"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » САНКТ-ПЕТЕРБУРГ » Летящая мелодия волнует, И сердце в такт уверенно стучит


Летящая мелодия волнует, И сердце в такт уверенно стучит

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время года: поздняя весна
Дата: конец мая
Время действия:-
Место действия: Зимний дворец
Участники:
Краткое описание  действия (не менее трёх строк):

0

2

-Сергей Петрович, я надеюс Вы сможете выделить одного хорошего человека, талантливого. Вы должны понимать всю деликатность проблемы - Александра Фёдоровна стояла подле стола директора Императорских театров. Аромат её духов с приятными цветочно-фруктовыми нотами, слегка терпкий, свежий, аромат вербены, наполнили весь кабинет театрального директора.
-Ну азумеется, Ваше Величество. Сегодня же, сегодня же я смогу найти человека для Вас - восторженно, размахивая руками, ответил князь Оболенский. Он стоял напротив Государыни, слегка опираясь бедром о стол. На столе лежала кипа бумаг. Это были пригласительные, сценарии, список актёров, героев пьес. Возле стен стояли шкафы, заполненные книгами, здесь же висела "Мадонна", ярко-апельсинового цвета шторы, мягкие кресла, обитые штофом в тон, мягкий ковер.
-Благодарю Вас. Завтра, я жду Вашего подопечного у себя до полудня
-Всё будет исполнено - Сергей Петрович поклонился, а Государыня, мягко улыбнувшись, кивнула головой:
-Я рада, что мы поняли друг друга. Всего доброго. - и тихо удалилась, словно и не было здесь никого. Только аромат духов напоминал, что сию секунду здесь находилась женщина, в которую была влюблена вся Россия.

Аромат весны кружил голову. Всюду распустились деревья. Весь Невский, парки  словно утопали в зелени.  Прошел почти месяц как Степан служил в театре. Актёрская среда ему казалась безумной, раскрепощённой. Такая жизнь ему была не знакома и он всеми клеточками пытался приобщиться. Театральный сезон был окончен, но это не значило, что наступил период отдыха. Несколько трупп собирались с гастролями, некоторые были ангажированы в провинциальные театры, где сезон ещё не был закрыт. Степану предстояло остаться в Петербурге и начать репетиции оперы уже к новому сезону. Однако, и это пришлось отложить. С утра его вызвал к себе князь Оболенский и дал своё распоряжение - на неопределенный срок, он должен заниматься музыкой с младшей дочерью Императора, Александрой.
Степан был ещё неопытен, да и не играл ни на каком инструменте помимо скрипки. Но он был молод. Всего семнадцать. Это преимущество и взяло верх. А дело обстояло так, что некогда Александра Николаевна занималась музыкой с итальянцем Соливи. Она подавала большие надежды, что даже папА подшучивал надо дочерью, что если "будут действительно успехи, то так и быть, ГрандОперА или ЛаСкала ждёт такую звездочку и он будет не против". Девочка была удивительно талантлива, что итальянец восхищался:
-я никогда, никогда не слышал такого голоса! Это ...это редчайший дар! редчайший!
Но увы, все надежды самой Великой княжны рухнули. Всего год занятий и вдруг стал меняться голос. Был созван консилиум врачей и утвердительный диагноз поражения лёгких, поверг юную княжну в le choc. Это был настоящий удар, ведь девушка только и жила музыкой. Она всегда отличалась от своих братьев и сестёр. Одиночество, музыка, стихи - были её воистину настоящими друзьями. Императрица не могла спокойно смотреть, как дочь становилась печальнее и печальнее день ото дня. Заброшены были все занятия, даже играть на фортепиано отказывалась. И несколько дней назад Государыня решилась на шаг, который  дался ей не легко. Приобщить снова любимицу Императора к музыке было нелегко. А нанять нового учителя музыки, желательно молодого, который возможно смог бы отвлечь юную княжну...

0

3

Появление при дворе юного учителя произвело sensation. Во всех углах Зимнего только и шептались об этом и лишь только ленивый не затрагивал тему la musique de l'enseignant. Все восхищались юным дарование, все...кроме самой Александры Николаевны. Она не то что была против, нет, просто не видела смысла в занятиях музыки,  когда её голос стал не тем что прежде. А это снова новая душевная боль.
-И как  maman  не понимает, что это мне не нужно. Лишнее. негодовала юная княгиня. Однако, была и ещё одна причина. Вдруг девушку стало терзать внутри, до селе неведомое чувство, зависти. Она как никто другой понимала как чист голос Стефана, как легко округлялись верхние ноты. Когда-то она сама могла так же петь и вызывать восхищение. А по сему, при придворных, она не восхищалась юным дарованием.
Сам же Степан, оказавшись в водовороте придворной жизни, несколько потерялся. Он краснел без причины, особенно, когда молоденькие фрейлины смотрели на него совершенно нескромно, когда приближалась Великая княгиня Александра, когда приближался Император с Государыней. Порой ему казалось, что лучше бы было б остаться в имении Рокотовых, где-нибудь на скотном дворе или же отправится в деревню, всё легче, всё среди своих. Однако какая-то могущественная сила бросила его в самый яркий водоворот жизни.
-Ваше Высочество, я не имею навыков преподавания - краснея и чуть ли не заикаясь, говорил юноша своей ученице - давайте мы будем петь что...что Вы захотите....и возможно тогда
-Никакого "тогда"! Слышите меня Стефан?! Никакого "тогда" уже не будет. Я вообще не понимаю для чего мне нужны эти уроки пения. Кажется, доктор ясно дал понять, что я не смогу петь. Всё! Зачем нужны тогда уроки? Что бы мучить меня... Ах, как maman не понимает меня - чуть ли не кричала Великая княгиня, говорив в начале на повышенных тонах, а затем переходила на спокойный тон, который нередко сопровождался всхлипываниями. - Ради всего святого, Стефан, голубчик, не мучьте меня. Я не хочу петь. Маменька, её Величество, думает, что мне больно, а мне не больно. Не верите? Да. В начале я переживала, даже странно, что так быстро всё прошло. Я не спала ночами, я рыдала...ах, простите мне сию откровенность. Но в этом огромном дворце никто не хочет никого слушать. Верите или нет, но у меня нет даже друзей...ведь Великой княгине не позволено иметь таковых.
-Ваше Высочество, Вы такая же заложница обстоятельств, как многие люди
-Как многие....только я - не многие. Я - это я. Мне не нужны корона, да она и не моя, мне не нужна эта придворная мишура и даже эта музыка тоже не нужна! Я говорила Вам, что переживала. Да, то было в начале. Но постепенно, я пришла к мысли, что ничего ужасного, terrible, в этом нет.

0

4

-ведь кроме музыки много других увлекательных вещей - Александра вдруг покраснела. Слишком она была откровенна с этим незнакомым юношей. - Ах, простите меня. Я позволила себе много, поведав Вам некоторые свои мысли.
-Ну что Вы, Ваше Высочество. Пожалуй, я Вас понимаю как никто другой.
-Вы - счастливее меня. Вы нашли своё призвание и можете им заниматься, Вы можете позволить себе многое
- воскликнула великая княжна.
-Увы... - Степан опустил голову вниз и вздохнул. Он взял в руки скрипку и заиграл. Музыка приходила ему в голову, как по волшебству. Это была магия...магия музыки....магия таланта. На миг юноша забыл, что находится во дворце. Снова перед ним большой дом с белыми колоннами, небольшой лестницей, увитой плющем, стеклянная галерея, смех и улыбка барыни, её тёплые глаза и просьбы сыграть что-нибудь. Постепенно мелодия уносила его высокого, под облака...мягкие нетерпеливые губы вдруг касаются его губ, трепет тела до дрожи, глаза, он смотрит в глаза и... смычок резко остановился.
-Вы прекратили играть... что-то случилось? - тихо спросила княжна. Она внимательно слушала скрипку, стоя у окна. Там маршировали солдаты.
А Степан опустил скрипку вниз. Нет, то были не её глаза, то были не её губы...
-Простите.  Давайте я спою Вам что-нибудь, а то вдруг Её Величество придёт сюда, ей захочется послушать Вас
-Нет. Её Величество не войдёт сюда.
- покачала головой Александра - расскажите что-нибудь о себе - весело проговорила она и села в кресло, сложив руки на коленях - Вы - мой учитель, а я о Вас ничего не знаю. Я Вам про себя вон сколько поведала.  А ведь о таком я только в дневнике пишу.
-Вы умеете писать?
-Конечно. Это же естественно! А Вы...Вы не умеете писать?

-нет- краснея, ответил Степан - Вам смешно от этого?
-и вовсе нет - серьезно ответила княжна - а хочешь...ой, простите... а хотите я Вас научу?
-Ваше Высочество! - с испугом воскликнул Степан - что Вы говорите? Ведь это меня назначили для Вас учителем, а не наоборот...ох, что скажет Государь и Его ВЕличество?!
-а кто им скажет? - нагнув голову, приблизилась к лицу Степана юная княжна, проговорив практически шёпотом, заговорщически
-Ваше Высочество - так же тихо спросил Степан, наклонившись к Александре - но возможно ли это?
-а почему нет?
-но Вы...Вы - царевна, а я...
-Я знаю кто Вы. Вы были крепостным у князей Рокотовых, но это ровным счетом ничего не значит. Всё! Решено! С завтрашнего дня....
-Ваше Высочество, но мне назначено три раза в неделю приходить к Вам...
-Я попрошу maman, что бы назначили больше. Она мне не откажет. А мы тем временем, будем заниматься письмом!
-  хлопнув в ладоши подытожила Александра Николаевна.
-Ох...неужели...
-И Вы сможете написать письмо
-Письмо? Да, помилуйте, княжна. кому мне писать. В деревню? Там мало кто обучен грамоте

-Неужели не кому? А ей?
-Что Вы имеете ввиду, Александра Николаевна? - с испугом спросил Степан.
-ну как же... У меня, конечно, нет совсем опыта, я даже никогда не влюблялась, но, мне кажется, что Вы скучаете по ком-то. И она Вам очень дорога. - Великая княгиня опустила вниз глаза, испугавшись такой откровенности и бестактности. Ведь ей никто не позволял копаться  в душе, а она!
- Ваше Высочество...нет, вот Вам врать я не могу.
-Стефан, Вы можете не рассказывать мне. Простите, что я подняла эту тему.
-Я любил её, наверное, и сейчас люблю...Ваше Высочество. Но.. это невозможно! - Степан схватился за голову, словно она болела. Это невыносимо! - Ваше Высочество, я согласился на всё, только уехать оттуда, не видеть. Знаете как говорят, с глаз долой из сердца вон. Я...я даже пытался влюбится в актрису. Варвара, Варенька она чудесная женщина. Но я не смог
- Я...я не знаю что сказать. Это terrible. Степан....А она? Она тебя любит?
-Ах, Александра Николаевна, она... она замужем
-Стефан...я не знаю, что сказать
в глазах княжны было сочувствие. Опыта в любовных отношениях у неё не было, но юная царевна понимала, хорошо понимала, что безответная любовь самая страшная. Это, словно, болезнь. Это боль, когда болит внутри, но в тоже время всё органы здоровы. Это душевная боль.
-Я сам не знаю ничего....
-Может время? Говорят, время лечит
-Может быть.
-Стефан, я хочу, чтобы Вы знали, что мне Вы можете доверять. Я понимаю, что мы знакомы очень мало и я ни чем пока не заслужила Вашего доверия. Но я очень хочу быть для Вас другом.

0

5

Шли минуты, за ними часы, собирая в нить, как жемчуг, дни и месяцы. Жизнь шла своим чередом, образуя  причудливый узор событий. Но стоит только дернуть, все жемчужинки рассыплются в разные стороны и сколько не собирай, насаживая на новую, прежнего узора не получится ибо старая нить порвалась.  Цесаревна Александра отчётливо понимала, что к старой жизни нет возврата. Что что-то новое, до селе неведомое ей, ворвалось в её жизнь стремительно, кружа в водовороте событий.  А всему виной - Стефан. В его лице она обрела не только друга. Сама того не подозревая, юная царевна влюбилась в своего учителя. Она всякий раз краснела, объясняя юноше как нужно писать ту или иную букву, высунув кончик языка, старательно выводила буквы на желтоватом листке бумаги. В эту пору мало кто из дам, в высшем свете, мог писать по-русски, всё боле по-французски. Писать по-русски было моветоном. Однако, Николай Павлович, нанимая учителей для своих детей, уделил особое внимание родному языку. Здесь свою роль сыграла королева Анна Ярославовна, дочь Ярослава Мудрого. Выйдя замуж за французского короля, она потрясла всю Европу своей грамотностью и просвещением, что многие её посчитали ведьмой. Но, к счастью, на дворе XIX век, век просвещения, и уже никого не удивишь. Однако, Николаю хотелось, чтобы его дети были самими образованными. А по сему, Александра Николаевна, могла не только говорить, но и писать по-русски.
Государыня заметила перемену в дочери. Блеск в глазах, живость, интерес ко всему.  Александра Фёдоровна не могла не нарадоваться на, словно проснувшуюся от долго сна, дочь. В своём выборе и правильности действий она не ошиблась. О чём не преминула  доложить супругу.
-Николя, я так рада за нашу девочку. Сашенька никогда не была столь мила как сейчас. Эта живость, интерес ко всему. Es ist ein Wunder. - молвила Императрица, постукивая указательным пальчиком по столу, но взгляд её был обращён совершенно не на Императора, а, словно, сквозь него.
-Да? И что же за причина такой перемены? - не проявляя никакого интереса, углубившись в чтение бумаг, спросил Император. Доклад Бибикова Дмитрий Гавриловича о положении дел в Юго-Западном крае не терпел более отлагательств.
-Николя, кажется, Вы меня совершенно не слушаете. Какие-то бумаги Вам важнее собственной дочери - надув губки, проговорила Александра Фёдоровна.
-Это не просто бумаги - оторвав свой взгляд от листков, он, наконец-то взглянул на супругу и с совершенно серьезным видом произнёс - это важные документы. Не мне Вам объяснять как я отношусь к полякам, а они ко мне, да и вообще ко всей России. Дмитрий Гаврилович, отстаивает наши интересы, на Юго-Западе. Там просто неимоверное засилье польского дворянства, которое чинит свои правила по отношению к крестьянам. Дмитрий Гаврилович вносит дельные предложения по этому поводу. Вот-с, сами посмотрите. Он разработал правила, которые...
-Ваше Величество, я понимаю, что действия генерал-губернатора весьма важны, но Вы можете секунду уделить своей семье? Последнее время у Вас находится время только на посторонних, да.... - голос Государыни оборвался. Он не могла произнести слово "любовница". Снова, снова в её жизнь вторглось это унижающее, это уничтожающее слово. С тех пор как Дарья Ливен, теперь баронесса Корф, покинула Петербург, Николай Павлович погрузился в дела только государственные. Однако, последнее время по дворцу стали ходить слухи о благосклонности Государя к молодой актрисе из Александринского театра. Ведь дыма без огня не бывает, а зная темперамент Николая, Александра Фёдоровна не сомневалась, что теперь все свои свободные минуты, супруг уделяет ей, этой смазливой актрисульке, поражающей публику своими стройными ножками.  Ведь до селе, ни одна актриса не могла, Боже какой моветон, поднять свои юбки на пару сантиметров, а эта позволяет приподнять - аж до самых колен. Какой le cauchemar!
-Шарлотта! Что Вы такое говорите - вскочил Император и подойдя к своей супруге, опустился перед ней на колени, взяв её холодную ладошку в свою - Вы знаете как я обожаю Вас, дороже Вас, наших детей и моей России на этом свете нет ничего. и поцеловал её ладонь.
-Тогда, извольте, хотя бы делать вид, что Вы слушаете меня или проявляете хоть какой-то интерес к судьбе Ваших детей - Александра Фёдоровна встала, буквально вырвав ладонь из рук супруга.
-Я слушаю, я внимательно слушаю - протянул Государь, так и оставшись стоять на коленях.
Из-за волнения снова появился этот ужасный тик. Разумеется, с того ужасного дня 1825 года, этот тик так и остался на всю жизнь с Шарлоттой, однако бывали дни, когда он проходил  и царица, буквально, забывала о своём недуге. Сейчас же её глаз стал дергаться так сильно, что столь прелестное лицо становилось практически безобразным.
-Ваша дочь, Александра Николаевна, увлечена музыкой. Этот мальчик, новый учитель, просто совершил чудо. Сашенька просто светится от счастья. Музыка вернула её к жизни - практически глухим голосом, проговорила, как скороговорку, Шарлотта, стоя к Императору спиной и развернувшись, быстро вышла вон из кабинета. За столько лет жизни, внешне  она смирилась со своим положением, но внутренне....В душе по-прежнему кровоточили раны и каждый раз, зарубцевавшийся шрам, начинал кровоточить ещё сильнее, как только кто-то или что-то слегка подковырнёт его.

0

6

В театральной среде тем временем только ленивый не обсуждал по углам как изменилась артистка Асенкова. Былой блеск глаз исчез, играла она из рук вон плохо, вяло, что, присутствовавший однажды на репетиции Сергей Петрович, обычно спокойный, раскричался и в итоге заявил:
-Актрису Варвару Николаевну от роли отстранить! Софья Неклюдова будет играть. Поскольку театральный сезон в столице был окончен, труппа собиралась на гастроли в Европу, поэтому репетиции продолжались как минимум ещё на месяц. Окружающие были изумлены, что случилось с блистающей актрисой, звездой театра. Софья Степановна была на седьмом небе от счастья. Её милое кругленькое личико оживлялось всякий раз, как вспыхивали от счастья глаза если на горизонте светит чуть ли не главная роль. Неклюдова в театральной среде слыла как самая известная сплетница. Она всегда знала всё обо всех. Оставалось только удивляться, как ей это удавалось.
-А что тут гадать. И кофейная гуща не нужна. Наш новенький певец...как бишь его...Стефан теперь далеко, при юной княжне - глядясь в огромное зеркало, припудривая лицо, щебетала молодая актриса - вот Варька и не в себе
-Софочка....с чего ты взяла, что из-за него? - улыбаясь, подсела к ней кудрявая златовласка  Полиночка Стрепетова. Её зелёные озорные  глазки загорелись от любопытства - Ведь у Варьки был поклонник...сам - и шепотом Полиночка произнесла быстро - Император
-А ты, что не слыхала? - с изумлением повернулась к ней Софочка, при этом пожав плечами - Император уже давно потерял к ней всякая интерес...возможно теперь, он будет благосклонен к новой звезде. - с неким воодушевлением произнесла Софочка эти слова. В душе каждая в театре завидовала актрисе Асенковой. Цветы, бриллианты, кто бы не хотел получить такие подарки от Его Величества. Пусть это будет временное увлечение с его стороны, но ведь можно таким образом утереть нос всем -  А  Варька  влюблена в этого выскочку. Все об этом знают
-Ой, будет тебе, сочиняешь ты 
-а вот и нет! Всё сложилось как нельзя лучше
- поправив поясок на талии, посмотрела на себя в зеркало Неклюдова, причмокнув губами - для меня.. хотя с этим певцом я и сама не проч сблизиться разочек, надо Варьке поделиться
-Ты хочешь сказать... -  вдруг зеленые глаза Стрепетовой вновь загорелись от догадок. Вот Варька так Варька! Спуталась с юным певцом! Каково?!
-Вот именно. А ты что думаешь, Варька -святая дева? Хаха...Да она .... - и, покосившись на дверь заговорила шёпотом, наклонившись к Полиночке.  - прямо здесь. Я сама видела. Представляешь, если увидал бы Сергей Петрович, его бы удар хватил, ведь Варечка для него ангел во плоти, а тут...самая что ни на есть распущенная девка - хихикнула девушка при этом - ох несдобровать тогда бы Варьке
-хорошо, что тебе роль отдали ...пускай эта Асенкова скачет на подмостках на заднем плане. - кивнула Полиночка, посмотрев в зеркало на себя. А что, она тоже ничего, не хуже Асенковой, ни Неклюдовой.
-или в увеселительные заведения идёт. Там таким как она только рады будут - ехидно заметила Неклюдова, уверовав окончательно, что ей уже никто не соперница.
Как известно, в театральной среде друзей-подруг не бывает, а посему все только радовались неудачам Варвары. Но, справедливости ради, стоит заметить, что актриса Неклюдова была права. Варенька страдала из-за любви к Степану. Он более не появлялся в театре и для Асенковой, словно, потух свет. Ей в миг стало всё не интересно. Целыми днями она сидела в соей маленькой комнатке и смотрела на лицу. Там более не было толпы поклонников.
-Варенька, ну что ты так себя изводишь...осунулась вся. Так и не далеко, на радость завистницам, совсем опуститься - вздыхая, говорила её соседка по комнате, Сонечка Круглова. Это была маленькая, светловолосая девушка. Она всегда играла незначительные роли. Не стремилась  быть известной. Ей шибко никто не завидовал и не трогал. Сонечка была сиротой, а потому она была рада тому что у неё есть, не рассчитывая на большее. Никто бы не вспомнил, была ли она когда-нибудь огорчена. С начала года она была помолвлена с солдатом, служившим в караульной службе Петропавловской крепости, Алексеем Барановским, и была абсолютно счастлива. - вот и роль твоя уже Неклюдовой отдана
-ну и что - проговорила Асенкова, даже не повернув голову в сторону Сонечки - буду на второстепенных ролях

0


Вы здесь » "Дворянские легенды" » САНКТ-ПЕТЕРБУРГ » Летящая мелодия волнует, И сердце в такт уверенно стучит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC