"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Из бездны к свету


Из бездны к свету

Сообщений 1 страница 50 из 512

1

Время года: осень
Дата: 23 октября и далее
Время действия: вечер и далее
Место действия: поместье Корфа
Участники: Дарья Ливен, Михаил Федорович Волконский, Владимир Корф, обитатели и гости поместья - по желанию.
Краткое описание  действия (не менее трёх строк): прошли сутки с тех пор как князь Волконский вновь увидел дочь, которую считал погибшей.   Только вот что будет дальше? Как долго продлится ее глубокое беспамятство? Какой и когда вернется она к свету из той бездны куда рухнула не выдержав повторного возвращения кошмара и вида убитого ею человека? Кто знает...

Отредактировано Владимир Корф (17-02-2015 12:49:13)

0

2

Владимир проспал почти сутки. И накопившаяся усталость и бессонница, и боль и кровопотеря и облегчение навалившееся вслед за колоссальным перенапряжением и жестоким эмоциональным стрессом - попросту выключили его из жизни. Он открыл глаза лишь когда за окнами стало темнеть. Еще не шевелясь он перебрал в памяти все произошедшее накануне. Волконского, Дашу, экипаж с трупами, толпу крепостных, и со вздохом поднялся с постели. К слову он так и уснул одетым - крепостной который помог ему подняться по лестнице лишь стащил с него сапоги и укрыл одеялом. Корф улыбнулся - лишь такую заботу - точнее ее самый необходимый минимум - он и готов был принимать от окружающих. И прислуга его, вышколенная в его холостяцких привычках и знавшая его нрав - не лезла с чрезмерной опекой. Он на секунду в ужасе подумал что в доме Даши его пожалуй бы и раздеть не поленились, и поневоле поежился. После целых суток сна силы в основной мере вернулись и если его и пошатывало слегка - то лишь от остаточной кровопотери которая восполнится лишь через день-два и в большей части от голода. Но мыслить ясно уже ничто не мешало. Плечо болело сильно, но чувствительность уже восстановилась, и это не могло не радовать. Удержать кувшин одной рукой и умыться было невозможно, поэтому пришлось позвать Данилку, и с грехом пополам обтереться прохладной водой, умыться,побриться и вообще привести себя в порядок с его помощью. Одеваясь Корф бросил взгляд на часы. Скоро должны были подавать ужин. Вспомнив вчерашнуюю картину он невесело улыбнулся. Не удивлюсь если Волконский все это время не на шаг не отошел от ее кровати. И если и спал - то лишь в кресле рядом. И уж наверняка навряд ли что-то ел - как собственно и я сам. Рубашка с широкими рукавами натянулась относительно легко, но думать о том чтобы вдеть раненую руку в плотный рукав сюртука, для чего ее требовалось бы отвести назад и согнуть - было невозможно.  Поэтому он пристроил руку на перевязь сооруженную из черного шейного платка, набросил сюртук на плечи и спустился вниз. Поймал пробегавшую Анфиску, велел подавать ужин для гостей а если князь Волконский через четверть часа не выйдет к ужину - то подать ему ужин отдельно прямо в спальню к Даше. Найдя Григория и Никиту он вызнал у них что трупы все еще у исправника но тот-де уже заходил, расспросил Агафью, возможно зайдет сегодня еще поговорить с барином после чего обещался выдать разрешение на похороны. Поблагодарив верных слуг Владимир попросил их распространить по сарафанному радио наказ о том что любой проболтавшийся о том кто гостит в его доме - будет немедленно продан. И мог быть уверен в их молчании по крайней мере - большинства. Крепостные Корфов беззаветно любившие прежнего хозяина и побаивавшиеся и уважавшие нынешнего в большинстве умели держать языки за зубами - вон сколько лет никто о положении Анны не проболтался. Но вот полностью уверен он быть не мог, как бы ни хотелось. Карла Модестовича вызвав к себе он командировал в городской дом в Петербурге с каким-то на ходу выдуманным поручением, и лишь закончив со всем этим - когда в столовой уже начинали позвякивать ножи и вилки - запер кабинет изнутри и через внутреннюю дверь постучал в комнату Даши.

0

3

Как и предполагал Владимир,князь Волконский покидал комнату дочери лишь за тем,что бы предоставить ее в заботливые руки горничной,которая пришлась ему по нраву.В особенности тем,что она обращалась с его дочерью,как с маленькой девочкой,какой она и казалась рядом с Агафьей.Затем он возвращался и вновь устраивался в кресле.От предложенного обеда князь  отказался,лишь несколько раз наполняли графин с водой,а больше ему и не требовалось.Пару раз за ночь он задремал в кресле,но просыпался,словно от толчка и несколько минут всматривался в спокойное лицо дочери,прежде чем вновь откинуться в кресле.
Ночь и последовавший день Даша провела в том же беспамятстве,лишь изредка учащалось дыхание,но она быстро затихала.Волконский разговаривал с ней,порой сбиваясь и повторяясь от усталости,от которой отмахивался,и снова начинал какой-либо рассказ,впрочем уверенный,что дочь его не слышит.И тем не менее он говорил и говорил и говорил. О детях,которые ждали ее,и про себя был несказанно рад,что не сообщил детям о гибели их матери.Они ничего не узнают и ,когда увидят ее,для них не будет это шоком.Говорил о матери,которая переживала о ней,и опять же подумал-что теперь будет?Вернется Лидочка в своем отношении к дочери к прежней не любви или действительно изменилось все?
К вечеру Даша снова начала учащенны дышать,напрягая руки и проворачивая кисти,будто выкручивая их из захвата.И теперь уже не успокаивалась так быстро,как прежде.Придвинув кресло ближе,Волконский обеспокоенно наблюдал за ней,смачивая изредка губы водой.

0

4

Владимир вошел беззвучно и какое-то время молча рассматривал представившуюся ему картину, а потом негромко заговорил
- Вам надо отдохнуть, Михаил Федорович. Доверьте ее мне на ночь.

0

5

Волконский вздрогнул и обернулся.Он и не расслышал,как стучал и как вошел Владимир.Окинув его взглядом,он вновь повернулся к дочери
-рад видеть Вас,Владимир Иванович.Я не устал,что бы оставлять ее,не настолько

0

6

- Вы хотите довести себя до полного изнеможения? - мягко спросил Корф, проходя в спальню. Он склонился над кроватью, внимательно вглядываясь в лицо Даши, и осторожно провел ладонью по ее волосам. Очень хотелось поцеловать ее но... как ни странно он не мог сделать этого на глазах у ее отца. Она была такая бледная.... Даша-Дашенька... что же ты видишь сейчас....и видишь ли вообще что-либо..... Он как никто другой понимал Волконского, ведь и сам же провел почти неделю без сна лишь бы не отходить от нее ни на шаг. Но как ни странно его это слегка покоробило. За эти дни он так привык быть с ней наедине что возникшая в первый же день, когда он ушел оставив Дашу наедине с отцом мысль вернулась и скребанула по душе острыми коготками. Да, неразумная, нерациональная, неправильная, ведь что может быть естественее желания отца остаться наедине с дочерью которую обрел лишь чудом! И в то же время не мог отделаться от ощущения что теперь.... теперь у Даши есть защитник получше. И теперь он не настолько нужен ей. Да и вообще им обоим. Это уединение отца с дочерью казалось почти священным и ощущалось поневоле словно закрытая дверь. Тет-а-тет в который не допускался никто другой - так и воспринялись слова Волконского. Да, воспринялись неверно, он это знал, наверняка князь и не думал прогонять его. Но все же.... как же он злился на себя за эту нерациональную глупую ревность, за абсолютно необоснованое чувство ненужности.... А все равно ничего поделать с собой не мог - нет-нет да и мелькала мысль -т ак может не ломиться в закрытую дверь и оставить их одних?- Впрочем он сделал еще одну попытку - Михаил Федорович. Вы нужны ей в полных силах, а не настолько уставший чтобы быть вынужденным оставить ее.

0

7

-может Вы и правы,барон,может Вы и правы-отозвался Волконский,впрочем не вставая с кресла.Он вынул часы из кармана жилета,посмотрел на циферблат,будто не совсем понимая,какое же сейчас время-утро или вечер,и наконец захлопнул позолоченную крышку -судя по всему сейчас ужин.Так поужинайте,Владимир,объяснитесь с Вашими домочадцами,а после я оставлю ее с Вами и поднимусь к себе
Волконский понимал чувства Владимира,и то что желание остаться с Дашей продиктовано не только заботой о его здоровье.И хоть была для него она все той же маленькой девочкой,в особенности сейчас,будучи такой беззащитной,отцовской ревности у него не было.

0

8

- Я не хочу никого из них видеть или говорить - по крайней мере сейчас - медленно отозвался Владимир со странным ощущением которое не мог ни понять до конца - любая характеристика была бы чересчур однобокой и неверной. Но неожиданная уступчивость Волконского - после только что твердого намерения не уходить слегка сбила его с толку. Или он сам недостаточно владел собой и позволил своим противоречивым чувствам отразиться в голосе? Или Волконский действительно больше чем просто человек наделенный даром чувствовать душу собеседника? Этого было не понять. - К тому же мои гости прекрасно чувствуют себя и без моего общества. И достаточно хорошо знают меня чтобы не требовать объяснений. Если вам тоже не хочется слушать разговоры в столовой то если пожелаете - ужин вам подадут прямо сюда

0

9

-сюда.Думаю,Вы поймете меня,если я скажу,что не хочу ничьих разговоров или заинтересованных взглядом-голода он не ощущал,но прошло достаточно времени с тех пор,как он последний раз ел.Встав с кресла,Волконский с хрустом прогнулся в спине и потер шею ладонью,потом усмехнулся-ох возраст,мне бы Ваши годы,Владимир Иванович,мне бы Ваши годы-посмотрев на дочь,которая снова затихла,медленно перевел взгляд на Корфа-поужинаете со мной,барон?Уважьте старика

0

10

- Не наговаривайте на себя, князь - уголок рта тронула улыбка, и про себя он порадовался что предугадал его желание насчет ужина. Мелькнула мысль - интересно каким был Волконский в молодости и не удержавшись он произнес вслух - Но не думаю что вы и в двадцать пять и в двадцать были таким как я сычом, по любимой характеристике Репнина.

0

11

-о нет,не был.Я любил веселые,шумные гулянья,сумасбродные выходки и красивых девиц-засмеялся Волконский,одевая сюртук-ну сычом Вам теперь не бывать,Владимир Иванович-покачал головой князь,все еще улыбаясь-боюсь,Вам этого уже не позволят

0

12

Владимир лишь улыбнулся - гуляний, выходок и девиц и в его прежней жизни хватало с избытком -но все это было внешнее, образ жизни молодого офицера, гуляки и бретера каким он был для всех. Пожалуй только Репнин и знал какой темный и глубокий омут под всем этим таится и даже он не рисковал туда соваться. А подумав о будущем - снова пожалел что не может подобно Волконскому отринуть сегодняшний день и просто твердо и спокойно верить в будущее. "Вам этого уже не позволят"... да хотелось бы верить. Но как думать об этом видя перед собой это бледное лицо на подушке и слыша это прерывистое дыхание. Скрипнула дверь ведущая в коридор, Анфиска как ей и было велено вкатила столик на колесах с сервированным ужином, и вопросительно взглянув на хозяина удалилась когда он молча кивнул на дверь. Корф жестом пригласил Волконского сесть, но так и не заставил себя раскрыть рта. Господи... с этим человеком хотелось говорить и говорить. Это ему-то который мог сутками не раскрывать рта и с огромным трудом сходился с новыми людьми. А с князем хотелось именно беседовать - обо всем на свете, расспрашивать, узнавать, рассказывать что-то самому. Но он - смешно сказать - странно робел перед ним. Не желая показаться болтуном или непоследовательным. Еще один человек чьим мнением о себе он дорожил и боялся лишним словом или жестом как-то подорвать или извратить его... Странное состояние, непривычное. И если во время их предыдущей беседы общее горе сблизило их настолько что он отбросил всякие рамки то сейчас общая радость и общая тревога - лежавшая тут, на кровати - словно замыкала ему уста. Ведь как еще все будет с Дашей. Очнется ли. И когда..... О другом возможном исходе он не хотел и думать, но нет-нет вползала черная туча в мысли и от нее не было никакого спасения

0

13

Волконский молча наблюдал за Корфом,не обратив внимания на вкатившую столик крепостную.О чем думал пожилой князь по его лицу было нельзя,лишь из глаз исчезли искорки наигранного веселья и появилась задумчивость.
Кивнув,князь сел в кресло у столика и жестом указал на кресло напротив.И только когда Владимир опустился напротив,спросил
-Вы допускаете мысль,что она может не очнуться,верно?

0

14

От неожиданного вопроса он вздрогнул. И хотел было ответить что-то деланно-бодрое как это сделал бы на его месте Мишель. Но он не мог. Владимир переплел кончики пальцев опертых в подлокотники рук и поднес их к губам, словно бы пытаясь задержать собственные слова, и ответил не сразу. Но ответил честно
- Стараюсь не допустить. Очень стараюсь. Но.... я не приучен ожидать лишь хорошего.

0

15

-хм.Вы выжили в дуэли,после которой в принципе не могли остаться живым.Благодаря ей.В дальнейшем она же спасла Вас,когда от Вас отказался врач.Вы вновь обрели ее,когда уже похоронили.Она пришла на помощь,когда не было шанса на спасение в схватке  в экипаже.И Вы по прежнему видите темное яснее чем светлое в отношении ее?-недоверчиво спросил Волконский и наполнил бокал вином из хрустального графина.Отпив пару глотков,он поставил бокал-она выкарабкается,барон.Можете не сомневаться в этом

0

16

- Сыч. - поневоле усмехнулся Корф - Я во всем чаще и яснее вижу темное, такова уж моя суть. Я слишком долго проклинал Бога чтобы так, за раз научиться ему доверять. Он раз за разом сохранял мне жизнь - не для того чтобы подарить счастье. А лишь для того чтобы вновь и вновь испытывать на прочность. Как бумажный фант котенку - поманить - и отобрать. и снова поманить, и снова отобрать. Этакая "когда переломишься" только игрок в ней лишь один. Но вы правы. Она должна выкарабкаться. - он бросил взгляд на бледное лицо, на опущенные ресницы и с болью добавил - Должна!

0

17

Волконский понимающе посмотрел на него и приступил к ужину.Вопросы,подстегнутые словами Штерна о жестоком обращении,снова стали осаждать его,но князь решил ,что сейчас не время задавать их.Потом,он узнает все потом.И все же
-как Вы нашли ее?Как узнали,что это не ее тело?

0

18

Владимир долил в его бокал вина, плеснул и себе и откинувшись на спинку кресла принялся катать бокал в ладонях.
- Я не сразу это узнал. Когда вы ушли с кладбища, а я остался у могилы..... кровавый покров цветов на могиле, крест, раздирающая душу боль, холод дула у виска обещающий избавление.... Ко мне подбежал какой-то мальчишка. Он что-то кричал и когда добежал - вручил мне записку. И кольцо.
он перегнулся через ручку кресла и дотянувшись до бессильно вытянутой вдоль одеяла руки Даши осторожно погладил ее пальцы
- Вот это кольцо. Я сам надел его ей на палец - в день перед пожаром. А тут... Он начал нести какую -то околесицу... что "Дарья Михайловна велела передать"...
Я не мог понять что это - дурацкий розыгрыш или чья-то злая шутка. Честно говоря подумал... подумал что ее убили и перед смертью заставили написать записку. Сняли кольцо и отправили его вместе с запиской мне.

Отредактировано Владимир Корф (17-02-2015 15:15:18)

0

19

-она отправила Вас записку с кольцом?Или ее заставили это сделать?Для чего?-нахмурился Волконский,посмотрев на кольцо на пальчике дочери,на ее личико и вновь перевел взгляд на собеседника

0

20

- Полагаю чтобы поиграть. Господин Ливен оказался большим любителем игры в кошки-мышки - мрачно процедил Владимир, отпил вина и глубоко вздохнув откинулся на спинку кресла. Пришло время рассказать Волконскому обо всем - умалчивая о некоторых деталях. И он стал рассказывать. Мерно, неторопливо, глядя словно бы сквозь собеседника, потому что отражавшиеся в его глазах чувства могли сбить с рассказа. Он рассказал о трактире, локоне и рассказе служанки. О доме в Петербурге и страшном послании оставленном для него Константином. О бабушке Матроне, о платке, и о своей находке в лесной избушке. Опустив эпизод с ловушкой устроенной для него троими мужиками у избушки он рассказал о трактире Игната, о его рассказе про Грушевое и о том что нашел там записку уже от самой Даши. И заканчивая рассказ на том как подъезжая к поместью Константина он узнал в трактире что человек с женщиной проехали впереди совсем недавно - сказал главное- Смысл этой игры был даже не в том что он устроил для меня дикую гонку напрегонки со временем и вехами указующими путь. А в том - что я не знал еще - жива ли она на самом деле, или он попросту заманивает меня ее призраком. Миражом. Ее вещами которые могли были быть взяты у нее и до пожара, образом какой-то женщины игравшей ее роль для тех кто потом сообщал мне дорогу... Если бы знал наверняка что она жива - написал бы вам до того как поехать ее искать. Написал бы с дороги. А когда приехал и нашел этого проклятого бастарда в его логове - одного - то и вовсе разуверился, и решил что он попросту поразвлекся.

0

21

Волконский не изменился в лице,лишь глаза потемнели,едва ли не став черными.В его душе поднимались гнев и ярость,клокочушая и бурная,как горный поток.В то что говорил Корф поверить было сложно.Это скорее напоминало сюжет какой-то драмы,приправленный ужасами.В то что реальный человек может так обращаться с женщиной,было уму не постижимо.Волконского передернуло,когда он представил то,что увидел Владимир в столице.А представить то,что пришлось вынести его дочери из-за больного разума свалившегося невесть откуда выродка,было вообще невозможно
-и Вы ее нашли..-проговорил Волконский наконец

Отредактировано Петербургский житель (17-02-2015 17:24:24)

0

22

Ох как не хотелось рассказывать дальше. Рассказывать о последнем и самом страшном испытании которое Константин устроил Даше. И больше всего - сознаваться в том о чем в последние два дня непрерывно корил сам себя. Но рассказать пришлось. Волконский имел право на правду. И Владимир рассказал. О том что нашел Константина одного. О его ехидных намеках из которых невозможно было понять - жива в конце концов Даша или нет. О допросе с пристрастием который он устроил бастарду. О выстреле и жутком признании которое тот сделал под угрозой дальнейших мучений. О страшной гонке - кто быстрее - он, раскапывавший могилу или смерть подступавшая к ней из безвоздушной темноты. О хрипе Даши и ее связанных руках. О побеге через ночной сад, и стремительном галопе сквозь ночь до почтовой станции. И лишь в конце глухо добавил опустив голову
- Я должен был вернуться и прикончить его. Несмотря ни на какую логику и ни на какие зароки. Должен был.

0

23

Как ни старался держать себя в руках пожилой князь,он сильно побледнел и залпом осушил бокал с вином.Потом обернулся на дочь  и вновь посмотрел на Владимира.
Все это было настолько жутко,настолько страшно,что расскажи ему об этом кто другой и видел бы он сам следов на теле дочери от веревки да порезы,то обвинил бы собеседника в больной фантазии и посоветовал обратиться к врачу.Но сомневаться не приходилось,а потому было еще страшнее.Его ,взрослого мужчину,сидящего в кресле в уютной спальне,передернуло и пробежал холодок по спине,едва он представил как это очнуться заживо похороненной,а то что ощутила Даша,молодая женщина,и представить было не возможно.
-ублюдок...-едва слышно пробормотал князь,глядя на пустой бокал-как она выдержала-снова бормотание,скорее разговор с самим собой чем с собеседником-что сделано то сделано.Кто знает как бы все обернулось,убей Вы его.Оставь Вы ее одну,нашли бы по возвращению или возможно и не вернулись бы сами.Не корите себя,Владимир,она жива благодаря Вам.Кто знает,что он бы еще с ней сделал,если бы не Вы

Отредактировано Петербургский житель (17-02-2015 17:33:42)

0

24

- После того что ей довелось пережить она почти двое суток провела в почти непрерывном беспамятстве. - отозвался Корф не поднимая глаз - Лишь на третий смогла ехать сидя, а на четвертый уж смогла встать... и тут.... первая весточка о том что я все же совершил ошибку -он рывком поднялся с кресла.- Те двое что напали на нас - были им посланы. Его француз-камердинер, и какой-то нанятый им тип. И этот француз.... - он сжал кулаки "отрежу ей одно веко" - был пожалуй страшнее своего господина. Константин хотя бы впадая в помешательство теряет трезвость мысли, его главная цель причинить боль и помучить, а этот..... он был абсолютно холоден и спокоен, и о таких вещах от которых ум заходит за разум говорил с таким видом с каким обсуждают меню вчерашнего ужина. Держал нож у ее горла, угрожая что если я шевельнусь - убьет или изуродует ее.. и ни на секунду не потерял самообладания. И все это - ей тоже пришлось пережить - в двух часах от дома, когда она уже оправилась от того кошмара, поверила что она в безопасности... а тут.... Владимир с силой сжал лоб ладонью. Рассказывать оказалось еще хуже чем он думал - загнанная далеко внутрь ярость вновь просыпавшаяся от каждого сказанного слова сейчас словно рвала мозг изнутри

0

25

-и Вы его убили ,Владимир.Он угрожал ей и он мертв-отозвался Волконский,откинувшись в кресло- Мы знаем где сейчас этот выродок.Врятли он куда-то денется из своего поместья с раздробленным коленом.Что мешает нам послать людей  и перерезать щенку горло?-поинтересовался князь

0

26

- Послать? Чтобы он перекупил их? Нет уж - Владимир поднял голову. Глаза полыхали так словно внутри зрачков бушевал самый настоящий пожар -  Этого выродка я убью своими руками. И теперь после этого нападения - ничто не мешает. А ведь - видит Бог - я не хотел нарушать свой невольный обет

0

27

-отлично.Могу я составить Вам компанию?-прищурился князь,внимательно глядя на молодого человека-Надеюсь Вы не намерены оставить мою дочь в ближайшем времени?Тогда я буду вынужден настаивать на ее переезде в мое поместье

0

28

- Сейчас ее никуда нельзя везти, Михаил Федорович - Владимир не отвел взгляда твердо глядя ему в глаза - И обоим нам ее оставить тоже нельзя.  Я хочу чтобы первой новостью когда она очнется - была бы новость что этот бастард не объявится больше.  И надо ехать сейчас - пока она ничего не знает. Иначе для нее это будет новый страх и новые переживания. Верхом я обернусь туда и обратно дней за шесть. И никому не могу доверить ее на это время кроме вас. Прошу вас, поймите меня.

0

29

-сейчас нет,только когда оправится-кивнул князь,задумавшись.С одной стороны ,если Даша за эти дни очнется,то прежде всего она захочет видеть именно Владимира.Но опять же,знать,что угроза сумасшедшего больше не висит над ними,может помочь ее восстановлению-что ж...я уверен,что очнувшись,Даша захочет увидеть именно Вас.Но когда она очнется мы предположить не можем.Вы только что вернулись,Вы ранены,но если Вы решите ехать сейчас,что бы прикончить этого выродка,я не встану у Вас на пути

0

30

- Благодарю!!! - серые глаза блеснули ликованием. Забавно - когда он в последний раз просил у кого-то дозволения выполнить или нет какой-либо свой план? Да пожалуй что никогда. Разве что у отца - давным-давным давно. - И с вашего разрешения выеду завтра же утром. Не в экипаже, верхом и один чтобы не задерживаться ни на минуту дольше необходимого

Отредактировано Владимир Корф (17-02-2015 20:57:02)

0

31

-что я должен сказать дочери,если она очнется?-склонив голову набок,спросил Волконский.В нем боролись два чувства-с одной стороны,чем быстрее прикончат сумасшедшего бастарда,тем дышать будет легче,но с другой не хотелось бы что бы именно Владимир ехал к сумасшедшему

0

32

Владимир прикусил губу и посмотрел на Дашу.
- Не знаю. Правду ей знать нельзя - разволнуется еще больше. А лгать.... нельзя ей лгать. Я постараюсь обернуться как можно быстрее. Не на своей лошади. На почтовых которых буду загонять хоть по три на дню. И теперь я знаю дорогу - не придется петлять.

0

33

-что ж хорошо.А сейчас я все же последую Вашему совету и проведу ночь в постели,последующую неделю мне спать в кресле-кивнул Волконский и поднялся с кресла.Склонившись,он поцеловал дочь в лоб,проведя ладонью по ее волосам,пожал руку Владимиру и вышел

0

34

Корф же проводив князя подошел к кровати и опустился на колени у изголовья. Сейчас, с распущенными волосами, на широкой кровати с белоснежным бельем она казалась такой маленькой... Ее кожа почти сливалась цветом с подушкой и кружевами, губы почти не выделялись на бледном лице, а темные полукружия ресниц казалось бросали на щеки глубокую тень.
- Даша..... Дашенька.... - позвал он тихим шепотом, склоняясь к ее уху. Хотя и знал что она его не слышит, а все же...

0

35

Покой.Тишина.Умиротворение.Вот что было скрыто за этими закрытыми веками.В ее сознание не проникали ничьи голоса,никакие воспоминания,эмоции ощущения.Полный покой.Отрешенность от всех чувств.И чем дольше она пребывала в нем,тем все глубже уходила в это состояние.
Порой что-то пробивалось в ее сознание,заставляя ощутит тяжесть на руках и жажду.И она стремилась избавиться от этого,сама не ведая ,выкручивала запястья на простынях,дыхание учащалось.Но кто-то помогал ей пить,и  жажда исчезала,а значит исчезало и тянущее вниз чувство.
Вот и сейчас,слыша его голос,она ощутила лишь смутные отголоски тревоги,которые заставляли собрать в пальцах простынь и не более.

0

36

Увидев легкое движение пальцев, Владимир склонился к ее руке, не поднимая ее с одеяла. Провел кончиками пальцев по коже, разглаживая каждую складочку, обрисовывая каждую голубую жилку просвечивающую под тонкой кожей, мягко очерчивая каждую косточку костяшек. Когда Волконский был здесь - было проще верить в благополучие, в его присутствии теперешнее состояние Даши как-то само собой воспринималось лишь временным, и уже не надежда а твердая уверенность была в том что она скоро очнется и все будет хорошо. Но вот он ушел, и уверенность вместе с ним. И сейчас... Сейчас сердце щемила нежность и тоска... Где же ты сейчас... слышишь ли меня... чувствуешь ли.... Сколько дней пройдет прежде чем ты откроешь глаза... сколько дней пройдет прежде чем ты меня узнаешь.... Он вспомнил как она отшатнулась от него в экипаже. От него, из-за которого ей пришлось убить человека. Не ляжет ли эта кровь между ними....Мелькнувшую было мысль он постарался задушить в зародыше, но в этой душе привыкшей к разочарованиям и ударам действительно любая темная мысль задерживалась гораздо дольше и глубже светлой. Это называлось модным словом "пессимист" но Владимир не рассуждал о психологии - он лишь чувствовал - пронзительную печаль видя ее такой. И невыразимую, щемящую сердце тоску при мысли - когда же... когда.... а что если... никогда? И стискивал зубы снова и снова стараясь прогнать из головы эти мысли. Все слова куда-то исчезли. И он беззвучно шептал и шептал ее имя, склонившись к ее руке, покрывая ее поцелуями и наконец затих упершись лбом в ее кисть

Отредактировано Владимир Корф (17-02-2015 21:22:11)

0

37

Постепенно она стала ощущать прикосновение,как чувствуют легкий летний ветерок.Но ощущение это не задерживалось в ее сознании,которое отталкивало все,что могло помешать спокойствию.А потому рука ее вновь расслабилась,участившееся было дыхание вновь стихло.И ничто уже не говорило о том,что пару секунд назад она подавала какие-то признаки жизни.

0

38

Долгий прерывистый вздох больше похожий на стон вырвался из груди Корфа когда даже намек на движение вновь пропал. Чудеса, чудеса... ты все еще пытаешься верить в чудеса.... Скажешь как не верить когда произошло главное чудо. Но не насмешка ли это чудо - тебе вновь вернули ее - так не для того ли чтобы снова отобрать? Он подвинулся  ее изголовью, погрузил пальцы здоровой руки в ее волосы и склонился головой на ее подушку, голова к голове закрывая глаза. Говорить? Звать? Она не слышит.... Господи... вернешь ли ты ее...
Слова молитв не шли на ум. Да и не было в них ни души ни смысла. Душа была лишь в безмолвном вопле которого он не мог удержать. Да и не хотел. Вернись..... Вернись родная.......

0

39

Наверное он все же уснул - вот так, на полу полусидя у ее кровати, склонив голову на край ее подушки и зарыв пальцы здоровой руки в рассыпанные по подушке каштановые локоны. Потому что не слышал ни как Анфиска убрала оставшийся после ужина столик, ни как Агафья меняла отгоревшие свечи. Когда он проснулся - за высокими окнами уже занимался хмурый осенний рассвет, а в коридоре послышались шаги. Он поднялся на колено, склонился над кроватью, коснувшись губами ее побелевших губ, и встал - как раз в то мгновение как дверь отворилась и вошел князь Волконский. Долго прощаться мужчины не стали - Владимир протянул ему руку, молча кивнул через плечо на Дашу и обойдя князя вышел. Первым делом было зайти к себе в комнату, с помощью Данилки сменить повязку и все же хоть и скрипя от боли зубами но натянуть поверх рубашки сюртук. Скакать верхом по дорогам поздней осенью в одном плаще поверх рубашки было бы глупым сумасбродством. Вторым - спуститься в кабинет, запастись наличными, зарядить и спрятать во внутренний карман пистолет. Третьим - сообщить Анне что вновь уезжает, и не обращая внимания на ее испуганные и непонимающие глаза отдать несколько распоряжений по хозяйству. В числе прочих был запрет разглашать факт нахождения в доме Даши, инструкции где и под какими именами похоронить тела которые должны были сегодня привезти от исправника, наказ держать по возможности всех гостей, включая и Репнина подальше от отцовской спальни и просьба поручить Варваре присмотр за питанием больной.
После чего он накинул плащ, выбрал на конюшне лошадь, не стараясь выбрать получше - все равно он рассчитывал ехать от одной почтовой станции до другой меняя лошадей на каждой, а значит мог хоть насмерть загнать любую из них.
И снова - в который уже раз с тех пор как - целую вечность - назад пустившись в путь в Царскосельское - он отправился в дорогу. Было холодно, но от тела лошади которую он погнал галопом шел жар, и он знал что не почувствует холода пока не замедлит хода. А этого делать он не собирался. Мелькнул слева у дороги трактир Хворостихи и Владимир лишь усмехнулся бросив на него взгляд через плечо. День поднялся к зениту когда он уже покинул Двугорское и мчался по дороге в Петербург.
Дорога, дорога.... Без остановок, от станции до станции Корф летел словно почтовый курьер. И едва начинала уставать и выдыхаться одна лошадь - он приплачивая за срочность - у следующей брал новую. Он решил не ехать через лес - так возможно он сэкономил бы верст пятьдесят, но в лесу не было почты, и его бы задерживала усталость лошади. Поэтому не повторяя свой предыдущий маршрут он назначил конечной точкой своего пути ту почтовую станцию что находилась неподалеку от Грушевого и почтовыми перегонами со сменными лошадьми мог добраться туда гораздо быстрее.
Но хоть на въезде в Петербург он повернул не на Невский а минуя центр сразу выбрался на западную дорогу и остановился у станции которая открывала московский перегон - все равно не мог избавиться от навязчивых мыслей, от образов и настроения с которым он проделал тот же путь больше недели назад - снедаемый болью то терзаемый призраком надежды то снова проваливаясь в пучину отчаяния. И все вехи его пути проносились перед глазами теперь, когда снова он был один на дороге и летел наперегонки с ветром.
Только вот теперь он мчался не за призраком, и не за химерой. Теперь он точно знал - куда и зачем едет, и гнал лошадей без всякой жалости, точно так же как холодная злость гнала его самого. Его не волновало то что он собирается по сути приехать в дом к искалеченному им же человеку и убить его - безоружного и скорее всего беспомощного. А ведь он сдержал бы обещание и не пытался бы мстить Константину если бы он отступился бы. Но посланный им вдогонку француз ясно свидетельствовал что одержимый не отступится. И Владимир чувствовал сейчас лишь облегчение от того что едет для того чтобы исправить свою ошибку.
Он не стал останавливаться в Петербурге - а поехал дальше. И еще два перегона в объезд леса успел сделать до того как к полуночи под ним рухнул конь и он прошел пару верст по дороге пешком до ближайшей станции. Хоть грызущее его нетерпение и требовало немедленно отправиться дальше - простая логика подсказала что глупо будет сэкономив несколько часов на сне рухнуть от утомления в ближайшую канаву дня через два. Следовало не просто добраться до Константина побыстрее, но и сделать это будучи в состоянии совершить то ради чего едет. К тому же с наступлением вечера и по мере того как становилось еще холоднее раненая рука нывшая всю дорогу разболелась так что сковывала плечо до самой шеи и от каждого скачка лошади разгоралась все сильнее.
Он остановился на станции, попросил еды и ночлега. Сменил пропитавшуюся потом и сукровицей повязку при помощи смотрителя,  попросил горячих полотенец чтобы снять боль и едва опустив голову на подушку - заснул словно каменный.
Смотритель разбудил его к рассвету. Свежая лошадь, горячий чай со сливками, крендель только из печи и рассчитавшись Корф снова помчался галопом. Очень скоро дорога свернула между двух лесных массивов и стала безлюдной, и лишь через несколько часов, когда лошадь уже устала и сменив бешеный галоп вначале на крупную рысь, а потом и вовсе поплелась шагом - ему попалась следующая станция. Вареная картошка с ломтем  кровяной колбасы, стакан кислого но как ни странно бодрящего вина, снова свежая лошадь и снова дорога....
Уже стало темнеть когда дорога обогнула наконец лес и пошла среди полей. И тут Владимир вскрикнул от радости - он снова узнал места по которым проезжал. Скоро, очень скоро справа появится трактир Игната. И он снова ткнул лошадь каблуком.
Это вновь был тот путь по которому на заморенном, едва дышавшем гнедом выжимая из него последние остатки сил он скакал задыхаясь от сомнений, нетерпения и отчаяния. Вот тот самый раздвоенный дуб возле которого гнедой остановился и пришлось снова тереть его уксусом кусая губы от бессильной злости на слабость коня и собственную. Сейчас же лошадь смененная два часа назад на станции несла его по дороге переходя с галопа на крупную рысь и обратно. И словно поддавшись тому, прежнему ощущению он погнал ее быстрее и быстрее, чтобы обогнать и оставить позади тяжелые воспоминания об этом пути.
Солнце село, и уже в полной темноте увидел он впереди качающийся на ветру трактирный фонарь. И как и в тот раз - соскочил на землю с упавшей в изнеможении лошади.

0

40

Пожилой князь проводил Владимира молчанием и долгим взглядом в спину.Не нравилась ему эта затея,но если все пройдет гладко,его дочери ничего более не будет грозить кроме ее собственного сознания.
Волконский вошел в комнату дочери и не выходил оттуда до самого вечера.Вместе с Агафьей князь кормил дочь с ложечки бульоном,приподняв и усадив в кровати,опирая на себя.
-ступай-отмахнулся он от Агафьи,которая тут же вышла,прихватив поднос.Волконский ,укутав дочь в одеяло,поднял ее на руки и пересел в кресло,держа ее в своих объятиях.
Как двадцать лет назад он не спускал с рук бьющуюся в лихорадке и ослабшую после нее девочку,он не хотел и сейчас оставлять ее один на один с недугом.
-все будет хорошо,девочка моя.Ты вернешься к нам,я знаю.Милая моя,доченька,ты ведь нужна нам,слышишь?-говорил и говорил князь,не зная слышит ли она хоть отзвуки его голоса,ощущает ли хоть что-то.Через несколько часов снова вошла Агафья,и волей не волей пришлось переложить дочь на кровать и оставить в заботливых руках горничной.
Наскоро поужинав,Волконский снова занял свой пост.
Ночь все изменилось.Беспамятство  Даши стал сменяться беспокойством.Ее дыхание участилось,стало прерывистым,время от времени с побелевших губ срывались стоны,судорожные вздохи,пальцы то и дело комкали простыни.
Князь и Агафья не отходили от нее,но мало чем могли помочь.
К утра она снова затихла,кажется став еще бледней и едва не сливаясь с белизной подушки.Князь мерил шагами коридор,пока горничная вооружившись губкой,протирала взмокшее тело хозяйке,меняла ночную рубашку.
И снова и снова князь разговаривал с дочерью,которая весь провела в прежнем пугающем спокойствии.Порой он поддавался отчаянию,срывался,приказав Агафье не отходить от нее,и выходил на улицу,где около получаса бродил по двору,пока холодный пронизывающий ветер не отрезвлял его,и он возвращался назад,надеясь найти изменения,которых не было.
-ничего-ничего,Дашенька,ты справишься-уговаривал он скорее себя,чем ее и вновь брался разговаривать с неподвижной дочерью,вспоминая ее детство,рассказывая о проделках детей в ее отсутствие ,о погоде за окном,обо всем,что шло ему в голову и отвлекало от подкатывающих мрачных мыслей.
Ближе к ночи все повторилось.Снова она начинала метаться по постели,пару раз с ее губ срывались невнятные слова,которых Агафья разобрать не могла,а князь ошеломленно узнал среди них кличку Дашиного щенка,который был у нее в детстве и утонул в речке.Она затихла лишь к рассвету,а князь ,оставив ее в руках горничной,отправился в Церковь.Вернувшись и выслушав от Агафьи,что барыня снова спит,он занял свой пост у ее постели и уснул в кресле,держа ее руку в своей.

0

41

Игнат сразу узнал гостя. У трактирщиков память на лица - вообще черта пофессиональная. Расспрашивать ни о чем не стал, но Владимир вспомнив как кривился Игнат рассказывая об Анжуане сам сказал ему, расплачиваясь за ужин - что француз погиб, и больше не появится. Новость похоже так обрадовала хозяина что он не стал расспрашивать, да Корф больше ничего и не рассказал бы.  Хозяйская дочка которой было велено нагреть гостю полотенца да в спальню отнести - предположила было что зовут ее не только полотенца да и постель разогреть. Но была очень удивлена, когда постоялец приняв у нее горячую ткань едва ли не со стоном обмотал полотенце вокруг левого плеча, а потом бесцеремонно выставил за дверь. Странные эти проезжие, что ни говори. От Игната он выехал еще до рассвета, и вновь по памятной дороге, на которой помнил каждую выбоинку и каждое облетевшее дерево у обочины помчался дальше. Все было таким же - разве что было холоднее. Это было на руку - холод хоть и вредил раненой руке - зато прояснял ум. И в том трактире где ему сменили лошадь в тот вечер и сказали что искомый им всадник с женщиной в седле проехал совсем недавно - сегодня переменив коня он ничего не спросил. А холодное нетерпение снедавшее его , по мере приближения к цели становилось все сильнее.
Массивный каменный забор и тяжелые кованые ворота заставили его вздогнуть, и на какое-то время его снова накрыло тем же ощущением как и в тот вечер. Но сейчас он мог позволить себе роскошь прогнать это ощущение ко всем чертям.
- Отворяй. К Константину Андреевичу по делу - крикнул он ту самую фразу с которой в прошлый раз перед ним открыли тяжелые створки. Но на этот раз ждать пришлось очень долго. Никто повидимому не собирался отпирать. Владимир соскочил с лошади, прошелся вдоль забора ища лазейку - но Грушевое столько лет служившее тюрьмой было построено сообразно своей функции. В конце концов он отвел лошадь подальше от ворот, привязал ее к какому-то колышку. Но бродить вокруг забора ему пришлось до темноты. Наконец заметив крестьянскую подводу с дровами, направлявшуюся к воротам дал возчику денег за то чтобы тот его подвез.
Ворота открылись лишь пропуская подводу, и оказавшись внутри Владимир огляделся. Поместье было небольшим - собственно не поместье даже усадьба -  господский дом с относительно небольшим участком и службами. Никаких земельных угодий и тем паче деревень тут и в помине не имелось. Немудрено - дом-то служил одной вполне определенной роли.
Привратник не вышел из своего домика, а постучавшись к нему Владимир так и не дождался ответа. А хмурый мужик, открывший ворота чтобы впустить подводу тут же куда-то исчез.
Любопытно. Насолил должно быть Константин своим домашним что они теперь от любого лица человеческого бегут, и ни одного вопроса не задают. Мои бы такого незваного пришельца уже в круг взяли бы, теребили да расспрашивали, а тут....
Но черт возьми - безлюдье начинало дествовать ему на нервы. До самого дома ему не встретился ни один человек. Корф вошел в большой холл и прислушался. Тишина. Однако...
Ну что ж, раз любезный хозяин не имеет слуг которые доложат о госте - пройду сам. Сказано - сделано, и Корф принялся подниматься на второй этаж, с невольным содроганием бросив взгляд в окно - туда где той ночью в освещенном прямоугольнике увидел крест. Крест стоял там и сейчас.
Что все это значит. Он стоял на площадке второго этажа озираясь. Дом казался вымершим. Что ж, по логике вещей где-то тут должна быть хозяйская спальня. И раз нет никого кто показал  бы дорогу - не стоит гнушаться найти ее.
Одну за другой открывал он двери выходившие в коридор второго этажа. Из открываемых помещений в нос ему бил то затхлый запах необитаемого помещения, то пыль, то запах пролитого спиртного (наверное наткнулся на комнату Анжуана) и лишь добравшись до большой двери в конце коридора понял что попал правильно. Большая комната выходившая в фонарь дома была погружена в полумрак. Из комнаты еще не выветрился тяжкий запах больничной палаты и примешивался к нему еще какой-то... смутно знакомый запах. Только через несколько минут Корф понял на что этот запах похож - на запах порохового дыма. За окном начинало темнеть, и вот тут-то он и встретил второе живое существо в этом вымершем доме. Пожилая, высохшая женщина медленно складывала какие-то тряпки стоя у окна. Постель была сорвана с кровати, на матраце виднелись темные пятна. Корф остановился, пытаясь понять что означает эта картина. Пятна свидетельствовали что на этой кровати долгое время лежал кто-то раненый но где он сейчас? Почему постель сорвана и почему в доме никого нет? Но едва он сделал два шага в комнату как женщина обернулась. Глаза ее были потухшими, голос невыразительным, и весь ее вид свидетельствовал не то о крайней усталости, не то от безнадежности, не то от состояния такой загнанности сознания что человеку становится уже все безразлично
- Чего вам, барин?
- Константин....
- А-а - она вздохнула и пожала плечами - Так барин волею божией помре. Сегодня хоронили.
- Что? - Владимиру показалось что он ослышался. А женщина безразлично принялась за свое дело.
- Преставился барин говорю. Хоронили сегодня.
- Погоди.... Владимир поднес пальцы к вискам пытаясь сообразить - С чего бы ему умирать? Рана его для жизни неопасна была.
- Рана неопасна, да сам опасен- меланхолично отозвалась она поднимая с пола грязные наволочки и складывая их - Лекарь днем приезжал, ногу отнять хотел. Говорил иначе не жить барину. Не давался, повздорили они сильно, так кричали что в сторожке слыхать было. А там... или сам себя от злости порешил чтобы калекою по молодости не стать или лекарь защищался. Пистолет-то под подушкой был заряженный.  Когда сбежались все уже остывал барин-то. От головы почитай не осталось ничего. Ну мы и обмыли его да закопали. Вон там, в саду. Там и могилка-то готовая была, только углубили малость. Не на кладбище ж было везти.
Корф несколько минут стоял неподвижно, обдумывая услышанное.  То что Константин мог застрелиться в припадке ярости положим не слишком его удивило, но....
- А лекарь тот где?
- Почем мне знать - женщина пожала плечами - В остроге поди. Савелий, бывший баринов лакей и увез в телеге - с мешком на голове, да связанным 
Да.... странно. А сдругой стороны.... что не сделает сумасшедший узнав что жить ему предстоит одноногим. Владимир в задумчивости прошелся по комнате и остановившись у кровати взял с прикроватного столика массивный перстень с камеей изображающей голову Горгоны.
- А это? Это ведь его кольцо?
- Его, его . Сняли когда тело обмывать стали.
Владимир поднес перстень к лицу. Еле уловимый но хорошо знакомый запах пороха не оставлял сомнений. Рука носившая этот перстень без сомнения нажимала на курок пистолета не далее чем сутки назад. А если верить этой женщине - то и вовсе несколько часов. Выходит.. в то время пока он бродил вокруг забора ища способ перебраться к своему врагу - враг сам избавил его от трудов?
Он ощутил что-то похожее на разочарование. Не так. Не так хотел он поквитаться с Ливеном. Что-то все же точило его, и он в несколько шагов подойдя к женщине вздернул ее лицо за подбородок
- А ты не лжешь?
- Да с чего лгать-то, барин? - равнодушно ответила она и перекрестилась - Вот вам крест. Не подарок он был, грешна, но скорбеть по нему никто из нас не будет. Хоть и неведомо куда теперь нам всем. Наследникам его али короне.
При мысли о том что Даша может наследовать это поместье Владимира передернуло.
- Короне. Наследнице его этот вертеп и даром не нужен.
Он снова огляделся, и окончательно поняв что здесь ему делать нечего спустился в сад.
Крест стоял на прежнем месте, и свежий холм над ним был куда выше чем в прошлый раз. Действительно могила. И свежая табличка "Здесь покоится Ливен Константин Андреевич. Почий с миром". И ни единого цветка на черной насыпи. Что ж.... видимо действительно "любили" крепостные своего барина.
Владимир задержался в имении на всю ночь - выспрашивал крепостных которых отлавливал по одному - но все они повторяли слова той женщины. Лишь Савелий - мрачный, заросший бородой чуть ли не до самых глаз буркнул что ничего заезжему барину объяснять не намерен и пусть-де барин этот катится к чертям. На вопрос про лекаря лишь плечами пожал. Не довез до острога. Сиганул с телеги эскулап да был таков. А меня-де в сыскари не готовили, пущай жандармы ловят.
В конце концов убедившись что хозяина в имении больше нет Владимир покинул проклятый дом. И отоспавшись пару часов все на той же почтовой станции смотритель которой встретил его вытаращенными от изумления глазами - двинулся в обратный путь.

Отредактировано Владимир Корф (18-02-2015 13:09:50)

0

42

Сколько еще это продлится,когда закончится этот кошмар,когда она перестанет мучиться?Эти вопросы возникали в голове столько раз,что он сбился со счета.Время от времени его добродушие исчезало,уступая месту гневу,которого так боялись его домашние,и впервые узнали крепостные Корфа,когда пришедшая с Агафьей молодая горничная ни с того ни с сего завела разговор о том,что недолго барыне то осталось,отмучается скоро.
После двух ночей,проведенных в слабых проблесках,последующие два  дня снова наступило затишье,пожалуй еще более пугающее чем прежде.Уж слишком тихим было дыхание,слишком бледным лицо,даже молчаливая до этого времени Агафья,посматривала на барыню,невольно ожидая,что этот вдох станет последним.Но этого не происходило,вопреки всему она дышала,тихо,но уверено.
Ночью четвертого дня вернулась лихорадка.Вернулась и уже не отпускала всю ночь,набирая силу.Лихорадка словно постепенно охватывала ее,наполняя жаром каждую клеточку и наконец,охватив полностью,заставила сгребать руками простыни,выгибаться,пытаясь схватить губами холодный воздух,а не раскаленный до предела пар.
Когда приступ стих,изможденными были все.Даша затихла,князь покинул комнату,в который раз ,оставив там Агафью,и снова его словно невидимой силой тянуло на улицу,на холодный воздух,будто он и сам горел вместе с дочерью.Он знал,что горячка будет набирать силы- Штерн говорил об этом накануне.Волконский в который раз поглядел на пустую дорогу,прекрасно зная,что рано еще ждать возвращения Владимира,но беспокоясь,все ли благополучно.Впрочем на волнения времени не было ,и он поспешил в комнату.Но поддавшись уговорам Агафьи и оставив на нее дочь,он поднялся к себе,что бы отдохнуть пару часов,а затем вернуться вновь.

0

43

В обратный путь Владимир летел как на крыльях. От станции к станции, безжалостно загоняя лошадей, не останавливаясь ни для еды ни для ночлега. Теперь, когда думать о Константине не приходилось все его мысли были лишь о Даше остававшейся дома. Пришла ли она в себя?  Не стало ли ей хуже? А что если за время его отсутствия..... От этой мысли его трясло, и он начинал кричать в голос, пугая и без того уже несущуюся вскачь лошадь. Одиночество и полнейшая безвестность заставляли его забыть и об усталости и о ране, повязку на которой он не менял со времени своей третьей ночевки. Он обещал Волконскому обернуться за шесть дней, но летел, летел так словно пытался покрыть оставшиеся дни за одни сутки, выжимая из лошадей все на что они были способны, оставляя за собой трупы загнанных животных, до предела истощив собственные силы - несся словно за ним гнались все демоны преисподней и единственным спасением был далекий дом, где в отцовской спальне виделось ему на белых простынях бледное лицо Даши и рассыпавшиеся по подушке локоны. Леса, перелески, деревеньки, станции - мелькали так быстро что он не успевал заметить их названия. Он не считал верстовых столбов, обгонял почтовые кареты и платил втридорога за каждую лошадь, лишь для того чтобы загнав ее насмерть взять следующую. И когда наконец пролетев Петербургскую заставу ему пришлось сбавить ход - то широкая размашистая рысь коня показалась ему еле заметным шагом. Нестись карьером по городу он не мог - первый же конный патруль погнался бы за ним и путешествию пришел бы конец. А потому он клял и прохожих и экипажи и тесные улицы, проезжая поворот за поворотом. На одной из улиц ему пришлось остановиться - дорогу загородил опрокинувшийся угольный фургон. В бешенстве он развернул было лошадь чтобы проехать по другой улице когда вдруг на глаза ему попалась огромная вывеска "La boutique de mariage à partir de Mme Annabelle" и увидев огромные белые цветы в витрине он неожиданно улыбнулся
Вуаль. Гостиная. "Как тебе?" Ее глаза за тонкой невесомой тканью - настороженные, ищущие...  "я не стану откидывать ее сейчас"....
Та же вуаль на забрызганной кровью кровати. Окровавленное разорванное платье. Перебитое стекло на полу, опрокинутый столик, окровавленный нож.
Нет.... Ту вуаль ты не наденешь. Тебе вообще нельзя ее видеть больше.

Повинуясь какому-то порыву Владимир соскочил с коня и вошел в салон. Хотя вид у него после бешеной скачки был не слишком презентбельный,  штаны и сапоги забрызганы грязью, рука на перевязи, неприятный запах от повязки не сменяемой уже двое с лишним суток, встрепанные волосы, серое от усталости лицо - но француженка содержавшая салон все же мигом подобралась оценив не вид гостя а дорогое сукно сюртука, добротную выделку перчаток и тонкую гравировку на запонках схватывавших изрядно замаранные манжеты. И не прогадала. Осмотрев ее ассортимент Владимир ушел из ее салона с покупкой на которую потратил почти весь остаток своей наличности, которой бы хватило еще на десяток почтовых лошадок. К этому времени фургон вновь поставили на колеса и проехав напрямик по рассыпавшемуся углю и не слушая раздавшихся в спину проклятий несчастных возчиков он помчался дальше
Домой.
К Даше

0

44

Покой,царивший вокруг нее,вдруг стал исчезать,растворяться,его будто пронизывали стрелы тревоги и отчаяния,неосознанный страх.Она еще не понимала причин ,но они подползали все ближе и ближе к сознанию,словно щупальца.И наконец,рванув вперед,они окутали ее с ног до головы,вырывая из блаженного беспамятство.
Она вновь стала ощущать свое тело,притянутое своей же тяжестью к постели.Ощущала,как будто огонь разбегается по венам,охватывает легкие,заставляя гореть заживо,хватать ртом разгоряченный воздух.Боль,наполняя собой каждую клеточку тела,заставляла выгибаться и метаться по кровати,превратившейся в жертвенный костер,на котором она горела.Горела до тех пор,пока жар не стал отступать,словно давая ей время передохнуть.
Едва она успевала успокоиться,как все начиналось снова.Или же ей казалось,что слишком маленькие перерывы перед этими пожарищами,пожирающими ее и пробуждающие в ней какие-то мелькающие в красной пелене воспоминания.
Что-то холодное касалось ее пылающей кожи,она ощущала этот контраст,хоть и не понимала что это.Казалось огнем и болью объята каждая клеточка,пылают все внутренности и никогда это не прекратится.Мозг,охваченный пламенем и дикостью воспоминаний и паники,казалось сейчас разорвется.
Распахнув глаза,Даша слепо уставилась в потолок,замерев на пару минут,тяжело дыша.Потрескавшиеся губы дрогнули,словно она пыталась что-то сказать.
Встать,надо встать...я должна...остановить...
Собирая в пальцах простынь и  повернув голову в сторону,она снова замерла ,лишь на секунду,когда в поле зрения попал отец.
-папа,папа...-захрипела Даша,судорожно сжимая его руку и вздрагивая от пробежавшей волны жара по всему телу-останови его!Останови!-ее глаза лихорадочно забегали по его лицу-он...застрелится...останови...папа-уже шепотом просипела она и ,выпустив руку отца,со стоном запрокинула голову назад,хватая ртом воздух.Ее заколотило,судорожно напряглась шея  и хоть губы продолжали вздрагивать,понять что она шептала и кому было невозможно

0

45

Ни он ни Агафья не отходили более от нее.Кровать промокла от холодной воды,ото льда,которым ее обложили,но жар если и удавалось сбивать,то ненадолго.Оставленная Штерном микстура так же была не особо эффективна.Что бы заставить ее выпить воды,князю приходилось удерживать ее,обхватив за плечи и крепко держа голову,прижимая к себе,тогда как Агафья пыталась понемногу вливать воду сквозь стиснутые зубы.
-Даша,Дашенька!-воскликнул Волконский,когда дочь открыла глаза.Но что было ей произнесено далее заставило его содрогнуться -кто застрелится,почему?какая к черту разница!-тише,тише,милая,успокойся,родная моя!-поглаживая горящую ладошку дочери,но та его не слышала.-Даша,Даша-позвал он,но дочь уже потеряла нить ,связывающую ее с реальностью.
Выжимая полотенце,он оглянулся и не увидел рядом горничную,но искать ее сейчас он не хотел.Потом.А сейчас он снова принялся обтирать дочь холодным полотенцем,пытаясь сбить жар.
Агафья же,притихшая в минуту,когда барыня очнулась,выскочила из комнаты и ,прислонившись к стене,принялась креститься.Перепуганная лихорадочным блеском ее глаз,больше походившим на сумасшествие,чем на простую лихорадку,она с жаром принялась читать молитвы.

0

46

Последняя верста до дома растянулась на целую вечность. Конь летевший от самой Петербургской заставы галопом уже хрипел и порывался сбавить шаг, еще немного - и он тоже рухнет как все остальные до него. Вот уже сырцовая дорога сменилась каменной, вот в темноте неба нарисовалась желто-белая громада с освещенными окнами, вот какие-то смутные фигуры во дворе.... Владимир пролетел ворота, соскочил с коня на ходу, не дожидаясь пока тот остановится и бегом, на ходу сорвав и швырнув в сторону плащ, не глядя на тех кто попадался по пути помчался в отцовскую спальню. Агафья стоявшая у дверей что-то вскрикнула, но он даже не услышал, Распахнув дверь рывком, он блуждающим взглядом окинул комнату, в единый миг охватив и мокрую кровать и бьющуюся в лихорадке Дашу, и Волконского - осунувшегося, бледного, с полотенцем в руках. Владимир отшвырнул сверток и в два шага преодолев расстояние от двери до кровати упал на колени, склонившись вперед полуобнял ее за голову, покрывая поцелуями пылающий лоб, закрытые глаза, мокрые волосы, уже не смущаясь присутствием в комнате отца, не заботясь о том что вошел с улицы пропыленный, что руки и лицо у него заледенели от холода, не видя ничего кроме нее.
- Даша...... Дашенька...

Отредактировано Владимир Корф (18-02-2015 14:32:31)

0

47

Она выгнулась в его руках,откидывая назад голову,а через секунду выгибаясь обратно,прижимаясь теснее горячим лицом.Затихнув на секунду,она снова метнулась в сторону ,со стоном глотая остывающий воздух.Температура понемногу спадала,измученная она растянулась на кровати,дыша сквозь потрескавшиеся губы,не в силах продолжить метания,которые не могли спасти от жара,как ей бы хотелось.Расплывчатые образы перед закрытыми глазами куда-то исчезали.Лицо и шея стали бледнеть,на висках и лбу выступил пот,ее пробила дрожь,заставившая дернуться,словно в конвульсиях и затихнуть,раскинув в стороны тонкие руки и склонив к плечу голову.
Ресницы дрогнули,Даша приоткрыла глаза и снова закрыла ,не отдавая себе еще отчет в происходящем.В эти минуты затишья,было страшно даже шевельнуться-неловкое движение и все вернется,и боль  и жар и безумные образы.Медленно,устало она открыла глаза,глядя перед собой на простынь,потрескавшиеся губы дрогнули
-пить...-едва различимый шепот.Она не знала кому она это адресует и есть ли рядом кто-то вообще,да и то что просьба прозвучала не в мыслях,а в слух,пока не поняла

0

48

Волконский вскинул голову,когда дверь распахнулась-никто себе еще не позволял так войти сюда.Увидев Владимира,он лишь кивнул,каким-то своим мыслям и поднялся,отойдя к окну,повернувшись спиной к дочери и обнявшему ее молодому человеку.Он смотрел и смотрел в окно,от усталости и не видя то толком ничего за окном,оно и не важно сейчас было.Обернулся он лишь,когда услышал,что дочь затихла.Кажется приступ отступил,и теперь хоть немного,но она сможет отдохнуть от горячки,перед тем как все начнется вновь.

0

49

- Т-шшшш сейчас... сейчас.... -торопливый шепот был едва ли громче ее собственного. Владимир метнулся к графину. Рука после многочасовой скачки  тряслась, носик графина ходил ходуном выплескивая воду то в стакан то на столик. Вернувшись к кровати и держа стакан в правой руке он попытался приподнять ее левой, и заскрипел зубами от боли которой аукнулись на напряжение рассеченные до кости и сшитые менее недели назад мышцы. прижав ее голову к своему плечу он поднес к ее губам стакан и дрожа как в лихорадке снова стал покрывать поцелуями ее волосы - Пей.... Пей родная.... Родная моя.... любимая..... ну? - отклонившись в сторону он смотрел как она пьет. Боль, острая, привычная уже боль полоснула по сердцу. Господи... выходит все эти дни она металась в лихорадке когда его не было рядом. И Волконский оставался с ней - один....

0

50

Первый глоток,каким бы желанным он не был,был самым трудным.Казалось невозможно заставить себя выпить,но с усилием глотнув,и едва вода успокоила саднившее горло,она жадно осушила стакан.Все еще плохо понимая,кто рядом,она одна слышала его голос,уголки губ дернулись в болезненной улыбке
-Владимир...-тихо позвала она его,даже не зная,что хочет-сказать что-то или попросту что бы он был рядом.Она не могла поймать его взглядом,лишь слышала биение его сердца,но обведя взглядом комнату,увидела отца-папа...откуда Вы?-снова шепот,но присутствие отца всколыхнуло что-то похожее на удивление

Отредактировано Дарья Ливен (21-02-2015 20:27:13)

0


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Из бездны к свету


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC