"Дворянские легенды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДВУГОРСКИЙ УЕЗД » Мелодия воспомнаний


Мелодия воспомнаний

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Время года: Весна
Дата: 15 апреля
Время действия: день
Место действия: поместье Корфов.
Участники: Софья Павловна, Дарья Корф
Краткое описание  действия: весенний проливной дождь всегда навивает либо грусть либо теплые воспоминания

0

2

- В последнее время дождь нагоняет на меня тоску, - проворчала Демидова, посматривая на нависшие тяжелые тучи. По парковой дорожке приходилось идти осторожно, выбирая подсохшие места, но сидеть в доме было невыносимо. Прогулки перед обедом и после ужина были любимейшим времяпрепровождением княгини, но вот уже третий день подряд погода портила ей все удовольствие.
- Это всего лишь дождь, тетушка. Может быть сегодня он не будет долгим, - улыбнулась  племянница, подняв глаза в тяжелым тучам. Улыбается...  В последнее время Демидова редко встречала племянницу задумчивой или грустной, неужели тот мартовский кошмар забылся? Нет, Софья Павловна знала, что забыть такое женщине не под силу так скоро, тем более самостоятельно. А вот маскировать - да. Что ж, она мысленно аплодировала умению молодой женщины не показывать и отодвигать в сторону тяжелые воспоминания и мысли, хоть и научилась только недавно.
- Ты и вчера говорила тоже самое, а он моросил до самого вечера, - проворчала Софья Павловна и стукнула тростью по мощенной дорожке, - если продолжит в таком духе, то на именины к твоему отцу придется лететь на метлах.

+1

3

- Не получится, моя метла у мастера, - улыбнулась Даша, подстраиваясь под медленный шаг Демидовой. Она любила дождь, но он действительно создавал неудобства, а мог и неприятности. Скоро посевная, а если земля вымокнет, то придется ждать, а это плохо, потому что и уборочная сдвинется, а там тоже дожди зарядят. О том, что дороги раскиснут, и думать не хотелось! Разве можно пропустить именины отца?! Он ведь их ждет, дети по дедушке соскучились, и Владимир всегда рад общению с тестем, развеется. Работа по поместью, конечно, тоже неплохое лекарство, как и верные друзья, но с князем Волконским никто не сравнится.
- Я тебе говорила - не подлетай близко к костру, - назидательным тоном заметила Софья Павловна, смахивая с рукава невидимую пылинку.
- Я не подлетала, - едва не прыснула Даша и слегка пожала плечами, - хочу на рукояти сделать гравировку.
- Это, конечно, другое дело.
- Идемте к дому, тетушка, иначе не успеем  и промокнет.

+1

4

- Что ж, раз твой дождь испортил мне прогулку, то ты просто обязана обеспечить мне бренди и камин, - заявила Демидова сворачивая на дорожку к дому. Первые капли уже плясали в не успевших высохнуть лужицах, стукали по крыше и плащам женщин.
- Мой?
- Разумеется. Ты же в восторге от такой погоды, вот и пожалуйста.
- Не знала, что у меня есть покровитель, отвечающий за погоду, - усмехнулась Даша, ускорив шаг, - но о бренди и камине я позабочусь.
  Дорожка наконец привела к дому, и обе женщина вошли под крышу террасы и какое-то время молча наблюдали за тем, как все сильнее и сильнее становится дождь, как окрашиваются в темно-серый сырцовые плиты, покрывающие дождь, как с визгом носится под дождем какой-то щенок, бестолково ловя капли. Воздух становился сырым, и Демидова, передернув плечами, вошла в дом.
- Он мне не нравится,- заявила она вошедшей племяннице, сбросив плащ на руки человека.

+1

5

- Чем Вам не угодил Степан? - рассмеялась Даша, увлекая тетушку к коридору в библиотеку. Бедный крепостной ошарашенно смотрел им в след, сидя на корточках у снятой, испачканной обуви.
- Слишком белобрысый, никогда не любила блондинов, - поморщилась Софья Павловна и добавила тоном, словно обозначая преступление, - и глаза у него голубые!
- Мои мальчики тоже светленькие, - заметила Даша, открывая дверь и пропуская Демидову в библиотеку.
- У них глаза карие, и они наши, это не считается, - ответила Софья Павловна, устраиваясь у камина.
Даша улыбнулась и отошла к окну, по которому во всю барабанили дождевые капли. Под дождем сновали крепостные детишки, шлепая по лужам и визжа, когда из пристройки высунулась кучерявая голова мамаши. Только бы свои сейчас не выделывали тоже самое! Дожди еще холодные, земля не прогретая, недолго и слечь. Ребятишки унеслись, подгоняемые тучной крепостной, а Даша дернула шнур.
- Принеси бренди, малиновый чай  и узнай, где дети.
  В библиотеку вальяжно вошел золотисто-рыжий кот, заметно подросший, но еще худой и нескладный, словно мальчишка-подросток. Однако, важный взгляд желтых глаз вполне говорил  о том, что кот знает свое место. Персик мурлыкнул и потерся, выгибая спинку, о юбку хозяйки.

+1

6

- Мммм наконец-то, - протянула довольно Демидова, забирая наполненный бренди бокал. Не отнять, конечно, что в дождливую погоду сидеть у потрескивающего камина с бокалом бренди гораздо уютнее, чем в солнечные дни, - может ты выпьешь вина, а не чая?
- Нет, малиновый чай в такую погоду самое оно. К тому же, Персик не любит запахи спиртного, непременно уйдет.
- Персик ли? - Демидова скосила взгляд на кота, лежащего на юбке племянницы и мурлыкающего под тонкими пальцами. Взгляд бирюзово-зеленых глаз скользнул по самой Даше, но не подметил ничего, что бы подтвердило ее подозрения. А жаль... Хотя, как знать. Вдруг?! Было бы чудесно. - помнится, у меня тоже был кот. Белый и пушистый... Но куда он делся, не могу вспомнить. Кличка у него еще была такая... необычная... Николай позаимствовал у башкир своих. А я спорила, бунтовала и называла его Снежком.
- Вы во всем находили причину для бунта, - мягко улыбнулась Даша, запуская пальчики в золотистую шерстку кота.
- Во всем, что касалось Урала, - кивнула Демидова, - я воевала с ним с первого дня и практически до последнего. Ты знаешь, что Николай уехал через неделю после нашей свадьбы и вернулся спустя одиннадцать месяцев?
Даша покачала головой, подняв взгляд на тетку. Еще бы, ведь Демидова вообще крайне редко рассказывала о муже. Но сейчас Софья Павловна улыбнулась, отпила бренди и перевела взгляд на огонь.

Отредактировано Софья Павловна (04-08-2016 14:00:56)

+1

7

Декабрь 1789-го.

     Легкий, украшенный резными балясинами и позолоченной росписью возок летел сквозь мелкий, сыплющий с хмурого неба снежок. Возница свистом и криками понукал лошадей, а те мчали вперед, тревожа тишину звоном серебряных колокольчиков. Демидов изредка прикладывал руку к затянутому морозными узорами окну, отогревал кусочек и, жмурясь, всматривался то в заиндевелый ельник, то в белоснежные пустыни, то в деревушки, чернеющие в снегах. Довольно фыркая в усы, снова откидывался на сиденье. Но потом хмурился.
   Николай Никитич терпеть не мог Петербург, ненавидел вычурность, чванливость и лишнюю трату денег. Не то, что бы был он скрягой, но расходы вот на такие ненужные вещи, как узоры на возках, он считал чистой воды расточительством  и глупостью. Но положение обязывало! А теперь еще жена. Демидов недовольно, раздраженно засопел, подтянув воротник шубы и коршуном глядя в окно.  Жена! Да, к этому тоже обязывало положение. Но вот только почему сейчас?! Ох, Демидов не раз и не два выругал себя за поспешность. Можно было спокойно обождать годик другой! А то и десять… Княжна Софья Волконская… Ну что за бес его попутал с ней связаться! Женился хотя бы на Друбецкой! Милейшая и тишайшая Екатерина Васильевна годами ждала бы его с Урала и слова бы поперек не сказала! А тут… Волконской палец в рот не клади. Тут уж Демидов разозлился сам на себя – бояться какой-то бабы! Да, дворянка, да, родовитая, но баба! И в доме хозяин он, Демидов!
   Но решение это грозное не приводило Николая к покою. Помпезный дом и чопорная жена навевали на него скуку и вызывали отвращение. Стоило представить надушенную, затянутую в корсет, с пудом пудры на лице и несомненно мушкой над губой супругу, как Николай кривил губы в гримасе. Казалось, что он вовсе не помнил, на какой девушке женился, чем она его привлекла, что так поспешил венчаться до своего отъезда на Урал прошлой зимой! Не помнил… Но помнил огромные черные глаза своей кержачки, что томилась в его хоромах в Кыштыме. Нет, дурного он пока ничего девке не сделал, но, тем не менее, держал при себе. Аннушка была гордая девка, честь превыше жизни ставила и барина к себе не подпускала. А Демидов, в отличие от большинства своих родственников, особой жестокостью не отличался. С тоской подумывал Николай о том, что отпустит кержачку на свободу, пока не изошла в неволе.

Отредактировано Гость из прошлого (04-08-2016 14:18:26)

0

8

- Вы знали о том, что у него на Урале была женщина? - не успела вовремя рот закрыть Даша и удержать свое любопытство в узде. Вот значит какой Николай Демидов! Сначала женился поспешно, толком не зная ее, затем так же поспешно уехал и вернулся спустя такой длинный срок. А там, на Урале, у него была женщина... или женщины. Может поэтому он так и рвался туда, а не из-за горного дела? Да не узнать ведь.

+1

9

- И не одна, - отпила бренди Демидова и чуть пожала плечами, - разумеется знала. Он ведь был не в монастыре, к тому же почти год. Не думаешь же ты, что мужчины, находясь вдали от жен длительное время, становятся евнухами?
- Нет, но...
  - Тебе повезло, что Владимир дома, а не где-нибудь за сотни миль. Хотя большинству и сотни миль не нужны, - фыркнула Демидова, но глухо рассмеялась, увидев взгляд племянницы, - не выпускай коготки, милая. Он всего лишь мужчина, пусть и один из лучших. А Николай... он был лучшим, но...  И когда он вернулся домой...

+1

10

Распахнув дверь и перешагнув порог, Николай словно попал в домну и невольно прижмурился от ударившего по глазам света множества канделябров. Навстречу ему степенно шел напыщенный лакей в напудренном парике.
- Чего замер? Не видишь, что хозяин в дом приехал? – едва не рявкнул Демидов, окинув лакея, а затем и весь коридор взглядом.
- Добро пожаловать, Николай Никитич, с возвращением, - чуть склонил голову лакей и проворно стащил с хозяина тяжелую шубу, сапоги и подсунул домашние туфли.
- А что это у нас происходит? – вскинул бровь князь, когда из распахнутых дальних дверей послышался девичий визг, смех и чей-то мужской голос. Слов было не разобрать.
- Это-с… князь Белавин развлекаются, - на лице лакея не дрогнул ни один мускул, но серые глаза полыхнули презрением.
- Таааак, - протянул Демидов и тяжелой поступью направился к открытым дверям зала.
  Пол  был усыпан конфети и цветными лентами, пожухлыми лепестками оранжерейных цветов и риса. Слуги пытались навести порядок, но двое гостей то и дело все разметали вновь.
- Кружитесь, дорогая, кружитесь! Ах, Вы очаровательны! – визгливо выкрикивал молодой человек в алом сюртуке, его холеные, женские ручки едва-едва удерживали дородную девку, которая хохотала, кружась с ним по залу.
- ПОмилуйте, барин… угОрЕла…., - пропыхтела она.
- Нет-нет! Кружитесь! Ну же!
Поворот, поворот… и наконец, танцоры увидели, стоявшего в дверях мужчину. Князь Белавин остановился, поправил сюртук и очки на тонком носике. Демидов окинул взглядом гостя и скривил губы в усмешке – вот они Петербургские франты. Да он бы на его заводе и недели не прожил, а то и в дороге сгинул бы. Князь был высок, но очень худ. Его талия вполне соперничала с девичьей. Нет, Николай слышал, что особые франты в корсеты, словно дамы, утягиваются, но увидеть такого никак не ожидал. На вытянутом лице молодого человека красовался длинный, острый нос, тонкие губы и большие голубые глаза. Пышный парик, слои пудры, перстни и ордена, не известно за какие заслуги.
- Сударь, Вы кто таков будете?! – возмущенно пискнул Белавин, но тут же его напудренное лицо пошло пятнами , потому что Демидов просто расхохотался глядя на эту жердочку.
- Хозяин дома, если Вам угодно, - проговорил он сквозь смех, затем глянул на служанку, скромно отошедшую в сторонку, - а ну пшла отсюда, пока на конюшню за танцы  отправил!
- Сууударь, ну как же можно! Бедную девушку так пугать!
- А Вас ….сударь, я попрошу на выход, - бросил на него взгляд Демидов, когда крепостная промчалась мимо. Белавин нахмурился и пропищал:
- Не вежливо Вы разговор начинаете, князь!
- Я его заканчиваю. Показать, где дверь?
  Белавин резким движением одернул на себе сюртук и прошел мимо, вытянувшись еще сильнее. Демидов подавил новый взрыв смеха, глядя на шагающую тростиночку. Таааак. Значит, пока его не было, супруга завела себе любовничка, так что ли?! Круто развернувшись, Демидов прошел в спальни. Под дверью спальни желтела полоска света. Не утруждая себя стуком и вопросами, Демидов распахнул дверь и вошел, готовый к чему угодно, например, ко второму юнцу, только уже в постели жены.

Отредактировано Гость из прошлого (08-08-2016 15:31:00)

+1

11

- Тетушка, неужели этот Белавин таким и был?! - простонала Даша, утирая кончиками пальцев выступившие слезы, - совсем как кузен Серж! Помните? Такой рыжий, в веснушках, худой и высокий!
Представляя себе реакцию вернувшегося домой и заставшего незнакомого мужчину в доме Демидова, она то замирала, то снова хохотала вместе с Софьей Павловной, которая в противовес себе обычной, едва не мурлыкала рассказывая эту историю. А оставаться серьезной, когда рассказчица так и исходила насмешкой и издевкой, было невозможно.
- Так кто же он был этот... как его... Белавин?

+1

12

- О дааа, он был именно таким! - усмехнулась Демидова, отпивая бренди, - мода того времени была ужасна! Мужчины носили чулки, короткие штаны, сюртуки и парики.... Ты можешь себе представить своего супруга или брата в белоснежных чулках, башмаках с пряжками, штанах до колен, манишке....а сверху парик! Не смейся ты так, Даша!
- Простите, тетушка, я просто... представила...., - сквозь смех выдавливала Даша, которая отставила в сторону чашечку с чаем, потому воображение  живо нарисовало в таком наряде и мужа, и брата и отца.  Демидова тихо рассмеялась следом, не то тоже представила родственников в костюмах прошлого, не то воспоминаниям.
- Так, что да. Алексей Белавин был таким. Как и твой кузен, он был очень высок и очень худ, и в своем алом сюртуке, белоснежных чулках, парике да ботинках с золотыми бляшками был похож именно на петуха! А острый носик походил на клюв. А кто он был....

+1

13

  Она сидела к нему спиной у огромного резного зеркала и расчесывала щеткой длинные темно-рыжие волосы. Подняв взгляд на свое отражение, Софья увидела и отразившегося в зеркале мужа. В зеленых глазах промелькнуло удивление, а затем что-то, чему названия он подобрать не смог. От своего занятия княгиня не оторвалась, продолжая оглаживать щеткой локон за локоном:
- Добро пожаловать домой, князь.
Демидов сморгнул и вздрогнул. Он и забыл, какая она… Увлеченный другими женщинами, которые были рядом, в том числе и Анной, он как-то забыл какая его жена, и представлял всегда такой, какими и было большинство современниц, считая, что под влиянием столицы она определенно такой и стала, если до свадьбы не была. Но сейчас на ней не было ни пудры, ни помады, ни искусственных мушек. Светло-кремовый, вышитый золотой нитью пеньюар скрывал ее фигуру, темно-рыжие волосы волнами струились по плечам и спине, кожа казалась полупрозрачной и сливочно-белой в свете свечей, а зеленые глаза прожигали его через зеркало.
Николай встряхнулся, напоминая себе, кто он и где.
- Кто этот петух, сударыня, и что он делает в нашем в доме, да еще в такой час?
Зеленые глаза насмешливо сверкнули в отражении, тонкая рука плавно провела инкрустированной перламутром и мелким жемчугом щеткой по темно-рыжей пряди:
-  Кого Вы имеете в виду, князь?
- Того франта, что выписывал кренделя с крепостной девкой в нашем зале?! – нахмурился Николай, завороженно следя взглядом за тонкой рукой супруги. Это выводило его из себя – князь чувствовал себя каким-то телком. Он постарался пробудить в себе тот гнев, что одолевал его по дороге сюда, - это Ваш  любовник?!
- Вы, правда, считаете, что этот мальчик способен быть любовником?! – расхохоталась княгиня, оторвавшись от своего занятия и опустив щетку на столик. Сняв крышечку с позолоченной вазочки, молодая женщина погрузила пальцы во что-то маслянистое, а затем стала проводить ими по волосам, - если бы я искала кого-то в любовники, то точно выбрала бы не Алексея.
- Так кто он?! – едва не побагровел Демидов, сжав кулаки и сверля отражение жены взглядом.
- Он? Всего лишь «балванчик». Отголосок прошлого. Вы ведь помните, как Императрица любила этих бездельников.
- Стало быть, он изображает Вашего любовника?! Для посторонних?!
- Он пытается изо всех сил, - улыбнулась Софья, не отрывая взгляда от отражения мужа.
- Я не желаю, что бы вокруг Вас ошивались всякие… эти… в общем, не желаю! Ясно Вам?
- Куда уж яснее. А как Вы собрались это контролировать?
- Что?! – взревел Демидов и шагнул к ней. Софья не двинулась с места.
- Неужели Вы решились оставить Вашу любимую раскольницу?! Не боитесь, что сбежит в лесную глушь, пока Вы здесь разыгрываете ревнивого супруга?
Николай замер, опустив руки. Не удивительно, что она знала, что у него там, на Камне, есть любовницы, но что бы в лоб заявить?! Да и… неужели она имела в виду Анну?! Демидов не считал чем-то постыдным иметь любовниц, особенно так далеко от дома, но разговаривать об этом с супругой было неловко, мягко говоря.
- Так что не Вам вести речь о любовниках, дорогой мой супруг! – фыркнула княгиня, пропуская сквозь пальцы очередную прядь.
- Вы переходите границы, княгиня, - прищурился Демидов.
- Это Вы переходите границы, князь. Отсутствовали дома почти год, развлекались с крепостными девками и кержачками, а теперь пришли мне читать нотации.
Демидов открыл было рот, что бы оборвать дерзость жены, но вскинул руки, закрываясь – в него летела позолоченная вазочка. Теплое масло со сладковатым ароматом попало на руки, сюртук и лицо, а вазочка покатилась по ковру.
- Ваша спальня дальше по коридору, князь! – сообщила княгиня, вытирая тонкие пальцы льняной салфеткой.
В два шага Демидов преодолел расстояние между ними и прижал супругу к себе. От ощущения тонкой талии и нежного тела под полупрозрачной тканью пеньюара, у него закружилась голова:
- Ошибаетесь, сударыня. Моя спальня здесь. И я докажу Вам это, когда приму ванну и поужинаю, - прошептал он, наклонившись к супруге, и, отпустив, вышел из спальни, не увидев, как сверкнули в след зеленые глаза княгини.

+1

14

- Ни за что не поверю, что Вы просто так сдались, тетушка, - категорично заявила Даша, погладив уснувшего на ее коленях котенка.
- Я бы разочаровалась в тебе, дорогая, если бы ты поверила в такую блажь! - хмыкнула Демидова, а в бирюзовых глазах заплясали искорки, - грозный заводчик Демидов был так самоуверен, что даже мысли не допускал, что собственная жена может его не послушаться! Однако, вернувшись в спальню, он обнаружил, что дверь заперта. Как и на следующий день... и наследующий....

+1

15

   Завязывая кашемировый пояс халата, и, мурлыча в усы незамысловатую мелодию, Николай Никитич прошел по коридору и остановился перед дверью спальни. Интересно, женушка уже в постели? Присмирела  или еще будет царапаться? Усмехнувшись, князь нажал на позолоченную ручку и…. ошеломленно уставился на дверь. Заперто. Лицо Демидова вытянулось от этого открытия. С минуту он молча смотрел на дверь, словно не веря, как подобное возможно. Что это за новости?! Встряхнувшись, он постучал в дверь. Раз, другой… громче… прислушался… но шагов не услышал.
- Княгиня, откройте дверь! – достаточно громко произнес Демидов после очередного стука. Но за дверью была все та же тишина. Тут уж князь не стерпел! И заколотил в дверь, пробасив, - я приказываю Вам открыть, сударыня!
Но княгиня либо очень крепко спала, либо попросту не боялась его. Услышав за спиной шорох, князь обернулся и к своему неудовольствию увидел горничную в чепце, дворецкого и какого-то мальчишку, видимо отвечающего за свечи в коридоре. Вот так значит… на потеху дворне он, сам Демидов, не может попасть в собственную спальню?!
- А ну живо разошлись! – рявкнул он на слуг, и те кинулись в разные стороны. Стукнув со злости в дверь, князь прошел в комнату в другом крыле дома.

- Княгиня что же еще в постели? – спросил князь за завтраком у невозмутимого дворецкого, - она всегда встает столь поздно?
- Княгиня уехали-с около часа назад, Ваше Сиятельство, - ответил дворецкий, слегка поклонившись.
- Куда уехала? – смесь раздражения и удивления была в голосе князя, - одна?
- С князем Белавиным, Ваше Сиятельство. Сегодня Ее Сиятельство приглашены на завтрак к баронессе S.
- Вот как… - протянул Демидов, переводя взгляд на окно, за которым серело зимнее небо. Значит вот так молча взяла и уехала?! С этим петухом?! Не спросивши разрешения у него, у мужа?! Да что она возомнила о себе?!
Николай твердо решил разобраться с этой женщиной! Надо было поставить ее на место раз и навсегда. После завтрака он отправился в земскую коллегию, затем навестить племянника, жившего тут неподалеку. Потом еще в пару мест, несомненно, важных. И прибыл домой затемно. Княгиня, по словам слуг, была дома и уже легла. Дверь снова была заперта, а на следующее утро Софья снова отсутствовала за завтраком, она была приглашена к столу у графини R.

0

16

Слушая продолжение истории, Даша невольно затаила дыхание и смотрела на тетушку с нескрываемым восхищением. Какая же она смелая! Как она не боялась так поступать?! Даше не довелось узнать Николая Демидова, но знала хорошо историю их рода, знала, какими были его предки, что большинство из них отличались особой жестокостью. Ведь Софья Павловна не знала его достаточно хорошо, что бы ни опасаться этого. И тем не менее вела себя так, словно он не мог причинить ей никакого зла. Ей, Даше, смелости бы не хватило вот так запереть дверь и не пускать мужа. В свое время она порывалась и не раз, закрыться от Андрея Карловича, но знала, что утром придется  ответить… А княгиня, этого не боялась.
- Какая же Вы смелая! – прошептала восхищенно баронесса, вспомнив о котенке и вновь запустив пальчики в рыжую шерстку на загривке, - но… Вы совсем не боялись его? Мне никогда не хватало смелости противостоять Андрею Карловичу.
- Ну да, - усмехнулась Демидова, - это же я семь лет под носом у мужа спала с Императором! А утром, как ни в чем не бывало, поливала сливками его овсянку!
- На это смелость не требовалась. Я ведь не боролась с ним, а просто... просто знала цену.

0

17

- Угу, не смелость… скорее требовалось безумие. И … не знаю, что еще. До сих не знаю,  -княгиня передернула раздраженно плечами, - моя воля, я бы тебя прямо сейчас тростью отходила, но старик Карлович сделал это за меня!
- За что?!
- За то, что молчала! И позволяла этому изуверу издеваться над тобой.
- Тетушка, давайте не будем…
- Не будем… Конечно, чего уж теперь. Смотри, если узнаю, что ты вновь покрываешь такие выходки…даже намеки на подобное!
- Тетушка, уж не хотите ли Вы сказать…, - нахмурилась Даша и плотно сжала губы.
- Я хотела сказать то, что сказала, - отрезала Демидова и перевела взгляд на огонь. Помолчав, она отпила бренди и продолжила, словно не было этого отступления, - нет, я не боялась Николая. Да, я его не знала, только по немногочисленным слухам. Его никто толком не знал, он ведь пропадал на Урале. Но тем не менее не боялась… Это была война. Он решил, что я буду подчиняться ему и ловить каждое слово, как его девки в Кыштыме, что буду смирно сидеть дома на лавочке и вышивать, пока он разъезжает по Камню. Но у меня были другие планы.

Отредактировано Софья Павловна (14-09-2016 23:22:55)

0

18

- Не смей говорить, что княгини нет дома! – нахмурил брови Николай, а темные глаза сверкнули от поднимающейся злости.
- Именно так, Ваше Сиятельство, - невозмутимо ответил дворецкий, на которого настроение хозяина не произвело никакого эффекта. Ну злится и злится… подумаешь, велика беда. Сапогом разве что кинет? Этот все может, дикарь же, чего уж.
- И где она, позвольте спросить, на этот раз?!
- Ее благородие баронесса фон Розен каждую пятницу на завтрак принимает у себя узкий круг друзей, - так же равнодушно отозвался дворецкий.
- Каждый день кто-то да кого-то принимает! И моя супруга, разумеется, входит во все эти узкие круги, что утренние, что вечерние! Она бывает дома когда-нибудь?! – Николай уже едва сдерживал охватившее его бешенство. Он был в этом чертовом доме уже почти неделю, но после той первой и, мягко говоря, не удачной встречи, он супругу не видел! Лишь ругался с ней через запертую дверь спальни! Точнее, он ругался, а княгиня хранила гробовое молчание. Демидова подмывало снести дверь, сорвать с петель, выломать замок, пока она раскатывает по гостям, что бы вечером вздорная женщина не смогла запереться! Но что-то его останавливало.  И это что-то вместе с бешенством пробуждало в нем интерес. Он начинал вспоминать, почему женился именно на ней, но тогда он и подумать не мог, что она объявит ему войну!
- Разумеется, Ваше Сиятельство, - лениво отозвался дворецкий, и Николай едва не запустил в него бокалом. Как его раздражала эта тягучая манера речи…
  - Пшел отсюда! – прикрикнул он на человека, и тот степенно удалился из столовой. Демидов сжал в крупных пальцах тонкую вилку, и  изящная вещица превратилась  в нечто безобразное  и несуразное. Запустив ее в висевший напротив стола портрет в тяжелой золоченной раме, Николай широким шагом вышел из столовой и рявкнул дремавшему у теплой печи кучеру, - экипаж закладывай!
- Далече едем-то, батюшка?! – залепетал свалившийся с перепугу с лавки кучер.
- В Кыштым!
- Как так…, - обомлел мужичок и приподнялся с пола, - недавно ж только приехали!
- В Кыштым сказал! Готовь экипаж! Николка! Вещи собирай!
Слуги заметались по дому. Одни готовили экипаж барину, другие собирали вещи, третьи еду в дорогу до первого двора или станции. Николай же вернулся в кабинет, шагая из угла  в угол.  К черту все! И столицу, и жену, и особняк, и свет! Вернуться на родной Урал, на завод, в горы! Он уже видел затянутый льдом пруд, домны, огненные змейки расплавленного металла, юркого мастерко, следящего зорко за работой, синеющие  контуры гор… черные глаза кержачки… И резко остановился, глядя в зеркало. Вот как… Это что же, его, Демидова, из собственного дома собственная жена выгнала?! Николай снова бросил взгляд на всклокоченное отражение и… расхохотался.
- Какой же ты трууус, Демидов…, - выдавил он сквозь хохот и рухнул в  кресло. Вот ведь… совсем из ума выжил, это надо было! Поднявшись, Николай распахнул окно и, зачерпнув горсть снега, отер им лицо и шею. Бррр хорошо то как! И морозец! Зима…. А вон и экипаж, кучер вокруг скачет, - распрягай! Не едем! – свистнул он мужичонке и захлопнул окно.
Николай не поехал в этот день ни в комиссию, ни к кузену, ни в клуб, а продолжил разбираться с расходной книгой. Слышал он, как вернулась супруга, доложили, что она у себя. Только тогда Демидов прошел к спальне супруге и постучал в дверь:
- Сонюшка, не хотите выпить чай перед  с ном? Или немного прогуляться… сегодня удивительно звездное небо.
Пару минут за дверью царила привычная тишина, но потом мягко щелкнул замок, и в приоткрывшуюся дверь на него глянули смеющиеся зеленые глаза княгини:
- Можно и прогуляться, Николай Никитич, а потом и согреться чаем.

0

19

- Значит, Вы таки победили, тетушка, - улыбнулась Даша, поглаживая рыжего котенка между ушками.
  Слушать истории о Николае Демидове, о начале их семейной жизни было невероятно удивительно. Сколько себя Даша помнила, эта тема поднималась в разговорах крайне редко, а спрашивать тетушку о муже и погибших детях, было и вовсе запрещено. Оставалось лишь ловить обрывки фраз да те моменты, когда Демидова сама заводила разговор о своем прошлом. Удивительно, но в последнее время Софья Павловна все чаще и чаще рассказывала какие-то истории и случаи, связанные с мужем. Может, сказалось то, что теперь она живет не одна? Ведь, как бы часто отец не наведывался к ней в гости, в итоге она все равно оставалась одна в огромном особняке среди воспоминаний о муже, детях, прошлых днях. А теперь все было иначе. Даша хорошо знала, что тетушка отгораживается от настоящего, словно живет все еще там, в прошлом. А точнее… она живет прошлым. Теми эпизодами, праздниками, разговорами, счастьем и бедами. Но все чаще и чаще баронесса стала наблюдать, что потихоньку Софья Павловна словно окунается в то, что происходит вокруг. Ее разговоры тет-а-тет с Мишей, прогулки с Сашей, беседы с Владимиром, искреннее счастье и веселье, когда приезжает отец… Неужели их большой и разношерстной семье со своими вечными перепадами от счастья к беде удалось растопить ту стену, которой она отгородилась от жизни? И сейчас, когда тетушка сама завела разговор о прошлом, о муже, и к тому же не в первый раз, Даша убеждалась в том, что настоящее стало перевешивать часу весов, выигрывая у прошлого. Пусть оно никогда не станет таким же значимым для нее, но все равно не оставит в стороне.

0

20

- Одно выигранное сражение еще не означает победу в войне, - усмехнулась Демидова, оглаживая ладонью набалдашник трости. Взгляд бирюзовых глаз был устремлен в огонь, полыхающий в камине, в уголках залегли мелкие морщинки. Улыбка медленно сошла с тонких губ, Софья Павловна коротко вздохнула, а глаза подернулись дымкой воспоминаний. Она замолчала, пристально всматриваясь в жар камина, но что именно видела она в языках пламени, Д аше было узнать не дано, лишь догадываться.
Часы на каминной полке мерно отсчитывали уходившие минуты, кот на юбке племянницы приоткрыл желтый глаз и повел ухом, когда в камине треснуло полено, и сноп искр взметнулся в трубу. Время словно застыло в этой комнате, каждая из женщин углублялась в свои мысли или воспоминания, но вот Демидова повела плечами, словно скидывая с них невидимый плащ. Бирюзовые глаза вновь озарило ехидство, а губы дрогнули в едкой улыбке и продолжили разговор, словно и не прерывался он на добрых четверть часа:
- А воевали мы всю жизнь! Но  самые эпичные битвы, разумеется, были в начале нашей совместной жизни. Хотя Николай и пошел на мировую, долго находиться вдали от Урала он был еще не способен. И буквально через месяц вернулся обратно, что бы проделать путь по санному пути. Правда, теперь он часто писал письма, в основном рассказывая о местной природе и делах на заводе. До середины девяносто второго года так мы и жили. А потом…

0

21

Декабрь 1891-го

- Так что он Вам ответил? – несколько растягивая слова, спросила графиня Шереметьева и с тихим звоном опустила чашечку на блюдце.
- Тоже, что и всегда, - раздраженно повела плечом Софья, - дела на заводе требует его присутствия! Как и всегда!
- О, дорогая моя Софи, боюсь, что вовсе не завод этого требует! – Шереметьева многозначительно посмотрела на подругу.
- Лиза, говорите прямо, не юлите, - фыркнула Демидова.
- Супруг Надин Головиной ведет переписку с Вашим супругом, так она мне сказала…. – Шереметьева едва не шептала, поддавшись вперед.
- Что у Николая на Урале любовница. Или три… А лучше семь. На каждый день недели… Нет, все же шесть. Ведь в воскресенье он ведет праведный образ жизни.
- Вы зря смеетесь, Софи, мужчины редко, когда способны хранить верность, а уж на расстоянии! – назидательно произнесла Елизавета Федоровна.
- О, дорогая, Вы ведь знаете об этом, как никто другой! – медовым голоском пропела Софья и улыбнулась, с удовольствием отмечая красные пятна, выступившие на шее графини. О, да! Грандиозную поездку графа Ильи Шереметьева в Новороссию до сих пор смаковал весь Петербург!
- Так и что же… Вы решили делать? – прервала несколько затянувшееся молчание  графиня, после того, как с достоинством проглотила измазанные медом иголки, - как Вы заставите его вернуться?
- Я? О, нет-нет, дорогая, это сделаете Вы. Разумеется, если не откажете мне в такой скромной просьбе.
Шереметьева едва было, не заявила свое решительное и безоговорочное «нет!», но прикусила язык. Ох, поучаствовать в одной из авантюр и проделок Демидовой дорогого стоит! А уж если в этой проделке предстоит провести самого князя… Хм… Могут быть, конечно, последствия, но …нет, едва ли князь затеет выяснять отношения с женщиной.
- Как же я могу повлиять на решение Вашего супруга? – серые глаза Лизы загорелись от азарта, она поддалась вперед.
- Раз он не желает прибыть к моим именинам и рождению ребенка, значит, он прибудет на наши похороны!
С минуту Шереметьева смотрела на княгиню в ступоре, пытаясь осознать услышанное. Потом мотнула белокурой гривой и откинулась в кресло, поднеся к губам кончики пальцев. Нет, она, конечно, слышала, что у беременных свои причуды, но что бы вот так?!
- Не пугайтесь, Лизонька, я не собираюсь умирать! – расхохоталась Софья над ошарашенным видом подруги, - и разыгрывать это тоже!
- Тогда?...
- О, Вы напишите Николаю Никитичу письмо, что я заболела ммм…. Придумаем, чем именно. А! Вот! По своей же глупости и необузданности, мне непременно захотелось прокатиться верхом. Но, разумеется, я не удержалась в седле, и со мной приключился выкидыш… Но прошло все не так гладко, и, как ни бились доктора, увы, кончина моя неизбежна…
- Ох, Софи, как страшно Вы это рассказываете! – прошептала графиня.
- Вот еще, что же тут страшного? К тому времени, как письмо попадет к Николаю… и, когда он примчится сюда, я либо уже буду с малышом либо буду донашивать последние недели.
- Почему Вы уверены, что он приедет? Он ведь может решить, что Вы отдали Богу душу, пока письмо шло на Урал.
- Скорее всего, он так и решит, Вы правы. Поэтому, когда он приедет в столицу, то будет уверен, что найдет лишь мой крест на семейном кладбище. А тут… я живая и с ребенком.
- И тогда князь свернет Вам шею за такие шутки, - усмехнулась графиня, - но все же. Это не заставит его пуститься в скорый путь, если он решит, что Вас уже нет в живых.
- Ну, почему же… Вы напишите весьма туманно, дескать, прогнозы докторов неоднозначны, мы молимся о ее жизни, et cetera…  et cetera.
- Тогда, если он и сорвется в путь, то с каждой станции будет посылать гонца, справляясь о Вашем здоровье.
- И Вы будете отвечать, что я еще жива, но все же плоха.
- Вы невероятно жестоки, Софи. Представляете, что должен будет пережить князь, если поверит в то, что Вы потеряли младенца и сами находитесь одной ногой в могиле.
- Представляю, - довольно спокойно ответила Софья и бросила взгляд на портрет мужа над камином, - но не только завод нуждается в его присутствии. Они там могут вполне какое-то время обойтись и без него. Хватает управителя.
- Так может и Вам завести … управителя? – усмехнулась Шереметьева, - о, разумеется, после родов.
- Это слишком низко, графиня, изменять мужу. Во всяком случае моему, - снова сладко пропела Софья, открыто намекая на многочисленных любовников графини.

0

22

Эта часть истории не казалась ей веселой, как предыдущая. И хотя княгиня посмеивалась, рассказывая о своей давнейшей задумке, а глаза ее светились такими озорными огоньками, которых Даша прежде не видела, сама она не ощущала и доли того веселья, которое охватило сейчас тетушку. Какое-то время она молчала, не решаясь комментировать услышанное, боясь задеть или обидеть, а еще более опасаясь того, что княгиня прекратит свой рассказ. Было чудесно вот так слушать о ее прошлом, но сейчас услышанное оставило какой-то неприятный осадок.
  Желая потянуть время, Даша пересадила котенка на пуф и, придвинувшись к камину, поправила полено, доложила парочку сама, не желая звать сюда слуг, и, отряхнув руки, вернулась в кресло. Пересадив недовольного Персика обратно на колени, она, наконец, решилась посмотреть на тетушку, которая не сводила с нее выжидательного взгляда:
- И Вы отправили ему это письмо?
- Тебе это не по душе, верно? – вопросом на вопрос ответила Софья Павловна.
- Это очень жестоко, - негромко ответила Даша, не отводя взгляда от задумчивых бирюзовых глаз тетушки, в глубине которых еще плясали искорки, - Жестоко заставить человека поверить в смерть любимой женщины и ребенка.

0

23

- Такой  реакции я и ожидала, - усмехнулась Демидова и качнула трость, - ты предсказуема, милая. А это, порой, очень скучно.
Софья Павловна потянулась вперед, сама наполнила до половины бокал бренди и отпила пару глотков. Затем долго рассматривала янтарный напиток сквозь грани бокала и рассмеялась каким-то своим мыслям. Поставив бокал на круглый столик, она откинулась на спинку кресла и полуобернулась к племяннице:
- Может и жестоко, но точно не скучно. Навряд ли, я была любимой женщиной Николая. В то время он еще жил только Камнем. И по моим суждениям… если он предпочитал такой образ жизни, то ему либо не следовало жениться вообще, либо уж точно не на мне. Да, я знаю наперед, что ты скажешь! Что для него был важен завод, дело его предков и прочее и прочее… А теперь вспомни, милая, что ты чувствовала, когда Император забывал о тебе, поглощенный делами Империи?
- Мы обе знали, на что шли, - ответила Даша, которой не понравилось упоминание о царе.
- Знали, разумеется. Но ты смирилась со своей второстепенной ролью. Хотя, собственно, у тебя и выбора не было. Но мой муж не был Императором, на мое счастье, и я еще могла пробиться с задворок.
- Но способ Вы выбрали жестокий.
- Но действенный, - улыбнулась Демидова, - и потом…вспомни, какого было, когда Владимир вдруг воскрес? Это не с чем несравнимое чудо, верно?
- Да, но он не разыгрывал свою смерть, не морочил мне голову. А Вы… Он ведь поверил? Приехал с Урала?
- О, разумеется! Поспел точно в срок, - усмехнулась Софья Павловна, нисколько не задетая словами племянницы, - вижу тебе снова интересно?

0


Вы здесь » "Дворянские легенды" » ДВУГОРСКИЙ УЕЗД » Мелодия воспомнаний


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC