мужем, при этом ни он ни я не имели понятия о том, что пишем письма одной и той же женщине. Не знаю, было ли это вызвано внезапной страстью к графу Соболевскому, или же это был запасной вариант на случай, если я буду убит. Подозреваю второе, потому как о ее второй помолвке я и не подозревал. Письма она по-прежнему писала мне переполненные признаниями. До ноября, пока Казбекская ловушка не захлопнулась, и мы не остались в изоляции. - он постучал острием по сапогу, и отправился в обход Репнина, по кругу, не спуская с него глаз - так близко, что достаточно было вытянуть ладонь, чтобы коснуться его. И заговорил совсем тихо
- Я любил ее. В апреле, когда она приехала, я лежал в Пятигорском госпитале. После горцев, сцапавших меня на том же Казбеке, после того как зима сняла свою осаду. Она так и не сумела... или не успела рассказать мне о своей беременности. Вам она, возможно, сказала совсем другое.
Он завершил круг, и остановился прямо перед Мишелем, чуть ли не вплотную, словно забыв о том, что тот держит в руках шпагу и сам не поднимал клинка
- Только вот у вас короткая память, князь. Вы помните сказку, которую я рассказал вам как-то ночью, на Варвариной кухне?

+1

40

Рука Мишеля, сжимавшая шпагу, разжалась, и оружие упало к его ногам. Но Репнин даже не заметил этого. Он пытался осознать и принять то, что ему только что сказал граф Воронов. То, что граф не врет, для Мишеля было очевидным. Да он никогда и не подумал бы так о друге Владимира. О человеке, которому и сам хотел стать другом. Никогда бы не подумал, если бы не Мария...
Граф упомянул о сказке, и Мишель сперва решил, что ему послышалось. Какая к черту сказка, когда он готов вот-вот сойти с ума от всего того, что только что услышал? И разве имеет значение какая-то там сказка, рассказанная графом на кухне?
Мишель тряхнул головой и с непониманием посмотрел на графа, и вдруг начал вспоминать. День, когда он примчался сюда, узнав, что Владимир жив. Кухня, Варвара, кастрюля с отвратительным варевом, сладкая наливка и негромкий голос графа Воронова, рассказывающий историю самого отвратительного женского предательства, о котором Мишель когда-либо слышал...

Отредактировано Михаил Репнин (14-05-2016 23:46:24)

0

41

Темные глаза Воронова впились в Репнина так, словно хотели пробуравить насквозь. Выпавшая шпага говорила о многом. Но - вспомнил ли он? Провел ли параллели? Или? Все-таки сказка была без имен.

Внезапно, Сергей с силой вогнал шпагу острием в землю, и двумя резкими движениями сорвал перчатки, которые по давней уже привычке, носил почти постоянно, с тех пор, как ему надоело то и дело замечать как собеседники волей-неволей останавливают взгляд на изувеченной левой кисти, и на обрубках пальцев. С тех пор прошло несколько лет, и острота ощущений изрядно поубавилась, теперь он берег не столько свои нервы, сколько нервы окружающих, не желая ни лишних вопросов ни мыслей. Только наедине с Корфом, или с Анной он забывал о перчатках, и мог позволить себе освободить руки, а в остальном - носил не снимая, даже за столом, и так свыкся с ними, что воспринимал уже почти как собственную кожу. Перчатки шлепнулись на землю, а Воронов, не удовлетворившись этим - рванул манжеты рукавов. Обе запонки полетели в разные стороны, офицер, что-то невнятно и глухо прорычав, наклонил голову, ухватившись перекрещенными руками за полы рубашки, и одним резким движением стащил ее с головы. Секунда - и он отшвырнул в сторону скомканный белый ком.

Обнаженный по пояс, в алеющем закатном свете, под длиными косыми тенями, которые отбрасывали деревья, он представлял собой жуткое зрелище. Крепкое, поджарое, жилистое тело было обезображено жуткими шрамами, выбухающими над кожей, испещрившими ее вдоль и поперек, кое-где сливающимися в сплошные, стягивающие кожу тяжи, в буграх и рытвинах, рубцы, кроваво-красные, темно-коричнивые и молочно-белые, переплетаясь и стягиваясь, нависая над отвратительной вдавленной полосой с подрытыми краями, которая пересекала грудь наискось, точно орденская лента. Левая сторона шеи, надплечье, грудь, спина, живот, вся левая рука до пальцев, и отвратительные, страшные шрамы-близнецы на предплечьях от болтов некогда пробивших их насквозь. Безупречно сложенный - он был похож сейчас на когда-то великолепную греческую статую, которую объели и обгрызли время, ветра, непогода, и человеческий вандализм.

Жест - возможно картинный, возможно ненужный, - настолько противоречивший всему тому как тщательно он обычно старался скрыть свои увечья - сейчас, под открытым небом, напоказ - был единственным проявлением того - насколько глубоко пронял его этот вызов. Этот поклеп, эта попытка очернить его, эта жестокая, намеренно жестокая ложь. И насколько откровенным, жестким, бескомпромиссным было решение во что бы то ни стало встряхнуть Репнина, вернуть к действительности, показать что есть что - пусть даже ценой столь позорной для себя демонстрации - но остановить это чертово безумие и заставить князя проснуться от того дурмана, которым околдовала его ум вера любимой женщине.
Воронов не замечал, что его трясет мелкой дрожью - от безумного выброса адреналина, возбуждения, злости - на себя, на нее, на весь мир - особенно потому что жертвой этого всего оказался Репнин -которого он хотел считать другом, и с которым он не желал враждовать. При мысли о том - а ну как и теперь не поверит - он едва не взвыл, и добела стиснул кулаки. Вздулись мышцы под стянутой шрамами кожей, отчего она странно перекосилась и сморщилась на плечах,  пошла буграми вокруг воронкообразных сквозных шрамов на предплечьях. Иссеченная в сплошной рубцовый тяж, хранившая следы еще более глубоких полос, точно тигровая шкура, спина выпрямилась еще больше.

- Сказку! - глухо повторил Воронов, глядя на Мишеля в упор - Сказка. Как некий молодой человек, влюбленный в самую прекрасную девушку на свете - не знал о том, что спустя три месяца после его отъезда она приняла предложение другого. Сказка - как девушка, писала обоим своим женихам на Кавказ, и ни разу не перепутала конвертов. Сказка, как пресловутый молодой человек, попав в плен, был изуродован в фарш. Сказка.... как эта девушка, приехав к нему - вместо слов любви или сожаления - издала лишь вопль отвращения и презрения. И исчезла из его жизни. Навсегда. Спустя две недели выйдя замуж за другого. За свой "запасной вариант", который, надо быть справедливым - весьма пригодился. Сказка, князь. Всего лишь сказка, сказали вы тогда. Но сказка эта вам не понравилась, насколько я помню.
Его лицо перекосила нервная гримаса, он вырвал шпагу из земли, договаривая почти шепотом
- Теперь я знаю продолжение этой сказки. Девушка забеременела от кого-то, когда бывший корнет зимовал на Казбеке, глодая вареную упряжь на ужин, и собственные ногти на завтрак. Она примчалась на Кавказ в надежде скрыть свое положение, добиться немедленного замужества - благо у нее там было целых два жениха. Но, явившись к первому из них - она застала его умирающим, изуродованным так, что не в силах была даже оставаться с ним в одной комнате. Что ж, где-то ее можно понять. И теперь, зная о том, что она была беременна - я не пеняю ей за ее скорое замужество, хоть и не прощу никогда второй помолвки и полутора лет нежных писем с уверениями в любви которой не было. Но не я был виновником ее беды, Репнин, слышите?! Более того, я вообще не знал тогда о ее положении - мой вид был ей так отвратителен, что она не перемолвилась со мной ни единым словом. Да и навряд ли бы я был тогда способен говорить, а тем более - смеяться. Вы слышите меня? Бог свидетель, Михаил, я ни в чем не виноват перед ней. А если до сих пор не верите....
Воронов перехватил шпагу за клинок левой рукой, и протянул ее рукоятью вперед своему противнику, держа изувеченной рукой за середину лезвия, острием к себе
- Если не верите - извольте. Делайте то, зачем пришли.

Отредактировано Сергей Воронов (15-05-2016 00:31:33)

+1

42

В том странном состоянии, в котором находился сейчас Репнин, оглушенный свалившейся на него правдой и пытающийся найти хоть какой-нибудь выход, чтобы Мария оказалась не виноватой, он не смог удержать вскрика, в котором удивление смешалось с отвращением.
Так вот во что превратился Воронов, побывав на Кавказе! Жуткое, страшное зрелище - не человек будто бы, а порождение какого-то кошмара... и все это сделали с ним горцы...
Мишель отступил на несколько шагов, не отрывая остановившегося взгляда от Воронова. Казалось, прошло много часов, прежде чем граф заговорил. И каждое его слово прожигало Мишину душу насквозь, словно раскаленное железо.
- Нет! - простонал Миша не понимая, что говорит вслух, - Нет, только не она... она - ангел, она не могла мне так солгать... Зачем? Господи, зачем?! Тогда получается, все, что она мне говорила - тоже ложь? А... ее чувства? Тоже подделка?
Вместе с осознанием того, что Мария солгала, пришло осознание намеренности этой лжи.
- Получается, она играла со мной... так жестоко... зачем?
Князь, будто наяву, увидел прямо перед собой светящийся любовью изумрудный взгляд. И он тоже был частью игры... Мишель почувствовал в груди странную боль, непонятную, потому что она была не физической, но болело с каждым мгновением все сильнее. Проткнуть бы ее, эту боль, насквозь, чтоб не терзала больше...
Мария... его светловолосый ангел, его жизнь, его свет, его мечта, его божество... лгала ему, лгала Воронову, лгала Соболевскому...
- Заче-е-е-ем?!
Князь, всегда считавший себя взрослым и сильным мужчиной, сейчас был близок к тому, чтобы позорно разрыдаться прямо на глазах у своего противника.
Противника!
Он ведь вызвал на дуэль графа из-за Марии! Но граф невиновен!
Мишель со стоном сжал кулаки. Он только что оскорбил незаслуженно Сергея Воронова, лучшего друга Владимира и человека, которого недавно просил себя считать другом тоже...
Репнин вслушивался в то, что говорил ему Воронов, и чувствовал, как непонятная боль начинает уже не терзать, а рвать в клочья его измученную душу. 
И когда граф протянул Репнину шпагу, отрицательно качнул головой.
- Прошу простить меня, Сергей Петрович, но продолжать дуэль я не вижу смысла. Разве что вы захотите удовлетворения - я ведь обвинил вас в том, к чему вы не имели никакого отношения.
Голос у Мишеля был ровным и безжизненным, все силы его уходили сейчас на то, чтобы сдержаться и не заорать от боли.
- Я... верю вам... - еще получилось сказать у Мишеля.
Однажды жизнь уже теряла для него смысл, но по сравнению с тем, что он испытывал сейчас, это было попросту детской забавой.
Как можно жить на этом свете, когда самая прекрасная женщина, лучшая из всех, оказывается предательницей и обманщицей?..
Правая рука Мишеля поднялась к груди и принялась сминать тонкую ткань рубашки - он словно пытался нащупать боль, чтобы вырвать ее из своей души.
И вдруг, среди хаотично кружащихся в каком-то бешеном водовороте мыслей, четко и ясно всплыла одна: "Застрелюсь..." И наступило временное облегчение. Репнин даже смог, коротко кивнув, направиться почти ровной походкой к дому. Его целью был кабинет Владимира. Там, в ящике, должны всегда лежать дуэльные пистолеты...

Отредактировано Михаил Репнин (15-05-2016 22:11:20)

+1

43

Воронов несколько секунд смотрел ему вслед. Этот жест, этот неживой, остановившийся взгляд, это искаженное лицо - было так похоже на то, что видел он сам в собственном зеркале.  "Она - ангел, она не могла так солгать"... Да-да, то же чувствовал и я, когда узнал, что этот ангел вел весьма предусмотрительную игру с двумя помолвками, и предал меня не прождав и трех месяцев.. когда этот ангел, скрывая отвращение лег ко мне в постель, чтобы науськать на убийство своего мужа...  Чувства - подделка, жестоко... да-да-да...
И внезапно, точно его ошпарили кипятком дернулся, и бегом кинулся следом, благо Мишель, двигавшийся размеренно, точно во сне - не успел далеко уйти.
- Репнин! - крикнул он, что было сил, и добежав, схватил за плечо, разворачивая к себе. Сейчас его не волновало ни то, что он разгуливает по парку Корфа в том виде, в котором его мало кто видел, ни даже то, что на них случайно может наткнуться кто угодно - от хозяйки дома и до крепостной. "Проклятье, куда девался Корф?! Господи, а глаза-то какие... черт-черт-черт... как бы не наделал глупостей в таком-то состоянии". Он лихорадочно думал, откуда взять бальзам, чтобы пролить его на рану, которую сам же так безжалостно нанес, сорвав с молодого человека его иллюзию. Вед когда его предала та же женщина... О да... он понимал его ощущения лучше всякого другого. Что черт побери сказать ему... и ляпнул первое пришедшее на ум. - Ну-ка посмотрите на меня. Да. Я требую удовлетворения за ваш вызов. И требую его сию секунду.

+1

44

Мишель не сразу понял, зачем его остановил граф Воронов. О чем он? Рассудок Репнина заволокло густым туманом, сквозь который, тем не менее, отчетливо пробивалась боль. Боль заполнила сейчас собой весь мир, и освобождение от нее было так близко - в кабинете Владимира... Задержка грозила продлением агонии, справляться с которой Мишель уже почти не мог.
Но, поняв, наконец, что граф желает продолжить дуэль, Миша слабо улыбнулся. Вот же оно, спасение. Воронов фехтует великолепно. Это будет даже лучше, чем пистолет.
- Я готов, граф! - Мишель с какой-то растерянностью посмотрел на свои руки, не обнаружил в них шпаги, с огромным трудом вспомнил, что шпага осталась на поляне и предложил:
- Возвращаемся?
Оставалось всего несколько шагов, несколько выпадов - и все. И наступит такой желанный конец... Скорее...

0

45

- Еще бы! - прошипел Сергей, и едва ли не поволок Мишеля за локоть туда, где остались шпаги. Откуда-то из-за кустов выскочил Владимир. Вздохнувший было с облегчением, когда увидел, что поединок закончился объяснением - и решивший что на этом все окончилось, он побелел как мел, увидев что оба возвращаются к шпагам.
- Серж!!! Что это значит?
- Исчезни, Корф! - прорычал Воронов, подхватывая с земли шпагу, и швыряя ее Репнину рукоятью вперед - Держите князь.
- Серж! - Владимир, буквально пролетев разделяющее их расстояние вцепился ему в плечо, но офицер резким движением высвободился, и бросив на друга бешеный взгляд прошипел сквозь зубы.
- Уйди! Я знаю, что делаю. Так надо!
Корф оторопел, глядя на Воронова, потом перевел взгляд на Репнина. Что за чертовщина, отчего они поменялись ролями. И Репнин.... Боже, до чего же он бледен...
- Мишель...
- Да уйди ты наконец! - проревел Воронов отталкивая его в сторону, и выдергивая из земли свою шпагу - Я дал тебе слово, что ты еще хочешь?! Потом объясню! В позицию, князь!
Корф, потеряв равновесие отшатнулся назад, смерил взглядом обоих. Над этим стоило задуматься, но было ли у него время думать.
А Сергей, тем временем, словно одержимый кинулся в атаку. Как он и ожидал - Репнин и не думал защищаться. Злая усмешка перекосила его жесткое лицо, и он хлестнул шпагой по воздуху, рассекая его перед самым лицом. Размашистыми, хлесткими движениями, наступая на противника, вынуждая его инстинктивно, против воли наступать, умышленно направляя удары не в торс и не в шею - а почти только по лицу, интуитивно, лишь спустя несколько секунд вспомнив тактику Цезаря, в битве с Помпеем. Удар в лицо, по глазам - против воли, инстинктивно вынуждает к обороне, потому что - как это ни парадоксально - воин в бою опасается его более чем прямого удара в сердце. Ну же! Дерись. Дерись, защищайся! Еще, еще! Давааааай же!!!!
- Знаю я этот взгляд. Знаю! Сколько раз видел его в зеркале, после того как она предала меня. - он и сам не понимал как вдруг заговорил вслух, не понимал, с чего вдруг перешел на "ты" - Думаешь я позволю тебе это сделать? И вправду - думаешь? Дурак ты князь, если так думаешь. Полный и круглый дурак, ясно это тебе?

+1

46

Мишель видел Владимира, слышал их перебранку с графом, но ему все это было уже безразлично. На секунду промелькнули перед ним лица родителей, сестры... не попрощался, не успел... ничего, главное, что все закончится. Хорошо, что рядом Владимир. А впрочем... уже и правда все равно.
Мишель машинально схватил шпагу и даже стал в позицию.
Ну, вот оно... если повезет, то с первой же атакой...
Но вместо ожидаемой атаки, укола в грудь и забвения, произошло нечто совсем иное. Не понимая, что происходит. Мишель дернулся назад, когда шпага графа внезапно оказалась у самого его лица. Наполовину ослепленный и оторопевший, Миша сам не понял, как отбил эту шпагу. И вот он уже снова фехтует с графом.
О чем это граф?
- Что сделать? - криво улыбнулся Репнин, следя за движениями графа. Вот-вот будет выпад, и тогда Миша раскроется...

0

47

Шпага ходила в руке Воронова веером, разблескивая кровавым светом все более и более разгоравшегося заката. Ни одного выпада. Ни одного укола. Только хлесткие, размашистые движения - взад-вперед, блокировать которые технически нетрудно, а вот от удара лезвием по лезвию - утомляет и выматывает. Шаг за шагом, наступая, вынуждая отступать, выматывая и себя и Репнина, не зная как поступить - и думая - а не совершил ли он ошибки - жутковатый коктейль. Да только что поделать, если клинок в руке всегда был для Сергея первым и лучшим способом решения проблем. Пусть даже и не в прямом своем применении, в поставленной самому себе задаче, в которой обычно пользуются словами, участием, убеждением, добротой - Воронов снова прибег к клинку как к единственному на свете, в чем мог быть уверен наверняка.
- Видимо все-таки дурак. Думаешь - слепой? Я такое выражение в зеркале своем видел.... Чертовски долго... Знаю о чем думаешь... Сдохнуть ты сейчас хочешь, вот чего. - под ударом шпаги взвыл рассекаемый воздух, вынуждая Репнина отдернуться - если он, конечно не хотел лишиться левого глаза. - Изза бабы. Причем бабы, у которой ты не первый и не последний в списке использованных пешек... И не говори что это не так... терпеть не могу... когда мне... врут! Ну? Хочешь? Скажи! 

0

48

Что за чертовщина, почему он не нападает? Точнее, нападает, но как странно... не подставиться...
Репнин думал, а его рука словно жила своей собственной жизнью, отбивая несложные удары. И вот прозвучало объяснение. Он в самом деле был дьяволом, этот граф. Он умел читать мысли...
Услышав, о не первой использованной пешке, Мишель едва не заскрежетал зубами.
- Да, хочу! - выкрикнул он. Невыносимо было дальше продолжать это мучение, - Именно сдохнуть! Что же ты медлишь?!

+1

49

Воронов зло расхохотался.
- А ты, оказывается, тряпка, Репнин! Ах, какая невидаль. Красотка оказалась вруньей. Рухнул идеал. Ах, как дальше жить! - тон его был издевательским, он почти театрально  протянул это "Ах, как дальше жииить"? - прервав на несколько секунд поединок, и картинным жестом прижав правую руку, с зажатой в ней рукоятью шпаги - к сердцу, а левой кистью прикрыв глаза, изображая как в театре "воплощенное страдание", после чего фыркнул, как кот, и отпрыгнул назад, чуть пригнувшись, словно бы ожидал удара. Инстинктивно - несколько секунд, передохнуть, вернуть дыхание... сейчас... сейчас....
- Обожествил ее, а тут, убедился, что она обычная баба, которая и врать умеет, и телом своим умело пользуется. Ну и дурак, что обожествил, и хорошо, что получил по морде. Иногда надо получить по морде, чтобы излечиться от мальчишеской привычки возводить дам на пьедестал, да поклоняться. Знаю-знаю, сам был таков, проходил все это. С ней же и проходил. - он заскрежетал зубами, и снова хлестнул шпагой наотмашь, точно, расчетливо, не достав лишь нескольких сантиметров до глаз, - Не существует в жизни идеалов. Великолепных, недостижимых, прекрасных, божественных. Жизнь не театр, Репнин! Не ты первый, не ты последний, кого предают, не ты первый не ты последний, обнаруживший кусочек дерьма в обертке из-под шоколада. И что? Изза этого стоит сдохнуть? Стоит слез твоей матери? Презрения отца? Горя сестры? Владимира? Анны? Угасания фамилии в конце концов. Стоит? Скажи, изволь. Коли стоит - проткну как бабочку, в десятке мест если пожелаешь.

0

50

По мере того, как говорил Воронов, в Мишеле просыпалось новое чувство, очень похожее на раздражение. Хочешь убить - убивай, но зачем же издеваться?! Не достаточно ли уже на сегодня для Мишеля издевательств?
Репнин вновь отбил удар и остановился, тяжело дыша и глядя, как Воронов изображает страдающего человека. В другой момент это, вероятно, было бы смешно, но Репнину сейчас было не до смеха.
Предложение Сергея застало его врасплох. И первым побуждением было согласиться. Репнин завороженно уставился на кончик шпаги - одно только слово, и вот она, долгожданная свобода... но почему-то князь медлил.
Слезы матери... ну зачем Воронов о них сказал?..  И отец... Натали...
- А, черррт! - взвыл Миша, точно раненый зверь, попавший в западню. - Не стоит! Да! Ты доволен?! Ну зачем тебе понадобилось  все это говорить?!
Репнин уже плохо понимал, что делает. Отшвырнув свою шпагу, он рухнул на колени и закрыл руками лицо.
- Черт бы меня побрал... - простонал Мишель.

+1


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » По закону дуэли проиграет любовь.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC