"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Дорога в прошлое


Дорога в прошлое

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Время года: Весна
Дата: 4 апреля
Время действия: утро - день
Место действия: поместье Корфов, бывшие земли Ялубского
Участники: Владимир Корф, Михаил Корф, позднее Андрей Строганов
Краткое описание  действия (не менее трёх строк):

0

2

Мишель ждал этого дня с нетерпением. Даже именины, впервые ощущавшиеся праздником, которые он просил провести только в кругу семьи, без посторонних, без танцев, без пышных поздравлений, окрашенные присутствием родных людей и подарками, меркли в сравнении с этим днем. Отец сам в будуаре матери пообещал ему взять с собой, и Миша не спрашивал и не напоминал. Но, когда накануне, папа сам сказал об этом, о поездке, то едва ли смог сдержать волнение. Всю ночь он проворочался в постели, сминая простыни и представляя, как вновь ступит на эту землю, увидит постройки, дом... Жаль, что он не увидит Ялубского. Он бы хотел увидеть его, прикованного к постели, живого трупа, которому не осталось ничего, только лишь сдохнуть в собственной постели. Посмотреть и увидеть ненависть к его глазах, такую же жгучую, как его собственная, увидеть страх... страх, который был неведом борову, но был самой сущностью его крепостных. Увидеть это...
  Встал мальчик еще до рассвета и расхаживал по гостиной, нетерпеливо подергивая манжеты. К приходу отца он более-менее успокоился и овладел собой, привычно спрятав все под маску, только вот глаза лихорадочно горели. Однако, Мишка сумел отвлечь себя простой ассоциацией - скоро, буквально через пару недель начнется посевная. И каждое утро они будут вместе выезжать и объезжать поля, проверяя работу мужиков. А, когда будут возвращаться к завтраку, то их будет встречать мама... Это будет. Потом. Но сейчас необходимо окунуться в прошлое с головой.
  Когда они уже шли к конюшне, за ними выбежал Алешка. Эти дни он молчал, а в решающий момент вновь решил напроситься в поездку. Мишель был непреклонен - братьям там делать нечего, и ощутил признательность, когда отец не стал возражать против его решения. Алешка побрел в дом, а они выехали со двора. Мишель заговорил только тогда, когда показалось бывшее поместье Ялубского.
- Спасибо, что не позволил Алешке поехать, - не сводя темнеющих глаз с постройки дома вдалеке произнес Мишель.

+1

3

- Это было твое решение - негромко ответил Владимир, ровно покачиваясь в седле, рядом с мальчиком. Всю дорогу он исподтишка наблюдал за ним, точно врач за больным, над которым производит опасную операцию, стараясь подмечать малейшие признаки, которые подсказали бы ему, что затеянная ими ликвидация прошлого, возможно, слишком далеко зашла. Но все было хорошо, и лихорадочный блеск в глазах Миши был скорее обнадеживающим признаком, чем внушающим опасения. - А тебе пора привыкать к тому, что я всегда поддержу тебя.  Разве что если вдруг какое-то твое решение, в силу возраста, возможно будет неправильным. Только знаешь, Миша. К своему совершеннолетию, ты будешь гораздо мудрее чем был я в твоем возрасте.

0

4

Мишель бросил быстрый взгляд на отца и снова посмотрел на приближающееся поместье, ничего не ответив. Будет или не будет... время покажет. Во всяком случае сейчас мысли не уходили дальше ближайшего часа, словно стоял какой-то заслон. Вот он флюгер в виде петуха, чуть поскрипывающий на ветру, приоткрытый ворота... Одна створка перекосилась, практически висит над землей, оставляя огромной щель. В щель виднеется какая-то постройка и потягивающийся мужик в порванной рубахе посреди двора. Кто это с такого расстояния Мишка определить не мог, да и может новый кто, мало ли, вдруг боров на место померших новых покупал, как бывало, хоть и редко. Чем ближе они подъезжали к поместью, тем громче колотилось сердце в груди, заглушая шорох ветра и скрип флюгера. Миша скрипнул зубами и тряхнул головой, что бы угомонить собственное сознание. И когда въехали во двор, натянул поводья, тихо выдохнув. Он снова здесь... Только уже не забитый мальчишка, нет. Он - сын хозяина этих земель и сегодня здесь все будет так, как они решат.
  Мишель вскинул голову и посмотрел потемневшими глазами на возвышающийся дом. Казалось, что вот-вот на крыльцо выйдет рыжий боров в стеганном халате, постукивая хлыстом по ноге. Но не появился, не вышел. Потому что не может, не способен больше ходить! Со всех сторон на них таращились крепостные, кто-то узнал мальчика, зашептал:
- Это ж Мишка...
- Да ну тебя, дурак! Какой ж Мишка...Барин новый со своим приехал!
- Я тебе говорю! Марьин сын то, старшой!

Миша не слышал перешептывания, не смотрел на крепостных и не слезал с коня. Взгляд лихорадочно-горевших глаз все так же упирался в дверь барского дома, но она так и не открылась. Исподлобья мальчик посмотрел на собравшихся крепостных и тронул коня, заворачивая за дом к заднему двору. Крепостные тронулись было следом, но замерли, поснимали шапки, глядя на нового барина да стали кланяться в пояс, не зная еще как себя с ним вести.

+1

5

Владимир соскочил с седла, подождал пока Миша спешится, и положив ему руку на плечо обвел взглядом крепостных.
- Что ж, пора представиться? Я барон Владимир Иванович Корф. Отставной офицер. Мое поместье недалеко от вашего, и многие, я думаю, меня знают. Это - мой сын, Михаил Корф. С недавнего времени это поместье принадлежит мне, об этом, думаю, тоже вам известно. Хочу заранее поставить всех вас в известность о том, что я не отношусь к числу тех хозяев, которые держат своих людей в черном теле. Я ожидаю от вас спокойного, честного и добросовестного труда, и ручаюсь, в таком случае - вам не придется жаловаться на нового хозяина. Можете обращаться ко мне по любому вопросу или проблеме, и я обещаю, что способен оградить вас почти от любой напасти. Однако, хамства и пьянства среди вас я не потерплю, равно как не терплю его и от остальных своих людей. У кого-нибудь есть какие-либо вопросы?

0

6

- Вишь ты, тоже ж Михаил, - проскрипел дед, опираясь на узловатую палку.
- А я тебе что говорю? Он это, - фыркнул конопатый парень с такими же зелеными глазами, как у деда.
Крепостные с любопытством разглядывали нового хозяина, да словам шибко не верили. Барин он всегда барин, не этот так другой. Обещать то любой мастак, еще бы надо же себя поставить, что б народ против нового не поднялся, да надобно оно им? Что на того горбатились, теперь на этого, все они, баре, одинаковы. Хотя и поговаривали, что Корф этот самый из другого лыка вязан, но поживем увидим.
  Вопросов никто не задавал, крепостные несколько диковато и затравленно посматривали на нового хозяина, не ожидая от смены власти ничего хорошего или хотя бы каких-то изменений.  А Мишка смотрел на толпу и словно глядел в зеркало, видя тот же испуг в глазах, что был и у него, эту сгорбленность у каждого, словно пытались к земле прижаться да незаметней быть. Узнавал он и старого деда Савву, и рыжего его внука Ваську, узнал и Наташу, которая была его старше на десяток, но в каштановых волосах серебрилась седина, девушка цеплялась за мать, тетку Проню, здоровенную, с длинным шрамом на щеке. Толпа крепостных так разительно отличалась от холеных дворовых их поместья, что Мишку пробивала дрожь. Он ведь сам был недавно в этой толпе, вот такой же запуганны и забитый  с отметинами на теле, но сейчас он стоит по другую сторону черты, рядом с их новым хозяином, сын хозяина. И он должен все сделать с отцом, что бы жизнь этих людей изменилась. Мальчик хотел было заговорить, хоть что-то им сказать, но во рту пересохло.
- Они не верят, - прошептал он отцу, бросив взгляд на высившийся барский дом, - думают, что ты, как он.

0

7

- Ну что же, это их право - спокойно отозвался Корф, не снимая руки с плеча сына. - У них будет время понять и привыкнуть. Это дело не одного дня.
Он не ощущал ни волнения, ни напряженности, среди этой чужой толпы, которая, по сути своей могла отреагировать совершенно непредвиденным образом, вплоть до вил и кольев на которые могли поднять нового хозяина. Однако же он спокойно пошел к толпе, не выказывая никакого беспокойства, подобно тому как впервые встречаясь с незнакомой чужой и очень большой собакой надо не просто не выказывать страха - но и не ощущать его. Так же как собаки и лошади ощущают внутреннее спокойствие и уверенность человека - так и с толпой - любого рода, будь это площадной сброд, крепостные, или армейские новобранцы. - Кто тут у вас старший? - поинтересовался он, спокойно проходя через толпу

0

8

Крепостные расступались, сдирая с головы шапки и склоняясь. Только старики было более спокойны, прищурившись, наблюдали за новым хозяином, поглаживая бороды. На вопрос все переглянулись, заговорить не решался никто. Наконец подал голос тот самый дед, что опирался на палку:
- Пьяный в доме дрыхнеть, - усмехнулся дед, кивнув на барский дом,- среди нас старшого нет, а тот, что барином из свободных приставлен был, надрался да и дрыхнеть.
  - Да замолчи ты, дурень! - зашипела на него баба, стоявшая слева. Проспится пес, так потом потом за каждое слово ответ держать придется, а уж ему донесут, тут сомневаться не придется.

0

9

- Свободный значит? - усмехнулся Корф - Ну-ну. Со свободными разговор покороче.
Он огляделся, и наугад выбрал троих дюжих парней, смотревших исподлобья, но без открытой враждебности.
- Притащите-ка его сюда, братцы. Как есть, под белы рученьки. Побеседуем при народе. И кто-нибудь, притащите ведро воды, чтобы протрезвить сокола ясного для разговора. Мало толку будет, если не поймет того что сказано. Кто он таков кстати? Управляющий со стороны или вольный из своих же?

0

10

Выполнять приказ ринулись моментально. Трое отправились к дому, где на диване в гостиной развалился пропойца, а двое мальчишек побежали за ведрами и к колодцу. Дед Савва перешагнул с одной ноги на другую и поскреб пальцами лысину, потом погладил длинную седую бороду:
- Свой он. Свободили лета два назад али три, вот таперечи он и старшой. Глядел за порядком, да сам порядку и не знает.
- Молчи, дурень! - запихала его в бок баба.
  Мужики тем временем притащили мужичину. Роста был не высокого, но широченный в плечах с огромными ручищам. Мужик был настолько пьян, что толком и не проснулся - бормотал что-то непонятное, не разлепляя глаз. Крепостные, все как один, кроме деда, не двинувшегося с места, отшагнули назад. Напрягся и Миша, прикусивший изнутри губу. Хорошо он знал этого мужика, очень хорошо. Мальчишки притащили воду и пугливо отбежали назад, а мужики, бросив старшего прямо на землю со злорадством во взгляде окатили его водой. Старший дернулся, перекатился по земле и сел, заорав благим матом вперемешку с угрозами. Потом разлепил глаза, залитые водой и уставился на незнакомца, тупо ляпнув:
- О! А ты кто таков будишь?

+1

11

Владимир с отвращением глядевший на пьяницу, не сдвинулся с места, и стоял скривив рот в полуулыбке и заложив руки за спину, все то время пока мужика отливали и когда он поднимался на ноги. От него не укрылась реакция остальных крепостных, внезапное напряжение Миши. Похоже этот тип был достойным ставленником хозяина, и пользовался любовью крепостных не более чем сам Ялубский. Во всяком случае его открыто боялись, и боялись так, что почти наверняка имела место ненависть. Хотя мужик был раза в полтора шире его в плечах, а при нем не было никакого оружия - он отчего-то не испытал даже тени страха. То ли сказывалась вколоченная армией уверенность и привычка к повиновению, то ли - как ни крути привычка приобретенная при общении со своими крепостными.
- Я новый хозяин поместья. - спокойно произнес он чуть склонив голову набок - А ты, голубчик, прикрой рот, иначе язык с мылом мыть придется. Даю тебе полчаса чтобы собрать твои манатки, а потом, чтобы духу твоего тут не было. Ты вольный, вот и иди на все четыре вольные стороны. А вздумаешь вернуться - пожалеешь. 

0

12

- Какой такой хозяин? - буркнул мужик, покачиваясь на плохо держащих с перепоя ногах, - хозяин это...того..., - махнул он рукой в сторону дома, от чего потерял равновесие, мотнулся в сторону, но устоял, - да... в доме он, хозяин! Ты давай... это... езжай отседава!
- От нехристь, допился, - покачал головой дед, с укором глядя на шатающегося мужика, - вывезли того хозяина, новый хозяин таперича.
- Ты мне поговори еще, старый! Бороду оторву! - зыркнул на него опухшими глазками мужик, потом снова качнулся и уставился на барина, набычившись, - езжай говорю, отседава!

Отредактировано Житель поместья (08-06-2016 15:28:46)

0

13

- Нехорошо говоришь. - Корф сощурился, и внезапно, быстрым движением, неожиданным для его предыдущей ленивой позы - шагнул вперед, и резко обхватив его горло сгибом локтя, с силой подсек ногу мужика сзади под коленом каблуком сапога. Никак не ожидавший такого приема, и, главное, не до конца пришедший в себя мужик перевалился через колено Корфа как куль с мукой, и грянулся лопатками об землю с ожидаемым утробным "кхыыык". Владимир плотно сжал губы, стоя над ним. - Тебя, друг любезный, не учили что со старшими следует обращаться вежливо? Ты братец не крепостной, а вольный, и мне такого нахала как ты пристрелить проще чем сигару выкурить. Повторяю - проваливай. И подобру-поздорову, пока эти ребята всем миром тебе ребра не пересчитали. Судя по всему ты вполне это заслужил.

0

14

Мужик перекатился по земле, вставая на четвереньки, а потом с горем пополам и на обе ноги. Наконец действительность дошла до него сквозь помутненное запоем сознание, а последняя угроза была существенна. Крепостные его ненавидели и вполне могут сорваться с цепи, если ее снять с кольца. Мутными глазками бывший управляющий обвел взглядом крепостных, зыркнул и на мальчишку, стоявшего чуть поодаль, на совсем рядом стоявшего нового хозяина поместья. Рукавом рубахи мужик отер лицо, сплюнул на землю и, шатаясь, ушел к пристройке к дому.
  - Пакостный он мужик, подпалит тут еще что, - заметил дед, глядя в след уходящему, а потом посмотрел на нового хозяина. Безразличие и равнодушие во взгляде сменились интересом к новому человеку. Начало было неплохое, двух псов прогнали. Одного на носилках, второго-взашей, - А кто теперь старшой будет? 

0

15

-  - Если когда-нибудь еще хоть кто-нибудь его на землях этих увидит - хватайте и тащите ко мне. У меня слово с делом не расходится. -  Корф проводил уходящего взглядом. - А старшим, - он поглядел на деда. - Ты и будешь. Как тебя величать-то, отец? Мужик ты я вижу дельный, разумный, и авторитетом пользуешься.

0

16

- Саввой  звать, Егорычем, - отозвался старик, усмехнувшись в бороду и окинув людей взглядом, - конюшонком был, водоносом был, пахарем был... Старшим быть не доводилось. Что б... Благодарствую, барин, за доверие-то.
  Крепостные несколько смелей переглянулись, даже пугливая Наташа робко взглянула на нового хозяина из-за материного плеча. Бабка, что пихала деда, удивленно воззрилась на него, открыла было рот, но промолчала, поспешив перевязать потуже выцвевший, с мелкими дырочками, но чистенький платочек.
- Дворовые все здесь собрались, почти что, окромя детишек да двух спившихся.

0

17

- Вот и славно, Савва Егорыч. - Корф спокойно кивнул, не упустив однако из вида того - как переглядывались мужики. Повидимому с выбором он не ошибся. Он оглядел постройки, дом, и покачал головой. Господский дом выглядел помпезным до безвкусия а вот дворовые постройки казалось уже лет двадцать никто не поддерживал в приличном состоянии. Он поманил к себе Мишу и снова опустив руку на его плечо оглядел собравшихся
- Вот что. Я видел деревню, да и тут вижу дела обстоят не лучше. Я не желаю чтобы мои люди жили в таких халупах. Наверное знаете уже, что к тому пятачку что между рекой и полем - сейчас лес свозить начали. Лес из моих земель, и свозят мои же люди. Там будет для вас построена новая деревня, разметку уже делают. Пока построена не будет - поживете у моих. Времянки в Грачевке для вас уже готовы. А ты, Савва Егорыч, выдели мне из своих по мужику из каждой семьи - в помощь моим на строительство новой деревни. А если желающих будет больше - то тем лучше. Строить для себя же будете, а значит построите на совесть. Будете докладывать мне что потребно для строительства - обеспечу. Чтобы уже к осени вы уже новые дома обживали, и на уборочную выходили.

0

18

- Будет сделано, барин, выделим мужиков, да побольше, - спокойно отозвался дед, а вот среди людей поднялись перешептывания, перерастающие в гул. Крепостные не мало удивились, когда услышали о том, что в новые дома переведут их. Что в Липовке и Грачевке люд не худо живет, не в таких развалинах, как их, они знали, доводилось же порой с крепостными других поместий общаться. Но что и сами в подобных условиях жить станут, не мечтали. А теперь, значит, взаправду все. Дед Савва выждал пару минут, а потом оборвал людей, - а ну тихо, подняли гул. А что ж с этим всем будет, барин? Да с деревней нашей?

0

19

- Чисто поле будет. - глаза Корфа блеснули, и рука сжала плечо Миши. - Огнем вычищенное. Слишком многое тут ваш предыдущий барин творил, чему на земле памяти остаться не должно. Сгорит все дотла, а земля, под золой отдохнет и на следующий год лучше плодоносить будет.  - он обвел взглядом строй мужиков. Вовсе не факт что те с радостью воспримут его намерение, но отступать он не собирался. - Если кто-то возражает - то пусть говорит сейчас. Мне не нужны потаенная злость и недомолвки.

0

20

- Чисто поле, - повторил дед и погладил бороду. Взгляд зеленых, удивительно ясных глаз обратился к мальчику. Уж не из-за него ли в пепел решено все здесь обратить? Разумеется, узнал он в барском сыне бывшего крепостного мальчишку. И запомнился то он по большей части, что с братьями был, опекал их не по возрасту, не подпуская особо чужих взрослых. Интересно, каким образом мальчик к барину этому попал? Поговаривали, что та, что купила их, замуж вышла. Выходит за этого? А он стало быть усыновил, как водится. Ага. Савва бросил взгляд на мужиков, на баб, но те молчали. Радовались или нет затее нового хозяина еще было не ясно, но что со смирением любой приказ принимали было понятно, - не будет у нас возражений, барин. Жизни здесь не было, жалеть не о чем, да и конуры наши Вы видели. Почто возражать?

Отредактировано Житель поместья (08-06-2016 19:51:16)

0

21

- Рад слышать Савва Егорыч. - Владимир обвел взглядом собравшихся и поглядел на дом. - Ну что ж, этому дому вас больше не надо. Если вопросов ко мне у вас больше нет, то отправляйтесь по домам, да собирайтесь с Богом. Я специально выждал и не сразу сюда приехал - выждал пока времянки готовы будут, чтобы было куда вам переезжать. Лошадей если в конюшне остались разбирайте - пригодятся вам для пахоты, да и скарб ваш перевезти. Если кому-то что-то в доме потребно, что сестра хозяина не увезла - заберите тоже. Собирайтесь - до темноты времени еще много, и не думаю чтобы у него на службе нажили столько добра что за день не перевезти. А ночью запылает тут все. Приходите проводить, если захотите.

0

22

- Мы вернемся сюда к ночи? - спросил Миша, когда крепостные по двое-трое стали расходиться, бросая взгляды на нового хозяина, да переговариваясь меж собой. Мальчик до этого слушал разговор отца со стариком и был согласен с выбором старшего. Савву Егорыча уважали все, от ребятенка до взрослого мужика. И Миша не удержал улыбки, когда тот внимательно посмотрел на него, уходя. Надо бы найти тетку, но она в деревне должна быть, а не поместье... Если не случилось чего за эти месяцы с ней.

0

23

- Надо дать им время собраться. - Владимир посмотрел на мальчика, и крепко приобнял его за плечи одной рукой. - Да и днем огня не будет видно. А я хочу не только увидеть, но и почувствовать как тут все сгорело. Думаю и ты тоже. Можем сейчас поехать домой и вернуться к ночи, а можем пока пройтись. - его голос стал тише, а взгляд - глубоким и внимательным - Если захочешь попрощаться с этим местом, и отпустить его. Только вот каждый твой шаг здесь я пройду с тобой.

0

24

Миша замялся, прикусив губу. Стоит ли? Надо ли? Он помнил, как подействовали его рассказы о прошлом в прошлый раз, а теперь они здесь, и если пойдут по двору, по постройкам... Сможет ли он удержаться и замолчать все? Или потянет рассказать? Он не знал. Но прежде чем спалить, наверное, стоило увидеть все, в последний раз и другими глазами.
- Пойдем, - кивнул он наконец и двинулся к заднему двору за покосившейся воротиной, - пройдемся и... и поедем домой. Потом вернемся. С Алешкой.
Да, пусть брат увидит, как все полыхает. Но в темноте он увидит лишь огонь, пожар, сжирающий все, а не сами постройки при свете дня, каждый закоулок, столбы, сеновал... Нет.
  Едва ступив на задний двор, Миша остановился - от хлынувших ощущений едва не сбило с ног. Сцепив зубы, мальчик мотнул головой. Прошел почти год, все давно закончилось, а сейчас хлынуло воспоминаниями. Усилием воли он заставил пустить их другим потоком - всего лишь прошлое, которое закончилось, а сегодня обратится в пепел и не останется ничего. Глубоко вздохнув и расправив плечи, Миша обвел взглядом сеновал с распахнутыми воротинами, сарайчики, у которых бродили худые куры, какие-то покосившееся постройки, и остановился взглядом на высоком столбе посередине. Местами почерневший и побуревший, с царапинами и выемками.
  - Мы жили там, - махнул Миша рукой в сторону ветхого сарайчика, стонавшего от ветра, но взгляд пока не мог оторвать от столба.

+1

25

Владимир, не снимая руки с плеча мальчика слегка сжал пальцы, словно давая понять "Я здесь, я рядом" Как будто хотел через это прикосновение вытянуть из него те терзающие душу воспоминания, вытянуть без остатка, забрать себе и развеять в сигарном дыме, снять с этих худеньких плеч давивший на них груз, потому что теперь мальчишке незачем тащить его за собой, вперед во взрослую жизнь, в которой больше никогда, никогда не будет ни свиста хлыста, ни унижений, ни... столба.
Столб этот бросился ему в глаза первым же делом, и гримаса отвращения перекосила его лицо, а вместе с тем душу накрыло такой волной сопереживания, что на секунду стало нечем дышать. Сколько же мучений видел этот столб. И не только Мишкиных. А остальные? Взрослые? Дети? Дети... Да никакой мести не было бы достаточно.
- Это тот самый столб, да? - тихо произнес он. - Говори, Миш, говори. Слова это всего лишь слова. Но произнося их вслух ты их отпускаешь, а когда молчишь - они разрывают душу. Говори. Это - прошлое. Память о нем останется с тобой, но боли в ней жить необязательно. Говори и отпусти ее...

+1

26

- Да... тот самый, - прошептал Миша, не двигаясь с места и не сводя взгляда со столба. Ветер играл свисавшими веревками словно украшением на дамском туалете. Потемневшие, они  змеились, опоясывая столб то с одной стороны то с другой, стукали по нему концами и переплетались, цеплялись за гвозди, вбитые вереницей с обратной стороны,  - ему  это нравилось. Каждый день кто-то здесь был. Обычно он сам все делал, но один день к неделю выносили кресло, ставили вон там, еще столик и чай. Он сидел там, а Антип выводил нас по очереди, малышам и старикам вытаскивали лавку, а нас... -Миша тронулся с места и прошел к столбу, не замечая взглядов, которые бросали любопытные крепостные - все разошлись на сборы, а парочка зевак осталась. Мальчик пробежался взглядом по столбу и, протянув руку, коснулся пальцем шляпки загнутого кверху гвоздя выше своей головы дюймов на десять, - этот мой, - прошептал он, касаясь пальцем шляпки, обводя маленькие трещинки вокруг вбитого гвоздя, а потом спустил руку ниже, - этот Алешкин. Время от времени он решал, что побои на меня не действуют, не боюсь, и тогда ... Алешка был здесь, а я там,- повернувшись, Миша вытянул руку, указывая на другой такой же столб у окраины двора, - я видел его спину, слышал...
   

- Ну, что щенок, покаешься перед барином? - насмешливый голос из-за горящей огнем спины, по которой стекало что-то горячее и липкое.
Пользуясь передышкой, Миша отер прокушенные до крови губ о плечо и сцепил крепче зубы. Не дождешься, боров. Забьешь, но на колени не поставишь! Знакомый свист разорвал повисшую было тишину, спину пронзило болью до самого позвоночника, веревка впивается в запястья, оттягивая вниз загнутый гвоздь. Тишина... и снова свист, перед глазами замелькали яркие пятна. Миша прислонился щекой к столбу, пытаясь устоять на подкашивающихся ногах.
- Думаешь, не найду способ выдрать из тебя эту гордость, сучонок? Сейчас взвоешь! Антип!
Стянутые веревкой руки сдергивают с гвоздя, развязывают веревки, оттаскивая от столба, чьи-то сильные руки волоком тащат куда-то через двор. Веревка отпускает руки, но снова перехватывает их, уже заводя назад, за спину. По коленям бьет земля, а в лицо с размаха ледяная вода. Закашлявшись, Миша поднял голову с ненависть и злобой смотря на помещика, стукавшего ручкой кнута по голенищу сапога. Глотая стон, перехвативший дыхание, мальчик с трудом поднялся на ноги, опираясь горящей спиной  о столб. Встал, все равно встал! Но Ялубский усмехается так гадко, что Миша невольно похолодел. Куда подевался Антип?!
- Алешка!
- Говорил, что взвоешь, а ты не верил, - хохот помещика перекрыл крик мальчишки на том конце двора и бас Антипа. Отвратительное лицо с рыжими бакенбардами едва ли не лопалось от самодовольства, а толстые пальцы выпустили хвост кнута.


- Надо найти тетку, - сипло произнес Миша, передернувшись и шумно выдохнув от накативших страшных воспоминаний, - я покажу тебе избу, где мы с мамкой жили. Она там, в деревне. А вон там Алешка устраивал смотровую башню и воображал себя дозорным, - указал он на чердак высившейся ветхой постройки. Надо было прогнать эти липучие воспоминания, хватит с них обоих, - а вон под той яблоней они с Егором искали клад, но не нашли. Он был под вишней. Перекопали пол двора.

+1

27

Корф скрипнул зубами, глядя на столб, и крепче сжал пальцы на худеньком плече сына. Он слишком хорошо знал, что тот видел. Хотя Миша и не распространялся об этом - того, что было рассказано той ночью было достаточно, чтобы представить и все остальное. Он помнил. Каждую слезинку мальчика, каждый его судорожный вздох, каждое слово. И про то, как его избивали у этого столба в надежде выкурить Алешку из убежища. И то, как мучили Мишу вместо братьев. И про собаку, и про Егора, и про бочку с водой, и про мучительства одного брата на глазах у другого, и все, все остальное, урывками услышанное от всех трех, сложившееся в его мозгу в такую отвратительную картину, что он даже сейчас с трудом сдерживал вновь подступающий к сердцу гнев, от которого туманился разум и темнело в глазах.
Да, он искалечил этого изверга, да, он заставил его давиться Мишиными слезами, да, он заставил его визжать и просить пощады, да, он обрек его на самое невыносимое существование, которое только возможно представить, и все равно, при виде этого столба, а еще больше - слыша как изменился голос мальчика, как сбивается его дыхание, как даже сейчас, в его присутствии - словно бы щупальцами охватывают его воспоминания, из которых он хотел раз и навсегда его вырвать - он вновь ощущал как шумит в висках кровь, и наплевав на то - может ли их кто-нибудь видеть - крепко обнял Мишу за оба плеча, и привлек к себе, словно стараясь оградить его кольцом рук от воспоминаний.
- Да, вы тут жили. Только не старайся бодриться, Мишель, я все понимаю. Но я привел тебя сюда не для того, чтобы ты вновь окунулся во все это - тихо, но довольно жестко произнес Корф вслух, с ненавистью глядя на столб, на перекособоченные постройки вокруг. - Я хочу, чтобы ты посмотрел на это не как бывшая жертва. А как победитель. Потому что теперь то место где вас мучили - в твоей власти. Как лежит под коленом поверженный в поединке враг.  Поэтому смотри. Смотри, вспоминай, и говори себе - это - прошло. Я - победил. Да, это было. Страшно, больно и мерзко. Но это прошло, я пережил это. Пережил, не сломался, и стал сильнее. И это место - оно больше не властно над тобой. Точно так же как тебя больше не пугают страшные сказки про леших и водяных. Ты мужчина, мой сын. Ты - будущий барон Корф. Каждый мужчина проходит свою закалку. Моей стала война. А твоя - он указал на столб - Вот она. Она могла тебя сломать, но вместо этого - закалила. И теперь - побеждена, и повержена. Не в моих силах одолеть зло во всем мире, Миша, но это - закончено раз и навсегда. Ты здесь - как победитель, запомни это! - он снова сжал пальцы на его плече, и наклонившись, коснулся губами светлых волос.
А когда выпрямился - продолжил уже тихо и ровно
- И мы пойдем куда ты захочешь, и посмотрим на что угодно с чем ты хочешь попрощаться.

0

28

Мишель повернулся лицом к отцу и спиной к столбу, но чувствовал его нахождение там, словно чей-то пристальный взгляд в спину. Зажмурившись, он вслушивался в спокойные слова, и понемногу сведенные плечи расслабились, дыхание снова выровнялось, и мальчик глубоко вздохнул. Закалка. Прошлое - его закалка, через которую должен пройти каждый и у каждого она своя. Он здесь победитель... Почему? Он ведь не смог победить борова, не смог вырвать братьев из его лап, даже защитить должным образом не мог, бился словно муха в стекло. Ему просто повезло, что их увидела и вытащила мама, а папа потом решил дать свое имя. Его заслуг в этом не было, как он считал. Разве, что он не сломался под тяжестью всего этого кошмара,сумел выстоять. Разе только так... А теперь он спалит здесь все до последней досочки, и даже знал с чего начнет.
- Тихон, - окликнул он долговязого мальчишку, с любопытством таращившегося на них, - собери к столбам соломы и хвороста, да побольше.
  Мальчишка  разявил рот и почесал затылок, словно соображая должен слушаться бывшего товарища по беде или нет. Но через секунду получил оплеуху от деда Саввы и помчался за разбросанной возле сеновала соломой. А Миша бросил благодарный взгляд на отца и повел его со двора. Узенькая тропка вела в поросший жухлой, прошлогодней полынью овраг, а потом снова вел вверх. За небольшим холмиком была деревушка. В отличие от Липовки и Грачевки, она находилась прямо за поместьем, что бы крепостные жили подле хозяина, и рука хозяйская могла их достать в случае чего.  Деревушка была маленькая и хиленькая, с прохудившимися, прогнившими избушками, больше напоминавшими большие собачье будки, построенные вокруг покосившейся печи. Вдалеке виднелась разрушенная. На содержание прихода Ялубский денег не выделял, батюшка, как мог поддерживал своими силами, да разве возможно? Церковь стала рушиться то тут то там, в довершении Ялубский, слывший безбожником, распродал старинные иконы и главный колокол, что бы расплатиться за карточный долг, а после собственноручно выгнал батюшку с земель и приказал крепостным разбить стены и купол, дабы на хозяина не имели привычки жаловаться и клеветать, воздух сотрясать. Оставшийся один колокольчик, тоскливо позвякивал на ветру, а крепостные все равно ходили в разрушенные стены.
  Миша шел по дорожке прямо к деревушке, а потом свернул вправо. То тут то там были видны развалившееся домики, пустующие с забитыми окнами, оставшиеся без хозяев, которые не вернулись в деревню после вызова к барину. Миша прошел мимо трех с забитыми окнами и остановился перед четвертой покосившейся избушкой. Рядом с ней раскинула ветви молодая яблонька. В мутно-зеленом из пузыря окне горел огонек свечи, хоть на улице было и светло. Мальчик остановился и сглотнул, глядя на крохотное оконце.
  - Это наш дом. Здесь мы жили с мамкой, здесь она и умерла. С теткой тоже здесь жили, пока нас не забрали. Она, наверное, сейчас внутри, - кивнул он на свет в окошке и, шагнув, стукнул трижды в дверь. За дверью была тишина, и мальчик открыл скрипучую створку и прошел в избу. В крохотной кухне был лишь потемневший от времени стол, три лавки и печь, занимавшая почти все пространство. На лавке у оконца сидела женщина. Бывшая раньше рослой и высокой, сейчас была сгорбленной и маленькой, русые волосы под платком стали седыми, а у подслеповатых глаз лучиками собирались морщинки. Миша внимательно смотрел на женщину, как и она на него, остановив в пальцах моток с мохнатой желто-серой нитью. В карих глазах застыло непонимание, потом изумление и узнавание, недоверие...
- Мишка, это... ты что ли? - спросила женщина и тут же забормотала самой себе, - не, немогет того быть, не могет! Барин то новый, а мальчик мой сгинул давно.
Миша рванулся вперед рухнув перед ней на колени и прижав морщинистую руку, тонкую ручку к своей щеке:
- Я это, тетушка, это я, Миша. Ну? Узнаете? Вот он я, здесь, с Вами. Не сгинул, не помер, живой я.
- Миша...,- прошептала женщина, проведя пальцами по волосам мальчишки и глядя в его глаза, - глаза-то мамкины... Ты значит?! Говорили мне, что живые вы, что по-людски живете, да не верила, думала умаял вас черт рыжий.
У мальчика перехватило дыхание, запылали уши, а глаза сверкнули от злости. Наклонившись, он ткнулся лицом ей в колени, что бы спрятать это. Почему он раньше не сказал отцу с матерью о ней?! Почему посмел забыть, посмел испугаться, посмел предрассудкам победить?! Посмел допустить, что бы она так и жила здесь, в этом аду! Вскочив на ноги, Миша замотал головой и выпрямился, по прежнему держа тетку за руку:
- Мы Вас заберем отсюда, здесь Вы жить не будите, - и опомнившись, он оглянулся и шагнул назад, - отец, это и есть моя тетя, сестра матери, Настасья.

0


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ » Дорога в прошлое


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC