"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДВУГОРСКИЙ УЕЗД » Кружится в вальсе нитка, сплетая дивный узор...


Кружится в вальсе нитка, сплетая дивный узор...

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время года: ...
Дата:...
Время действия:....
Место действия: усадьба Муромских (соседи Долгоруких)
Участники: ...
Краткое описание  действия (не менее трёх строк):

0

2

Её в семье все звали на английский манер - Мэри. Сама же княжна Муромская терпеть не могла ни своё имя, тем более на иностранный манер, ни обращение к ней.
-Mary, please, don't slouch
-Mary, remember how old you are! Is it possible?! This is not acceptable!
- только и слышала она с детских лет от своей гувернантки, которая чуть ли не с пеленок учила её уму-разуму по-английски, что главное предназначение каждой благовоспитанной барышни - удачно выйти замуж. Из года в год, подрастая, Мэри слышала это миллион раз. И как только мадам Фрэнсис начинала свои поучительные речи, Мария кивала головой и, словно молитву, повторяла за ней слово в слово.
Мадам Фрэнсис была настоящей англичанкой. Отец Марии, князь Муромский, Андрей Васильевич, выписал гувернантку ещё до того как  дочь появилась на свет. Впрочем, к слову сказать, его супруга, Аделаида Ильинична, сама была рождена в Англии и жила там до своего пятнадцатилетия, когда в их замок Доннингтон приехал давний друг её отца со своим старшим сыном Андрюшей...
Тоска по Туманному Альбиону с болью отдавалось в сердце Аделаиды. Она страдала, что вызвало расстройство психики. Отдав ребенка на воспитание опытной гувернантки, княгиня всё своё время посвятила на обустройство  имения на английский лад. Газон, сад - всё должно иметь строгую форму. Дочь по сути для неё перестала существовать и не имела совершенно никакого значения, настоящим детищем для неё стал дом, который во что бы-то ни стало нужно было превратить в "маленькую Англию". Андрей Васильевич заподозрил в этом стремлении некую болезнь, что по началу приглашал докторов из столицы. Те приезжали, качали головой, находили, что княгиня действительно нездорова. Причин было немало - и переезд в другую страну, замужество, рождение ребенка, которое как известно меняет психику женщины. Но потом решил - "чем бы дитя не тешилось"
и махнул рукой на сумасбродства и чудачества своей супруги.
А Мэри...Мэри по мимо домашнего образования, занималась чтением книг. Книги были её отдушиной. Каждый раз беря в руки новый роман, она с головой уходила в неведомые дали, а засыпая грезила, что и с ней когда-нибудь произойдёт что-то волшебное. Однако, шло время. Из нескладного ребёнка, княжна превратилась в очаровательную девушку. Все соседи судачили и прочили ей счастливое будущее. Но возможно ли было оно, если девица находилась под родительской опекой в деревне, а рядом за несколько километров не находилось ни одного молодого человека? Впрочем, нужно отметить, что трое молодых людей всё же  было, но один из них  вовсе не появлялся, а второй и третий  уже были практически помолвлены.
Муромские настолько были заняты своими делами, что пропустили первый бал своей  Мэри, затем ещё один, и еще один... Аделаида Ильинична была погружена только  в мысли о перестройке имения, Андрей Васильевич, потакая супруге, зарывшись в бумаги, что-то чертил, исправлял, ездил в Петербург, нанимал архитекторов, спорил, снова ездил в Петербург. Словом, все были заняты несуществующей и выдуманной проблемой, что совершенно позабыли о дочери, о том, что барышню её возраста обычно вывозят в свет. Так прошёл первый год, второй, третий....И случилось так, что вывозить на первый бал  было уже поздно, к тому времени княжне Мэри исполнилось двадцать три года, а просто так  - стыдно. Обливаясь слезами, что у её дочери выдалась совершенно несчастная судьба, ругая кого угодно, только не себя, княгиня Муромская полностью с головой ушла  в обустройство имения. Однако, когда случались просветления, она  не забывая напоминать дочери, что она уже старая дева, что нужно срочно искать жениха; покачивая головой, добавляя "ну что поделать", заключал князь. Ахала мадам Фрэнсис, которая тоже ни прилагала никаких усилий, чтобы как-то помочь бедной барышне, поджав своих тонкие губы  только и говорила:
-Ах, княжна, Вы сами виноваты во всём. Как неудачно Вы родились.
-Ах, княжна, как не вовремя Вы родились...вот если бы попозже, у Вас был бы шанс.

Больно, горько и обидно. Мэри старалась как можно меньше напоминать о своём существовании. Её друзьями были деревья в лесу, цветы в полях, громкий ручей в березовой роще. Иногда она навещала соседок - Лизу и Сонечку Долгоруких. Только игр особо не выходило ибо Соня была слишком мала, а Лиза только и говорила без умолку о своём нареченном Владимире Корфе. Это спустя время Мэри узнала, что их сосед Владимир Корф сначала стрелялся, потом женился, потом был признан погибшим, а потом воскресшим, что князь Рокотов женился на фрейлине Императрицы и перебрался жить в имение, а князь Андрей Долгорукий женился на крепостной девушке, жившей в их доме, Татьяне.
Собственно говоря, княжну мало волновало что происходит у соседей. В их доме не случались гости, не было ни званных обедов, ни вечеров. Со временем Аделаида Ильинична превратилась в крикливую и раздраженную женщину, а Андрей Васильевич всё больше молчал, много курил, закрывшись в своём кабинете.
-Запомни, Мэри, замуж по-любви это только в романах пишут. Это не про тебя. Ты не юна. Ты - старая дева. - изо дня в день твердила мать, найдя новое для себя развлечение. Наконец-то к сорока четырём годам, княгиня смогла прекратить своё имение в "кусочек Англии". Её сердце наконец-то успокоилось. Она - дома. Однако, теперь заниматься нечем и княгиня принялась за воспитание, уже взрослой, дочери:
-Ты не красавица. Не нужно мечтать о принце, нужно трезво оценивать свои возможности.
-Повезло же этой княжне Репниной. Не из наших места, а вышла замуж за Рокотова. Это надо же какого мужа получила! А ты сидишь всё здесь и будешь сидеть до самой старости.

-И в кого ты только уродилась?! Я - красавица, отец твой - не дурён собой, а ты...ох ох ох, Мэри, Мэри...несчастная судьба тебе уготована, несчастная.
Совершенно непонятно откуда, но у Аделаиды Ильиничны взялись знакомые, которые вдруг стали приезжать в имение Муромских. Это были отставные офицеры пожилого возраста, большей массой - вдовцы. Двое из которых еле передвигались и проговаривали своим беззубым ртом:
-Моё почтение.
Разумеется, княжну Мэри воротило от этого унижения, но и одновременно смешило - кто же будет на сей раз и над кем можно будет потом посмеяться.
-Запомни дочь: молодого жениха тебе уже не найти. Твоё время прошло. Ты не молода. Так, что выбрось свои иллюзии и мечты - жёстко говорила княгиня, собираясь, на очередной ужин, совершенно забыв, что в какой-то степени она сама приложила руку к такой судьбе своей дочери - Соглашайся на  то, что есть. Иначе... Ты совершенно не думаешь о нас с отцом! Какой позор ты навлекла на нашу семью.  В твоём возрасте быть незамужней!  Если бы мы сейчас жили в столице, о Боже, страшно представить, что бы говорило о нас общество, впрочем, наверняка, и без того болтают....Боже, боже... какой позор. Позор!! Правильно говорит мадам Фрэнсис, ты родилась не вовремя
-Маменька, но все эти приглашённые гости....они все в прадедушки годятся, через чур старые - пробовала робко вставить своё слово княжна, хотя прекрасно понимала, что в данном случае лучше промолчать. Княжна считала, что лучше она умрёт старой девой, чем будет коротать свой век с "живой мумией".
-Старые?! О Боже, за что мне всё это! Да ты должна радоваться, что хоть такие, а всё же сватаются. В Петербурге на тебя бы никто и не взглянул! Ах, дочь....повторяю тебе в который раз: ты навлекла на нашу семью печать позора, хоть бы постыдилась говорить такие вещи...Старые. Да ты благодарна должна быть!
Ах, скольких сил и обладания стоило Мэри выслушивать все укоры, обвинения, унижения. Подчас княжна засыпала только на рассвете, заливая слезами подушку, мысленно не понимая что она сделала не так, что вдруг судьба обошлась с ней столь сурово.
Когда гувернантка твердила ей, буквально вбивая в голову, что она не красавица, когда маменька вторила тоже самое, Мэри тоже стала думать так.
Эти маленькие близорукие глаза, расположены где-то высоко, светлые, едва видимые брови и ресницы, от чего её лицо выглядело безликим, тусклым и болезненным. Огромный чуть горбатый нос, видимо доставшийся от бабки англичанки, чуть впалые щёки и тонкие, словно ниточка, губы. Заметная худоба также придавала вид некой болезненности. И рассматривая своё отражение в зеркале, княжна соглашалась с мнением окружающих. Впрочем, и приглашённые женихи, знакомясь, более не появлялись. Все надежды Аделаиды Ильиничны оказались тщетными.
-И за что природа наградила тебя такой внешностью? Все приглашенные и те разбежались...Ах, Мэри, Мэри Вот была бы ты.... - и княгиня начинала мечтать. Её мечты забредали так высоко, что она мнила себя чуть ли не в окружении императорской семьи. Вот она блистая выходит в сопровождении супруга, такого статного, высокого, гордого, и красавицей-дочерью - статной, черноглазой, очаровательной улыбкой, пухлыми губами... Но, спустившись с небес на землю, начинала трястись, причитая "за что же мне такое несчастье, как же мне теперь смотреть в глаза обществу", удалялась к себе в спальню.
Мадам Фрэнсис, уже достаточно пожилая и, совершенно, став членом семьи, своим дребезжащим голосом добавляла вдруг то, о чём никогда не говорила
-Девочка моя, не нужно витать в облаках. В Петербург тебе надо, в Петербург, авось.... -она не заканчивала фразы, бросая их на пол пути. Мэри же, внутренне сжимаясь в комочек, едва сдерживая слёзы, решала про себя сложную задачу - слушать упрёки, но потом возможно все свыкнуться и перестанут её изводить или уйти, наняться гувернанткой  и посвятить свою жизнь воспитанию чужих детей, как сделала героиня в одном из прочитанных романов.
А старая гувернантка только к старости поняла, какую ужаснейшую ошибку совершила она. Её девочка стала совершенно несчастной, без всяких перспектив к дальнейшей жизни. И это результат общих трудов.

+1

3

Княгиня Муромская, оставив-таки свою дочь в покое, занялась написанием мемуаров, своих воспоминаний о туманном Альбионе. Она вела переписку с архивами, выписала огромное количество книг по истории Англии и с головой ушла в работу. Добродушный супруг как обычно посмеивался над чудачеством,  беспокоился за свою любимую Мэри, но он мало что мог поделать - вмешиваться было не в его правилах и давал советы своей единственной дочери: ''никого не слушай, девочка моя, только твоё сердце подскажет верный путь''.
Сама же Мэри постепенно свыклась со своим положением приживалки. Постепенно её личико бледнело, догорал румянец, а глаза превращались в потухшие угольки. Чтобы быть хоть как-то полезной, девушка стала вникать в дела управления имением. Однако, её энтузиазм быстро погасила маменька:
- Вот вышла бы замуж и занималась бы управлением своим собственным домом, а не лезла в дела, которые тебя никоим образом не касаются. Чтобы я не слышала более об этом.
Но старый управляющий всё равно обращался к молодой княжне. Признаться он всегда не долюбливал княгиню. Её заносчивый и высокомерный характер вызывал в нём некоторое непонимание и раздражение. А по сему он несказанно обрадовался заинтересованностью Мэри и докладывал ей даже по любой мелочи, с молчаливого согласия хозяина.

0

4

Нежданно-негаданно в эту ясную осеннюю пору у Муромских поселилась княжна Калеванова София Андреевна. Она была дочерью троюродного брата князя Муромского.  Андрей Вонифатьевич слыл человеком весьма расточительным, к тому же был большим любителем азартных игр. Он редко общался с родственниками, а точнее не общался и вовсе. Князь Муромский был единственным человеком, с кем Калеванов худо-бедно поддерживал связь, человеком, которого он уважал.
На внезапное ухудшение здоровья князь Андрей Вонифатьевич не обращал ровным счётом никакого должного внимания - внезапные слабость, головные боли, тошнота. Иногда случалось и помутнение сознания. Дошло до того, что однажды князь попросту не смог встать с постели. Вызванный доктор покачал головой, в замешательстве заявил свой вердикт: ''странные симптомы. Мда-с...весьма странные. Температура отсутствует, да и потоотделения-с тоже нет...Странно. Мне, увы, не известно, что это может быть .... Могу посоветовать Вам, София Андреевна, только одно - молитесь''.
Несколько дней князь лежал в забытьи, приходя в сознание на пару часов. Когда часы пробили полдень, князь последний раз вздохнул, так и не очнувшись. София не находила себе места. Она осталась одна в огромном особняке близ Аничкова моста. На девятый день пришло письмо от... отца! 
''Дорогая моя, Софи. Любимая моя доченька. Это письмо ты получишь, когда меня уже не будет на этом свете... '' София едва не лишилась сознания, когда читала строки, написанные таким родным почерком, когда узнала нечто такое, от чего на время она потеряла покой. Оказалось, находясь в постоянном нервном напряжении, князь сам себя уморил. Предвидя исход событий, до того как он слёг, князь и написал это письмо. Несколько месяцев назад Андрей Вонифатьевич крупно проигрался. Его страсть к азартным играм привела к тому, что в доме не осталось ни копейки. Он метался по знакомым и друзьям, в надежде выручить хоть какую-то сумму. В результате, пришлось продать... дом.
-Мне не куда идти, родственников  нет - без каких-либо эмоций ответила Софи Аристову Петру Христофоровичу.  Именно этот молодой человек стал новым хозяином особняка. Голубоглазый, белокурый молодой человек. Его светлая тонкая кожа светилась, его нежные холёные руки пахли духами.
-Так уж и нет? Прискорбно-с, весьма прискорбно. Но я Вам советую всё же серьёзнее отнестись к этому. Я не демон, я даю Вам время. Разумеется, в течении которого Вы должны разыскать хоть кого-то из родни или знакомых и ...съехать. Не на улицу же Вам идти, в самом деле. Двух недель, полагаю, хватит.
Выхода не было. Как ни ловко было обращаться к незнакомым людям, а пришлось. В своём письме Андрей Вонифатьевич сообщил, что князь Муромский, его дальний родственник. сможет позаботиться о ней в будущем. Его имение ''находится в Двугорском уезде, да, это не высший свет, это деревня, но всё лучше чем идти на улицу в богадельню или чего хуже ...в содержанки''.  Ответ от Муромских пришёл как нельзя быстро - с двумя слугами и коротенькой запиской: ''Примите соболезнования. Ждём Вас как можно скорее ''
Софи в миг очаровала княгиню, как только её нога ступила в гостиную Муромских. Невысокого роста Густые тёмные волосы, скоромно заколотые шпильками на затылке, большие карие глаза, по-детски распахнутые, печальные, по известной причине, слегка испуганные, припухлые губки, вздёрнутый маленький аккуратный носик. Она по праву могла считаться настоящей красавицей. Даже тёмные круги под глазами и бледность, от бессонных ночей и переживаний,  ничуть не портили красивого личика.
- Ах, какая красавица! Софи - Вы очаровательны! - пела княгиня. Появление сироты-родственницы стало для скучающей Муромской как глоток свежего воздуха. - Вы прелестны! И я уверена, что Вы у нас долго не задержитесь - и продолжала ворковать, отвечая на изумлённый взгляд Софии - с такой красотой просто грех оставаться одной. Вы меня понимаете? Но будьте покойны, я устрою Вашу судьбу.
Разумеется Мэри казалась на фоне яркой красавицы  Софии серой мышкой. Слова маменьки до глубины души оскорбили молодую княжну Муромскую. Неужели судьба какой-то дальней родственницы её волнует больше, чем собственной дочери?!
-Ах, дорогая моя, в Вашу честь мы устроим праздник. Теперь уже можно. Траур кончился, а Вам нужно жить дальше. Ах, как здорово я придумала. Мммм ....мы пригласим весь уезд
- Аделаида Ильинична, а кавалеры будут? - слегка краснея спросила Софи.
- О, моя дорогая, похвально, что ты заботишься об этом. Разумеется, я вышлю приглашения очень перспективным юношам. С такой красотой тебе не составит труда очаровать кого-то из них...только выбирай и крути в руках. Ах, как же жалко, что князь Рокотов уже женат. Вы бы были замечательной парой. Моя дурёха Мэри просидела, прохлопала всё и осталась с носом. Впрочем, ей до тебя далеко, у неё и шансов никогда не было, потому что мужчины любят глазами.
- Мэри нельзя назвать некрасивой. Она очень мила.
-Софи, дорогая моя, ты ангел. Ты видишь даже в плохом - хорошее. Но будем честны. Со мной ты можешь быть откровенна. Моя дочь, как это ни прискорбно признавать, совершеннейшая дурнушка. Уже и не знаю, за что меня покарали небеса, подарив такую дочь. Открою тебе маленький секрет - я потому и не вывозила её на балы в своё время, делая вид, что занята имением, чтобы ни её ни меня не постигло разочарование.
-Вы правда считаете, что Мэри не смогла бы никого заинтересовать?
-Разумеется. Ну Софи, Вы же выросли в Петербурге, бывали на балах...
- Ну всё непредсказуемо. Знаете, нельзя знать всё наверняка.
-Глупости! Эта дурочка вернулась бы сюда вся в слезах, совершенно разочаровавшаяся. А каково мне?! Позор! Представляешь, какие слухи бы стали ходить обо мне?!  Впрочем, здесь тоже были достойные женихи. Да, они в возрасте, да и что с того. Разве с её внешностью можно рассчитывать на молодого красавца? Ну надо смотреть правде в лицо. А она...Ох, Софи, воротила нос... Вот пусть теперь... Ах, как я рада, что теперь у меня есть ты. Ты словно вторая дочь.
-Вы слишком жестоки по отношению к Марии Андреевне, хотя мне весьма лестно слышать от Вас такие слова обо мне.
-Ни чуть. Родилась бы она красавицей и проблем бы не было. Так кто ж теперь виноват... 
-  пожала плечами Аделаида Ильинична.
Княгиня Муромская сидела в своей комнате в мягком кресле. Она держала чашку и периодически отпивала из него чай. Рядом сидела, заметно похорошевшая за несколько дней и уже отошедшая от горя, София. И ни одной из них и в голову не могло прийти, что за закрытыми  дверьми стояла Мэри, глотая слёзы, прижав руки к груди, сжав ладошки в кулачки.

+1

5

С каждым днём Маше казалось, что её попросту вытесняют из собственного дома. Аделаида Ильинична занималась Софией. Для княгини появление нового человека в доме стало как глоток свежего воздуха. К тому же Софи была невероятной красавицей, что приводило в восторг княгиню Муромскую. В душе она хотела иметь такую дочь и по первости, закусывая нижнюю губу от досады, когда видела девушек рядом, сравнивала их и к своему неудовольствию злилась на Мэри - ну почему она родилась такой некрасивой, даже несколько уродливой, как считала княгиня. Будучи легко внушаемой и увлечённой натурой, в хорошенькой головке Аделаиды Ильиничны поселилась одна мысль, которая грела душу - возникновение в их жизни Софии не случайно. Само провидение смилостивилось над бедняжкой княгиней и послало ей дочь, пусть не родную, но ту, о которой она так мечтала, такую, какую она хотела видеть. В её сознание случилась подмена действительности и больной фантазии. Мэри она попросту не замечала. К чему? ''Такая замухрышка не может быть моей дочерью.''- вертелось в голове Аделаиды. 
Слово своё княгиня сдержала. Вот уже в течении нескольких недель она вся была занята в хлопотах по подготовке праздника в честь названной дочери Софии Калевановой. Аделаида лично выслала приглашения нескольким знакомым семьям, имеющих сыновей-женихов, впрочем она не постеснялась и отписать князю Рокотову. А что? Кто знает... На худой конец всегда можно развестись или... или же его супруга сама его оставит, как только узнает о измене, будущей и возможной измене, князя. Софии с её невероятной красотой раз плюнуть увлечь князя, заманить в свои сети, а там.... а там уж  и женить на себе.
Впрочем, среди претендентов, которых княгиня видела в качестве супруга Софии, были весьма достойные мужчины, ни чем не уступающие князю Александру. Среди них был и Дмитрий Павловичем Демидов* , двоюродный брат желанного князя. Впрочем всем известно, что  князь до недавнего времени был помолвлен. Однако несколько месяцев назад его невеста, Ядвига Менцовская, гордая и красивая полячка, скончалась вдруг от воспаления лёгких. Свет сочувствовал молодому и красивому князю. Но молодые девицы на выданье в тайне были рады данному событию, хотя никоим образом не показывали этого. Ведь Дмитрий Павлович снова считался завидным и желанным женихом, что активно обсуждалось в салонах (с печальным личиком, сокрушаясь, что его ''красавица невеста скончалась внезапно. Какой удар! Бедняга, он так её любил. Но время же лечит...Рано или поздно он женится''. И вот тут-то разворачивались горячие споры кто может стать претенденткой). Сам же князь Вилинский не знал какие страсти бушевали вокруг него. Он не посещал празднества, не ходил в гости. Впрочем, как выяснилось, вот уже некоторое время он гостит у своего родственника, здесь, в Двугорском. Аделаида, будучи предприимчивой особой, не могла не пригласить и его. Что ж, не один, так другой. Тем более, что второй как раз свободен. А траур? Что ж с того. Не может же он длится вечно. У Софии словно крылья выросли за спиной. Казалось, она ещё больше похорошела. Её пухленькие щёчки пылали, как только она представляла, что будет танцевать с....а не важно Александр ли это будет или Дмитрий. Обоих она когда-то видела в Петербурге, но не была представлена ибо оба молодых человека всегда были с дамами: один - с женой, второй -с невестой. Серьезно девушка подошла и к выбору платья. Ведь в этот вечер она должна быть неотразима!
-А на шею, наденешь вот это - Аделаида Ильинична открыла свою шкатулочку с драгоценностями и достала оттуда невероятной красоты ожерелье. Это была нитка маленьких драгоценных камушков, переливающихся всеми цветами радуги, готовых вспыхнуть и сгореть. - Это подарок моей матери покойного короля - княгиня приложила ожерелье к тоненькой шее Софии и продолжила, отвечая на вопрос в глазах девушки - я родилась и выросла в Англии. Моя Матушка Джейн Грей была фрейлиной королевы. Это потом её выдали замуж за русского князя, жившего в Лондоне, моего отца Илью Фёдоровича Донтиннгтон. Его семья очень много лет проживала в Англии, если не ошибаюсь, ещё со времён Петра Великого. О, они были весьма состоятельны....свой замок, земли....
-Какая у Вас удивительная история - промолвила София, слушая, как заворожённая.
-Маменька, а мне Вы ничего не подарите? - вдруг произнесла Мэри, которая сидела с книгой рядом. Она не была поглощена будущим праздником. Какой в этом толк? Ведь праздник в честь Софии, которая даже не разговаривала с ней с момента приезда, а если и говорила, то весьма пренебрежительно и сквозь зубы. Мэри сидела в библиотеке с книгой, когда сюда вошла маман, с шкатулкой в руках,  с княжной Калевановой.
-Дорогая моя, а разве  ты собираешься на праздник?
-Дорогая, Аделаида Ильинична, ну что Вы?! Разумеется Мэри будет на празднике - вдруг Софи подошла к Мэри и приобняла её за плечи, словно была её родной сестрой и любила до безумия, чем вызвала недоумение у самой Мэри:
-Софи, а Вы со мной будете разговаривать только в присутствии маменьки?
-Не поняла тебя, дорогая - мягко улыбнулась Софи
-Мэри?! Что за тон?! - подняла брови вверх княгиня.
-Всё Вы поняли. Маменька, Вы наверное не замечаете или не хотите замечать, но княжна Калеванова, а попросту Ваша любимица София, со времени своего приезда со мной и двумя словами не перекинулась и только в Вашем присутствии она обращает на меня внимание, в остальное же время...
-О, Мэри, у меня просто не было времени...и потом, ты наверное не правильно меня поняла - начала оправдываться Софии и скорее перед Аделаидой Ильиничной нежели чем перед Марией.
-Да как ты смеешь! Софи, чудесная девочка. Она так хорошо о тебе отзывается всегда. - взвизгнула княгиня Муромская - И не смей обвинять её в не тактичности. Она потеряла отца! Ты знаешь что такое остаться одной?! Или ты думаешь, что она будет с тобой любезничая обсуждать безделушки? Как же ты глупа! Софи выше всего этого. Идём, моя дорогая. - она взяла Софи под руку и вышла с ней из библиотеки.
Мэри вздрогнула от звука упавшей книги. Она даже не заметила, что положила её на колени, а не на стол. Сегодня, в эту минуту, княжна окончательно поняла, что в этом доме она чужая и что красавица Софи в прямом смысле украла её дом, её мать, и что все бы были рады и вздохнули с облегчением, если бы вдруг дурнушка Мэри исчезла. 

_________________________________________________

князь Демидов

http://sd.uploads.ru/t/BCrVo.jpg

+1

6

За несколько часов до начала праздника вся семья была возбуждена перед предстоящим вечером. Это волнение передалось даже слугам. В этом доме давно не устраивались праздники. Софи целый день не выходила из своей спальни, занятая примеркой нового платья. Мэри тоже не выходила из своей спальни дабы не вызвать раздражением маман, которая с горящими глазами указывала слугам где поставить вазоны с цветами, да где с зеленью, где приподнять портьеры, а где что убрать. Любой вопрос вызывал у неё приступ гнева.
-Барышня, а Вы будете надевать этот гарнитур - спросила служанка Анечка Мэри, открыв шкатулку с драгоценностями. Впрочем это было бы громко сказано ибо в шкатулке было всего пара серёжечек и колье с браслеткой, которые когда-то отец подарил на 18-летие.
-Хм...странно...мне уже столько лет, а ещё ''барышня''... - Мэри сидела за туалетным столиком и рассматривала себя в зеркале - Даже стыдно как-то. Давно пора уже зваться ''барыней''. Мои ровесницы уже детей воспитывают... А я всё...барышня
-да будет Вам - улыбнулась Анечка - кто Вам это сказал? - Анечка знала все душевные переживания своей барышни и всячески пыталась её поддержать.
-Ты думаешь я не понимаю и не знаю. Даже маман говорит, что в её возрасте я у неё уже была. Лгут все... Знаешь, как-то папА сказал мне, что нужно чем-то заниматься, чтобы не скучать, чтобы не думать. Только это не правда. Никакое занятие, ничто не заменит счастья любить, быть любимой и быть матерью.  - она указательным пальчиком приподняла нос
-Пожалуй соглашусь - Анечка закрыла шкатулку и принялась причёской княжны - У нас в деревне, когда я приходила навестить своих, на вечёрках только и было разговоров, что о молодых людях. Ох сколько смеху, да слёз пролито. Каждая девушка же мечтает о женихе...  Эх.... Помнится Анфису Салопий бросил, так она в слёзы- жизнь кончена, а за Арашкой так и вовсе никто никогда не ухаживал. Она вздыхала по Савчишке, да тот увивался за Лялькой, это мы так звали Анютку, дочку лесника, за её возраст - она младше всех нас. И вот подишь-ты у всех одна печаль. Ну а о чём молодке печалиться более. Ох, наслушалась я тогда, а вот поди-ка ничто не радовало. Мне-то понятно, я здесь, слава Богу, в имении, мне некогда горюшко горевать, а девушки в деревне, да зимой особо когда и хлопот никаких. Так были невеселы, так огорчены, так гневливы были. Я бывалоча прибегу, расскажу им, дабы развеселить, что здесь в доме делается, а они только и вздыхают о своём. Я же говорю - о чём печалиться, впереди всё, обязательно для каждой девушки найдётся по душе добрый молодец, а они в смех, глупости я говори. Жизнь у них,подишь-ка ты, кончилась - осьмнадцать, а они....Ей Богу, смешно даже, я-то старше их буду, лет так на пяток, что же мне в прорубь тогда с головой?
-И что же дальше? - она понимала горести деревенских девушек, впрочем так же понимала и свою любимую Анечку.
-Теперь все они, барышня, расхвачены. Анфиса вышла за Фёдора-кузнеца из соседней деревни, за Арашку посватался кучер Агафон, то что с чубом златым. И вдруг счастливые стали. Оно понятно конечно. Только  знаете, что отныне гутарят? ловко орудуя шпильками, Анечка закалывала волосы своей барыни в незамысловатую причёску, рассказывала о судьбе деревенских девушках-подругах.
-Что же?- Мэри слушала и в тоже время решала важный для себя вопрос.
-Что каждый сам решает быть счастливым или несчастным. И что счастье не зависит от наличия любви. -Анечка воскликнула так, что одна шпилька упала на пол.
-они правы... наверное вздохнула Мэри.
-возможно. Но, барышня, даже Вы вот сомневаетесь - ползая по полу в поисках шпильки, проговорила девушка - Только вот вопрос...фух -  она встала, раскрасневшись, убрала со лба выбившиеся прядки волос из под ленты Вот вопрос - от чего до своего счастливого замужества они не были счастливыми? Что им мешало? Почему они не делали всего то чего делают сейчас раньше? В чём была причина?  Почему они к этому выводу пришли, только выйдя замуж, барышня!?  Нет... все изменились, барышня, все. Это я это сразу почувствовала. Видимся мы редко, здесь вон сколько работы, но видимся, а однако, изменились. Заметно это стало сразу. В разговоре, поступках... да мало ли в чём ещё...
-Столько вопросов... Анечка, я не знаю, что тебе ответить. У меня нет замужних подруг и незамужних тоже нет. Впрочем у меня нет никаких подруг. Даже не знаю к счастью это или нет
-Кухарка мне однажды сказала  ''гони ты, Анютка, от себя всех подруг, гони''
-Знаешь что ... Лучше мне сегодня не спускаться в низ - вдруг проговорила Мэри.
-И пропустить праздник?!
-Всё равно никто не заметит моего отсутствия. Ведь все заняты новоиспечённой подопечной моей маменьки
- Барышня?! Ну...ну потанцуете...
-Да кто меня пригласит? Аня?! Ты посмотри на меня!
-Ну как же...кавалеров-поди столько будет
-Кавалеров говоришь? Будут, разумеется. Только для всех них я никто. Они, наверняка, и согласились-то приехать из-за Софии.
-Сомневаюсь
-Аня, да помнишь ли ты, чтобы в нашем доме последнее время вообще кто-нибудь был из молодых людей? А тут вдруг приняли приглашения
-Ну от чего же? Помниться были у нас...
-А хахаха это те пожилые старички, что приглашала маман для меня? Ну тогда да, бывали
- обе девушки засмеялись, прикрыв ладошкой рот.
-Ох, Аня, ну и насмешила ты меня...ох, с тобой только я и могу посмеяться от души
-Так, барышня, заговорились мы с Вами...одеваться пора, а то неучтиво

+1

7

Вся гостиная Муромских сверкала и сияла. Всюду цветы и большое количество свеч. Аделаида Ильинична возбуждённая торжеством вместе с Софией стояла в дверях, встречая гостей.
-Ах , как я рада, что вы посетили нас...это такое радостное событие...- говорила она всякий раз, как только подходили новые люди.
Софи улыбалась. Её глаза сияли, словно, звёзды. И в эти минуты она была чудо как хороша! Княгиня Муромская не ошиблась, когда восторгалась красотою молодой девушки. Комплименты, улыбки, смех, радостные восклицания, звуки флейты, первые танцующие пары, переплетение рук ... Аделаида Ильинична любовалась своей подопечной. Она уверовала окончательно, что София - её единственная дочь.
-Барышня, возьмите шампанское - вдруг раздалось над ухом Мэри, которая стояла в стороне и наблюдала за всем происходящим.
-Ах, Анечка, ты меня напугала - вздрогнула она, повернув головку и увидела, что перед ней стоит её верная служанка и держит на подносе несколько бокалов игристого напитка - не хочу я, уйти хочу...
-Нет-нет, барышня, нельзя.
-Да от чего же!? Кто-то из гостей пожелал мне доброго здравия? Я подошла к маменьке, дабы тоже поприветствовать гостей. И знаешь что она мне сказала? Что бы я не позорила её, ушла и старалась весь вечер не подходить.
-Барышня... - служанка не знала, что и сказать. Княгиня уж слишком жестока к своей собственной дочери. Тем более в такой день. И как ни ломала голову крестьянка, она так и не могла понять - отчего княгиня Муромская так прилипла к молодой княжне Калевановой и видеть не хочет свою родную дочь.
-Странно, но я даже нашла в себе силы ответить. Я сказала, что это мой дом тоже. А маменька....маменька посмеялась. Сказала, что я её позор и крест и что она видеть меня не желает. Анечка, ты же видишь.. maman всем представляет Софи как свою дочь...все в то и уверовали.
-Ну и пусть даже так. А Вы не уходите. Назло.
Мэри улыбнулась, взяла бокал и отошла от служанки в сторону.

-Чудесно выглядите Софи - шептал на ушко молодой княжны один из гостей - Вы просто покорили сердца всех присутствующих. Ах, как же я завидую тому чьей супругой Вы станете...Вы - настоящий бриллиант.
Софи слушала, томно смотрела и кокетливо опускала глаза.
Воистину праздник в её честь оказался выше всех похвал. Музыка гремела, гости танцевали  без устали, восхищались молодой Софией...
-умница, Софи - одобрительно кивнула Аделаида Ильинична - Ты очаровала весьма достойного человека. Впрочем, у меня было ни тени сомнения на этот счет. Этого дурака охмурить не стоит ровным счётом ничего. Впрочем, моя дурочка Мэри даже на это не способна. Запомни, девочка моя - напутствовала княгиня в перерывах между танцами, когда мужчины собрались в кучки бурно то-то обсуждали, громко смеялись,спорили, а дамы обмахиваясь веерами пили лимонад, шампанское, кушали мороженое в фарфоровых креманках, - твоя цель - это князь Демидов. Вон он стоит рядом с графом Кургановым. Да, да...именно он. Положение, деньги... всё это тебе обеспечено. Ну и не нужно сбрасывать со счетов его внешность и качества. Он красив, добр, благороден и знает чего хочет. Ну да, немного дерзок, шутливну и что с того. Девочка моя, вы будете восхитительной парой и уж будь уверена, я не пожалею ни копейки для празднования вашей свадьбы.
-Аделаида Ильинична, Вы очень добры ко мне.
-Ах, какие пустяки.
- она заломила кисти рук , что раздался тихий хруст. - Вечер - чудесный. Как давно я так не веселилась.... пожалуй, со времени моей собственной свадьбы... и она оставив девушку, подошла к группе дам, которые что-то живо обсуждали.
-Аделаида, дорогая - начала одна из дам, то была графиня Рейнбок - но помниться, у Вас же был дочь...Ваша, родная, не наблюдаю её здесь.... Ведь Софи, хоть и прелестна, но она не может....
-О, Вы правы....Мэри. Моя - дочь Мэри. Она здесь. Мэри! Мэри! Ах, вот ты где...подойди сюда, дорогая. Нельзя же прятаться от людей весь вечер. Ох, простите её....Она не привыкла, когда в доме столько гостей.
-Но, маман, Вы же сами попросили меня...не привлекать внимание. - Мэри сделала глубокий вдох -  Ведь этот вечер посвящён Софии
-Глупости какие....ах, не слушайте её. Болтает девочка
-Аделаида, Ну что Вы. Разве Ваша дочь девочка? Она уже барышня - все дамы засмеялись, а Аделаида Ильинична улыбнулась, хотя в душе она хотела выцарапать газа Мэри - ну надо каково! так и думала, что непременно что-то ляпнет, опозорит!
- Мда - вдруг проговорила одна из дам  - неудивительно, что несколько лет назад, дорогая княгиня, Вы так и не представили дочь в свете...печально бы было, весьма печально.
-Ну не всем рождаться красавицами - протянула Муромская
-Наверняка, Мэри - Вы не замужем. Нет? Но Ваш возраст?! Давно пора!!!! Впрочем, я так и думала. Неудивительно. Это ужасно, ужасно. Хуже доли и не придумаешь.
-Да, да....старая дева..ужасно
-Кошмарно

-Аделаида Ильиничная, сочувствую Вам...Иметь дочь - старую деву....как это печально. Никогда не видеть дочь счастливой, не иметь внуков! Пустая жизнь, никчёмная...
Мэри затряслась внутри, готовая заплакать, но она сдержалась, улыбнувшись:
-хуже участи не придумаешь, когда выходишь замуж и делаешь вид счастливой жизни....напоказ - и резко повернувшись, ушла. Но после её ухода дамы продолжали обсуждать, что для каждой женщины важно выйти замуж. Это статус, это долг, а иначе и и жить-то не зачем.

Тихо закрылась дверь. За огромным окном, выходящим в сад , было уже темно. Мэри вышла из гостиной в коридор, прикрыв за собой дверь, подошла к окну, поставила бокал на подоконник и зарыдала, закрыв лицо ладонями. И ей было безразлично, что глаза будут опухшими и красными, а на щеках будут пятна. Всё равно никто и внимания не обратит, да и всегда можно уйти в свою комнату. Вся горечь, боль выходила наружу со слезами. Она никак не могла понять отчего именно ей была начертана такая судьба. На проповеди отец Иоанн говорил, что каждый человек приходит в этот мир с определённой миссией. Для женщины - это быть женой, матерью. Но с какой миссией она была послана? Уж лучше было бы во все не рождаться или умереть во младенчестве. Впрочем, каждый несёт свой крест. Господь мучился на кресте, прибитый гвоздями, он понёс страшную боль за людские грехи. Но так же тяжела физическая боль, как и душевная. Боль людского осуждения, людских насмешек, указаний и поучений. Мэри хорошо понимала, что прошло её время, когда можно было или хотя бы возможно было что-то изменить. От этой мысли становилось ещё больнее. Сердце было изранено, настолько, что кажется там не было живого места. И только затянувшиеся раны, сочились немного, как кто-то обязательно наносил новые... Вряд ли такое сердце можно излечить, никакой целебный бальзам не способен на это. Ибо раны-то затянуться, покроются коростой, короста отскочит, но останутся следы. Постепенно слёзы перестали литься и , как это бывает обычно, наступает покой и безразличие. Она взяла бокал, выпила залпом до дна и разбила его о пол. На губах княжны появилась ядовитая улыбка - так же как этот бокал, разбилось когда-то, возможно как только она начала подрастать, её сердце, на множество мелких осколков. И всё уже тогда  стало предопределено - разбитого никогда не склеить, а потому она никогда не познает, что такое счастье. Настоящее, не лживое, не притянутое, не навязанное... Она медленно нагнулась и подняла один из осколков, безразлично посмотрев на него. Её усталые глаза посмотрели на закрытую дверь, за которой раздавались звук музыки и смех. В миг ей стало противно от всего этого. - Какие же все лицемеры - прошептала она и сжала кулачок, забыв, что в руке осколок. Секунда, резкая боль и тонкой горячей струйкой по ладони побежала кровь, оставляя на полу капли.

0

8

-барышня! Вы....ой, кровь....откуда? Вы поранились?! - воскликнула Анечка, войдя в коридор. Она видела как её барышня скрылась за дверью и решила удостовериться всё ли хорошо.
-нет. Мне даже не больно - ответила Мэри твёрдо.
-дайте-ка я притру тут и руку Вашу обработаю. Негоже Вам - засуетилась Анечка, поставив пустой поднос на подоконник и принялась вытирать кровь с руки барышни своим передником.
-Прости....Я доставила тебе хлопот. Это случайно вышло
-Да что Вы! Я не виню Вас вовсе. - и тихо добавила  - я слышала, что они там болтали....так и хотелось опрокинуть поднос с шампанским прямо им на голову, а особливо Вашей матушке
-Я же говорила, что не стоит мне появляться здесь....благодарю тебя - Мэри провела пальчиком по раненой ладони - Прости, я всё же доставила тебе хлопот. Вот передник придётся менять. Анечка, хорошо что ты у меня есть. - улыбнулась Мэри. Правда улыбка получилась грустной и слегка натянутой.
-Я тоже рада, что я служу у Вас....Позвольте мне пойти надеть чистый передник
-Разумеется. Со мной всё в порядке. Правда.
Анечка сняла передник и умелым движением стёрла кровь с пола и, взяв поднос подмышку, вышла в другую дверь, ведущую в людскую.
Мэри снова посмотрела в сад и вздохнула уже легче, как только закрылась дверь за служанкой. Впрочем в её голове был рой мыслей. От чего всё так несправедливо. За что она должна выслушивать эти насмешки и упрёки. По щеке предательски побежала слеза. Снова отчётливо всплыли слова: ''Не всем рождаться красавицами ... Наверняка Вы не замужем ... Но Ваш возраст''. Слёзы снова брызнули из глаз. Ох, лучше удалиться с этого праздника, всё равно никто ничего не заметит. Уж лучше подняться к себе, зажечь свечу, удобно устроиться на балкончике и смотреть вдаль. Впрочем нет, оттуда будет слышны музыка и... и смех из бальной залы. Лучше взять книгу и уютно устроиться в постели. Хотя и это не подойдёт. Настроение было такое, что  читать вовсе не хотелось. Тогда можно пойти в кухню... Но тогда назавтра весь дом будет знать, впрочем все и так всё знают, но после сегодняшнего ещё больше будут судачить... Вот так, получается в своём доме даже пойти некуда. Мэри настолько погрузилась в свои мысли, что даже не заметила как открылась дверь.
-Ох, простите....я не думал, что здесь кто-то - вдруг раздался мужской голос. От неожиданности Мэри вздрогнула. Она быстрым, уже привычным,  движением руки вытерла слёзы. Ещё не хватало, чтобы кто-то посторонний заметил её в таком состоянии.
-Вы что-то здесь забыли, сударь? - она слегка поправила волосы и обернулась. Перед княжной стоял молодой человек. Его широко поставленные темно-серые глаза смотрели так спокойно и весело,даже слегка насмешливо, что Мария не могла не улыбнуться. Ей показалось, что она знает незваного гостя. Но не могла вспомнить где могла видеть или откуда могла знать. - Александр Николаевич? - единственное что пришло ей в голову. Но под этим именем она ни кого конкретно не имела ввиду, а назвала просто первое что пришло в голову..... просто так.
-Простите...Вы наверное меня с кем-то перепутали...Аааа я кажется понял. Вы имели ввиду моего кузена, князя Рокотова? Но, вроде бы, совершенно не похожи
Мэри догадалась кто стоит перед ней. Ведь молодой человек сам назвал соседа Муромских кузеном, значит это князь Демдов, с кем так жаждет породниться маменька через красавицу Софию Калеванову.
-Разрешите представиться. Князь Дмитрий Павлович Демидов
-Мария Андреевна  - проговорила Мэри и снова посмотрела в окно. Ну почему всё так? И что этот человек здесь забыл? Там же София, все поют ей хвалебные песни, слагают стихи о её красоте и кроткости.
- Ну что ж, Мария Андреевна....вот и познакомились. Но от чего Вы здесь? От чего не со всеми? Кажется уж начали танцевать мазурку...А Вы.... Вы  что, плачете?
- С чего Вы решили? - Мэри снова обернулась и быстро вытерла побежавшую слезу. Вот ещё, плачу! Ничего подобного! - Просто попало что-то в глаз
-Ну да, обычно так и поступают:  укрываются во время всеобщего веселья в полутёмном коридоре в совершенном одиночестве, чтобы вытащить соринку. Простите мне мою бестактность. Я просто видел как Вы стояли в стороне, а потом скрылись за этой дверью
-И что с того?
-Да ничего. Я подумал, вдруг нужна помощь
-А Вы всем бросаетесь помогать? Вот так - спросила Мэри и в её голосе послышалась нотка смешинки.
-Нет не всем...ну почти всем. Вот Вам захотелось
-От чего же?
-В Ваших глазах я прочел грусть
-Интересно, где это Вы могли прочитать?
-Вы знаете, я сам не знаю, что я здесь делаю. Несколько дней назад я приехал к кузену, развеяться. Вы наверное слышали о гибели моей невесты. Прошло полгода, немного даже больше, а я никак не могу отойти и этот праздник....Я думал, что здесь будет весело.
-Ваши надежды оказались неоправданными?
-Да не то чтобы ... Общество премилое. Хозяйка само очарование. Её дочь - красавица невероятная. Вы вот здесь... Знаете что, давайте вернемся в зал.

При упоминании о Софии внутри Мэри всё сжалось. И она сама не ожидая от себя ответила:
-Ах, что Вам нужно от меня. Вы, кажется, куда-то шли, вот и подите... Оставьте меня в покое
-Простите, я верно чем-то Вас обидел. Я сказал что-то не то - недоумевающе проговорил князь.
-Кажется Вы говорили что-то о мазурке? Составьте компанию кому-нибудь 
-А вдруг я хочу станцевать мазурку с Вами
-Со мной? Шутку я оценила
-С чего Вы взяли, что я шучу... Признаться, мне наскучило  общество Жюли Алтуфьевой  - князь заложил руки назад и стал прохаживаться взад-вперёд - Фальшивых улыбок и манер мне хватает в столице. А этой женщины в особенности
-Не понимаю. Зачем же Вы приехали к нам?
-Ну я же сказал, хотел развеяться. А тут ещё посыпались вдруг  приглашения на мой счёт.
Мэри не удержалась, засмеялась, прикрыв рот ладошкой. Ну конечно же! В деревне такое скрыть просто невозможно.  В уезд приезжает молодой князь, не обремененный семейным положением, пусть даже в трауре, хотя он сам сказал, что прошло уже полгода. Как там говорит обычно маменька - богат, молод и честен? Разумеется, все семьи, имеющих барышень на выданье, захотели пригласить в гости Демидова.
- Вам смешно? Вот-вот, со стороны наверное так и есть. Думаете я не понимаю? А  приглашение на просто отобедать - это скучно, мне будут сватать своих дочерей, а вот праздник с танцами, это уже кое-что... И вот я здесь. Но снова столкнулся с натянутыми улыбками. Впрочем и барышень здесь не много
- Может Вам просто показалось... Мы живём далеко от столицы и не знаем Ваших законов. Мы здесь такие какие есть. И то что Вам кажется фальшивым, на самом деле настоящее, просто возможно наивнее
- Люди везде одинаковые. Но от чего Вы говорите ''мы''? Только не говорите, что Вы причисляете себя к ним
- Я - часть этого деревенского и, как Вы выразились, фальшивого общества с натянутыми улыбками
- Нет...не часть. В противном случае сейчас Вы были там, а не здесь

0

9

Мэри не знала что и ответить. Действительно, что она тут делает? Уйти, уйти непременно и давно нужно было это сделать. И ей вдруг стало стыдно от того, что она стоит перед молодым человеком и ломает комедию. Да он прав! Тысячу раз прав. Разве маман не устроила этот вечер, чтобы Софи могла завлечь в свои сети кого-то? Разве эти томные взгляды и улыбки не являются фальшью? Разве ей самой не приходится притворяться? Да всего несколько минут назад! В зале! Ей пришлось сдержаться, хоть и ответила несколько грубо на вопросы стареющих, но считавших себя ещё молодыми, матрон. А ведь могла ответить деликатно, мудро, с достоинством,  как это делают в книгах. Она такая же фальшивка как и все, только они это делают напоказ, а она...она...изображает из себя примерную барышня, хотя в душе терпеть не может их общество. Впрочем, если бы она имела какой-то вес в обществе, имела бы всё то, что положено иметь женщине в её лета, то и не было бы, возможно, этой неприязни. Какая же лицемерка! Лицемерка!   Комок подошёл к горлу и Мэри едва сдерживалась, чтобы слёзы не выступили на глазах. Ну от чего она такая? От чего? Ах, они честны в своём бесчестии, а она...
-Вы правы - тихо произнесла Мэри- люди везде одинаковы. Возможно даже, что некоторые хуже, чем кажутся как должно быть глупо она выглядит сейчас: испуганная, бледная, с пустым взглядом... Нет, уйти, уйти сейчас же. - Князь, Вас должно быть заждались в гостиной, прошу простить меня и она сделала шаг в сторону, чтобы удалиться.
-Я хочу выйти в гостиную с Вами...Вы хотите уйти? А как же танец?
-Я уже сказала Вам, пригласите кого-то ещё. Сегодня приглашено много барышень, которые были бы счастливы составить Вам компанию. Например, Софи...Вы представить себе не можете как она танцует. Её движения так плавны и легки.
-А я уже сказал Вам, что хочу с Вами...

Мэри покачала головой ''нет''  и ответила: ''Всего доброго, князь''. На губах появилась улыбнулась, но  вышла она грустной и какой-то неуверенной.
И закрыв за собою дверь, девушка остановилась и прижалась спиной к стене, вздохнув с некоторым облегчением.  Зачем мучить своё сердце? И хорошо, что не осталась. Зачем? Чтобы потом придумывать, из-за этой фантазии не спать... И Мэри готова была двинуться вперёд. Но вдруг, что-то заставило её остановиться. Если она сейчас уйдёт, то уже никогда, никогда не будет ни малейшего шанса даже просто поговорить с кем-то посторонним.  И, развернувшись,  решительным движением открыла дверь, которую закрыла за собой несколько секунд назад
-Не знаю, что у Вас произошло, видимо что-то серьёзное, но я рад, что Вы изменили своё решение - первое, что услышала княжна,ещё не войдя в коридор. Князь стоял на том же месте и улыбался, держа руки за спиной. Мэри легко, словно проплыла, подошла к нему:
-Вы правы - проговорила она, но думая о своём, добавила - и пусть они думают, что хотят
-тогда мазурка? - Дмитрий Павлович протянул руку и Мэри вложила в его ладонь свою маленькую, но вполне изящную, холодную, что ощущалось даже через перчатку, ладошку.
-Говорят, люди, у которых холодные руки, имеют очень доброе и горячее сердце - вдруг шепнул ей князь на ухо, когда они вошли в зал. Мэри подняла  на него свои большие глаза и вдруг, сама от себя не ожидая сказала,  довольно мрачно:
-А ещё говорят, что холодные руки у тех, у кого сердце давно мертво
- Тогда позвольте мне оживить его

Софи кокетничала, репетируя основную атаку перед боем за сердце князя Демидова,  с одним уже не молодым,  довольно несимпатичным, но достаточно обеспеченным, графом Н-ским. Он шутил, но шутки выходили плоскими и прескучными. Софи наигранно смеялась, периодически зевая, но скрывая это за веером, изображала интерес, но периодически стреляла глазками по сторонам в поисках князя Дмитрия. Графу было приятно, что  с ним беседовала такая красавица. Признаться, он, овдовев вот уже как два года назад, давно подыскивал себе жену. На праздник он был приглашён исключительно из уважения, однако сам граф воспринял это несколько иначе. Разговор вдруг перетек в русло сельского хозяйства. Граф хвастался своим капиталом и приобретенным недавно имением. А хорошенькая княжна кивая,  едва не уронила бокал шампанского из рук, когда увидела, что князь Дмитрий, вошёл в зал не один. Интересно где он был? И вошёл.... с кем?! С Мэри?! Где...где они и когда успели познакомиться? И как? Как случилось так, что в зал вошли вместе, держась за руки!
-Прошу меня простить, граф, но я вынуждена Вас оставить. Мне нужно переговорить с ...С Марией Андревной - резко остановила Софи своего кавалера.
-Оооо, княжна, а я как раз думал поведать Вам каких быков я приобрёл намедни.
-не сомневаюс, что это была интересная история, но... в другой раз

-о, я буду ждать...история и впрямь весьма занимательна - кивнула Софи и быстро направилась прямиком навстречу вошедшей паре. 
-Ах, вот Вы где, а я искала Вас - пропела медовым голосом княжна, как только оказалась подле Маши. Впрочем глаза хорошенькой княжны выдавали её, поскольку смотрела она исключительно на князя, но вопрос задала вовсе не ему.
- вот как? - князь принял вопрос на свой счёт. В эту минуту раздались звуки музыки - прошу простить нас, Софи... как Вас по батюшке? мы с княжной Марией Андреевной намерены танцевать. Уверен, что Вы тоже. Ведь наверняка Ваши танцы расписаны, книжечка вся заполнена? И Ваш поклонник ищет Вас - и, подарив Софии улыбку, повёл свою спутницу в центр залы.
Софи же проводила их испепеляющим взглядом. ''Ничего. Танцуйте. Всё равно эта серая мышь ни на что не годна. Поди из жалости и пригласил'' - мысли хороводом кружились в головке молодой особы. Она раскрыла веер, сказалась уставшей на приглашение какого-то гостя, отошла в сторонку и принялась наблюдать за танцующими.

0

10

Укутавшись в мягкое пуховое одеяло, Мэри с ногами сидела на широком подоконнике и смотрела как из-за пышных жёлтых шапок деревьев, ибо на дворе стоял золотой и теплый сентябрь,  появляются первые лучи солнца.
Сентябрь был удивительным месяцем года. Начало осени. Листья начинают переодеваться в желтый, багряный, пурпурный цвета, создавая вокруг хоровод ярких красок. Месяц, когда утром  уже студёно, а днём ещё тепло, но не жарко.  Воздух пропитан свежестью, августовскими яблоками с  запахом дыма крестьянских костров. А  небо приобретает тот нежный оттенок голубого, становится таким глубоким, будто хрустальным, что  вся земля находится под хрустальным куполом , только дотронься и он рассыплется на тысячи, миллион кусочков серебра. Удивительное время года. Птицы ещё поют, но уже не так задорно. Они собираются в стаи и только ждут от кого-то команды, чтобы лететь туда, где тепло, где ласковый ветерок будет ласкать их мягкие перышки, туда где свежесть утра будет вызывать радость и песня, тонкая мелодия, сама вырвется из трепещущей грудки пернатых. 
В сентябре ещё можно сидеть на террасе или в беседке и пить чай, как это делали Рокотовы. Удивительно, но даже по утрам, в их доме стала собираться шумная компания. Позавтракать стали приезжали сёстры Долгорукие. Княгиня Мария Алексеевна с радостью отпускала девочек в соседнее имение. Последнее время она несколько смягчила свой нрав, оставив затею на счёт Лизы и господина Неврева, тем более, что сейчас у Рокотовых гостит брат Натальи Александровны, князь Михаил Репнин и кузен князя Александра, Дмитрий Демидов.  Никто не знает, действительно ли княгиня изменилась или это затишье перед бурей. Владимир Штерн также стал бывать по утрам у Рокотовых. Молодой человек гостил в имении родителей всё лето и до поздней осени, а потому с радостью принимал приглашение в дом Рокотовых в начале на тихий ужин. На пару дней  к Наташе приехала Жюли Алтуфьева. Она терпеть не могла сельскую жизнь, ей претило все, что связано было ней. Однако, узнав, что князь Демидов  решил погостить у своего кузена, напросилась всё же в гости, зк немало удивлению Натальи, захватив свою подругу графиню  Ручейкову, молодую, но бойкую девицу двадцати лет. Словом, у Рокотовых в эти сентябрьские дни царила весёлая молодёжная компания. Утренний завтрак , прогулка, пикник у реки, затем все кто жил поблизости разъезжались, а к вечеру собирались снова и тут уже и ужин, и всевозможные игры, карты, ссоры, примирение, снова прогулка, выезд на лошадях, танцы…приглашение Муромских все приняли с радостью, за исключением Наташи и Александра. Первая была занята ребенком, у Николеньки стал резаться первый зубик, второй – не захотел ехать один, без супруги. Словом, сентябрь был спокойным  в этот год, но удивительно насыщенным.
Мэри тосковала… Она не знала, что происходит в соседнем имении, её никто не приглашал, да и не мог пригласить, ибо не знали о её существовании.  Прижавшись лбом к холодному стеклу  и пытаясь рассмотреть вспыхнувшие краски на ещё темном, но слегка уже посветлевшем сентябрьском небосклоне, оставила стекло запотевшим от своего теплого дыхания. Мэри поёжилась и ещё крепче укуталась в одеяло. На душе было тяжко. Словно какой-то ком, образовавшийся внутри, поднимался всё выше и выше, и готов был вырваться наружу. Она сжала свои тоненькие пальчики в кулачок так сильно, что ногти вонзились в  кожу, оставив красные следы, а в правой ладони, где была ранка от разбитого бокала, появились капельки крови. Но княжна этого не заметила. В голове проносился рой мыслей. Вчера, а точнее всего несколько часов назад …
Слова, улыбки, звуки музыки, … словно этого ничего не было, а было только недовольство маменьки. Даже в такой день, когда, казалось бы, её мечта  почти осуществилась, ведь князь Демидов был весьма любезен с Софи. Мэри видела, как он что-то сказал ей на ушко, та засмеялась, прикрывшись веером, опустила в пол глаза, прошептала что-то в ответ и снова засмеялась, засмеялся затем и князь. В глазках Софии появился тот загадочный блеск, который появляется обычно у барышень, когда они влюблены, и предмет обожания либо отвечает взаимностью, либо  вот-вот ответит. Князь несколько раз приглашал её то на кадриль, то на польку, то на полонез и два раза на вальс, угощал мороженым и шампанским. От всего этого, от разгоряченной близости князя  у Софии кружилась голова, горели щёки. Минуту она была готова сгореть вся без остатка.
Аделаида Ильинична сияла, как новый золотой, от счастья. София всё же оправдала её надежды. Князь пойман в сети. Пусть он в начале не обратил на неё внимание, просто дурнушка Мэри вылезла. Зато сейчас он вместе с Софи,  а там… там недолго дождаться предложения руки и сердца, свадьбы, переезд в Петербург, ближе ко двору, а там….ох, а там балы, празднества, званные обеды и ужины, возможно даже в кругу Императорской четы, маскарады, салоны в именитых домах , не то что тут в глуши, в деревне. Здесь только Долгорукие, Корфы да Рокотовы из именитых фамилий.  Других жителей уезда Аделаида не признавала, ибо они были не столь известны и не столь богаты. В особенности ей совершенно не хотелось общаться с Погодиными, которых любила принимать у себя Долгорукая Мария Алексеевна, ни с четой Штернов, ни с Невревым поскольку выгоды от общения с ними она не видела никакой. И так, праздник удался на славу. Все были довольны. Прощаясь , князь Дмитрий  дольше обычного держал руку княжны Софии  в своей и поцеловав, не сразу отпустил. С Мэри же он сухо попрощался, точнее, просто кивнул головой.
-О, мы будем рады снова видеть Вас в своём доме, во всяком случае на встречу , ведь мы соседи с Вашим кузеном Александром Николаевичем – пела от счастья княгиня Муромская Дмитрию, намекая, что не плохо бы было пригласить   в увеселительный кружок Рокотовых прекрасную Софию – передавайте ему и его супруге Наталье Александровне нижайший поклон.
А потом, как только гости разошлись, Аделаида Ильинична шипела:
- Как ?! Как можно было допустить, что князь на первый танец пригласил Мэри? Это просто немыслимо! Я не хотела, чтобы кто-то вообще видел её на этом празднике. Разумеется, запретить прямо не могу, но я была уверена, что она уйдёт! Всё к этому шло…. Где они успели пересечься?!  Ах, как неприятно, неприятно всё это.  Ну, всё же, дело выгорело, – потирая руки, говорила княгиня – Мэри  хахаха даже и надеяться ни на что не может. Рядом с тобой, моя дорогая Софи, она серая мышь. Твоя красота поразила князя, это было заметно. Он не отходил от тебя всю вторую половину вечера. Если бы не эта дурнушка, то и весь вечер был бы твой.
-В начале он и говорить со мной не хотел, потащил в круг танцующих Вашу Мэри
-О, ну что ж… это доказывает, что он всё же галантный кавалер. Бросить, бедняжку Мэри посередине залы у всех на виду  было бы не учтиво и некрасиво с его стороны, а так он сделал ей всего лишь одолжение, ибо ему  стало жаль её.

0

11

Губы Марии дрогнули. Слова матери каждый раз с болью отзывались в сердце.
«Он сделал ей всего лишь одолжение».
«Ему стало жаль её» .
«Мэри  хахаха даже надеяться ни на что не может. …она серая мышь».

Княжна даже сама не заметила как заплакала. Горячие слёзы ручьём побежали по щекам, оставляя мокрые следы. Она сжала зубы и закрыла глаза, от чего слёзы почему-то побежали ещё сильнее. Этот ком внутри, как она не силилась, всё же вырвалась наружу.
«Он сделал ей всего лишь одолжение».
Разумеется, разговаривая с князем, Мэри ни на что не рассчитывала. Она прекрасно осознавала свои возможности. Воспитываясь в глуши, сама по себе, у неё не было навыка общения. В романах, которые она  читала, все девушки , в таком же положении как и она,  бойко общались с вдруг появившимися из ниоткуда принцами. Но  здесь было одно преимущество, причем достаточно существенное – все героини были красавицами. Мужчины любят глазами.  В первую очередь они оценивают внешность, а уже потом поведение и душу. Увидев девушку, вряд ли мужчина скажет «ах, какая у неё  тонкая душа, какие мысли!». И праздник наглядно это доказал.  Впрочем…по началу князь показался Мэри совершенно другим….и зачем во время мазурки и после  он рассказывал ей про свои увлечения, своих друзей, особенно про какого-то Васю Шеховского, который постоянно попадал в разные истории, постоянно проигрывается в карты, но зато честен в дружбе, да и вообще добрый малый;  про старую княгиню Залесскую, неснимающую никогда с головы забавный чепец с лентами и большим бантом сзади, она посещает все праздники в Петербурге, иногда выезжает в Ригу, откуда она была родом, и всегда всех оценивает, через пенсне,  с критической точки зрения, нюхает табак, курит трубку и пьет только рижский кофе; что мазурку нынче в столице танцуют по-другому, а полька вообще вышла из моды; спросил а что сейчас читают в провинции и слышали ли про Жорж Сад, которым, а точнее которой, упивались все столичные барышни («редкостная дрянь, не читайте этого»); что князь Засекин имеет вставную челюсть и ночью кладёт её в скан с водой, и ставит его почему-то в буфет , а однажды ночью его супруга хотела попить воды, да спросонья что-то напутала, взяла стакан с челюстью, да как закричит и потом не могла заснуть до утра от испуга.  Сам же князь Залесский Палдимич за весь праздник не встал со своего стула, а только из графинчика попивал тоненькими глоточками мадеру, хлопал в ладоши поговаривал «ах молодежь нынче не та, вот мы бывало так закрижимся, что тут же и падали на пол… дааа и барышни тако же. Прям вот так и падали».  И князь Дмитрий пояснил, что Залесский  в молодости много пил оттого и падал всё время, тянув за собой партнёршу, так, говорят, он и познакомился со своей супругой, которая рассмотрела в нём нечто такое чего не замечали другие. С тех пор Палдимич и пить перестал, но и более не танцевал.  За несколько минут Мэри узнала много совершенно нового и окунулась в совершенно другой мир, от которого она была отстранена каким-то невидимым барьером, и все её попытки перешагнуть через который  были тщетны. Неужели всё это была игра? Но зачем? Зачем было слушать внимательно её болтовню про жизнь такую далекую от столичной. Посмеяться? А потом рассказать, тому же другу Шеховскому, как на одном из балов он с умным видом слушал одну провинциальную дурнушку?  Как же это глупо…. Глупо вот так сидеть и реветь на подоконнике не из-за чего, глупо слушать, что говорит maman, глупо так жить… 
«Он сделал ей всего лишь одолжение».
Неужели вся жизнь пройдёт вот так? Уехать бы куда-нибудь….только куда? Не зная мира, не зная ничего можно только погибнуть. Ну, от чего? От чего ей Господь предписал вот так страдать? От чего? За что? Ну почему кто-то достоин и семейного счастья, и  свободы, а она нет. От чего она родилась именно такой, без шарма и очарования.  Очень много вопросов мучило бедное и измученное сердце молодой княжны. Сбросив одеяло на пол, она, в одной ночной рубашке до пят, ходила по своей маленькой комнатке, словно в клетке. Остановившись  вдруг посередине комнаты,  в голове пробежала мысль: А что дальше? Что дальше? Для чего жить? В чем смысл жизни? Получается она никогда не узнает, что значит по-настоящему любить и быть любимой, не узнает что значит когда кто-то заботиться о тебе, а ты о нём, не узнает что такое обычные человеческие объятия, да даже просто, когда кто-то очень любимый лежит рядом и слышть ровное дыхание,  в своём доме, да что там и своего-то дома не будет никогда, она не услышит детского смеха, никто никогда не назовёт её «мама», она никогда не познает настоящего женского счастья, счастья материнства.  Ни-ко-гда! Никогда! Никогда!!! И однажды она проснётся в холодной постели уже маленькой старушкой, одинокой старушкой, которую все позабудут и никому она не будет нужна.  И жизнь прошла …и кто будет потом молиться за её душу…никто. Одна. Кругом одна. Как в пустыне. Недавно пришло письмо от Лизы Долгорукой…пара строк… всего лишь ответ на отчаянное письмо Муромской … как всегда «держись, не плачь, Господь поможет»  и далее о своей будущей свадьбе о том какое же счастье, что её и Сонечку пригласила к себе однажды Наташа Рокотова, а там был её брат, князь Репнин и что теперь много времени проводят вместе, да так весело, а недавно он сделал ей предложение  ''правда маменька этого не знает ещё'' …. Разве может она, невеста князя Репнина, понять её, несчастную Мэри. Сытый голодного не разумеет, как богатый – бедного.
Волосы выбились из под чепца. Она с силой сорвала его с головы и швырнула в сторону.  Ещё после праздника, вытащив шпильки из волос, на ночь княжна не заплела как обычно волосы в косу, а просто убрала их под чепец. И потом сейчас они волнами рассыпались по плечам и спине, доставая почти до пола.
Наступило оцепенение. Мэри повалилась на кровать и долго-долго смотрела в потолок. Ах, если бы она могла умереть сейчас. Вот сию минуту. Всё равно здесь она никому не нужна, никто и плакать не будет. Даже не заметят. Всё равно  нет смысла жизни. А там, там она будет рядом со своим Отцом, её создателем.
-Пресвята Богородица, помоги. Господи помилуй мя грешную….что за дурные мысли лезут в голову.  А если….
Мэри поднялась. Она подбежала к зеркалу и посмотрела внимательно на своё отражение в нём.
-Не у всех же есть только один путь…интересно, мне подошёл бы чёрный клобук?   Как-то во сне я видела себя в чёрном облачении, монашеском. Вдруг….Господи направь меня. – проговорила она и испугалась своего хриплого голоса.
Но вдруг стало легче. Она быстро собрала волосы в пучок, заколов шпильками. Умылась студёной водицей, которую Аннушка принесла ещё с вечера. Оделась, без помощи своей служанки-наперстницы, и вышла из комнаты.
Во всём доме стояла мертвая тишина. Мэри знала, что в этот час никто и не встанет. Все спят. Она свободно прошла в кухню, где мирно потрескивал огонёк в печи, а недалеко, на лавке,  спала кухарка, покрякивая во сне. Наверное, сниться  как вернулся её муж, сторож  Фрол. Он уже недели четыре как ушёл к своим в деревню , проведать стариков-родителей, да и более не давал о себе никаких вестей. Мужики приходили из деревни, но  Фрола там никто не видел. Нет мужика. «Барыне покамест не сообчали». Беглый крепостной.
- Осерчает барыня – говорили мужики – авось вернётся, можа  полюбовница где, намилуется да вернётся, а нет, тадысь и сообчим.
Мэри взяла из буфета несколько плюшек,  блюдечко с вареньем, кусок ветчины с молочным кисло-сладким соусом, две картошки,  кофейник, правда уже остывший, но в нём оставалось ещё немного кофе, который так любила пить на ночь и утром Адеилаида Ильинична. Княжна боялась, что может разбудить кухарку, а потому  ходила босая. Но видимо та спала настолько крепко, что если бы сейчас выстрелила пушка , то  они и  не проснулась бы. Покряхтела, почмокала бы своими тоненькими губами, ахнула, да повернулась на другой бок. Завернув продукты в большую теплую, пуховую шаль, укрепив кофейник, чтобы кофе не пролился, и блюдечко с вареньем, Мэри прошла в конюшню;  растолкала конюха Ваську, сорокалетнего мужичка с темной с проседью бородкой, велела оседлать ей Бурку. Васька недовольно проговорил себе поднос, мол, чудит барышня, в эдакую рань, когда пастухи ещё дрыхнут,  собралась куда-то, не иначе как на свиданьице, но лошадь запряг и помог забраться барышне на неё, подав ей потом узелок.
-Сусе Христе, храни нашу барышню – перекрестил он удаляющуюся фигурку молодой княжны – авось вырвется от этой ведьмы….пущай человек бы тока был хороший…  - и завалился потом снова спать.

0

12

Как хорошо осеннее утро. Свежий ветер смешанный с запахом дыма бьёт в лицо, обжигая щёки. Опадавшая листва, ровным ковром стелилась по дороге. Лошадь шла ровно, но достаточно скоро. Мэри торопилась. Проскакав по тропинке через лес, она оказалась на берегу реки.
Холмистая местность позволяла беспокойной реке обнимать берег, как змея, дважды  дугообразно. Тропинка из леса расходилась. Одна вела к берегу, где
был удобный спуск к воде, не было осоки и камышей, чистый, песчаный берег и тихое течение. Здесь  устраивали купальни в летний жаркий период. Сейчас на берегу остались несколько досок.  А вот вторая, поворачивала немного вправо, приводила путника к крутому обрыву. Здесь уже было сильное бурлящее течение. Легко соскочив с лошади и привязав её на опушке леса, Мэри двинулась по тропинке, ведущей к обрыву.
Втянув в себя осенний воздух, княжна закрыла глаза, постояв так несколько минут. Журчание воды, пение птиц и в остальном тишина...Было немного прохладно и Мэри зябко повела плечами. Положив свой узелочек на землю, развязав его и вынув содержимое, она ловко расстелила шаль. Удобно усевшись на неё, концами укутала ноги, принялась завтракать. Когда происходило что-то нехорошее , по утрам княжна всегда отправляла к крутому берегу встречать рассвет и завтракать. Минуты, проведенные на едине с природой, давали ей силы жить дальше. Большой огненный шар поднимался из-за горизонта. Мэри пила кофе прямо из кофейника. Пусть он был холодный, это не имело значения. Разве её сердце сейчас не покрылось коркой льда?
''Интересно, что в эту минуту делает князь Дмитрий? Наверное ещё спит. Ведь праздник закончился практически под утро'' - вдруг пронеслась мысль и Мэри потрясла головой, словно сейчас вылетят все буквы, составляющее подуманное предложение.  - Не буду думать. К чему мне всё это.Зря вообще я вчера осталась, да ещё и танцевала. Мне следовало бы уйти - проговорила она в слух.
''Если бы можно было написать картину, наверное со стороны выглядит это красиво. Я сижу на берегу реки, смотря на прекрасный рассвет. Сколько ещё будет в жизни таких рассветов и чо они за собой принесут''. Фыркнула лошадь и Мэри обернулась. Бурка стояла мирно поодаль и спокойно жевала траву. У неё тоже был завтрак в живописном месте.
-В твоей компании завтракать куда приятнее - улыбнулась Мэри своей ''компаньонке''. Торопиться было некуда. В доме наверняка все будут спать до обеда. И княжна, раскинув руки, легла на сухую пожухлую траву. Небо было чистым, мягкие пушистые облака уходили в даль. Вот сейчас бы взлететь и долететь до облака, прыгнуть на него , потом на другое и так прыгать по облакам. Вот было бы счастье! А потом полетать над землей. Посмотреть сверху вниз. Мэри как ни силилась, не могла представить как всё выглядит с высока. Наверное красиво, необычно и миниатюрно. В книгах написано, что когда любишь, то взлетаешь словно птица...Нет, нельзя думать об этом. Не нужно. Не нужно думать или мечтать о несбыточном, то что не доступно. Это всё равно что инвалиду без руки или ноги мечтать, что когда-нибудь она отрастет. Напрасные и болезненные мечты. А всё же, если вдруг....Нет, нет, нет. Не вдруг. Никогда. Мэри поднялась и снова потрясла головой, словно это как-то спасёт от посещавших мыслей, положив ладошки у висков.. Бурка снова что-то фыркнул.
-ты права, глупости всё это - обратилась Мэри к лошади, будто та сказала ей что-то или ответила - и хватит выдумывать себе, это ужасно плохая привычка, хватит мечтааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааать - произнося довольно громко последнее словно, оно словно поглотилось, княжна закружилась на месте и получилось только ''аааааааааааааааааааааааааааааааааа''.

0

13

Наслаждаясь спокойствием, созерцая величие осеннего утра, Мэри и  не подозревала, что в её отсутствие дома разразилась буря. Аделаида Ильинична проснулась с сильнейшей головной болью. Несмотря на успех вчерашнего предприятия, её настроение было испорченным с утра.
-Нет, я решительно не понимаю и отказываюсь понимать - негодовала она. Её домашний наряд ещё не был снят. Длинный китайский шёлковый расписной халат, кружевной с лентами чепец. В её холёных ручках было письмо. Его принесли ещё вчера, но княгиня была так погружена заботами о празднике, что совершенно позабыла о нём. Это было сообщение от супруга. Он по-прежнему находился в столице, там вдруг у него возникли какие-то непредвиденные обстоятельства в связи с наследством Калевановой и князь так запутанно всё объяснял, что Аделаида Ильинична как ни силилась, так и не смогла понять что же там произошло. Ясно было совершенно одно - князь вернётся не скоро. Княгиня ходила из угла в угол, судорожно соображая. - Впрочем, может оно и к лучшему. Здесь от него всё равно никакого проку. на её указательно пальце правой руке блестел большой перстень с массивным агатом в кружевной серебряной оправе. Она редко снимала его с руки, даже когда спала. И сейчас, при утреннем  освещение, он переливался в бликах солнечных лучей. Княгиня положила письмо на туалетный столик и, вытянув руку вперёд, полюбовалась камнем. - Хм...красив - и позвонив в колокольчик, велела подавать завтрак в столовую.
-А что если нам пригасить к ужину князя Демидова... Ну не его одного, разумеется - рассуждала княгиня за завтраком.
-Аделаида Ильинична, возможно ли это - проворковала счастливая Софи, слегка покраснев. Князь действительно произвел на девушку невероятное впечатление. Она настолько была поглощена им, попав под его обаяние, что всё утро не сомкнула глаз и, как водиться у женщин, лежала, представляла, мечтала и припоминала каждую минуту вечера, проведённую с ним, каждое слово, каждый взгляд, каждое прикосновение.
- От чего нет!? - воскликнула изумлённая княгиня - Софиии откуда такая неуверенность. Ах, моя дорогая, мы с тобой вместе такие дела провернём. И так, я сию минуту напишу приглашение. Не думаю, что князь откажется, ведь он так вежлив был, ну и потом отказаться, значит проявить знак неуважения.
-Ох, неужели мне ещё доведётся свидеться с князем
-Свидишься, свидишься и не только, моя дорогая. И никто не помешает вам...кстати, где она?
- в эту минуту повисла пауза. Софи сделала вид, что не поняла к ней ли обращается княгиня, она продолжила пить чай, а служанка Пелагея, стоявшая поодаль, замешкалась и тоже не поняла к ней ли был вопрос.
-Так я не поняла. Пелагея?! В чём дело?
-Барыня, простите, не сообразила я
-А ты последнее время вообще мало стала соображать. Вчера вот мороженое гостям подавала подтаявшее!
-Да что Вы, барыня, наговор это
-Наговор говоришь? Я сама видела! Совсем от рук отбилась. Наверное розгами ни разу не потчевали, тогда глядишь и сообразительней стала бы и расторопней. Так где моя дочь?
-Мария Андреевна?
-Ну разумеется! Экая ты бестолковая.
-Мария Андреевна ещё рано утром куда-то уехала...- пролепетала служанка
-Чтооо?! Куда это она уехала? Утром говоришь? Вон пошла!

0


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДВУГОРСКИЙ УЕЗД » Кружится в вальсе нитка, сплетая дивный узор...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC