"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Не время

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время года: Осень
Дата: конец сентября
Время действия: вторая половина дня
Место действия: дворец Императора
Участники: Николай I, принцесса Мария
Краткое описание  действия: Разные слухи бродят по дворцу, трудно в них разобраться, отделить вымысел от правды. И, кажется, вдвойне труднее, если ты сама плохо разбираешься в русском языке. Обрывки фраз, услышанные тобою, могут, блуждая по сознанию, породить вполне несвоевременные выводы. Мария помнила, что при упоминании фамилии "Корф" Император мрачнел, и лёгкий непринужденный разговор между ним и цесаревичем превращался в надменно циничные высказывания. И если Александр не стремился скрыть своих чувств, то Николай, в свою очередь, не желая при Мари устраивать трёпку сыну, просто становился холоден.
Мария слышит в кулуарах диалог о Корфе, припоминает, что будущий император в последнее время выглядел отстраненным, молчалив был, и, соответственно, принцесса сразу чувствует что-то неладное. И, смеем заметить, в последнее время между ней и Императором установилась уважительно доверительная связь, и Мари отправляется именно к нему, чтобы сообщить о потенциальной опасности для жениха.

Отредактировано Николай I (31-01-2015 17:58:37)

0

2

За последние несколько недель между Императором и принцессой – установилась некая искренне дружественная связь. Другое дело, Императрица явно не жаловала чрезмерные похвалы, адресованные невесте его сына, столь часто произносимые самим Императором. «Полноте, Шарлотта! Я просто радуюсь чуду, которого удостоен Александр». Мари была рассудительна, хоть и не всегда имело выводить правильные заключения. Была мила, хоть слегка и нелепа. В неё чувствовалось некое простодушие, которое не сыскать у фрейлин и которое давно уже покинуло всё нутро Императрицы. Её молодой голосок веселил, коль сколько смеяться в её присутствии над мелкими промахами этикета Николай не смел.
Милое создание напоминало ему собственную дочь, младую пока что, весёлую и слишком нетерпеливую. Да, характером не в Мари, но кудрявые локоны, вытянутый носик и чуть пугливая улыбка – квинтэссенция внешне ребяческой натуры.
Император и Мари часто прогуливались по дворцовому парку, обменивались наблюдениями, и Николай с радостью слушал рассказы о Дармштадте. Стало быть, с Мари он виделся даже чаще, чем с собственным сыном.
И каждый раз после милой спокойной прогулки в сердце появлялась тоска, однако сейчас оставить дворец и кинуться в объятья Даши он не мог. И уважение к супруги не позволяло, и государственные дела не требовали отлагательств.
Весь тот день был посвящен докладам и приёмам. Официальные речи перемежались со строго конфиденциальной информацией. Росписи на указах так и пестрили, и без приглашения никто уже не допускался к его Великодушию.
Впрочем, одна особа всё же сумела прорваться сквозь неумолимую стражу.

0

3

Что за чудо быть погруженным в монотонную, но важную работу, ту, о коий не всякий мечтает, и услышать вдруг голосок родственной души, взволнованный и столь прелестный! Император не сразу же сумел оторваться от доклада и первых слов принцессы так и не расслышал. Но только по виду Мари, по её дрожащим пальцам и слишком низкому реверансу было понятно, что будущая императрица не посмела бы по пустякам наведываться к Императору.
По меньшей мере было бы неприлично!
- Мари, моё почтение, - мужчина нехотя отложил исписанный лист бумаги, медленно поворачиваясь к девушке, - смею спросить, что стряслось? Вы выглядите взволнованной, что не подобает царской особе. 

0

4

- Милейшая принцесса, если я буду отвлекаться на всякое услышанное неверное слово, у меня попросту не будет времени и на минуту сна!
Опять Корф!
Но эта фамилия более не занимала думы государя. Он был полностью уверен в действенном функционировании своей тайной полиции, и если и вправду что-либо замышлялось... ктому же, милейший и самый преданный друг цесаревича, Жуковский, не преминул бы сообщить Императору, если бы шалость Александра выходила бы за рамки уместного. Спорное, правда, суждение, но воспринимать всерьёз столь трогательное волнение он не мог. Мало ли что услышала молодая принцесса, опьянённая любовью барышня? Да и вышеупомянутая фамилия редко произнесена была в стенах дворца. Принцесса могла попросту ослышаться.
- И Вам, принцесса, я посоветовал бы не придавать внимания кулуарным разговорам.
Другое дело - Нарышкина! Её-то слухам и словам можно было доверять, она-то знала, как истину-то вычленить из потока невразумительностей. Но она была в Сибири.
[i[Жаль. [/i]
Император хотел было снова возвратиться к работе, но в последний момент всё здравый смысл возобладал над раздражительностью. Некрасиво было бы с принцессой так поступать, да и, может быть, стоило наградить её, наоборот, добрым словцом? Не к супругу нерадивому побежала, а к самому Императору!
Милое дитя.
- Полноте, Мари, - Император нехотя поднялся, сделал пару шагов в сторону девушки, мягко дотронулся до её локтя, чуть сжимая, - я не хотел Вас обидеть. Понимаете ли, государственные дела просят в наивысшей степени внимания, и любая хоть и мимолётная новость отвлекает и, смею заметить, раздражает. - лёгкий кивок головы, - Мари, Вам не о чем переживать. Во дворце есть уши - и не только наших фрейлин - которые не допустят никакой угрожающей жизни цесаревича оплошности. Вы бледны, Мари, присядьте.
Он проводил девушку до кресла, сам налил из кувшина воды с розовыми лепестками и протянул принцессе. С одной стороны хотелось, чтобы она быстрее покинула его покои, с другой - Император уже понимал, что вернуться к серьезным делам будет непросто. И, давайте не будем тешить себя сомнениями, отнюдь не Корф будет витать в сознании государя.
Снова Мари, милейшая Мари, добрая, серьёзная, чуть смешная. Драгоценная душа, но для дворцовой жизни стоило хотя бы разрешить себе приобрести хотя бы тончайшую каменную оболочку. Воспринимать каждый шорох всерьёз, бояться каждой пылинки, переживая за супруга...
Не гоже, Мари, не гоже.
Рука Императора легла на плечо девушки. Взгляд степенно пробегался по покоям, простор мысли сужался до наиболее приятных возможностей, тех, которые могли бы послужить для Мари уроком. Если принцесса так испугалась выше упомянутой фамилии - информация, распространяемая по дворцу, явно отличалась от действительности - так почему бы не организовать им встречу? Корф показал себя хоть и вольнодумцем, но в его преданности и дворянской чести Император более не сомневался. Он не посмеет обидеть будущую императрицу, а разговор с ним, особенно в виду взволнованности Мари и услышанных ею разговоров, был весьма кстати.
- Мари, я вижу, вы взволнованы. Надеюсь, вы не сомневаетесь в моих словах? Но, мне кажется, в данном случае можно и перестраховаться. Я вызову барона в Петербург, и у Вас самой появится возможность вопрошать его об услышанном.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC